журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ПРЕЗЕНТАЦИЯ

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Автоматизация предприятий ТЭК

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №5, 2002

УГОЛЬ

Правительство ощутило подземные толчки

Представители Профсоюза работников угольной промышленности (ПРУП) на расширенном пленуме своего Центрального комитета 17 мая призвали правительство и присутствовавшего на заседании премьер-министра Анатолия Кинаха ускорить решение проблем с персоналом закрывающихся шахт, налогообложением и оплатой угля энергогенерацией. Происходит это в тот момент, когда другая профессиональная организация угольщиков – Независимый профсоюз горняков Украины (НПГУ), – выражая недоверие за плохую работу вице-премьеру Олегу Дубине и министру топлива и энергетики Виталию Гайдуку, проводит пикетирование здания Кабмина, Администрации президента и Верховной Рады с требованием усилить работу власти по решению шахтерских проблем.

Восьмой по счету пленум ПРУП начался с беспощадной критики правительства. Руководители шахт по очереди выходили на трибуну, высказывая недоверие Кабмину и его главе. Складывалось впечатление, что представителей правительства пригласили на пленум лишь с тем, чтобы раз и навсегда решить проблемы, накопившиеся в угольной отрасли. Что случалось с теми премьерами, для которых эта задача оказывалась непосильной, хорошо известно. И поэтому на заседании ЦК ПРУП неоднократно прозрачно намекали на незавидное положение, в котором оказался нынешний глава Кабмина.

Для многих наблюдателей такой шквал критики в адрес правительства стал полной неожиданностью. Руководство Профсоюза работников угольной отрасли всегда считалось вполне лояльным к власти, в отличие, например, от НПГУ. Яростная атака, которой подвергся Кабмин 17 мая, была совершенно неожиданной, если учесть, что ЦК ПРУП возглавляет Виктор Турманов – один из членов блока "За Единую Украину", в первых рядах которого числится и сам премьер. Однако именно Турманов на пленуме предупредил правительство о возможных последствиях наплевательского отношения к проблемам угольной отрасли. Предупреждения были явно ультимативными.

Требования профсоюзов выглядят вполне обоснованно и сводятся фактически к необходимости решения одного вопроса. От правительства хотят, чтобы оно исполняло собственноручно разработанную программу "Украинский уголь", принятую еще 19 сентября прошлого года. Программа рассчитана на десятилетний период и предполагает увеличение объемов добычи угля в стране на 35%. Интересно, что отечественные чиновники намерены добиться такого показателя на фоне закрытия убыточных шахт.

К принятию программы в правительстве подошли как никогда серьезно, не делая при этом поспешных шагов (составлялась она еще при вице-премьерстве Юлии Тимошенко). Однако под нажимом профсоюзов Кабмин был вынужден поспешить.

Следует заметить, что для такой отрасли экономики Украины как угольная, Кабмин предложил достаточно радикальную программу. Украинское правительство поставило перед собой слишком "высокую планку" – увеличить к 2010 году добычу угля до 110 млн. т в год, заведомо лишив себя возможности совершить удачный прыжок. Ведь основные финансовые требования программы не были внесены в расходную часть существующего бюджета.

"Украинский уголь" предусматривает финансирование угольной отрасли в 2002 году в размере 2,5 млрд. грн. (из этой суммы до сих пор выделено менее одной трети). К 2010 году планируется закрыть свыше 120 убыточных предприятий по добыче угля из 284 существующих и, несмотря на это, увеличить выработку органического топлива на 35-38%. Данную задачу, как посчитало Министерство топлива и энергетики, можно решить путем привлечения в отрасль дополнительных инвестиций, полученных в результате приватизации инвестиционно привлекательных предприятий, работающих в угольной отрасли. Процесс приватизации будет проходить на конкурсных условиях, обещающих всем равные права и возможности. Правда, это касается только тех шахт, которые уже сейчас могут обеспечить самостоятельное финансирование собственного развития. Со списком таких предприятий, кстати, в Минтопэнерго до сих пор не определились – видимо, есть проблемы посущественней.

В основу программы заложен благой тезис – приостановить процесс принудительного взыскания имущества с предприятий угольной промышленности в счет погашения задолженности перед госбюджетом и государственными целевыми фондами, а также увеличить перечисление бюджетных средств на финансирование отрасли. Однако данное положение программы на практике не выполняется.

Сегодня задолженность по зарплате работникам угольной промышленности составляет более 1,7 млрд. грн. При этом на выплату зарплат у большинства шахт просто нет денег. Среднестатистическая украинская шахта в условиях полной оплаты за поставляемый уголь ежемесячно терпит убытки в размере 80 млн. грн. Причина проста: на продаже материалов, оборудования, спецодежы и т.п. для шахт спекулируют посредники, продавая инвентарь в несколько раз дороже.

Виктор Турманов официально заявил о том, что его профсоюз по окончании пленума будет разрывать контракты с той шахтной администрацией, которая согласится приобретать по завышенным ценам оборудование. Только таким способом можно попытаться защититься от тех, кто сегодня "зарабатывает" на угле.

В профсоюзных кругах твердо убеждены в том, что положением дел в угольной промышленности заправляет вовсе не украинское правительство, а известные донецкие предприниматели, объединившиеся вокруг не менее известной личности – Рената Ахметова. Из шахт "выносят" огромные суммы денег и умудряются зарабатывать на каждой мелочи, получая при этом баснословные доходы.

На угле сегодня зарабатывают с помощью следующей цепочки четко отлаженных действий. Сначала искусственно снижаются цены на уголь, затем в обмен на поставки органического топлива на угледобывающие предприятия поставляется необходимое им оборудование по заведомо завышенной цене. Можно договориться о поставке угля на электростанцию и вместо закупленного продукта отгрузить пустую породу. Это, кстати, одно из бросающихся в глаза последствий существующей диспропорции цен на украинский уголь. На однотипную продукцию, поставляемую различными шахтами, они колеблются в пределах 10-20%. При этом учитывается не столько качество продукции, сколько непосредственные затраты, связанные с ее производством.

Помимо этого энергетические компании традиционно плохо оплачивают уголь своим поставщикам. Те, в свою очередь, пытаются выжить за счет правительственных дотаций и финансовой поддержки государства. Но этих денег не хватает даже на уплату налогов, о зарплате рабочим в таких случаях речь даже не идет, несмотря на недавний указ президента, который обязал угледобывающие предприятия в первую очередь рассчитываться с горняками. Однако у Государственной налоговой администрации совсем другие обязанности – "налоговикам" нужно пополнять бюджет. В этой ситуации руководители ПРУП требуют отменить кассовый метод налогообложения угледобывающих предприятий, отдав приоритет выплате зарплат. В ответ на это премьер-министр выразил сомнение в целесообразности взыскания налоговиками НДС с бюджетных ресурсов, направляемых на поддержку угольной отрасли, и отметил недопустимость взыскания налогов в момент отгрузки угля потребителям. Кроме того, он поручил министру труда и социальной политики Ивану Саханю принять меры по повышению оплаты труда шахтерам и ускорить решение социальных проблем.

На все остальные претензии руководителей профсоюза Кабинет Министров в лице министра топлива и энергетики Виталия Гайдука отреагировал презентацией пакета контрмер по улучшению работы отрасли. Среди них приоритет отдается трем базовым направлениям:

1. Поиску внутренних резервов.

2. Переходу к исключительно денежным расчетам в отрасли.

3. Повышению цен на уголь.

На последнем тезисе стоит остановиться более подробно. По словам Гайдука, доходы предприятий угольной отрасли не покрывают расходов примерно на 1,2 млрд. грн. в год. В частности, рост зарплаты шахтеров с начала года потребовал ежемесячно дополнительных 112 млн. грн. при той же выручке от реализации угля – 530 млн. грн. В результате ежемесячный фонд оплаты труда горняков сейчас составляет около 413 млн. грн.

В этой ситуации Министерство топлива и энергетики прогнозирует повышение цен на товарный уголь до конца года на 14 грн. за тонну. Министр считает, что повышение цен должно стать корпоративным решением производителей и потребителей угля (энергогенерации), в котором будут учтены объемы поставок, качество, расчеты. По его мнению, предпосылкой повышения должна стать 100%-ная оплата угля потребителями.

При этом Гайдук подчеркивает, что будут предприняты меры по оптимизации затрат при производстве электроэнергии, для того чтобы повышение цен на уголь не привело к цепному подорожанию электроэнергии: "Мы поставили задачу в экономике генерирующих компаний – повышение цены товарного, а не рядового угля без увеличения цены электроэнергии".

К сожалению, в сложившейся ситуации рост цен на уголь – это всего лишь полумера, которая позволит снизить накал эмоций в шахтерской среде, однако не позволит коренным образом реформировать отрасль. Понятно, что без передачи предприятий углепрома в руки эффективных собственников эта "стратегическая отрасль" обречена влачить жалкое существование. А вот этого-то Минтопэнерго и не торопится делать, всячески тормозя процессы приватизации в отрасли. Ведь это не отвечает интересам украинских грандов угольного бизнеса, которые безо всякой приватизации контролируют предприятия отрасли, не неся при этом никаких обязательств, не будучи собственниками.

Ефим ЗИНГЕЛЬШУХЕР

 
© агенство "Стандарт"