журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

ЭЛЕКТРОННЫЕ ДЕНЬГИ

Банковское регулирование

Банковская деятельность

ОФФШОРНЫЕ БАНКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2001

Банковские кризисы

Японский инвестиционный бизнес на переходном этапе

Местным банкам приходится выдерживать неблагоприятные экономические условия и противостоять иностранным конкурентам

По мнению международных финансовых аналитиков, проводимые в Японии реформы в части дерегуляции финансового сектора пока не отличаются реальной продуктивностью и результативностью. Многие японские бизнесмены, ожидавшие от них быстрых позитивных перемен в финансово-экономической жизни страны, на сегодняшний день испытывают растерянность и разочарование. Ускорению процессов реструктуризации не содействовали ни наметившиеся некоторые признаки определенной стабилизации экономической ситуации в Японии, ни недавний рост цен на акции. Некоторые международные инвестиционные банки, называвшие японские дерегулятивные реформы основной причиной расширения их присутствия в этом государстве, начинают утрачивать терпение, хотя и признают, что подобные преобразования – процесс долгий и всегда нелегкий.

Надежда

рождается первой

Опубликованные в начале текущего года данные исследования компании Thomson Financial свидетельствуют о том, что интенсивность и темпы корпоративной реструктуризации в Японии существенно замедлились. Так, например, в 2000 году общая стоимость всех сделок по слияниям и поглощениям составила лишь 99.89 млрд. иен, что на 49,4% меньше по сравнению с 1999 годом. Для инвестиционных банков такое снижение активности означает серьезное падение прибыли, тем более заметное, что участие в консультировании слияний и поглощений зачастую приводит к заключению контрактов на организацию других сделок, например, эмиссии ценных бумаг.

Вместе с тем, эксперты японского подразделения Deutsche Bank отмечают, что Япония готова к реструктуризационным процессам и многое в этом плане будет зависеть от событий на политической арене государства. Пока сменявшие друг друга правительства не добились значимых успехов в структурной реформе. Тем не менее, считают в Deutsche Bank, в ближайшие два года ускорение корпоративной реформы в Японии неизбежно. Признаки этого ускорения проявляются уже сейчас. Так, в текущем году вступают в силу изменения к местным юридическим и бухгалтерским нормативам, что позволит ускорить процесс корпоративной реструктуризации в стране. Начиная с апреля 1999 года, все местные компании должны предоставлять отчеты о своей деятельности на консолидированной основе, что, вероятно, положит конец традиционному японскому методу сокрытия потерь посредством их перекачки в аффилированные фирмы.

Второе и, вероятно, самое значимое изменение в бухгалтерской отчетности, вступившее в силу с 1 апреля 2001 года, заключается в проведении аудита в соответствии с реально сложившейся ситуацией на рынке, что подразумевает регистрацию всего имущества и активов компании по рыночным ценам. Ранее японские фирмы предоставляли отчетность о таких активах по балансовой стоимости, что исключало возможность учета подъема или падения цен на недвижимость и акции. Первую оценку этим новым правилам можно будет дать в начале сентября, когда планируется опубликовать результаты финансовой деятельности японских компаний за первое полугодие 2001 года.

Хотя обнародованные Thomson Financial данные оказались в большинстве своем негативными для финансового сектора Японии, некоторые цифры свидетельствуют, что по сравнению с 1999 годом темпы реформ в стране даже возросли. Да, общий объем операций по слияниям и поглощениям за этот период сузился почти вдвое, но, с другой стороны, за это же время количество состоявшихся трансакций увеличилось от 1450 до 1517. По оценкам компании Bloomberg, в настоящее время в Японии сохраняется тенденция роста операций по слияниям и поглощениям. Так, в 2000 году количество таких сделок стоимостью не менее $350 млн. внутри страны составило 367 по сравнению с 241 в 1999 году. Число подобных операций аналогичной стоимости, когда объектом поглощения японской компанией становилась зарубежная корпорация, увеличилось от 82 (1999 год) до 132 (в 2000-м).

Другой тенденцией японского сектора банковских слияний и поглощений стало проведение подобных операций, в основном, с помощью национальных банков, которые все чаще предпочитают иметь дело, скорее, с местным партнером (in-in transaction), чем вступать в альянс с зарубежным банком. Ранее японские корпорации, наоборот, предпочитали привлекать иностранцев в качестве надежных нейтральных партнеров, не связанных с местными финансово-промышленными группами. Так, 75% слияний и поглощений, проведенных крупнейшим инвестиционным банком Японии Nomura в прошлом году, относились к категории in-in transactions. В текущем году прогнозируется рост этого показателя до более 80%.

Как считают специалисты PricewaterhouseCoopers, не все еще потеряно и для реализации межгосударственных слияний с участием японских компаний. Последние, например, проявляют интерес к сделкам MBO (management buy-out – выкуп группой менеджеров контрольного пакета акций), в ходе которых зарубежный инвестор становится собственником фирмы, но оставляет у ее руля прежний управленческий персонал, исключая таким образом возникновение резких изменений и колебаний в культуре и политике ведения бизнеса.

Борьба

на инвестиционном

рынке продолжается

Устав наблюдать за непрерывными атаками американских и европейских инвестиционных институтов на японский рынок, банковские и брокерские учреждения Японии приступили к активизации своих усилий в таких сферах как слияния и поглощения, МВО и структурированное финансирование. В настоящее время они проводят в своих инвестиционных банковских подразделениях широкомасштабные реорганизационные мероприятия, которые затрагивают как разработку новых схем и моделей ведения бизнеса, так и вопросы пополнения квалифицированного персонала. Некоторые из них даже начали принимать на работу иностранных специалистов, что еще 10 лет назад считалось чем-то из области фантастики.

Вместе с тем, большинство инвестиционных банкиров в Токио, в том числе и в самих японских институтах, сильно сомневаются в том, что японцы смогут выдержать конкуренцию с ведущими мировыми инвестиционными банками как, например, Golman Sachs или Morgan Stanley. Даже официальные лица в местных банковских кругах утверждают, что это им вряд ли удастся. Несмотря на множество привилегий в отечественном финансовом секторе и прочные отношения с клиентами, японские инвестиционные банки имеют очень ограниченный опыт в размещении ценных бумаг в глобальном масштабе, а уровень их технологической оснащенности гораздо ниже, чем у американских конкурентов. Возможности японцев осуществлять набор талантливых молодых специалистов также серьезно ограничены вследствие действия традиционной системы заработной платы и вознаграждений, базирующейся на принципе пожизненного найма. Эксперты одного из зарубежных инвестиционных банков в Токио считают, что японские институты будут, в конечном счете, похожи на итальянский Mediobanca или немецкие банки.

Низкие кредитные рейтинги банков Японии на международном рынке долгосрочного ссудного капитала приводят к тому, что они начинают утрачивать часть своего основного бизнеса. Так, корпорация Sony, например, открыла недавно крупнейшую за свою историю глобальную кредитную линию суммой $4 млрд. Руководство этой операцией осуществлял JP Morgan. Она стала первой сделкой, к которой не привлекались японские банки вследствие их низких кредитных рейтингов. Ряд слияний между японскими компаниями тоже консультировали зарубежные банки без участия местных финансовых институтов, поскольку иностранцы, как полагают в Японии, всегда действуют с нейтральных позиций.

В частности, Goldman Sachs оказывал консультационные услуги Sumitomo Bank при его объединении с Sakura Bank, а последнего консультировал все тот же JP Morgan. В сделке по слиянию Sumitomo Chemical и Mitsui Chemical обе стороны получали консультации опять же от зарубежных банков. Официальные представители японского дома по торговле ценными бумагами потом долго жаловались, что им даже не позвонили и ничего не сказали об этих сделках.

В интересах расширения своих возможностей по выходу на международную финансовую арену и изучения новых методов ведения инвестиционного банковского бизнеса некоторые японские институты обращаются к зарубежному опыту. Так, например, совместное предприятие Daiwa SBCM, созданное между Daiwa Securities и Sumitomo Bank, вступило в альянс с европейским банком Lazard c целью совместной подготовки и реализации сделок по межгосударственным слияниям и поглощениям. При этом, руководство СП подчеркивает, что Lazard не станет единственным партнером Daiwa SBCM в этой области и намерено продолжить поиск других зарубежных институтов для создания подобных союзов.

Ведущим инвестиционным банком Японии Nomura Securities тоже рассматривается вариант приобретения в ближайшие несколько лет иностранного финансового института. Его эксперты отмечают, что отсутствие на балансе группы крупных долгов создает хорошие предпосылки для покупки зарубежного инвестиционного банка, особенно сейчас, когда ситуация на американском и европейском рынках заметно ухудшилась.

Перед иностранными институтами тоже стоит проблема реализации своего потенциала по размещению ценных бумаг в Японии. Решение этого вопроса видится в создании комбинированных подразделений с участием японских и зарубежных учреждений. Так, совместное предприятие Nikko Salomon Smith Barney, созданное Nikko Securities и департаментом инвестиционных банковских операций Citigroup, уже достигло определенных успехов в объединении своих усилий по размещению ценных бумаг на местном и международном уровне. Вместе с тем, практика показывает, что подобные комбинации не всегда хорошо срабатывают. Об этом свидетельствует опыт одного из крупнейших инвестиционных банков мира Merril Lynch, который после покупки Yamaichi Securities столкнулся с серьезными трудностями при покупке сети филиалов японской компании и поддержании на должном уровне доходности ее розничных операций.

Что произойдет с Nomura Securities и Daiwa, покажет время. Однако уже сейчас аналитики некоторых европейских инвестиционных банков предполагают, что эти институты могут лишиться своей независимости в ближайшие несколько лет. Nomura, правда, не теряет оптимизма и оценивает собственные перспективы как обнадеживающие. Эксперты из ее департамента инвестиционной банковской стратегии утверждают, что еще в прошлом году все выглядело так, как будто банк уже проиграл свою позицию на инвестиционном рынке. В текущем же году ситуация значительно улучшилась, и Nomura может действовать уже на равных с другими игроками. Купит японскую финансовую группу зарубежный банк или нет, будет зависеть от привлекательности японского рынка в ближайшей перспективе.

В цене «европеизированные

японцы»

С момента начала дерегулятивных реформ в финансовом секторе Японии некоторые крупнейшие международные инвестиционные банки расширили свои операции в Токио на 200-400%. В настоящее время, однако, многие из них решили сделать передышку в связи с замедлением темпов экономического роста в США и противоречивой ситуацией на фондовом рынке и в экономике самой Японии.

Так, по данным местных источников, ряд крупнейших корпораций ввели неофициальный запрет на наем нового персонала, а большинство банков намерены в отличие от практики прошедших лет придерживаться более селективной рекрутинговой политики. Некоторые ведущие кадровые агентства в Токио, в частности Heidrick & Struggles, отмечают, что многие банки планируют отказаться от набора нового персонала и заняться повышением квалификации и профессионального уровня уже действующих сотрудников. Дефицит финансистов и связанная с ним усиленная "охота за умами" привели к тому, что нанятые специалисты оказались "достаточно хорошим" работниками, но никак не лучшими кандидатами для занятия той или иной должности.

Примечательной чертой последних лет стала возросшая опора на местные кадры. В настоящее время в токийских офисах ведущих международных банков и финансовых компаний доля местных специалистов составляет от 80 до 90%. Наем местного специалиста, правда, не всегда дешевле, чем иностранного, однако зарубежные компании в последние годы предпочитают иметь дело как раз с японцами, поскольку их успех в конкуренции с местными институтами зависит, прежде всего, от установления прочных отношений именно с японскими клиентами. Вместе с тем, одним из главных требований к местному соискателю должности в зарубежной финансовой корпорации остается его международный кругозор и способность к взаимодействию с коллегами из подразделений в других странах.

Эксперты Heidrick & Struggles отмечают, что большинство международных банков ведут поиск "европеизированных японцев", получивших образование за рубежом и отработавших там много лет. Особенно высоко ценятся лица с дипломом MBA, окончившие ряд широко известных американских бизнес-колледжей. Их круг достаточно ограничен, а особым спросом пользуются специалисты в возрасте от 30 до 40 лет, имеющие опыт работы в таких важных на сегодняшний день отраслях как банковские технологии, операции по слияниям и поглощениям, частные ценные бумаги, хотя число таких людей во всем Токио не превышает нескольких десятков.

С учетом этого многие международные инвестиционные банки, в частности Merril Lynch и Goldman Sachs, разработали и уже применяют на практике хорошо проверенные схемы рекрутинга выпускников известных вузов, в том числе и ведущих японских университетов. Другие зарубежные банки тоже используют специальные модели набора недавних выпускников, а некоторые не стесняются снимать сливки в виде квалифицированного персонала у таких своих японских соперников как Bank of Tokyo-Mitsubishi или Nomura. Эта практика стала настолько распространенной в последние годы, что многие финансовые группы Японии уже начинают жаловаться по поводу бесплатной подготовки персонала для своих западных конкурентов.

Олег Зайцев,
по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"