журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ТЕХНОЛОГИИ

ТОРГОВЛЯ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ОТРАСЛЬ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №6, 2002

ТЕМА НОМЕРА

История австралийской руды

За несколько десятилетий австралийская железорудная отрасль, созданная с нуля, превратилась в крупнейшего в мире поставщика этой продукции

Австралийская промышленность по добыче железной руды менее чем за 40 лет превратилась из небольшой, ориентированной на внутренний рынок отрасли в крупнейшего в мире поставщика. Основную роль здесь сыграли два фактора: обнаружение богатейших месторождений в Западной Австралии и появление ёмкого экспортного рынка в Японии, которая в 70-80-тые годы быстро наращивала объемы производства стали. В настоящее время высокими темпами увеличивается потребление руды и в других странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Соответствующую интенсивность спроса производители рассчитыают обеспечить за счет реализации новых горнорудных проектов в Западной Австралии.

Рождение отрасли

До начала 60-х годов экспорт железной руды из Австралии был запрещен. В те времена бытовало ошибочное мнение, что в стране весьма ограничены резервы руды высокого качества, необходимой для стратегической сталелитейной отрасли. Практически вся австралийская руда предназначалась для обеспечения сырьем заводов BHP, которая тогда, в первую очередь, была сталелитейной компанией. Вся продукция принадлежавших BHP южных залежей и комбината Yampi Sound в Западной Австралии поступала на ее же доменные печи на заводах Port Kembla и Newcastle на восточном побережье. В течение 50-х годов BHP разрабатывала месторождение Koolyanobbing в Западной Австралии, чтобы обеспечивать сырьем ориентированное на экспорт стали предприятие Kwinana. Однако резервов этих ее месторождений в данном регионе не могло хватить на длительное время.

Позднее в секторе появился Лэн Хэнкок – легендарный персонаж в истории страны, которого смело можно считать основоположником современной австралийской горнорудной промышленности. Именно ему принадлежит заслуга обнаружения грандиозных резервов железной руды в районе Пилбара в Западной Австралии, и это он практически в одиночку, убедил фирму CRA и ее лондонскую родительскую компанию RTZ начать разработку этих залежей на условиях сравнительно небольшой платы за право разработки недр. После некоторых колебаний CRA приняла решение по реализации этого проекта, поскольку было очевидно, что спрос на руду будет возрастать, так как сталелитейная промышленность Японии быстро расширяла объемы производства.

Hamersley Iron, дочерняя компания CRA (теперь принадлежит американской Rio Tinto), начала разработку месторождения Tom Price в первой половине 60-х годов, вызвав настоящую цепную реакцию предпринимательства. Именно тогда был отмечен подъем отрасли по добыче железной руды в Западной Австралии и разработке залежей коксующегося угля в Квинсленде. Консорциум американских, японских и австралийских компаний во главе с BHP реализовал горнорудный проект Mount Whaleback. Затем американские и японские предприниматели начали разрабатывать месторождения Голсуорси и Паннавоника. Компания North Broken Hill Peko, их владелец, тесно сотрудничала с японскими трейдерами и прокатными заводами. Японские компании предложили австралийским производителям руды выгодные долгосрочные контракты и приняли акционерное участие в ряде проектов.

Хэнкок получал плату за разработку недр только от Hamersley, но эта компания быстро расширяла производство. Эти доходы обеспечили Хэнкоку статус самого богатого человека в Австралии, который сохранялся за ним несколько десятилетий. Его наследство продолжает самостоятельную жизнь через компанию Hancock Prospecting, для которой поступления финансов за разработку недр остаются крупнейшим источником прибыли. В настоящее время под руководством Джины Райнхарт, дочери Хэнкока, Hancock Prospecting продвигает проект Hope Downs в совместном предприятии (50:50) с южноафриканской компанией Kumba. Новый комбинат будет производить 20 млн. т в год железной руды типа "Марра Мамба".

Экспортные потоки

Практически объемы производства железной руды для экспорта расширялись за счет разработки месторождений в Западной Австралии. В южных регионах страны железную руду добывают на месторождении Middleback Ranges; этот комбинат обеспечивает сырьем расположенный неподалеку интегрированный сталелитейный завод компании OneSteel. Кроме того, комбинат Savage River компании ABM в Тасмании выпускает 2 млн. т окатышей в год для внутреннего и экспортного рынков. Однако объемы производства этих предприятий не идут ни в какое сравнение с быстрым подъемом отрасли в западном регионе.

В конце 60-х годов железную руду для экспорта добывали на трех месторождениях: Mount Tom Price компании Hamersley Iron, Mount Whaleback компании BHP и Mount Goldsworthy совместного предприятия Goldsworthy. Инфраструктура состояла из специально подведенных железнодорожных линий и погрузочных мощностей в Дэмпьере и Порт-Хедленде. В 1970 году объемы производства достигали уже более 57 млн. т, из которых только 6 млн. т предназначались для внутреннего рынка (остальную руду экспортировали в Японию). Двадцать лет спустя объемы экспорта составляли уже 100 млн. т в год, а к 2000 году они увеличились до 165 млн. т.

Однако, хотя в целом экспорт нарастал, пункты его назначения постепенно изменялись. В 1990 году западноавстралийские комбинаты продали в Японию 54 млн. т руды, что составляло 54% от суммарного экспорта, а из 73 млн. т, которые Япония импортировала в 2001-м, на долю австралийских поставок пришлось только 44%. Аналогичным образом доля экспорта в Европу за этот же период уменьшилась от 20 до 14%, хотя в пересчете на тоннаж имеет место увеличение поставок от 19,7 млн. т в 1990 году до 23,5 млн. т в 2000-м. Со своей стороны, австралийские продажи на других азиатских рынках (исключая Китай), в первую очередь, в Южной Корее и Тайване, более чем удвоились: за десять лет объем этих поставок возрос от 15,2 млн. до 32,8 млн. т при изменении суммарной доли экспорта в эти страны от 15 до 20%.

Быстрее других идет на подъем китайский рынок: за те же десять лет размеры австралийских поставок в эту страну увеличились от 10,7 млн. до 35 млн. т, и очевидно, что этот прирост будет продолжаться. В Китае нарастает тенденция замены низкокачественной отечественной руды более высокосортным импортным материалом, и на фоне быстрого наращивания объемов производства стали это открывает прекрасные перспективы для австралийских поставщиков. В 90-х годах компания Hamersley Iron начала разработку месторождения Tanner совместно с китайским правительством, и вся продукция этого комбината (10 млн. т в год) предназначена для китайского рынка. По данным сиднейского консультационного агентства AME Mineral Economics, годовой прирост суммарного импорта руды в Китай в 2001 году составил 25%.

Тем не менее, в Азии у австралийских производителей есть мощные конкуренты из Бразилии. Хотя у австралийцев имеются серьезные преимущества относительно стоимости транспортировки, бразильские поставщики нашли способ компенсировать это: они приспособились обратным рейсом загружать свои суда китайским углем. Кроме того, бразильская CVRD и китайская Shanghai Baosteel подписали соглашение, включающее долгосрочный контракт на поставку руды и создание совместного предприятия для разработки месторождения в Бразилии. По мнению аналитиков AME, это партнерство заметно укрепит позиции CVRD на азиатском рынке. По статистике Australian Bureau of Agricultural & Resource Economics (Abare), австралийская доля этого рынка вопреки увеличению тоннажа поставок в Китай сужается, главным образом, из-за жесткой ценовой политики конкурентов.

Японцы приобретают бразильскую руду по двум причинам: во-первых, они считают целесообразным диверсифицировать свои закупки, и, во-вторых, в бразильской продукции содержится меньше примесей. Кроме того, ее качество в последние годы значительно улучшилось, поскольку производители теперь занимаются обогащением руды. Правда, высокое качество имело и обратный эффект: японцы стали приобретать меньше руды в Бразилии, поскольку получили возможность при загрузке доменных печей добавлять к ней большую долю дешевой австралийской продукции.

Копать – больше, везти – дальше

Основу развития австралийской железорудной отрасли исходно составляла разработка высококачественных руд брокманского типа на месторождениях Mount Tom Price (Hamersley) и Mount Whaleback (BHP Billiton). Позднее номенклатура продукции кардинально изменилась. BHP Iron Ore, которая до слияния BHP и Billiton была филиалом крупнейшей из австралийских горнорудных компаний, начала производить мелкодробленую пизолитную руду на месторождении Yandi в 1992 году. Изначально мощности этого комбината составляли 5 млн. т в год, но спрос на продукцию Yandi превысил все ожидания, поэтому комбинат быстро стал расширять производство. В настоящее время он выпускает 25 млн. т руды в год. Кроме того, BHP Billiton утвердила новый проект стоимостью $A27,5 млн. для разработки залежей пизолитной руды Yandi. Компания Robe River Iron Associates, которую теперь контролирует Rio Tinto, тоже начала разработку пизолитных месторождений. Кроме того, новая в секторе компания Portman стартовала разработку рудников Koolyanobbing. В настоящее время Portman производит на этом комбинате 2,5 млн. т крупнокусковой и мелкодробленой руды, главным образом, для китайского рынка, а к 2006 году планирует довести его мощность до 8 млн. т в год.

Кроме того, расширяются масштабы разработки залежей руды типа "Марра Мамба", поскольку многочисленные испытания, проведенные японскими прокатными заводами, удовлетворили спрос потребителей. Одним из первых производителей руды этого типа была BHP, которая в 1978 году начала разработку залежей Orebody 29 неподалеку от месторождения Mount Whaleback, чтобы смешивать эту продукцию с мелкодробленой брокманской рудой. В конечном итоге это привело к самостоятельной продаже руды "Марра Мамба", поскольку появление новых технологий выпуска стальной продукции сделало возможным использование сырья различных типов.

Возможность использования руды типа "Марра Мамба" в сталелитейной промышленности приведет к дальнейшему наращиванию австралийских мощностей. Компания North (принадлежит Rio Tinto) планирует начать разработку на руднике West Angelas месторождения Robe River, а BHP Billiton утвердила проект Mining Area C (MAC). В недалеком будущем эти два проекта увеличат австралийские горнорудные мощности, примерно, на 40 млн. т в год.

На месторождении, где BHP Billiton планирует реализовать свой проект, найдено 7 залежей. Их суммарные резервы составляют около 890 млн. т, из которых 190 млн. т локализованы на рудном теле "C", где открыта высококачественная руда типа "Марра Мамба" с низким содержанием кремния и глинозема. Создание инфраструктуры компания планирует начать в конце текущего года, а первую продукцию новый комбинат должен выпустить уже в 2003 году. Исходно мощности предприятия составят 15 млн. т руды в год, но в проекте предусмотрено их последующее увеличение. Исходные инвестиции в разработку залежи "C" оцениваются в А$300 млн., включая строительство железнодорожной ветки от линии, соединяющей комбинат Yandi с Порт-Хедлендом. Комбинат MAC будет находиться в 300 км от Порт-Хедленда и в 37 км от Yandi. Одним из акционеров проекта выступает корейская корпорация Posco (20%), она же рассчитывает приобретать у нового комбината не менее 3 млн. т руды в год. При этом, BHP Billiton намерена в текущем году начать расширение своих портовых и железнодорожных мощностей в Порт-Хедленде от 70 млн. до 81 млн. т руды в год к 2004 году и до 90 млн. т – к 2011 году. Стоимость этого проекта оценивается в $351 млн.

BHP Billiton также планирует в ближайшее время передать конечным потребителям из Японии пробную партию руды (800 тыс. т), которую будет производить MAC. Материал сначала будет доставлен на комбинат Orebody 25 для размола на куски размером до 100 мм, а затем отправлен в Порт-Хедленд для дальнейшей обработки. Большой тоннаж пилотной поставки достаточно полно должен охарактеризовать особенности добываемой на данном месторождении руды.

Rio Tinto недавно осуществила поглощение компании North. Из всех активов North наибольшую ценность для Rio представляет контрольный пакет акций комбината Robe River. Планируемая разработка месторождения West Angelas, резервы которого оцениваются в 440 млн. т, фактически реализует еще один подход к принадлежащим Rio залежам Hamersley. Эти два комбината будут иметь общую инфраструктуру, в частности, железнодорожные пути. Rio Tinto незадолго до приобретения North выиграла дело против этой компании, что позволило ей в судебном порядке запретить North использовать железнодорожную линию Rio, проложенную к порту Дампьер. Однако после осуществленного поглощения японские партнеры Rio достигли консенсуса, согласившись, что совместное использование мощностей будет наиболее целесообразным решением: это сократит затраты на разработку, примерно, на A$200 млн. ($100 млн.).

Новый комбинат на West Angelas начнет продавать кусковую руду и агломерат в третьем квартале будущего года. Среди конечных потребителей его продукции – новые японские акционеры Robe River: Mitsui Ore Development (33%), Nippon Steel Australia (10,5%) и Sumitomo Metal Australia (3,5%). Остальные 53% акций принадлежат Rio Tinto. Исходно мощности комбината составят 7 млн. т руды в год, а далее предусмотрено их увеличение до 20 млн. т (к 2007 году). В связи с этой перспективой Rio Tinto расширяет свои погрузочные и складские портовые мощности в Кэйп-Лэмберте, которые будут увеличены от 32 млн. до 50 млн. т в год.

Галина Резник, по материалам
Metal Bulletin Monthly, Metal Bulletin, ABARE

 
© агенство "Стандарт"