журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БЕЗОПАСНОСТЬ КРЕДИТОВАНИЯ

Новые рыночные страны

Банковское оборудование

Информационные технологии

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2002

Международные банки

Ближайшие заботы "чемпиона Франции"

Ведущий французский банк BNP Paribas нашел себе удобное место на мировом финансовом рынке, однако для реализации его международных амбиций требуется нечто более весомое

Когда в 1999 году Banque Nationale de Paris (BNP) присоединил к себе инвестиционный банк Рaribas, многие специалисты пророчили провал данного альянса. Сделка проходила под лозунгом "слияние равных", однако было очевидно, что имело место заурядное поглощение банком BNP своего меньшего по размерам конкурента. В результате альянса оба банка потеряли значительное количество своих специалистов – сторонников скептически настроенных аналитиков. Впрочем, результаты деятельности, которые объединенный банк показал за прошедшие после слияния два с половиной года, позволяют говорить о том, что союз все же удался. Однако в текущей успешной деятельности BNP, осуществляемой под управлением Мишеля Пеберо, есть один существенный пробел – инвестиционная банковская деятельность.

Результативная комбинация

Мишель Пеберо начал свою работу в BNP в 1992 году, до этого времени он был генеральным директором банка Credit Commercial de France, который был впоследствии приобретен британской группой HSBC в 2000 году. На то время BNP характеризовался всеми негативными свойствами государственного финансового института: малоактивная структура; перенасыщение кадрами; крайне непродуктивный банк, доходность капитала которого составляла лишь 1.3%. После приватизации банка в 1993 году ситуация существенно изменилась, и на сегодняшний день доходность капитала банка BNP Paribas равна 19%, а соотношение затраты/доход выражается показателем в 60%, что, главным образом, отражает результаты внедрения жесткой системы управления риском и контроля затрат.

По мнению многих аналитиков, Пеберо достиг значительно больших результатов в объединенном банке, чем ожидалось. После слияния банк реорганизовал свою деятельность в пользу наращивания доли розничных операций и управления активами за счет сокращения масштабов корпоративного кредитования и инвестиционной банковской деятельности. На сегодняшний день 45% активов банка задействованы в розничном секторе, 35% – в корпоративной и инвестиционной банковской деятельности, 11% – в частном банковском бизнесе и управлении активами. В 1999 году эти величины соответственно равнялись 37.5; 42 и 10%.

Данное перераспределение ресурсов состоялось благодаря осуществлению ряда приобретений в сфере розничной деятельности, в частности – автомобильной лизинговой компании PHH у автопрокатной компании Avis, американских BancWest и United California Bank. Кроме того, банку удалось повысить показатель перекрестной продажи финансовых продуктов в корпоративном бизнесе. Клиенты корпоративного и инвестиционного банковского подразделений приобретают сейчас, в среднем, 5.1 продукта, по сравнению с 4.7 в начале 2000 года, перекрестная продажа составляет 19% от всех поступлений данных подразделений.

В настоящее время BNP Paribas занимает шестое место по рыночной капитализации среди европейских банков, опережая в этом даже Deutsche Bank. Руководство банка переполнено оптимизмом относительно его открывающихся перспектив. По словам Бодуэна Про, члена совета директоров банка, решено расширить каждый из трех существующих видов деятельности за счет органического роста, новых партнерств и приобретений: "Мы не планируем сужать свою направленность, как это сделал Deutsche Bank, который решил сосредоточиться на таких направлениях как управление активами и инвестиционная банковская деятельность. В будущем мы продолжим заниматься как розничным, так и инвестиционным банковским бизнесом и не собираемся развивать один сектор за счет другого".

По состоянию на май 2002 года, показатели деятельности банка действительно обнадеживают. BNP Paribas владеет 5.6% на французском розничном кредитном рынке и 9.7% сберегательных депозитов, что лишь немного уступает показателям Societe Generale, ведущего розничного банка Франции, имеющего, соответственно, 7.5 и 12.1%. В принципе, для ведущих финансовых институтов страны такие показатели выглядят довольно скромно, однако во Франции, как и в соседней Германии, на потребительском финансовом рынке очень велика доля кооперативных и сберегательных банков (45.4% розничных кредитов и 64.6% – депозитов).

Международная розничная деятельность банка дополняется рядом специализированных подразделений, ранее принадлежавших Paribas. Наиболее успешная среди них – компания потребительского кредитования Cetelem, контролирующая в настоящее время 10% французского рынка и осуществляющая расширение своей деятельности за рубежом.

Стратегия деятельности BNP Paribas в США также достаточно привлекательна. Недавнее приобретение United California Bank и его объединение с BancWest, который BNP Paribas создал в 1998 году (посредством слияния принадлежащего ему банка Bank of the West с First Hawaiian Bank), делают дочернюю структуру BNP Paribas четвертым по величине розничным банком Калифорнии. Это еще на шаг приближает BNP Paribas к долгосрочной цели – стать ведущим или вторым крупнейшим банком в данном регионе.

Инвестиционные

альтернативы

За свою благоразумную деятельность в розничном бизнесе BNP получил заслуженное уважение со стороны инвесторов. К сожалению, этого нельзя сказать об инвестиционной банковской деятельности.

После слияния BNP и Paribas работа объединенного института на рынке ценных бумаг с фиксированным доходом была относительно прибыльной, хотя и не оправдала в полной мере надежд, которые на нее возлагались. Оптимизм правления BNP основывался на значительном присутствии Paribas в 80-х годах на рынке облигаций, деноминированных в тогдашней условной европейской валюте экю. В 1999 году руководство BNP Paribas рассчитывало, что опыт работы, приобретенный специалистами банка за время эффективной деятельности в данном секторе, может быть "скопирован" на рынке еврооблигаций. Однако, как признает Доминик Хённ, исполнительный директор BNP Paribas, отвечающий за развитие инвестиционной банковской деятельности, "наше предположение о том, что евро будет преемником экю, оказалось неверным".

Кроме того, Paribas понес существенные потери персонала в лондонском подразделении, осуществляющем операции на рынке ценных бумаг с фиксированным доходом. Предполагалось, что на его основе будет создан операционный центр новой группы по работе на рынке долговых обязательств, но конкуренты воспользовались моментом неопределенности и переманили к себе ключевых специалистов. Наиболее активно в данном направлении действовал германский Dresdner Kleinwort Wasserstein, пригласивший трех ключевых сотрудников, занявших у него посты руководителей подразделений глобальных рынков, рынка долговых ценных бумаг и синдицированных займов. Интересно, что в дальнейшем BNP Paribas и Dresdner Bank довольно тесно сотрудничали именно в сфере инвестиционного бизнеса; одно время даже шли разговоры о создании совместного инвестиционного банка.

По словам Филиппа Блавье, руководителя инвестиционного подразделения BNP Paribas, утечка кадров на этапе слияния – естественное явление. Однако, по мнению аналитиков, банк BNP Paribas потерял около шести месяцев, восстанавливая штат, и за это время, безусловно, упустил значительное количество сделок и клиентов. Однако несмотря на все эти препятствия благоприятная обстановка на мировом рынке ценных бумаг с фиксированной доходностью дала возможность добиться определенных успехов, и в четвертом квартале 2001 года BNP Paribas занял шестое место в данном секторе среди европейских банков.

Проблема оттока квалифицированного персонала стала, главным образом, проблемой подразделения по работе с акциями. Изначально большинство уходов имели место в банке Paribas, однако позднее разочарование в новой системе перешло и на BNP. В разгар процесса объединения банк покинули почти половина сотрудников отдела продаж и практически все специалисты подразделения синдицированных выпусков. В течение 2001 года для заполнения образовавшихся вакансий в банк было привлечено около 50 новых специалистов.

Тем не менее, если и есть область, где слияние не оправдалось, то это, конечно, работа

с акциями. Безусловно, BNP Paribas активно работает на французском рынке производных ценных бумаг. В данном секторе банк занимает девятое место в мире с годовым доходом в @1.3 млрд. и второе место во Франции, ненамного уступая Societe Generale (@1.5 млрд.). Однако, по мнению аналитиков, банку недостает критической массы на первичном и вторичном рынках, а также опыта в сфере организации слияний/поглощений. Результаты деятельности BNP Paribas в 2001 показали, что в операциях с ценными бумагами банк понес потери в объеме @3 млн.

Конечно, американские финансовые институты в 2001 году претерпели значительно бoльших потерь. Однако в случае с BNP Paribas проблема заключается не в фактическом размере убытков (или, точнее, не только в этом), а, скорее, в готовности правления инвестировать капитал, вкладывать определенные усилия и затрачивать время с учетом долгосрочной перспективы развития данного вида деятельности. Как высказался Мишель Пеберо, "банк не планирует на ближайший период существенных приобретений в сфере инвестиционной банковской деятельности".

По словам его коллеги Доминика Хённа, "присоединяя инвестиционный банк, покупатель платит, главным образом, за людей". После покупки его основная цель – удержать их, что возможно в течение двух-трех лет в зависимости от того, сколько новый работодатель готов им заплатить. На этот срок банку обеспечено процветание, но после ухода специалистов у банка одна перспектива – оказаться "у разбитого корыта". Из слов Мишеля Пеберо можно сделать вывод, что банк не планирует направить заработанные в инвестиционной банковской деятельности средства на развитие данной сферы. Подобный подход также свидетельствует об отсутствии у банка долгосрочной стратегии в данном виде деятельности, что, впрочем, вполне оправдано. По мнению аналитиков, в случае роста активности в инвестиционном секторе BNP Paribas вряд ли удастся быстро привлечь высококвалифицированных специалистов. То же самое касается и консультирования слияний и поглощений, так как наивно полагать, что при необходимости можно будет немедленно сформировать отменную команду. Но, может быть, стоит хотя бы начать подготовительный процесс, что делают такие банки как UBS Warburg и Lazard? По мнению Жоржа Шодрона де Курселя, соруководителя инвестиционного банковского подразделения, от привлечения высококвалифицированных и поэтому дорогих специалистов можно воздержаться, ибо текущая обстановка не обещает быстрого восстановления рынка.

Достаточно легко найти примеры банков, понесших значительные потери из-за чрезмерных затрат на инвестиционную банковскую деятельность в неблагоприятный период. Возможно, BNP Paribas просто выжидает подходящего момента для приобретения компании с выгодными позициями в данном секторе бизнеса. По мнению аналитиков, альтернативой, которую акционеры способны предпочесть активному инвестированию, может быть полный выход банка BNP Paribas из инвестиционной деятельности с последующей концентрацией на наращивании своей доли рынка в тех сферах, где банк ощущает наличие конкурентных преимуществ. По такому пути, в частности, пошел нидерландский банк AВN Amro, создав венчурное совместное предприятие с Rothschild.

Секретное

оружие BNP Paribas?

Это может показаться удивительным, но в глобальном рейтинге крупнейших хранителей ценных бумаг (кастодианов) BNP Paribas занимает седьмую позицию с активами в сумме $1849 млрд., следуя за такими гигантами как Bank of New York, JP Morgan, State Street, Citibank, Deutsche Bank и ABN Amro.

В 1999 году руководство BNP Paribas без особого воодушевления встретило новость о том, что ему теперь принадлежит подразделение по предоставлению кастодиальных услуг. Это был небольшой малоприбыльный бэк-офис, приобретенный в 1995 году банком Paribas у J.P. Mоrgan. После слияния банков кастодианы BNP и Paribas были объединены, что способствовало увеличению доходов банка от данной деятельности на 22% в 2001 году и на 40% – годом ранее. По словам руководительницы подразделения частного банковского бизнеса и управления активами Вивьен Гарбуа, уже два года назад BNP Paribas был довольно значительным игроком в мировом кастодиальном бизнесе, занимаясь хранением клиентских активов объемом порядка @1 трлн. На сегодняшний день этот показатель достиг @2 трлн. Ранее банк осуществлял менее 10 млн. сделок в год, но в 2001 году их число равнялось почти 23 млн.

Несмотря на то что эти показатели в три раза ниже, чем объемы и количество операций, проводимых крупнейшими американскими кастодианами, они все же достаточно внушительны для финансового института, деятельность которого сосредоточена лишь в пределах Европы. Впрочем, по словам Вивьен Гарбуа, европейский рынок расширяется достаточно быстро, поэтому в ближайшее время приоритеты BNP Paribas в данном секторе не изменятся.

По мнению аналитиков, деятельность кастодиана – одна из сильных сторон банка, которая может принести существенную выгоду в будущем, поскольку данный сегмент рынка ценных бумаг имеет достаточно высокий "барьер входа", что связано с необходимостью существенных инвестиций в технологии. Однако взявшим этот барьер деятельность кастодиана приносит достаточно весомые плоды. Для многих эти услуги становятся важнейшим звеном связи с корпоративными клиентами.

Хотя на сегодняшний день деятельность кастодиана не приносит BNP Paribas существенной прибыли (3% от совокупной прибыли банка в 2001 году), до 2003 года этот показатель планируется увеличить до 6%. Более важно то, что в отличие от инвестиционного банковского бизнеса эти услуги приносят стабильный доход. Следующим шагом в стратегии BNP Paribas в развитии деятельности кастодиана (кроме органичного роста) должна стать система партнерских отношений с более мелкими банками, которым недостает масштабов для прибыльного предоставления услуг по хранению ценных бумаг, так что в дальнейшем они, как предполагается, передадут данную деятельность BNP Paribas.

Когда в 1999 году Мишель Пеберо объявил, что одним из направлений нового трехлетнего плана стратегического развития BNP Paribas будет перераспределение ресурсов с их переориентацией с инвестиционного и корпоративного секторов в розничный бизнес, инвесторы приняли эту концепцию позитивно. Розничный рынок пользуется популярностью, поскольку здесь маловероятны резкие колебания; доходы в данном секторе более стабильны, чем в инвестиционном, и согласно международным нормативам требуется меньшая сумма резервного капитала.

В декабре 2001 года банк завершил процесс реструктуризации данного направления приобретением за @2.7 млрд. United California Bank, после чего часть активов банка, сосредоточенных в розничном секторе, возросла до 45%. По мнению специалистов, данная покупка выглядит вполне обоснованной для BNP Paribas. Банку UCB принадлежит около 1.7% калифорнийского рынка, кроме того, BNP Paribas накопил достаточный опыт работы в данном регионе благодаря давним и устойчивым отношениям с гавайским банком BancWest. К тому же, в 2001 году BNP Paribas выкупил у миноритарных акционеров BancWest в общей сложности 55% его акций, окончательно подчинив этот финансовый институт своему контролю. По словам Бодуэна Про, демографические показатели в Калифорнии одни из лучших в США. Кроме того, в этом регионе можно добиться высокой доходности, сравнимой с новыми рыночными странами, но при меньшем риске.

В целом аналитики оценивают международную деятельность BNP Paribas выше, чем его операции во Франции. В то время как работа на внутреннем розничном рынке в 2001 году принесла банку около 18% прибыли, вклад от его деятельности на международном уровне составил в совокупных доходах банка 25%, что второй год подряд вывело данное подразделение в лидеры по прибыльности.

Наряду со США (где банк получает 66% дохода от розничных операций за рубежом) BNP Paribas имеет свои подразделения в странах Африки и заморских департаментах Франции в Тихом океане и в Центральной Америке. Однако, в отличие от Societe Generale он не распространяет свою деятельность на рынки Центральной и Восточной Европы.

Важная составляющая розничного бизнеса BNP Paribas – предоставление финансовых услуг розничным клиентам. Это подразделение включает автомобильную лизинговую компанию Arval PHH, приобретенную в этом году, брокерскую фирму Cortal, а также крупнейшую во Франции компанию по потребительскому кредитованию Cetelem.

Одной из немногих неудач BNP Paribas в розничной деятельности оказалось онлайновое подразделение BNP – Banque Directe, которое с момента своего создания в 1994 году так ни разу и не достигло прибыльности. Однако, по словам члена совета директоров BNP Paribas, на сегодняшний день ни один из онлайновых банков не приносит прибыли, поэтому наше подразделение – это правило, а не исключение: "Наш проект достаточно успешен, с точки зрения качества представляемых услуг, хотя то, что он обслуживает небольшое количество клиентов, негативно влияет на его доходность".

Приобретение статуса

По результатам четвертого квартала 2001 года, BNP Paribas занял 14-тое место среди европейских консультантов слияний и поглощений, но в США не попал даже в первую тридцатку. Довольно сложно понять мотивы планируемой ранее покупки американского инвестиционного бутика Keefe, Bruette & Woods, специализирующегося на организации слияний финансовых институтов. Однако фирма серьезно пострадала в результате событий 11 сентября, в связи с чем переговоры были отложены.

В настоящее время вопрос заключается в том, сможет ли Мишель Пеберо вывести банк на новый этап развития, что, безусловно, будет предполагать крупное приобретение в США или Европе. Или BNP Paribas так и будет верен старым традициям BNP: оставаться довольно весомым игроком на национальном рынке, но банком средней руки в международном масштабе (каковым по размеру своих активов BNP Paribas уже, определенно, не является)? Покупка Paribas была смелым шагом для BNP, однако это уже прошедший этап, и за время управления объединенным банком Пеберо стремился работать с минимальным риском, расширяя свою деятельность в безрисковую Калифорнию и избегая страны Центральной и Восточной Европы, которые рассматриваются другими банками в качестве региона с существенным потенциалом роста.

Кроме того, все сделки Пеберо показали его излишнюю бережливость. Инвесторы нарекают на руководителей своих компаний, переплачивающих в ходе приобретений, однако есть немалая доля правды в выражении: "Получаешь то, за что платишь". В случае с BNP Paribas практически все приобретения коснулись компаний, переживающих не самый лучший период своей деятельности. Так, Peregrine – сейчас ключевая азиатская структура BNP – была приобретена в разгар азиатского кризиса 1997 года. United Bank of California был определен в качестве цели для покупки довольно давно, однако сделка была заключена лишь в марте минувшего года, когда переживающий не лучшие времена японский банк UFJ согласился его продать за @2.7 млрд.

В конце апреля 2002 года Cortal – электронное брокерское подразделение BNP Paribas – заплатило @287 млн. за контрольный пакет (66.4%) убыточного немецкого онлайнового брокера Consors (второго по величине в Германии), выкупив его у почти обанкротившегося Schmidtbank. На начальном этапе в борьбе за покупку Consors участвовали также французский Societe Generale, немецкий Commerzbank и американский электронный брокер E*Trade, однако они отозвали свои предложения, оставив BNP Paribas единственным претендентом. С одной стороны, данное приобретение позволит создать крупнейшую в Европе онлайновую брокерскую группу, с другой, вялая активность рынка ставит под вопрос прибыльность онлайновой брокерской деятельности. Cortal опроверг установившуюся тенденцию и завершил минувший год с прибылью до вычета налогов в размере @7.7 млн., правда, для сравнения, в этом году аналитики предрекают потери от деятельности Consors в размере @50 млн. Несмотря на то что клиентская база Consors продолжает расширяться, количество сделок на одного клиента в минувшем году сократилось на 59% – до 14 сделок на одного клиента по сравнению с 34 в 2000 году. При этом, затраты Consors уменьшились лишь на 8%. Впрочем, другие ведущие электронные брокерские компании Европы, такие как Comdirect и DAB, тоже несут потери.

Еще одним недавним приобретением BNP Paribas стала компания Cogent – британское подразделение по инвестиционному трастовому управлению австралийской финансовой группы AMP, приобретенное в мае 2002 года за @363 млн. Cogent специализируется на предоставлении услуг бэк-офиса и кастодиана инвестиционным менеджерам. В минувшем году операционная прибыль компании составила A$22 млн. ($12 млн.), что отобразило пятикратное увеличение капитала в течение трех лет. В настоящее время в управлении Cogent находятся активы в размере A$407 млрд., которые принадлежат более 70 клиентам.

Кроме расширения деятельности в Великобритании, покупка Cogent откроет BNP Paribas новые возможности для выхода на рынки Австралии и Азии, а также будет способствовать укреплению позиций в континентальной Европе.

Однако рано или поздно Мишель Пеберо будет вынужден признать, что качество стоит дорого и заключенные сегодня сделки могут не принести отдачи в долгосрочном периоде. На сегодняшний день позиции BNP Paribas для широкомасштабной экспансии благоприятны, как никогда. Он не испытывает трудностей из-за стагнации на внутреннем рынке (что очень тревожит германские банки), не беспокоится по поводу инвестиций в страны Латинской Америки (в отличие от ведущих испанских банков). А, поскольку итальянские банки пока не завершили процесс консолидации на национальном уровне, следовательно, BNP Paribas имеет наилучшую позицию, для того чтобы образовать европейский "супербанк". Однако, если руководство и акционеры банка не воспользуются создавшимся моментом, может случиться, что BNP Paribas станет целью для поглощения, а не консолидатором.

Привычка к дешевым приобретениям – не единственное препятствие на пути реализации амбиций Мишеля Пеберо. Некоторые наблюдатели пытаются разобраться в том, имеет ли банк международную направленность, необходимую для оценки возможностей осуществления выгодного и значительного слияния с зарубежным институтом. На сегодняшний день BNP Paribas остается "самым французским банком". В его правлении нет иностранцев, центральный офис размещен в Париже, банк котируется на парижской фондовой бирже, использует французские стандарты бухучета и отдает предпочтение франкоговорящим сотрудникам.

Многие специалисты сходятся во мнении, что, если Пеберо действительно желает поддержать делом свои слова о том, что BNP Paribas – международный, а не исключительно французский банк, он должен ввести в правление пару иностранных директоров и дать им в управление приоритетные направления, к примеру, инвестиционную банковскую деятельность. Такой шаг будет сигналом для международных банковских кругов, что BNP Paribas следует считать не исключительно французским, а европейским банком, который отличается от остальных только тем, что имеет штаб-квартиру в Париже.

Наталья Коноваленко, по материалам Euromoney, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"