журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ТЕХНОЛОГИИ

ТОРГОВЛЯ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ОТРАСЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №6, 2002

ТОРГОВЛЯ

Тест на равноправие

Первые полгода членства в ВТО Китай отметил введением тарифно-квотной системы на ограничение импорта стали

Случилось то, чего боялись все крупные экспортеры стали в мире. Вслед за американцами и европейцами эстафету в наведении протекционистских мер подхватили китайцы. В Китае введена тарифно-квотная система защиты национального рынка стали от импорта, которая вступила в силу 24 мая этого года. В течение шести месяцев для девяти видов стальной продукции будет действовать суммарная квота в 5,3 млн. т, превышение которой повлечет за собой пошлины в размере от 7 до 26%. Хотя реальное значение данных ограничений, с точки зрения сужения объема китайского импорта, не слишком велико, сам факт присоединения Китая к процессу закрытия мирового рынка стали может привести к печальным последствиям.

Игра по правилам

По крайней мере, в чем нельзя обвинить китайцев, так это в нарушении "правил игры". Тарифы были введены "по образу и подобию" американских и европейских, с четким соблюдением процедуры, обусловленной правилами ВТО. Исходный иск в Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества (Moftec) возбудили 4 апреля созданная в прошлом году промышленная ассоциация China Iron & Steel Assn и крупнейшие производители стали в стране – компании Baosteel, Angang, Wuhan, Shaoguan и Handan. Характерной особенностью китайских ограничений оказалась их оперативность. Когда речь зашла о защите национального рынка, министерство обошлось без всяких "китайских церемоний", уложившись в полтора месяца (для сравнения: в США от возбуждения первичного иска до принятия решения о введении тарифно-квотной системы прошло более девяти месяцев).

В самом иске было указано, что за первый квартал 2002 года в Китае выпущено 48,21 млн. т стали (годовой прирост – 20%), а объем ее потребления не превысил 45 млн. т (соответственно – 18%). За этот же период объем импорта конечной продукции достиг 4,9 млн. т (годовой прирост – 17,5%), причем, эти поставки быстро нарастают: за март они составили уже 2,12 млн. т (прирост – 31%). По иску было возбуждено соответствующее расследование, результатом которого оказалось решение Moftec о том, что импорт продукции девяти товарных групп обусловил прекращение или уменьшение объема продаж китайских прокатных заводов, в связи с чем необходимо принять "соответствующие меры защиты".

Квота и тарифы установлены для импорта следующих категорий продукции: полуфабрикаты (слябы и заготовки), толстолистовая сталь, горяче- и холоднокатаная сталь (рулоны и листовой материал), жесть, оцинкованные листы и листы с органическим покрытием, кремниевая листовая электросталь, полосовая, тонко- и толстолистовая нержавеющая сталь, арматура и прочие категории горячекатаного сортового проката, холодноформированный сортовой прокат, трубы различных категорий.

Квота действует по принципу "первым пришел – первым обслужен". Она не распространяется на поставки из развивающихся стран, если их доля не превысит 3% от суммарного импорта по конкретным категориям продукции. К этой группе относятся, в частности, Бразилия, Венесуэла, Румыния, Индонезия, ЮАР, Малайзия, Таиланд и Польша. Кроме того, система не включает поставки из Украины, Беларуси и Казахстана, которые подписали с Китаем необходимые сепаратные соглашения. Освобождены от квоты также слябы из Ирана, толстолистовая сталь из Индии, бесшовные трубы из Аргентины и Мексики, катанка и сортовой прокат из Украины. Не подпадает под действие ограничений также импорт всех категорий продукции из Южной Кореи, за исключением слябов и бесшовных труб.

Как водится, китайские прокатные заводы выразили удовлетворение самим фактом защиты отечественной промышленности, но полагают, что данное решение Moftec не оградит их в полной степени. В частности, они утверждают, что их доля внутреннего рынка полуфабрикатов сократилась от 81,49% в 1998 году до 51,67% в 2001-м, а годовой прирост суммарного объема импорта названных девяти товарных групп составил 24,68% в 2000 году и 24,16% – в 2001-м. При этом, возможно, что категория "полуфабрикаты" охватывает только слябы и не распространяется на заготовки. Кроме того, по данным Baosteel, установленная квота превышает объем импортной продукции, поступающей в страну из государств, на которые распространяются ограничения.

Однако не похоже, чтобы поставки из-за рубежа действительно причиняли серьезный ущерб китайской промышленности. Скорее, эти действия связаны со стремлением Китая осознать себя в новом качестве – члена ВТО, с тем чтобы оценить, какую именно роль предлагают стране "старшие братья" по мировому торговому сообществу.

Подсчет последствий

Япония и Южная Корея отреагировали незамедлительно. В прошлом году обе страны суммарно экспортировали в Китай около 9 млн. т стали на общую сумму $4 млрд. В последние годы ими наращивались поставки со скоростью более 10% в год, и сообщение о намерении ввести защитные пошлины застигло их врасплох.

Представитель Министерства торговли Японии Хидео Судзуки называет данное решение "весьма прискорбным и экстремальным", так как оно "сводит на нет" все усилия японцев по "созданию доверительных отношений с китайскими коллегами на проходящих в настоящее время переговорах по вопросам экспорта из КНР дешевой сельскохозяйственной продукции". При этом, он утверждает, что введение тарифов в США полностью оправдывает встречные меры Японии по ограничению торговли, но считает, что действия Китая и ЕС породят "цепную реакцию протекционизма", которая нанесет ощутимый ущерб всему миру.

Япония больше всех пострадает от новых тарифов, оттого намерена провести переговоры с китайским правительством. В 2001 году японские компании экспортировали в Китай 4,57 млн. т стали, т.е. этот рынок поглощает 15% от суммарного по стране экспорта. По оценкам Министерства торговли, новые пошлины затронут около 300 тыс. т японской стальной продукции. Министр торговли Такео Хиранума намерен поднять на переговорах вопрос о том, действительно ли принятые защитные меры соответствуют правилам ВТО, которыми обусловлено, что подобные меры можно принимать только в случае, если нарастание импорта причиняет серьезный ущерб национальной промышленности. При этом, Акира Тихайа, председатель Japan Iron & Steel Federation, напоминает, что в Китае спрос на сталь в автомобильной промышленности и в секторе производства электроприборов продолжает быстро увеличиваться, и предупреждает о том, что заказчики из этих отраслей пострадают в первую очередь.

Более того, в отличие от защитных тарифов США, которые не привели, как многие опасались, к перетеканию экспортных потоков на азиатские рынки, новые пошлины в Китае практически сыграют роль спускового крючка. Около 25% японского экспорта стали адресованы в Южную и Юго-Восточную Азию (исключая Южную Корею и Тайвань), и очевидно, что именно на эти рынки будут переадресованы предназначенные для Китая экспортные поставки из других стран. Естественно, это причинит ущерб японским поставщикам.

В России тоже подсчитывают грядущие убытки. По мнению производителей и трейдеров, принятые в Китае меры приведут к сбросу цен на российскую стальную продукцию. Например, в связи с активизацией спроса на китайском рынке в последнее время российский сортовой прокат подорожал, в среднем, на $10 за т в месяц, а сейчас цены стабилизировались и в июле, вероятно, быстро пойдут на спад.

В прошлом году Россия экспортировала около 25 млн. т стали, из которых 2,5 млн. т были проданы в КНР. Магнитогорский завод, крупнейший в стране производитель этой продукции, поставляет в Китай около 1 млн. т стали в год, и пошлины в размере 26% на горяче- и холоднокатаные рулоны принесут компании убытки в размере $20-30 млн. в год. Завод "Северсталь" (второе место в стране по объемам производства) в прошлом году продал в Китае около 130 тыс. т стали, что привело к возбуждению антидемпингового иска, расследование по которому пока не завершено.

Европейские производители тоже обеспокоены действиями Китая. По мнению членов European Independent Steelworks Assn (EISA), этим может быть нарушена устоявшаяся схема мировой торговли, так что Европейской комиссии следует ужесточить меры по защите рынка ЕС. Очевидно, что китайские пошлины не причинят прямого ущерба европейским производителям, которые поставляют в эту страну не более 20 тыс. т стали в месяц, но в ЕС, вероятно, будет переадресована из Китая некоторая часть поставок из других стран. Правда, Гордон Моффат, директор по внешним связям Eurofer, философски относится к такому развитию событий: "Предпринятые меры – прямое следствие введения защитных пошлин в США. Разумеется, это печально, но, по крайней мере, китайский рынок закрыт не полностью, ибо установлена квота".

Обмен ответными ударами

По словам официального представителя Министерства внешней торговли КНР, введенные меры представляют собой ответные действия на установление защитных тарифов в США. Китайское правительство утверждает, что сужение импорта стали в США приводит к переориентации поставок в Китай, так что принятые действия находятся в полном соответствии с правилами ВТО. Поскольку большинство стран уже начали защищать внутренние рынки, Китай "просто вынужден принимать аналогичные меры, с тем чтобы предохранить своих производителей". Введение тарифно-квотной системы в Китае последовало непосредственно за решением ЕС об ограничении суммарного импорта стали и об установлении (начиная с 18 июня) ответных пошлин на импорт товаров из США, которые обеспечат пятнадцати европейским странам компенсацию за утрату американского рынка стали и недополучение доходов в сумме $345 млн. Кроме того, ответные пошлины против импорта стали из США намеревается ввести и Япония.

Китай присоединился к Японии, Южной Корее, ЕС и другим экспортерам, которые хотят опротестовать в ВТО решение США о тарифах на импорт стали. Кроме того, в соответствии с правилами, регламентирующими торговые отношения между членами ВТО, пекинская администрация планирует распространить тарифные ограничения на импорт из США различных видов продукции, в том числе соевого масла, электрических компрессоров и бумаги. В среднесрочном плане Китай предполагает ввести пошлины в размере 24% на импорт этих товаров, если США не согласятся освободить от защитных пошлин китайских экспортеров стали. По оценкам китайских торговых экспертов, до 2005 года такие компенсационные меры принесут американским производителям убытки в сумме $94 млн. Кроме того, китайское правительство пригрозило предпринять ответные действия аналогичного характера в случае положительного решения Буша по сельскохозяйственному законопроекту, который позволит правительству предоставить американским фермерам государственные субсидии в сумме до $130 млрд.

По мнению экономистов гонконгской группы Goldman Sachs Group Inc. (подразделение американского инвестиционного банка Goldman Sachs), настолько резкая реакция китайского правительства на введение пошлин в США обусловлена не столько экономическими, сколько политическими причинами. Эпопея с присоединением Китая к ВТО длилась тринадцать лет, и все эти годы правительству приходилось решать серьезные как внешние, так и внутренние проблемы. Китайские лидеры все время уверяли в необходимости идти на жертвы, призывали к реструктуризации государственных предприятий и твердили, что промышленность должна приспособиться к функционированию в условиях острой конкуренции с иностранными производителями. После того как в ноябре членство страны в ВТО стало свершившимся фактом, китайское правительство должно продемонстрировать собственному народу преимущества избранного пути.

Для этого необходимо привести неопровержимые свидетельства, что у всех членов ВТО имеются одинаковые обязанности и права. Первых успехов в этом плане китайские руководители добились в феврале, когда компании Maanshan Iron & Steel Co. и WeiFang Steel Pipe Co. выиграли антидемпинговые дела, возбужденные против них американскими конкурентами. Этот факт совершенно необычен, поскольку китайские компании до сих пор просто уклонялись от борьбы. По словам Патрика Нортона, партнера шанхайской юридической фирмы O'Melveny & Myers, "в прошлом многие китайские компании не были склонны оказывать сопротивление при возбуждении против них антидемпинговых исков; для них эта деятельность была чуждой и тягостной". В результате дела решались в их отсутствие, а против их продукции вводились высокие антидемпинговые пошлины. Однако в данном случае компании приняли вызов, и Министерство торговли США приняло решение в их пользу: предварительные пошлины в размере 153%, установленные для их продукции несколькими месяцами ранее, были отменены.

Разумеется, эта первая победа имеет огромное психологическое значение. Однако односторонние действия США в отношении защитных тарифов на сталь обусловили прямо противоположный эффект – это подрывает основы либерализации торговли. Китай – нетто-импортер стали – сравнительно мало влияет на мировую торговлю этим металлом. Разумеется, лишение американского рынка нанесло определенный ущерб китайским экспортерам. Однако в принятии решения о встречных мерах значительно более важную роль сыграла необходимость продемонстрировать народу постой факт: все, что совершают "большие дяди", может делать и Китай.

Это же относится и к сельскому хозяйству. Китайские лидеры, ратующие за свободную торговлю, вынуждены занять соответствующую позицию: если правительство США намеревается субсидировать отрасль, то на это имеет право и Китай. Разумеется, после сообщения, что Буш утвердил сельскохозяйственный законопроект, в китайской прессе было объявлено, что Пекин "сделает все возможное в рамках правил ВТО", чтобы оказать китайским фермерам дополнительную правительственную поддержку и компенсировать эффект от сельскохозяйственных субсидий США.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, Washington Post, Japan Times

 
© агенство "Стандарт"