журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
СМОТРИТЕ, КТО ПРИШЕЛ

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

ИТОГИ

ПРОИЗВОДСТВО

СЫРЬЕ

РЫНКИ

КОМПАНИИ

ПРИВАТИЗАЦИЯ

ЦЕНЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №5, 2002

КОМПАНИИ

Двадцатка VIPов мировой нечерной металлургии

Субъективность таких категорий, как "власть" и "авторитет" не может не вызвать споры относительно отобранных международным журналом Metal Bulletin кандидатур для "двадцатки" наиболее влиятельных людей мировой нечерной металлургии. Однако, что бы там ни говорили, такой рейтинг существует, и, если верить его составителям, скомпонован с учетом исключительно нынешней активности и занятия ключевых позиций в индустрии. Итак, знакомьтесь:

№1 – Брайан Джилбертсон. С нынешнего года занимает пост генерального исполнительного директора BHP Billiton. Человек, по большому счету, создавший теперешний облик горнодобывающей промышленности и нечерной металлургии.

Взлет его карьеры начался на посту руководителя Gencor в 1992 году и ознаменовался активным участием в реструктуризации горнодобывающей и металлургической промышленностей ЮАР в эпоху постапартеида.

С приобретением Gencor горнодобывающих предприятий Royal Dutch Shell взялся за создание компании Billiton, которая в 1997 году стала котироваться в деловых кругах Лондона в качестве успешной горнодобывающей компании, но этого для Джилбертсона показалось мало. В прошлом году состоялось объединение Billiton с BHP, приведшее к созданию промышленного гиганта с большим запасом природных ресурсов и диверсифицированным производством.

№ 2 – Марио Монти. Уполномоченный Европейской комиссии по конкуренции. Для имеющих несчастье сталкиваться в процессе оформления слияний либо покупок компаний с регулирующими органами Евросоюза, которые, в отличие от множества аналогичных структур по всему миру, строго контролируют процессы консолидации в металлургической промышленности, имя Монти, добившегося нетипичной для не избираемого чиновника личной известности, стало синонимом понятия "Европейское антимонопольное регулирование".

О могуществе антимонопольных органов Евросоюза свидетельствует то, что именно с их подачи были проданы акции алюминиевого завода Longview, именно из-за них Буже и Родье не смогли объединить свои активы в компанию APA и именно из-за них у управляемой Аленом Бельдой Alcoa были проблемы с заполучением Reynolds.

№ 3 – Ален Бельда. Генеральный исполнительный директор и председатель правления Alcoa, долгие годы находившийся в тени своего предшественника Пола О'Нила, более лояльного к средствам массовой информации. Уход О'Нила в Государственное казначейство США позволил Бельде развернуться, в процессе чего Alcoa приобрела компанию Reynolds, усилив свои позиции крупнейшего в мире производителя рафинированного алюминия.

Помимо этого, Ален Бельда создал совместное предприятие в Китае, тем самым нейтрализовав своего нынешнего главного конкурента. На ближайшее будущее в планах Бельды значится изыскание возможностей укрупнения Alcoa преимущественно путем увеличения инвестиций в Восточной Азии, дабы лишний раз "не попадать на ковер" к антимонополистам.

№ 4 – сэр Роберт Уилсон. Исполнительный председатель Rio Tinto, чья политика скупки высокоокупаемых активов в различных секторах промышленности принесла компании репутацию фирмы с наиболее устойчивыми ценами акций среди всех горнодобывающих и металлургических предприятий.

Однако, даже самые крепкие здания не выдерживают сильных землетрясений. Прошлогодний кризис на рынке меди вынудил Rio Tinto занести в графу "убытки" балансовую стоимость ставших нерентабельными мощностей Kennecott в 525 миллионов USD.

№ 5 – Пол Андерсон. Предшественник Брайана Джилбертсона на посту генерального исполнительного директора BHP Billiton. Спасая BHP от краха, способствовал ее слиянию с Billiton, а в 1999 году, когда BHP нуждалась в основательных переменах, рискнул попрощаться с медью Северной Америки и кардинально решить вопрос с Ok Tedi.

№ 6 – Иван Гласенберг. Сделав себе имя на торговле углем, в прошлом году стал руководителем Glencore. Встряхнул швейцарскую компанию рядом новшеств, устроил ротацию трейдеров и взбудоражил заинтересованные круги сомнениями относительно того, продолжит ли Glencore делать инвестиции в металлургическую индустрию.

№ 7 – Алан Уайтинг. Исполнительный директор Лондонской биржи металлов по регулированию и соблюдению правил. Обладает полномочиями вмешиваться в ход торгов для наведения порядка, что может повлиять на торговые позиции и цены ЛБМ при скидках за отсрочку оплаты позиций.

В январе 1999 года лимитировал такие скидки на алюминиевом рынке, чем вызвал негодование трейдеров. В дальнейшем избрал более мягкую тактику и теперь в случае больших скидок вместе со своей командой обзванивает фирмы-члены ЛБМ и убеждает их увеличить заимствования рынку для разрядки напряженной атмосферы. Пришел на ЛБМ в 1997 году из Государственного казначейства Великобритании после регулятивной проверки биржи из-за аферы Хаманаки.

№ 8 – Хуан Вилларзу. В качестве руководителя Codelco занимает крупнейшую должность в медной отрасли и одну из основных должностей в Чили. Управляемая им государственная компания зарекомендовала себя как амбициозным и эффективным производителем, нокаутирующим американские и африканские высокозатратные производства, так и агрессивным продавцом меди.

Однако, нельзя забывать, что Codelco предстоят политические разбирательства с самыми непредсказуемыми последствиями.

№ 9 – Лорд Багри. Заслужил уважение индустрии, еще будучи руководителем трейдинговой и производственной группы Metdist. Как председатель Лондонской биржи металлов с 1993 года, находился в центре таких драматических событий, как афера Хаманаки, регулятивный пересмотр 1997 года и трансформация Лондонской биржи металлов в 2001 году. В нынешнем году готовится найти занятие поспокойнее.

№ 10 – Жан-Пьер Родье. Будь на то добрая воля Марио Монти, мог стать главным исполнительным директором металлургической компании APA, создаваемой путем слияния Alcan, Pechiney и Algroup. На данный момент занимает пост руководителя основной компании Европы по нечерным металлам – Pechiney, над которой сгустились тучи из-за концентрации алюминиевой индустрии в Северной Америке, России и Китае. Ранее возглавлял Union Miniere, ныне известную как Umicore.

№ 11 – Вилли Стротхотт. Бывший протеже Марка Рича, возглавив Glencore, вывел этот торговый бизнес из под давления крупных производителей путем скупки производственных мощностей вроде Xstrata и Century Aluminum и превращения Glencore в одного из крупнейших производителей металла в мире. В прошлом году передал управление компанией Ивану Гласенбергу, но пока не продает свои акции и сохраняет в Glencore большое влияние.

№ 12 – Марк Рич. Вероятнее всего, времена его доминирования на рынке металлов ушли, однако наследие тех лет, когда Рич влиял на развивающиеся рынки металлов, совершал "набеги" на рынки бывшего СССР и Африки, прокладывая дорогу другим трейдерам, и создал компанию Marc Rich Co., ставшую ведущим торговцем, невозможно недооценить. Сейчас инвестиции Marc Rich & Co. важны в производстве меди, никеля и глинозема.

№ 13 – Олег Дерипаска. В недалеком прошлом руководитель СИБИРСКОГО АЛЮМИНИЯ, а ныне генеральный директор и владелец значительного пакета акций группы РУССКИЙ АЛЮМИНИЙ, стремящейся быть конкурентоспособной на мировом рынке.

Другой основной акционер группы – Роман Абрамович переориентировался на политику, и посему компанией руководит преимущественно Дерипаска, концентрирующийся на автомобильном производстве и создании источников снабжения сырьем. Считается, что следующими шагами РУССКОГО АЛЮМИНИЯ должны стать усиление позиций на международных рынках и скупка иностранных производственных мощностей.

№ 14 – Гуо Шенкун. С 2001 года руководитель алюминиевой группы Chalco, ставшей с его подачи на путь реструктуризации и в прошлом году выросшей до крупнейшей в мире по общим объемам производства.

Альянс Chalco и Alcoa на Pingguo Aluminium стал беспрецедентным шагом взаимодействия Китая с западными промышленными гигантами.

Начав свою карьеру на серебряной шахте Guixi, Гуо успел поработать председателем наблюдательного комитета за большими государственными предприятиями и заместителем директора государственного бюро индустрии нечерных металлов.

№ 15 – Миао Дженгшу. Основной участник реструктуризации китайской индустрии нечерных металлов для повышения ее конкурентоспособности на мировом рынке. Выпускник Университета бизнеса и финансов провинции Хэбэй. С 1997 года – президент государственного торгового дома Minmetals. Инициировал введение централизованного фонда наличности и новые методы управления бюджетом, что за последние три года способствовало увеличению прибыли Minmetals до 50%.

Как старший экономист, превосходно ориентирующийся в международной торговле, Миао Дженгшу также является вице-президентом Китайского института международной торговли и Китайской ассоциации индустрии нечерных металлов.

№ 16 – Майк Хатчинсон. Трейдер, поразивший за последние несколько лет многих. Приняв бывшие торговые операции Metallgeselschaft, впоследствии стал работать вместе с Enron, чье недавнее банкротство его, как ни странно, не зацепило.

№ 17 – Владимир Потанин. Отличающийся современными и прагматичными взглядами президент ИНТЕРРОСА с опытом работы в российском правительстве при Борисе Ельцине. От сошедших со сцены российских олигархов Владимира Потанина отличает твердое намерение реформировать НОРИЛЬСКИЙ НИКЕЛЬ, с которым у него были серьезные юридические и политические проблемы, в глобального игрока на мировом рынке.

№ 18 – Роберт Фридленд. Протаптывает дорогу там, где другие не рискуют идти. Полагаясь на свой опыт и интуицию, начал находить и разрабатывать, казалось бы, абсолютно бесперспективные месторождения неблагородных и благородных металлов. Названный Канадской ассоциацией старателей и разработчиков лучшим горным разработчиком 1996 года, Фридленд является поистине глобальным игроком. Как сопредседатель компании Diamond Fields, обнаружил дорогое месторождение никеля Voisey Bay в Канаде и продал его Inco.

Впоследствии основал компанию Ivanhoe Mines, которая, как и его совместное предприятие в Мьянме, владеет прибыльными разработками в Южной Корее, Монголии и Казахстане, а с приобретением в 2000 году компании ABM Mining пришла в австралийский железорудный бизнес.

№ 19 – Джозеф Берманс. Является самым важным трейдером самого важного металла в самой важной торговой компании Glencore, чью роль в торговле алюминием сложно переоценить и чье влияние на рынок с усилением позиций производителя алюминия выросло еще больше.

У Берманса нет руководящего корпоративного титула, как у его боссов Ивана Гласенберга и Вилли Стротхотта, но во многом он так же важен, как и они. Несмотря на ротацию других трейдеров, Берманс никуда не уходит и продолжает заключать огромные сделки.

№ 20 – Рами Вайсфиш. Его торговый талант позволил Metal Resources Group сделать на редкость удачный ход на рынке кобальта. Став в 1998 году агентом Gecamines в Демократической республике Конго и ZCCM в Замбии, MRG в качестве главного игрока на этом маленьком, но прибыльном рынке собрала "сливки" с подорожания кобальта в 1999 году. Помимо этого, трейдеры-конкуренты с неприкрытой завистью говорят об успехе Вайсфиша на рынке кадмия и гадают, какой металл заинтересует его в следующий раз.

Ирина Гальчинская

 
© агенство "Стандарт"