журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ПРЕЗЕНТАЦИЯ

ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. Автоматизация предприятий ТЭК

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №5, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

Время перегиба

На мировом рынке нефти начала складываться новая стратегическая обстановка

Период с середины апреля до середины мая если чем-то и запомнился участникам мирового рынка энергоносителей, так это практически полным отсутствием событий. Напряженность на Ближнем Востоке оставалась, совершая локальные приливы и отливы, но в целом положение сейчас характеризуется меньшей нестабильностью, чем месяц назад. Похоже, завершился кризис в Венесуэле: после неудавшейся попытки военного переворота противоборствующие стороны пошли на компромисс вокруг назначений в государственной нефтяной корпорации Petroleos de Venezuela SA (PDVSA). Наконец, экономика развитых стран, хотя и демонстрировала отдельные обнадеживающие признаки, пока не торопится выходить из кризиса, что оправдывает политику большинства стран – экспортеров нефти по ограничению объемов добычи. Тем не менее в последнее время на рынке чувствуется приближение изменений, о чем свидетельствует повышение в середине мая цен на нефть до самого высокого уровня за последние полгода. Хотя до встречи в верхах ОПЕК, на которой будет определяться политика картеля на третий квартал, еще достаточно времени, приближающаяся конференция уже оказалась в центре внимания политиков, экспертов и деловых кругов.

Венесуэльский кризис, прошедший фазу стремительного нарастания в первой половине апреля, а затем завершившийся восстановлением у власти президента Уго Чавеса и стабилизацией обстановки в стране, на самом деле имел более серьезные последствия, чем предполагалось изначально. И дело здесь было не только в том, что возвращение Чавеса означало крушение надежд некоторых экспертов и политиков, ожидавших, что после его устранения Венесуэла вернется к прежней политике агрессивного расширения добычи нефти (до прихода Чавеса к власти в 1998 году эта страна была одной из главных нарушительниц квот в ОПЕК, превышая их, порой, на 30-45%).

Пойдя на компромисс со своими политическими противниками, Уго Чавес выполнил их требование (с которого, собственно, все и началось), уволив с поста президента PDVSA своего ставленника Гастона Парру. Однако теперь вопрос о новом руководителе крупнейшей корпорации Венесуэлы, обеспечивающей своими отчислениями 40% государственного бюджета страны, приобретал первостепенное значение. Чавесу удалось найти устраивающее всех решение, предложив эту должность Али Родригесу, генеральному секретарю ОПЕК и бывшему министру нефтяной промышленности Венесуэлы. Родригес, ранее никогда не руководивший крупной компанией, вначале отклонил лестное предложение, но затем подумал – и согласился. Как заявил он журналистам, должность президента PDVSA его не слишком прельщает, однако он все же решился взять на себя эту ответственность "в интересах венесуэльского народа".

Кстати, Али Родригес имел полное право так говорить. В сегодняшней Венесуэле, неспокойной и раздираемой политическими противоречиями, нейтральная фигура на посту главы PDVSA – оптимальный вариант. Кроме того, Али Родригес, один из самых авторитетных людей в мировой нефтяной отрасли, значительно поднимет международный престиж венесуэльского монополиста. При нем более предсказуемой станет и политика страны в отношении объемов добычи нефти. Родригес был создателем существующей и поныне системы квот в ОПЕК, позволившей восстановить мировой рынок после жесточайшего кризиса 1998 года, так что, очевидно, вопрос пересмотра производственной политики Венесуэлы снят с повестки дня.

Однако, уходя в PDVSA, Али Родригес подложил изрядную свинью ОПЕК, которой сейчас придется заняться поисками его преемника. Положение осложняется тем, что подобное решение может приниматься только на основе консенсуса, а устраивающего всех нейтрального претендента в рядах картеля сейчас нет. Кандидатура официального кандидата, руководителя исследовательской службы ОПЕК кувейтца Аднана Шихаб-Эльдина, будет, скорее всего, заблокирована Ираком. Бывший генеральный секретарь алжирец Хакиб Хелиль, занимавший эту должность на протяжении нескольких месяцев во второй половине 2001 года, был явно промежуточной фигурой и ни на что сейчас официально не претендует. Кроме того, у него нет и близко того международного авторитета, который снискал себе Али Родригес. В принципе, самым влиятельным политиком в ОПЕК сейчас можно считать саудовского министра Али аль-Наими, однако появление представителя Саудовской Аравии на посту главы картеля представляется маловероятным. Саудовская Аравия и так главенствует в ОПЕК, в одиночку обеспечивая более трети совокупного экспорта, и малые страны не без оснований желают иметь хоть какие-то противовесы ее влиянию.

Вопрос с назначением нового генерального секретаря планируется решить на ежеквартальной встрече в верхах, которая состоится в Вене 26 июня. Вообще эта конференция, где должен быть также определен размер квот на добычу нефти в третьем квартале, начинает приобретать все большее значение.

В апреле обстановка на мировом рынке нефти не вызывала особого беспокойства у специалистов. Цены, правда, находились на довольно высоком уровне (около 26 $/баррель "брента" на лондонской бирже во второй половине месяца), однако аналитики объясняли это исключительно влиянием напряженной ситуации на Ближнем Востоке. При этом, по словам Лоуренса Иглса, аналитика компании GNI, Палестина и Ирак представляли собой словно сообщающиеся сосуды. Пока израильские войска держали в осаде резиденцию Арафата и крушили дома в рамках антитеррористической операции в лагере Дженин, рынок нефти принимал во внимание именно эти события и реагировал на них подъемом цен. С другой стороны, после некоторого ослабления напряженности в отношениях между Израилем и палестинцами аналитики немедленно вспомнили об Ираке, который по-прежнему остается под угрозой американских бомбардировок. Исходя из этого, эксперты делали вывод о том, что "военная премия" на рынке нефти, оцениваемая примерно в 3-5 $/баррель, сохранится еще надолго.

Но и наличие подобной премии не слишком нарушало сложившуюся на рынке гармонию. Цены в 25-26 $/баррель "брента" устраивали, в общем, всех. Для стран ОПЕК это означало возвращение в ценовой коридор, выход за пределы которого ранее доставлял им столько проблем, а импортеры не видели в установившихся ценах особой угрозы для своей экономической стабильности. В частности, один из ведущих экономических экспертов президентской администрации США Гленн Хаббард заявил 16 апреля, что текущие цены на нефть не представляют собой препятствия для возобновления экономического роста в стране, хотя и признал при этом, что желанное восстановление экономики после кризиса прошлого года проходит несколько медленнее, чем ожидалось.

О стабильности и сбалансированности мирового рынка свидетельствовало и отсутствие каких-либо последствий эмбарго на экспорт нефти, объявленного Ираком 8 апреля в знак протеста против действий Израиля в Палестине. В дальнейшем иракский президент Саддам Хуссейн неоднократно выступал с воинственными заявлениями и призывами к другим арабским странам, однако в ответ получал лишь заверения Саудовской Аравии о том, что в случае возникновения нехватки нефти по каким-либо причинам королевство немедленно задействует свои резервные мощности и ликвидирует дефицит. Осознав, что его инициатива не получила поддержки, Хуссейн сдался, и 23 апреля объявил, что с 8 мая Ирак возобновит отгрузку нефти на экспорт, хотя при этом пообещал, что не будет продавать нефть Израилю и США, даже через посредников. Правда, впоследствии об этом обещании все дружно забыли: действительно, с учетом того, что США фигурируют в качестве крупнейшего потребителя иракской нефти, выполнить его было довольно сложно.

Резервы нефти в странах-импортерах между тем шли на подъем. В середине апреля объем запасов в США превысил прошлогодний уровень на 18 млн. баррелей и достиг наивысшего значения за последние три года. Несмотря на приближение пикового летнего сезона, американские цены на бензин оставались на относительно умеренном уровне при высоком показателе загрузки производственных мощностей нефтеперерабатывающих заводов.

Появившийся в середине апреля обзор, подготовленный лондонским Center for Global Energy Studies, в котором предсказывались дефицит нефти во втором полугодии и повышение цен до 28 $/баррель "брента" даже в случае расширения добычи в июле (и до 32 $/баррель при сохранении неизменных объемов производства в третьем квартале), выглядел поэтому чересчур пессимистическим. Однако уже вскоре начало выясняться, что эксперты центра оказались ближе к истине, чем казалось многим аналитикам.

Появившиеся в конце апреля статистические данные показали, что рост ВВП США в первом квартале 2002 года составил 5,8% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Примерно в то же время забеспокоилась Европейская Комиссия, и комиссар по энергетике Лойола де Паласио провела специальную встречу с Али Родригесом, получив от него заверения о том, что ОПЕК тщательно проанализирует сложившуюся обстановку и сделает все от него зависящее, чтобы не допустить резкого подъема цен.

В начале мая в американском Детройте специальную встречу провели министры энергетики государств "большой восьмерки", на котором основное внимание было уделено японской инициативе об использовании стратегических резервов нефти в странах-импортерах в целях краткосрочной стабилизации мирового рынка энергоносителей. Это предложение было принято, что в принципе должно иметь немаловажное значение. Как показали события осени 2000 года, странам-экспортерам в одностороннем порядке сложно противостоять тенденции панического повышения цен. Тогда ОПЕК несколько раз подряд объявлял о расширении добычи, однако цены неслись вверх, пока не достигли самого высокого уровня за последние 10 лет, и только решение администрации Клинтона об интервенции с использованием государственных резервов нефти смогло остановить ажиотаж.

Характерно, что стратегические запасы, созданные в странах Запада в 70-тые, предназначались для страховки на случай повторения нефтяного эмбарго по образцу 1973 года. Теперь эта опасность практически сведена на нет, а резервы и в самом деле можно использовать в целях стабилизации рынка.

Тем не менее многие аналитики восприняли подобное решение как знак того, что развитые страны ожидают мощного подъема цен на нефть во второй половине текущего года и готовятся его встретить, как говорится, во всеоружии. В пользу этой версии сыграло и то, что представители ОПЕК, начав определяться с позицией в преддверии июньской встречи, однозначно высказались против расширения объемов добычи.

Открыл дискуссию министр нефтяной отрасли Катара Абдулла аль-Аттийя, заявивший 5 мая, что на рынке существует избыток нефти, а значит, нет никакой необходимости увеличивать производство в третьем квартале. Эта точка зрения получила дальнейшее развитие на энергетической конференции арабских стран в Каире 11-12 мая, где аналогичным образом высказались представители Саудовской Аравии и ОАЭ. По их мнению, сбалансированность спроса и предложения в глобальном масштабе и наличие большого объема резервов не оправдывают ослабления введенных в конце прошлого года жестких ограничений. При этом, естественно, делалась оговорка, что за следующие полтора месяца еще многое может измениться, и решение в конце июня будет приниматься с учетом всех действующих факторов, однако общее настроение экспортеров было понятным. Более того, в пользу сохранения прежних объемов добычи высказывались и не входящие в ОПЕК крупные экспортеры – Мексика и Норвегия.

Подобная позиция не нашла понимания у потребителей нефти, и обстановка на мировом рынке внезапно стала более нервозной. Глава Федеральной резервной службы США Алан Гринспен, отметив, что ограниченный рост цен на нефть не окажет заметного влияния на американскую экономику, предостерег против нового "длительного и существенного" подъема. В мае внезапно начали снижаться резервы нефти в США: по мнению аналитиков, это с запозданием сказались последствия уже отмененного к настоящему времени иракского эмбарго и перебоев с поставками венесуэльской нефти в апреле. В первую неделю мая они упали сразу на 7,4 млн. баррелей и впервые за 2002 год оказались ниже прошлогоднего уровня, вызвав очередной всплеск беспокойства у аналитиков, ожидающих теперь дефицита энергоносителей на национальном рынке.

Наконец, об изменившихся тенденциях просигнализировало парижское International Energy Agency, представляющее собой энергетическое бюро ОЭСР. Согласно данным отчета IEA, баланс на мировом рынке нефти начинает смещаться от избытка предложения к недостатку. Текущая ситуация в целом еще не оправдывает подъема цен, говорится в отчете. Потребление нефти в странах ОЭСР в первом квартале 2002 года снизилось на 1,2% по сравнению с прошлогодними показателями (или на 1,6 млн. баррелей в день), что представляет собой самый большой спад за последние 12 лет. При этом страны ОПЕК в первые три месяца года превышали оговоренные квоты в среднем на 1 млн. баррелей в день. Россия, ограничив экспорт, довела объем производства до рекордного значения в марте этого года, довольно существенно выросла добыча нефти в Казахстане.

Однако во второй половине года спрос на нефть, по мнению экспертов IEA, пойдет на подъем и достигнет к концу года 76,4 млн. баррелей в день. В то же время глобальное производство нефти в апреле 2002 года составило всего 74,5 млн. баррелей в день, и если не приступить к его увеличению уже в июле, диспропорция быстро достигнет опасного уровня. Как предупреждает IEA, если экспортеры нефти примут решение сохранить прежние объемы производства на третий квартал, объем резервов в странах ОЭСР к началу октября упадет до самого низкого значения за последние пять лет, вызвав мощный скачок цен.

Впрочем, цены и так начали подниматься, реагируя на потенциальную угрозу. В США они 14 мая превысили 29 $/баррель, выйдя на самый высокий уровень за последние восемь месяцев. Специалисты не исключают дальнейшего роста, если процесс сокращения резервов не удастся повернуть вспять. Кроме того, в США и Западной Европе приближается сезонный максимум спроса на бензин, что также будет оказывать дополнительное давление на стоимость нефти.

Очевидно, ближайшие несколько недель будут весьма беспокойными для рынка энергоносителей. Цены, судя по всему, будут подниматься и опускаться под действием краткосрочных факторов. Политиков же ожидают непростые дискуссии относительно объемов добычи нефти в июле-сентябре. Пожалуй, теперь курс стран ОПЕК на сохранение прежнего уровня производства может подвергнуться существенной корректировке, а в самом картеле снова вспыхнет спор между сторонниками более и менее жесткой линии.

Виктор ТАРНАВСКИЙ

 
© агенство "Стандарт"