журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ПРОФИЛЬ: ТРУБЫ

ТЕХНОЛОГИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №7, 2002

ТЕМА НОМЕРА

Трансатлантическое противостояние

На мировом рынке стали продолжаются конфликты вокруг ограничений импорта

Вот уже несколько месяцев мировой рынок стали существует в условиях протекционизма. С 20 марта действует американская тарифно-квотная система, 28 марта ввели свою европейцы, с конца мая ограничениям подлежит импорт стали в Китай, повышение пошлин на стальную продукцию произошло в Мексике, Венесуэле, Таиланде, о введении аналогичного механизма защиты национальных производителей подумывают Канада, Польша, Чехия, Чили, Новая Зеландия… Тем не менее, ущерб, нанесенный рынку подобными инициативами, оказался не таким большим, как этого можно было ожидать. Кроме того, возрастает сопротивление, оказываемое протекционистским ограничениям. Основная "линия фронта" в настоящее время проходит через Атлантику, поскольку именно страны ЕС оказывают наиболее мощное давление на США с целью ослабления ограничений, по крайней мере, для своих производителей стали. Однако самое интересное заключается в том, что существование механизма, регулирующего импорт стальной продукции, становится все более неудобным для самих американцев, так что многие эксперты предрекают всемирной волне протекционизма короткую жизнь.

Ответные меры

Когда в марте американское правительство объявило о введении тарифно-квотной системы, регулирующей импорт 14 категорий стальной продукции в США, европейские компании почувствовали себя самыми обиженными. Из около 8-8,5 млн. т ежегодных поставок (по данным за 2001 год), на которые распространялись ограничения, на ЕС приходилось не менее четверти. Кроме того, европейские производители, очевидно, испытали чувство глубокой тревоги по поводу того, что стальная продукция, изгнанная из США, может оказаться на их внутреннем рынке. Торопливо введенная в ЕС аналогичная тарифно-квотная система, рассчитанная на шесть месяцев, содержала еще больше исключений, чем американская (например, она не распространялась на страны, с которыми у ЕС были двусторонние соглашения о лимитах поставок) и, по мнению европейских производителей, не обеспечивала им адекватной защиты.

Наилучший способ защиты, как известно, – нападение, и Европейская комиссия оперативно подготовила адекватный ответ американскому "агрессору" (см. ММ № 5). Так как экспорт американской стали в ЕС не шел ни в какое сравнение с обратным потоком (200 тыс. против 4 млн. т в год), эксперты Комиссии предложили ввести запретительные тарифы на солидный список американских товаров, не касающихся стали (например, текстиль, сигареты, различная сельскохозяйственная продукция). По данным за 2001 год, общая стоимость этих поставок составляла, примерно, $888 млн.

К началу мая Европейская комиссия заявила, что получила поддержку всех 15 стран ЕС в вопросе об ответных тарифах. Был указан и конкретный срок их введения – 18 июня 2002 года. Сообщалось, правда, что единство западноевропейцев не настолько велико, как кажется, и такие страны как Германия и Швеция возражают против включения в штрафной список ряда товаров, но это уже не имело существенного значения. Все равно контр- пошлины изначально рассматривались, главным образом, как средство давления на США, и применять их, открывая тем самым новый раунд разрушительной торговой войны, европейцы особенно и не собирались, разве что, если у них не окажется иного выхода.

Параллельно Европейская комиссия, не возбуждая серьезного ажиотажа, выдвинула против США требование о возмещении ущерба производителям стали из ЕС, оценив их совокупные убытки в $2,2 млрд. Конечно, на возвращение всей этой суммы никто не рассчитывал, но американское правительство вступило в переговоры о компенсации и обратилось к Европейской комиссии с просьбой отложить срок введения ответных пошлин, что та не преминула сделать.

Аналогичный процесс против США начала и Япония, тоже пригрозив введением 100%-ных пошлин на американскую сталь и за компанию – на большую группу всевозможных товаров. Правда, в отличие от европейцев японское правительство действовало более прямолинейно и открыто, что объясняется внутриполитическими обстоятельствами. Популярность правительства Дзинъючиро Коизуми, так и не сумевшего начать необходимые реформы, в стране падает, так что громогласные обвинения в адрес США широко используются в качестве громоотвода.

Впрочем, ни ЕС, ни Япония не ограничиваются переговорами о компенсации, так как надежда на их благоприятный исход не слишком велика. В конце мая 15 стран ЕС подали официальную жалобу в ВТО, требуя начать расследование о правомочности введения американских пошлин и квот. Основной их аргумент, как и прежде, то, что правила ВТО разрешают вводить ограничения на импорт только в случае его неконтролируемого роста, в то время как максимальный объем поставок стальной продукции в США пришелся на 2000 год, после чего довольно резко пошел на спад.

Воспользовавшись процедурными проволочками, американцы на время заблокировали расследование, но полученная ими отсрочка была непродолжительной. Уже 3 июня ВТО приняла вторую жалобу ЕС и создала рабочую группу, которая должна всесторонне изучить вопрос об американских ограничениях. К настоящему времени аналогичные иски в ВТО подали (или готовы подать) Япония, Корея, Китай, Швейцария, Норвегия и еще ряд других стран.

По мнению европейских экспертов, ВТО примет решение не в пользу США. Последние шесть жалоб на неадекватные меры, предпринятые американцами для защиты внутреннего рынка стали, были удовлетворены, и, как заявил европейский комиссар по торговле Паскаль Лами, нет никаких причин для того, чтобы США не проиграли и седьмого дела. Единственная проблема, связанная с разбирательствами в ВТО, заключается в длительности самой процедуры. Вынесение вердикта о правомочности американских ограничений ожидается только во второй половине 2003 года.

Тем не менее, процесс запущен, и ускорить его нельзя. Впрочем, это не означает, что экспортеры стали не могут побороться за свои интересы уже сейчас. Основные их надежды связываются с исключениями из тарифно-квотной системы тех видов продукции, которые не производятся в самих США или выпускаются там в не достаточных для удовлетворения внутреннего спроса объемах.

Исключительные исключения

Американские ограничения на импорт стали изначально не имели всеобъемлющего характера. Из-под их действия были, в частности, выведены партнеры США по блоку НАФТА, а также развивающиеся страны, доля которых в импорте каждого отдельно взятого вида стальной продукции не превышала 3%. Кроме того, освобождение из-под действия пошлин получили находившиеся на территории США совместные предприятия, традиционно снабжаемые материалами из-за рубежа. Корейская корпорация Posco получила беспошлинную квоту на ежегодную поставку 750 тыс. коротких т горячекатаных рулонов на заводы USS-Posco на западе США, а австралийской BHP Steel было дано право свободно поставлять 250 тыс. коротких т тех же горячекатаных рулонов на принадлежавшие ей ранее предприятия в США. Характерно, что обе квоты превышали весь экспорт в 2001 году горячекатаных рулонов на американский рынок, соответственно, из Кореи и Австралии.

Однако этим дело не ограничилось. На протяжении апреля-мая американские потребители стали и их поставщики из-за рубежа подали около 1200 прошений об исключении из-под действия ограничительного механизма. Например, одна только корпорация Arcelor обратилась с 25 петициями, касающимися поставок порядка 450 тыс. т стали в год. Около 200 просьб об исключениях были удовлетворены в апреле-мае, затем началось рассмотрение остальных в порядке поступления.

В начале июня Министерство торговли США опубликовало новый список из 61 удовлетворенного прошения, что покрывало в общей сложности импорт 136 тыс. т стальной продукции. Более половины этого объема (77 тыс. т) пришлось на британско-нидерландскую корпорацию Corus, добившуюся освобождения из-под действия пошлин протравленных и смазанных горячекатаных листов, предназначающихся для американских автомобильных заводов, и некоторых других видов продукции. Льготы на около 30 тыс. т в годовом исчислении получила корпорация Arcelor, и на 26 тыс. т, преимущественно – холоднокатаных рулонов для изготовления бытовой техники, – германская Thyssen Krupp.

В середине месяца было рассмотрено и удовлетворено еще 47 прошений, покрывающих широкий ассортимент стальной продукции, поставляемой рядом европейских и японских компаний. В частности, освобождения добилась шведская компания SSAB для абразивностойкой толстолистовой стали и своих фирменных холоднокатаных листов Docol; исключены из-под действия пошлин некоторые типы листовой стали, предназначенные для изготовления полотен пил, два типа горячекатаного сортового проката, четыре типа жести, два типа листовой стали с покрытием из цветных металлов… Поставки каждого из этих специализированных видов продукции составляли, максимум, несколько тысяч тонн в год, однако японская ассоциация производителей стали оценила, что льготы для ее членов достигают 20 тыс. т в годовом исчислении.

До конца июня американская сторона объявила еще о 116 исключениях из-под действия ограничений. Зеленый свет был, в частности, дан для поставок 20 видов холоднокатаной листовой продукции, 19 видов горячекатаных листов, 18 видов жести, 17 – горячекатаного сортового проката. В некоторых случаях разрешен был экспорт определенного количества продукции, но большинство исключений не содержали никаких лимитов.

В общей сложности эти исключения перекрывали менее 5% всего американского импорта стали, затронутого тарифно-квотной системой, однако на подходе были еще 400-500 петиций, решение по которым ожидалось в июле. Перспектива серьезного расширения объема льгот вызвала повышенное беспокойство со стороны американского "стального лобби", развернувшего широкомасштабную кампанию по недопущению новых исключений. По образному выражению одного из юристов, защищающего интересы американских сталелитейных компаний, "какой смысл в барьере, ограждающем национальный рынок стали от проникновения из-за границы, если он будет дырявым, словно швейцарский сыр"?

Особенное беспокойство производителей стали и профсоюзов вызывает то, что более 300 исков относятся к различным видам листовой стали, причем, по четырем из них верхний предел для льготы не указан. По состоянию на середину июня, представители американской сталелитейной промышленности выдвинули официальные возражения по поводу 147 прошений об исключениях относительно импорта различных категорий плоскокатаной продукции и готовились к тому, чтобы оспорить еще несколько сотен. При этом, промышленники возражали против отмены пошлин даже на те виды продукции, которые в настоящее время в США вообще не производятся. Как они заверяют, им нужна только определенность, что данная продукция не будет поступать на национальный рынок по низким ценам, а они тут же наладят выпуск ее в требуемых количествах.

Однако, судя по всему, в вопросе об исключениях американское правительство не станет так уж однозначно поддерживать своих производителей. Многие прошения были поданы американскими же компаниями, испытывающими реальные трудности с обеспечением материалами. Кроме того, ЕС увязывает масштаб исключений для своих предприятий с принятием ответных мер по ограничению американского экспорта в Западную Европу. Как заявляют представители Европейской комиссии, при отсутствии достаточных льгот для европейских производителей стали ЕС снова вернется к вопросу о пошлинах на товары, ввозимые из США, и, возможно, примет их в конце июля.

Наконец, американское правительство все яснее понимает, что введение тарифно-квотной системы само по себе вряд ли может считаться большим благодеянием для национальной экономики. При весьма сомнительном воздействии непосредственно на сталелитейные компании ограничения импорта стали начинают демонстрировать свои негативные последствия.

Важнее всего – результат

Казалось бы, американские сталелитейные компании получили все, к чему стремились. Импорт стали в США после установления пошлин резко сократился: от 3,04 млн. т в феврале 2002 года (тогда иностранные экспортеры торопились с поставками, стараясь успеть до введения ограничений) – до 1,98 млн. т в марте и 1,81 млн. т в апреле. Причем, если не брать в расчет Канаду и Мексику, контраст окажется еще более разительным: 2,52 млн. т в феврале и 1,02 млн. т в апреле. Ввоз 14 категорий стальной продукции, на которую распространяются ограничения (включая слябы), составил в апреле значительную величину – 1,23 млн. т, но 659 тыс. т (53,8%!) приходятся на партнеров США по блоку НАФТА, а еще порядка 90 тыс. т – на горячекатаные рулоны из Кореи и Австралии, под действие пошлин не подпадающие.

Благодаря существенному ослаблению конкуренции из-за рубежа американские сталелитейные компании смогли за три месяца поднять цены на листовую сталь на 30-40% и повысить степень загруженности производственных мощностей от менее 80 до почти 90%. Впрочем, из-за вывода из строя нескольких заводов обанкротившихся компаний в последние месяцы общий объем производства стали в стране отстает от прошлогоднего графика. За первый квартал, по данным International Iron & Steel Institute (IISI), в США было выплавлено всего 21,6 млн. т нерафинированной стали, что на 6,3% меньше, чем за тот же период 2001 года, когда, между прочим, выплавка стали в стране была самой низкой за последние восемь лет. Так что перепроизводство в обозримом будущем американским металлургам не грозит.

Государство готово идти навстречу своим промышленникам и в других вопросах. Так, например, в мае американское агентство по охране окружающей среды (EPA) радикально изменило свои требования к сталелитейным компаниям. Реализация предыдущей экологической программы, разработанной в 1997 году и введенной в действие в декабре 2000-го, могла обойтись американским металлургам в $1 млрд. единовременных капиталовложений в модернизацию оборудования и очистных систем, а также порядка $60 млн. дополнительных ежегодных расходов. Пересмотренные требования, касающиеся, в основном, коксовального производства, выльются, по предварительным оценкам, всего в $50 млн. инвестиций и $12 млн. ежегодных расходов. При этом, если ранее EPA рассчитывала на снижение эмиссии вредных веществ в атмосферу на 109 тыс. т в год, то теперь агентство готово вполне удовлетвориться… 613 т!

Однако при всех этих льготах американское правительство ухитрилось не выполнить единственное по-настоящему важное условие, необходимое для восстановления национальной сталелитейной промышленности. Речь идет о так называемых социальных затратах – расходах сталелитейных компаний на медицинские страховки и пенсионное обеспечение своих бывших сотрудников. Только в 30 с небольшим компаниях, которые сейчас проходят процедуру защиты от кредиторов, объем этих затрат оценивается в $21 млрд. Этот груз не дает возможности ни провести консолидацию в отрасли (какая компания захочет принимать на себя новые многомиллионные обязательства?), ни даже вывести из строя избыточные мощности (закрытие завода не означает прекращения выплат его бывшим рабочим).

Судя по всему, американское правительство просто не решилось предоставить сталелитейной промышленности субсидию объемом в пару десятков миллиардов долларов, которая решила бы проблему раз и навсегда. Действительно, подобное решение омрачило бы светлый имидж президента Буша как пламенного борца против всяких и всяческих субсидий металлургическим компаниям по всему миру и, наверняка, вызвало бы изрядное раздражение внутри страны. Однако отсутствие этого решения полностью девальвировало весь эффект от ограничений. И в самом деле, какой смысл в искусственном снижении конкуренции, если защищаемые компании не смогут воспользоваться предоставленной передышкой?

А между тем срок этой передышки сокращается. Многие аналитики уже начинают предполагать, что тарифно-квотная система регулирования импорта стали в США не доживет до конца отпущенного ей 3-летнего срока, причем, вовсе не вследствие вердикта ВТО. Как признался на одной из пресс-конференций Грант Альдонас, высокопоставленный сотрудник Министерства торговли США, президент Буш отслеживает ситуацию на национальном рынке стали и в случае установления на нем высоких цен (на уровне 1996 и 1997 годов) и выведения из строя избыточных мощностей в других странах может принять решение о досрочном прекращении действия ограничений. Создается впечатление, что американское правительство осознало негативные последствия инициативы "стального лобби" и ищет подходящий повод, для того чтобы все отыграть, не теряя лица.

Причина недовольства президентской администрации заключается в том, что сталелитейные компании слишком быстро и резко вздули цены, в то время как американская экономика в целом еще не вышла из длительного спада. Более того, подорожание стали считается одной из причин того, что данный спад до сих пор продолжается, хотя его окончания ожидали еще во втором квартале текущего года.

По некоторым оценкам, одно сохраненное рабочее место в американской сталелитейной промышленности может повлечь за собой потерю 8-10 рабочих мест в отраслях, потребляющих сталь. Две ассоциации, объединяющие поставщиков автомобильных деталей, уже официально обратились к президенту Бушу с требованием немедленно пересмотреть ограничения на импорт стали, так как стоимость их сырья за три месяца подскочила на 20-50%, подрывая конкурентоспособность. Все чаще жалуются на произвол металлургов торговые компании, лишившиеся значительной части поставщиков из-за рубежа и теперь вынужденные приобретать дорожающую с каждой неделей продукцию национальных производителей, причем, без малейшей гарантии, что этот подорожавший металл вообще удастся перепродать конечным потребителям.

При этом, движение в пользу снятия ограничений на импорт стали отмечается не только в США. В последние недели в этом смысле можно говорить, пожалуй, о глобальной тенденции.

Свободу свободной торговле!

В то время как американские компании пока что ограничиваются призывами к здравому смыслу властей, их европейские коллеги перешли сразу к судебным баталиям. В середине и конце мая две трейдерские компании (из Австрии и Германии) подали иски в Европейский суд, требуя возмещения ущерба, причиненного им ограничениями на импорт стали в ЕС. При этом, австрийская компания VVG International, которая обратилась с первым иском, основала коалицию Union of Independent Steel Traders и призвала коллег из других стран присоединиться к ней в борьбе с Европейской комиссией. По предварительным данным, интерес к этому уже проявили некоторые торговые компании из ЕС, Румынии, Турции, Сербии, стран Дальнего Востока. Кроме того, действия Европейской комиссии опротестовали Швейцария, Исландия и Норвегия, входящие в торговый блок EFTA, связанный с ЕС соглашением о свободной торговле. Как отмечается в заявлении Гуннара Гуннарсона, представителя EFTA в ЕС, не исключив стран-партнеров из-под действия ограничений, Европейская комиссия нарушила договор.

Впрочем, эффект от самих ограничений довольно сомнительный. По словам одного британского трейдера, вначале иностранные компании и в самом деле приостановили поставки стальной продукции в ЕС, опасаясь попасть под пошлины, но в последнее время сокращение импорта вызвано только низкими европейскими ценами, которые отстают не только от американских, но даже и от азиатских. Характерно, что по состоянию на 10 июня, когда истекло 42% (около 2,5 месяцев) шестимесячного срока действия тарифно-квотной системы, было выбрано всего лишь 20% от квоты по холоднокатаным рулонам (185 тыс. т из 936 тыс. т) и немногим более – по горячекатаным.

В США дальнейший подъем цен, которые к концу третьего квартала и в самом деле выйдут на докризисный уровень начала 1997 года, тоже резко снижает эффект ограничений. Уже сейчас ряд компаний из России, ЮАР, Польши, Аргентины и других стран принимают заказы на поставки в сентябре-октябре стальной продукции в США. Как ожидается, к тому времени сталь на американском рынке подорожает до такой степени, что ее будет выгодно продавать даже с уплатой 30%-ных пошлин.

Впрочем, как уже отмечалось выше, роста цен на сталь на защищенных рынках может и не произойти. По словам экспертов из корейского Posco Research Institute, еще только начинают свою кампанию в пользу отмены ограничений производители автомобилей и бытовой техники. Их влияние, как минимум, не уступает тому, что имеют сталелитейные компании, и национальные правительства могут вполне прислушаться к их аргументам. В конце концов, бразильским металлургам так пока и не удалось "пробить" увеличение пошлин на сталь из-за сопротивления потребителей. По мнению Ли Ён Яна, аналитика корейской компании LG Investment & Securities, возвращение мирового рынка стали к свободной торговле – только вопрос времени, более того, негативные последствия нынешней волны протекционизма могут надолго скомпрометировать саму идею.

Впрочем, отказ от протекционистского курса требует известного мужества и решительности от государственных деятелей, так что вполне возможно, что отмены ограничений придется ожидать намного дольше, чем рассчитывают оптимисты. Очевидно, ускорить процесс могли бы добровольные сокращения производственных мощностей по выплавке стали в крупнейших странах, но после начала американо-европейской торговой войны в марте этого года данный вопрос отошел на второй план, поэтому проблематична реанимация усилий в этом направлении в ближайшем будущем.

Тем не менее, у производителей стали в странах-экспортерах есть, по крайней мере, два варианта обхода ограничений. Первый из них предполагает специализацию на поставках полуфабрикатов, на которые пошлины распространяются лишь в минимальной степени. Кроме того, объем этого сегмента мирового рынка стали (в первую очередь, слябов) стабильно расширяется.

Но подобное решение обрекает экспортеров на роль поставщиков дешевого сырья на базе экологически вредного и трудоемкого производства. Куда больше возможностей им может предоставить второй путь, заключающийся в освоении выпуска изделий из стали.

По данным американских специалистов, импорт в США продуктов и деталей, содержащих сталь, увеличился от, в среднем, 17,2 млн. т в год в первой половине 90-х годов до 30,8 млн. т – во второй. Как считает Патрик МакКормик, вице-президент по снабжению машиностроительной компании Emerson, ограничения импорта стали и ее подорожание на внутреннем рынке заставят американских потребителей металлов закупать за рубежом все больше деталей и комплектующих. В ближайшие три-четыре года объем импорта этой продукции в США может достигнуть 59-60 млн. т в год. В частности, американские автомобильные компании уже начали расширять объем заказов, размещенных за рубежом.

Ответом на эту тенденцию, характерную не только для США, но и для других импортирующих регионов, должна стать вертикальная интеграция (создание или приобретение предприятий металлообрабатывающей промышленности). Конечно, сталь, предназначенную для производства коленвалов, продавать легче, чем сами коленвалы, однако в первом случае можно относительно легко ввести антидемпинговые пошлины, в то время как выставление барьеров против тысяч видов деталей и комплектующих – совершенно дохлый номер.

Даже на примере исключений из американской тарифно-квотной системы можно легко заметить, что освобождение из-под действия пошлин получает специализированная продукция, созданная в расчете на конкретные области применения и, зачастую, конкретных потребителей. Из этого вытекает еще один вывод: производители стали обязаны вступать в как можно более тесные партнерские отношения с конечными потребителями, принимать активное участие в создании новых материалов и уточнении спецификаций, выявлять все требования и удовлетворять их наилучшим образом.

Без сомнения, этот путь сложен, требует времени и немалых затрат. Однако выигрыш здесь – действительно свободный международный рынок, практически гарантированное преодоление тарифных и нетарифных барьеров на национальных границах.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly, Korea Times, Financial Times, Washington Post

 
© агенство "Стандарт"