журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БЕЗОПАСНОСТЬ КРЕДИТОВАНИЯ

Новые рыночные страны

Банковское оборудование

Информационные технологии

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2002

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

У Норвегии – свой "национальный чемпион"

Крупнейший банк страны DnB объединился с ведущей страховой компанией Storebrand

Один из раздосадованных конкурентов однажды назвал Свейна Осера, генерального директора Den norske Bank (DnB), капризным ребенком, у которого новые игрушки вызывают интерес лишь в том случае, если они находятся в чужих руках. Безусловно, в этих словах есть доля истины. В 2000 году DnB вспомнил о своем интересе к небольшому норвежскому банку Kreditkassen только тогда, когда его уже приобрела панскандинавская финансовая группа MeritaNordbanken, а год спустя DnB благодаря владению всего 10% акций Storebrand расстроил ее слияние с финской страховой группой Sampo. Тем не мене, нельзя не согласиться с тем, что все эти действия DnB предпринимались с одной целью, которая была, наконец, достигнута в конце мая 2002 года. Предложив давно ожидаемое объединение Storebrand, ведущий норвежский банк превратился не только в доминирующую структуру на финском рынке, но и в заметную величину в масштабах всего скандинавского региона.

За последние годы норвежское правительство неоднократно подвергалось ожесточенной критике за свою политику в области банковской системы. С точки зрения внешних наблюдателей, страна словно застыла на уровне двадцатилетней давности. Два ведущих банка страны – DnB и Union Bank of Norway – находились в государственной собственности, финансовая система была сильно фрагментирована, но, при этом, фактически закрыта для иностранного капитала.

Все это привело к тому, что Норвегия пропустила первый этап банковской консолидации в скандинавском регионе, вследствие чего даже крупнейшие норвежские банки превратились, в лучшем случае, в середнячков на фоне финских, шведских и датских соседей. А так как малонаселенная, но зажиточная Норвегия – привлекательный рынок в части финансовых услуг, не удивительно, что местные банки оказались предметом пристального внимания со стороны зарубежных финансовых институтов.

Пока у власти в Норвегии были социалисты, поглощение местных банков иностранными конкурентами практически исключалось, однако после смены власти в конце 2000 года ситуация изменилась. Пусть неохотно и с оговорками, но правительство Норвегии, в конце концов, дало добро на приобретение Fokus bank датским Den Danske Bank, а затем на подобное поглощение Christiania, третьего по величине банка страны, группой MeritaNordbanken. В середине 2001 года финская финансовая группа Sampo сделала предложение ведущей страховой компании Норвегии Storebrand.

Однако против такого слияния выступил DnB, которого подобная комбинация окончательно отбрасывала на обочину национального финансового рынка. Для него еще оставался вариант объединения со сберегательным банком Union Bank of Norway, однако оба этих финансовых института на тот момент контролировались государством, поэтому слияние между ними могло произойти только после их частичной приватизации, что отодвигало сделку, в лучшем случае, до 2003 года.

В драматичной борьбе DnB удалось сорвать объединение Sampo и Storebrand (см. БП № 7 за 2001 год). Свейн Осер воспользовался одним из положений норвежского закона о слияниях, по которому подобная сделка могла быть утверждена не менее чем 90% акционеров компании-"мишени". DnB принадлежало 10.6% акций Storebrand, и банк воспользовался своим правом вето. За объединение с финской группой проголосовало "всего" 86% акционеров страховой компании, а правительство, которое могло сказать свое веское слово, поддержало притязания DnB.

Подобная комбинация снова сделала Норвегию вообще и Свейна Осера в частности объектами критики со стороны европейских банкиров и специалистов. Закон о слияниях, требующий 90%-ного одобрения, был назван архаичным и несправедливым, а Осера обвинили в том, что он сорвал выгодную для акционеров Storebrand операцию только для того, чтобы предложить собственный, значительно менее щедрый вариант. Sampo даже обратилась с жалобой в Европейскую комиссию, однако это был, как говорится, пустой номер. Норвегия не входит в ЕС, так что Брюссель для ее правительства – не указ.

Непосредственным следствием прошлогодних событий оказалась полная потеря интереса к норвежским банкам и финансовым компаниям со стороны иностранных институтов. Всем им стало ясно, что здесь им более не дадут приобрести ничего стоящего. В то же время, слияние DnB и Storebrand стало неизбежным.

Следует отдать должное Свейну Осеру: за прошедшие месяцы банк провел тщательную подготовку к такому альянсу. Осенью 2001 года была проведена эмиссия акций DnB, что позволило уменьшить долю государственного инвестиционного фонда в его капитале до 47.3%, а это открывало дорогу к объединению. Одновременно банк всеми силами развивал у себя такие направления как управление активами и страхование жизни, для которых союз с Storebrand должен был дать наибольший эффект.

В конце мая DnB сделал Storebrand официальное предложение об объединении. В соответствии с достигнутым соглашением эту процедуру планировали провести посредством обмена 1.33 акции банка на 1 акцию страховой компании, но, при этом, 20% от причитающейся им суммы акционеры Storebrand получали бы наличными. Общий размер сделки составлял NKr15.5 млрд. ($1.9 млрд.). Генеральным директором объединенной финансовой группы становился Свейн Осер, его коллега из Storebrand Идар Кройцер превращался в его заместителя.

Некоторые иностранные обозреватели отмечали, что реализованный вариант слияния приносит акционерам Storebrand значительно меньшую выгоду, чем несостоявшееся прошлогоднее объединение с Sampo. Действительно, финны предлагали тогда по NKr75 за акцию Storebrand, тогда как вариант DnB предполагал лишь NKr56. Однако, если учесть, что события 11 сентября 2001 года нанесли большой ущерб страховому бизнесу по всему миру, а также отсутствие альтернатив для Storebrand, следует признать, что Свейн Осер не слишком злоупотребил своим положением.

К тому же, объединенная группа DnB Storebrand становится не только "национальным чемпионом" в финансовой системе Норвегии, но и заметным игроком на скандинавском рынке. По размеру активов – $62.9 млрд. – она выходит на четвертое место в регионе, уступая только признанным лидерам MeritaNordbanken, Den Danske Bank и шведскому SEB, а рыночная капитализация в $5.43 млрд. (по состоянию на 30 мая) выводит ее на шестое место по данному показателю среди финансовых компаний Скандинавии.

Слияние обойдется его участникам, приблизительно, в NKr650 млн. до уплаты налогов ($93.5 млн.) и приведет к сокращению около 750 рабочих мест, однако к 2005 году DnB и Storebrand рассчитывают достичь совокупной ежегодной экономии затрат и повышения прибыли в размере NKr750 млн. ($107.9 млн.). Основной выигрыш должен последовать благодаря соединению бизнеса в области страхования жизни и управления активами, а также интеграции с DnB двух небольших банков, входящих в систему Storebrand.

Партнеры рассчитывают осуществить лишь одну крупную дезинвестицию: продать 22.5% акций Storebrand в норвежско-шведской страховой компании If. Впрочем, это совместное предприятие отличается хронической убыточностью, так что от данных акций уже давно было решено избавиться.

Теперь окончательное решение – за правительством Норвегии, которое и после слияния будет владеть 35.5% акций объединенной группы. Теоретически оно может потребовать от участников объединения продажи части активов, так как DnB Storebrand будет занимать доминирующие позиции на норвежском финансовом рынке по ряду направлений. Однако такое развитие событий кажется маловероятным, ибо создание подобного "национального чемпиона", способного воспрепятствовать дальнейшему проникновению иностранцев в национальный финансовый сектор, всегда было предметом желаний властей. Будь бы дело в ЕС, сделку могла бы заблокировать Европейская комиссия, как она сорвала в начале 2001 года объединение между шведскими банками SEB и ForeningsSparbanken, решив, что созданная в результате такого слияния группа приобрела бы слишком солидный вес на национальном уровне. Но, как уже упоминалось выше, Норвегия не входит в ЕС, поэтому Европейская комиссия не может ничего указывать норвежскому правительству.

Некоторые обозреватели даже не исключают, что к новой финансовой группе может быть каким-либо образом "пристегнут" Union Bank of Norway, который в будущем году должен быть преобразован в акционерное общество (сейчас это – кооперативный банк, контролируемый государством). По мнению иностранных аналитиков, объединение DnB и Union Bank of Norway было бы даже более выгодным для обоих финансовых институтов, чем реализованный вариант DnB-Storebrand. Кое-кто даже укорял Свейна Осера, что ему недостает терпения дождаться, пока Union Bank of Norway станет привлекательным объектом для слияния.

Тем не менее, пока что в Норвегии реализовался именно этот вариант. Создание новой группы несколько изменяет соотношение сил в регионе и выводит на рынок нового относительно крупного игрока. Ранее норвежские банки не были замечены в какой-либо активности за рубежом, однако очевидно, что национальному чемпиону DnB Storebrand вскоре станет тесно на национальном рынке. Это открывает путь для создания новых комбинаций на скандинавском и даже европейском уровне.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Aftenbladet

 
© агенство "Стандарт"