журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Банковское регулирование

Банковская деятельность

ОФФШОРНЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2001

Банковское регулирование

Банки требуют прояснить детали

Проект новых международных стандартов резервирования капитала, который должен быть утвержден к концу года, выглядит слишком сырым

Практически все в мировом банковском бизнесе понимают насущную необходимость внесения изменений в действующие стандарты резервирования капитала на покрытие кредитных рисков. Эта система, введенная Базельским комитетом банковского надзора при Банке международных расчетов в 1988 году, способствовала наращиванию капитальной базы банков и повысила устойчивость системы в целом, но установленные ею нормативы были слишком грубыми и не учитывали многих нюансов. Начав в 1998 году сложную и длительную процедуру создания новых правил, специалисты Базельского комитета бросились в другую крайность, стремясь создать излишне подробную систему, которая теоретически должна учитывать все мелочи. Однако это привело к тому, что многие вопросы, способные оказать значительное влияние на банковскую деятельность, до сих пор не выяснены.

План реформы

в первом приближении

Проект Базельского комитета, представлявший собой 500-страничный гроссбух с перечислением всех принципов, правил и исключений, был представлен на суд мировой банковской общественности в январе 2001 года (см. БП № 1). На сбор отзывов, замечаний и предложений банкирам и экспертам-теоретикам отводилось четыре с половиной месяца – до 31 мая 2001 года. И в положенный срок эти отзывы не замедлили последовать.

В главном сходились все: старая система нуждается в реформировании. Правила 1988 года требовали от банков, занятых международными операциями, наличия собственного капитала на уровне, как минимум, 8% от портфеля активов, объем которого рассчитывался по степени их рискованности. При этом, вложения в государственные ценные бумаги стран ОЭСР считались сопряженными с нулевым риском и не требовали резервирования, некоторые другие активы засчитывались с понижающими коэффициентами 0.2 и 0.5, но большинство кредитов, в том числе и все корпоративные, должны были резервироваться в полной мере.

Эта система была сравнительно грубой и недостаточно совершенной. Например, краткосрочный кредит, выданный Deutsche Bank и какому-нибудь мексиканскому или корейскому банку, имел в ней одинаковую степень риска и засчитывался с одним и тем же 20%-ным коэффициентом. Не было различия и между кредитованием крупной международной корпорации и, фигурально выражаясь, булочной на углу. И в том, и в другом случае банк должен был резервировать 8% от объема кредита. На макроэкономическом уровне эти недостатки ярко проявились во время азиатского кризиса 1997 года, когда обнаружилось, что банки региона с излишней легкостью привлекали межбанковские кредиты.

В новой системе этот недостаток предлагалось ликвидировать за счет введения более гибкой системы коэффициентов, основанных на рейтингах международных кредитных агентств или даже оценках внутрибанковских подразделений контроля рисков. Вначале право принимать самостоятельные решения по уровню резервирования намеревались предоставить лишь крупнейшим международным банкам, располагавшим технологиями управления рисками и опытом их использования, но после волны протестов ограничения в этой области были ослаблены.

Тем не менее, авторы новой редакции правил не хотели снижать объемы резервного капитала в мировой банковской системе и для компенсирования его сокращения вследствие применения банками собственных оценок ввели понятие "операционный риск". Под этим термином подразумевались потери, которые банк мог понести от всякого рода случайностей: от компьютерных сбоев и нерасторопности сотрудников – до стихийных бедствий и мошенничества. На эти цели предлагалось резервировать порядка 20% от объемов отчислений по покрытию кредитного риска. Эта грубая оценка вызвала справедливое недовольство банков, но конкретизировать трактовку операционного риска Базельский комитет не планировал ранее 2006 года (при том, что новые правила должны были вступить в силу с 2004 года).

Третья опора нового порядка заключалась в предоставлении банками более широкой информации о своей кредитной деятельности и сопряженных с нею рисках. При этом, национальным органам банковского надзора давались широкие полномочия по контролю банковских моделей управления рисками. Фактически, по проекту, контролеры должны были определять уровни риска для каждого банка по собственным методикам и сравнивать их с оценками, полученными внутри финансовых институтов. Из этого выводился и принцип индивидуального подхода к банкам, обычный в США или Великобритании, но не применяемый, например, в континентальной Европе, где надзорные органы традиционно имеют дело с банковской системой вообще.

Пусть и с некоторыми оговорками, но банки были готовы принять новую систему в целом. Однако, как только речь заходила о конкретных деталях, сразу же возникали проблемы.

Детальный анализ

Отзывы банковских ассоциаций Северной Америки, Европы и Восточной Азии на представленный им проект сходились в одном: для выработки детальных замечаний и предложений банкам необходимо получить дополнительную информацию и больше времени на проработку. Банки выступают за то, чтобы новые стандарты были бы введены, как и планировалось, в 2004 году, но не видят причин для спешного утверждения окончательного варианта уже в конце текущего года. По словам Маурицио Селлы, президента European Banking Federation, под которыми могли бы подписаться большинство заинтересованных лиц, "пусть решение будет принято на несколько месяцев позже, но это должно быть оптимальное решение".

Специалисты, анализируя проект, нашли в нем многочисленные "белые пятна", причем, в весьма важных вопросах. Так, например, четко не сформулированы правила резервирования капитала при осуществлении розничных операций, проектного финансирования, секьюритизации, инвестиций в акции. До сих пор слишком мало известно о том, как будут определяться операционные риски, и слабо конкретизированы требования к стандартам предоставления банковской информации. Некоторые банкиры, в частности, опасаются, что отсутствие критериев резервирования оперативных рисков может поставить одни банки в привилегированное положение, а другие, наоборот, столкнутся со снижением конкурентоспособности (особенно велика эта тревога у мелких банков). Специалисты Базельского комитета обещают разработать проектные положения по этим вопросам лишь к концу августа, после чего должен начаться новый этап анализа и консультаций, который по плану должен завершиться в октябре. По мнению банкиров, этот срок не мешало бы продлить.

Некоторые финансовые институты озабочены тем, что приспособление к новым требованиям может быть весьма затратным. Разрешение на использование собственных систем оценки кредитных рисков вполне может оказаться палкой о двух концах. Как считает Дуглас Флинт, финансовый директор британского банка HSBC, чтобы добиться приемлемого уровня контроля, банкам придется заняться сбором и тщательным анализом исторических данным по клиентам. С одной стороны, внедрение подобных систем управления рисками позволит банкам снизить объем резервируемого капитала, но, с другой, приведет к росту административных расходов за счет создания или расширения соответствующих подразделений.

По мнению нидерландского банкира Яна Кальффа, руководителя комитета Institute of International Finance по банковскому регулированию, предложенные Базельским комитетом стандарты чересчур детальны и сложны, а расходы банков на их внедрение могут достичь нескольких сотен миллиардов долларов в мировом масштабе (в частности, они сравниваются с затратами банков на решение "проблемы-2000"). Кроме того, как считает Кальфф, в своем стремлении снизить до минимума число банковских банкротств Базельский комитет несколько перегнул палку. Новые требования дают банкам намного меньшую степень свободы, чем кажется на первый взгляд. По оценкам экспертов Institute of International Finance, на каждой ступени самостоятельной оценки кредитного риска предусмотрена слишком большая вероятность ошибки, и, если сложить все эти допуски, получается, что отчисления резервного капитала по новой схеме будут чуть ли не выше прежних.

Вообще, пытаясь создать всеобъемлющую систему, специалисты Базельского комитета привнесли в нее много субъективных оценок. Например, не ясно пока, на чем основывать степень кредитного риска банкам, которые не имеют возможности использовать собственные разработки. Предварительное предложение использования кредитных рейтингов от международных агентств подверглось серьезной критике на том основании, что такие рейтинги зачастую не отражают реального положения вещей, а их изменения, влияющие на коэффициент резервирования, как правило, осуществляются постфактум. Так, например, во время азиатского кризиса 1997 года Moody's и Standard & Poors за неполные пять месяцев снижали рейтинг Южной Кореи 12 раз, но кредиторам терпящих бедствие корейских компаний и банков это ничем не помогло.

Сами рейтинговые агентства согласны с критикой и призывают Базельский комитет внести ясность в вопрос о критериях оценки риска. По мнению представителей Moody's и Standard & Poors, чтобы избежать давления, которое может быть оказано на рейтинговые агентства как заемщиками, так и кредиторами, необходимо разработать четкую и широко известную шкалу показателей, позволяющую всем желающим проверить точность и адекватность присвоенного рейтинга.

Наконец, специалисты отмечают наличие и более фундаментальных противоречий. Если стандарты резервирования будут приняты в том виде, в каком они Базельским комитетом предлагаются сейчас, это может привести к серьезным последствиям для всего банковского сектора.

Макроэкономический анализ

Уже на первый взгляд заметно, что новые стандарты благоволят инвестиционным банкам, но ставят в невыгодное положение розничные. Практически все виды розничного кредитования (за исключением, разве что, ипотечного) сопряжены с риском, но это означает, что к ним будет применяться повышенный коэффициент резервирования, вплоть до 12% от суммы кредита. По подсчетам аналитиков банка Morgan Stanley, объемы отчислений по розничным операциям должны возрасти в 2-3 раза. В то же время, инвестиционные операции и кредитование крупных корпораций, имеющих наивысшие кредитные рейтинги, будут требовать лишь минимального резервирования.

От этого пострадают, в первую очередь, небольшие и средние банки, у которых на розничные операции приходится значительная доля доходов. В относительно невыгодном положении окажутся и крупные универсальные финансовые институты, например германские, для которых выигрыш в сфере инвестиционного бизнеса и корпоративного кредитования будет перекрываться увеличившимся объемом резервирования по потребительским кредитам и операционным рискам.

Зато большие инвестиционные банки окажутся в крупном выигрыше, а для универсальных банков возникнет весомый стимул развивать инвестиционные операции за счет малого кредитования. В настоящее время такую стратегию исповедуют Deutsche Bank в Германии и Barclays в Великобритании, но в случае принятия новых стандартов в их текущем варианте у них появится немало подражателей.

Однако свободное место, которое может возникнуть в связи с сокращением розничной деятельности банков, как ожидается, будет немедленно заполнено небанковскими финансовыми институтами, например, страховыми компаниями, деятельность которых регулируется значительно менее плотно. Многие банкиры выражают озабоченность тем, что выполнение всех требований Базельского комитета снижает их конкурентоспособность по сравнению с подобными организациями. По мнению Дэвида Клементи, заместителя председателя Bank of England, для страховых компаний, работающих вне сферы страхования жизни, должны быть введены такие же стандарты контроля рисков. Иначе банки начнут передавать свои кредитные портфели собственным страховым подразделениям, родственным компаниям по управлению активами или продавать их сторонним страховщикам, и все старания Базельского комитета повысить финансовую безопасность пойдут насмарку.

Предвидят неприятные для себя последствия и представители новых рыночных стран. Теоретически стандарты резервирования распространяются только на банки государств группы G10 ("большая семерка" плюс Швейцария, Нидерланды и Бельгия), но в действительности по ним работают банковские системы более 100 стран мира. По мнению Лим Он Кьяна, заместителя министра финансов Сингапура, для того чтобы соответствовать новым требованиям, азиатским банкам придется создавать у себя дорогостоящие службы оценки кредитного риска или соглашаться на максимальные размеры резервных отчислений.

Кроме того, надзорным органам новых рыночных стран также придется вводить у себя новые методики расчета банковских рисков и переходить на западные стандарты работы, что также будет для них весьма сложным и затратным. Как считает Лим Он Кьян, растущая глобализация мировой экономики и, в первую очередь, финансового рынка не должна привести к тому, что ко всем странам будут применяться одни и те же требования без учета национальных особенностей.

Впрочем, эта жалоба сингапурского чиновника, судя по всему, не будет услышана. Вся суть инициативы Базельского комитета состоит в том, чтобы задать единые стандарты для всей мировой банковской системы, так что отдельным государствам надо будет или соглашаться играть по общим правилам, или не играть вообще.

В целом же ситуация выглядит сейчас следующим образом. Все отдают себе отчет в том, что проект, предложенный Базельским комитетом, имеет значительные недостатки и противоречия, а устранение многих из них в оперативном порядке не представляется возможным. В то же время ни у кого нет сомнений, что система должна заработать в 2004 году, поэтому степень свободы для новых отсрочек и дополнительных консультаций стремительно снижается. Особенно это относится к европейским банкам, которым необходимо дождаться не только утверждения новых стандартов резервирования Базельским комитетом, но и внесения соответствующих изменений в банковские директивы ЕС. Уже сейчас звучат призывы к скорейшему принятию нового механизма, чтобы медлительные европейские бюрократы успели уложиться в срок и не поставили банки региона в невыгодное положение по сравнению с американскими конкурентами.

Поэтому, скорее всего, серьезные изменения в проект правил вноситься не будут. В конце этого года после подведения итогов обсуждения специалисты постараются прояснить наиболее спорные моменты и залатать наиболее заметные прорехи в законодательном поле, а основная работа по наладке будет проходить уже с 2006 года, после того как система будет внедрена и отработана на практике.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, AP

 
© агенство "Стандарт"