журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Банковские стратегии

Новые рыночные страны

Банковское оборудование

Информационные технологии

БАНКОВСКИЙ ПЕРСОНАЛ

ЭТИКА БИЗНЕСА

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

РЕКЛАМА

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2002

ЭТИКА БИЗНЕСА

Нравственность – лучшая политика

Следование этическим принципам может и не привести к повышению прибыли, но пренебрежение ими чаще всего убыточно

Этика и финансы – сочетание довольно необычное, но в последние годы общественное мнение оказывает все большее влияние на банковскую стратегию. Становится прозрачнее инвестиционная деятельность, пресса и неправительственные организации высвечивают любые отклонения от норм морали, а сами нарушения отталкивают клиентов и обусловливают непринятие торговой марки фирмы. В результате социальная ответственность банков становится необходимым компонентом их маркетинговой стратегии.

Моральные

критерии рынка

Рост благосостояния на протяжении последних двадцати лет незаметно привел к смене приоритетов. На рынках товаров и услуг предлагается много аналогичных видов продукции, отличающихся, практически, только брендом фирмы-производителя. При таком широком выборе потребители начинают предъявлять к компаниям повышенные требования этического характера. На первый план выдвигаются нравственность и социальная ответственность, и теперь, хотя исходное предназначение банков состоит в том, чтобы "делать деньги", они вынуждены соответствующим образом пересматривать свои бизнес-модели. Требования акционеров, регулирующих органов, неправительственных организаций и прессы вынуждают банкиров руководствоваться в своей деятельности высокими моральными принципами.

Эта тенденция стала еще более отчетливой после террористической атаки на Всемирный торговый центр 11 сентября 2001 года и последних рыночных событий, в частности, скандалов с Allied Irish Bank и Enron. Будучи постоянно на виду, крупнейшие финансовые институты не могут позволить себе пренебрегать требованиями общественности. По мнению Марка Бридона, директора Alliance Capital, условие социальной ответственности инвесторов уже становится серьезной рыночной проблемой. Под управлением этого американского банка находится около $280 млрд. активов; пресса внимательно отслеживает всю его маркетинговую деятельность. В аналогичном положении находятся нидерландский банк ABN Amro, ведущий американский пенсионный фонд Calpers и многие другие крупные финансовые институты – право определять, этичны или неэтичны их действия, принадлежит широкой общественности.

В настоящее время на пенсионные фонды возложена обязанность выяснять, действительно ли компании, в которые они инвестируют, возлагают на себя моральную ответственность за последствия своей деятельности. В феврале Calpers свернул свою деятельность на четырех азиатских рынках – в Индонезии, Малайзии, Филиппинах и Таиланде – именно из этических соображений: по мнению консультантов Calpers, компании Wilshire Associates, здесь высоким моральным принципам не соответствуют трудовые стандарты, рыночное регулирование, защита инвестиций и прозрачность финансирования. Факт, что этические факторы начинают определять инвестиционную политику фондов масштаба Calpers, свидетельствует о силе данной тенденции. Несмотря на серьезные трудности многие фирмы вынуждены действовать этично по требованию таких инвесторов.

Для подобных преобразований имеется также ряд причин политического и юридического характера. В США, если коммерческий банк выдает кредит на развитие проекта, который может причинить ущерб окружающей среде, на него возлагается также частичная ответственность за наносимый ущерб; это применимо и к иностранным банкам. Этот фактор оказывает серьезное влияние на инвестиционные решения. Например, в 2001 году Deutsche Bank получил предложение финансировать строительство трубопровода в Южной Америке, который будет проходить через тропический лес. По проекту, трубопровод должен быть проложен через 11 защищенных участков, что нанесет ущерб местному населению, для которого основной источник дохода – экотуризм. Для оценки проекта банк использовал внешнюю экспертизу, что он автоматически делает перед финансированием такого рода проектов, и уклонился от участия в операции.

Становится очевидным, что игнорировать проблему социальной ответственности уже невозможно; банки, которые этого не осознают, просто не сумеют выстоять в конкуренции со своими более этичными коллегами. Вероятно, именно по этой причине на Всемирном экономическом форуме в Нью-Йорке весной этого года крупнейшие капиталисты мира говорили о сочувствии и социальной ответственности. Такие банкиры как Рольф Бройер (генеральный директор Deutsche Bank) и Дэвид Комански (председатель правления Merrill Lynch) провозглашали с трибуны те же лозунги, которые можно было услышать от демонстрантов-антиглобалистов, устроивших митинг протеста перед отелем "Уолдорф Астория".

Этические поступки

По сведениям международной консультационной компании Cohn & Wolfe, за последние четыре года этика и социальная ответственность приобрели весьма важное значение для банковской сферы. Исследования Cohn & Wolfe свидетельствуют, что в финансовых операциях торговые марки этичных банков ценятся значительно выше тех, которые не сумели создать себе престиж в плане социальной ответственности. Система моральных принципов, учитывающая индивидуальные особенности поведения, экологическую политику, политику в отношении персонала и корпоративную социальную ответственность, в настоящее время выходит на первый план. Банки, которые общественность воспринимает как неэтичные, утрачивают доверие клиентов.

В современной ситуации банки вынуждены идти на многие уступки. Это влечет за собой значительный рост затрат, но манипулировать с моралью весьма опасно. Если банк создает фонд социальной ответственности только из соображений имиджа, а в целом его стратегия неэтична, общественность быстро обнаруживает несоответствие. Ошибки случаются у всех, и чрезвычайно важно, проявляет ли компания готовность их исправить.

Например, несколько лет назад западные общественные организации развернули кампанию против финансирования экологически вредных, по их мнению, плантаций пальмового масла в Индонезии, осуществленного ABN Amro и несколькими германскими банками. В сложившейся ситуации ABN Amro провел переговоры с инициативными группами и выработал политику в отношении лесного хозяйства, которая более или менее соответствует пожеланиям обеих сторон. Теперь для оценки новых проектов банк использует более жесткие критерии, хотя ревизия уже предоставленных займов проводиться не будет.

Еще один пример – история с британским банком HBOS. В феврале этого года обнаружилось, что некоторые из его отделений отказывались обслуживать водителей такси, мойщиков окон и прочих мелких предпринимателей из сферы услуг, которые вносили на свои счета или осуществляли платежи крупными суммами, но мелкими банкнотами и даже монетами. Официальный представитель банка сразу признал ошибку и объяснил, что отделения были просто не подготовлены к обслуживанию клиентов с большим количеством наличности. Максимально быстро был дополнительно увеличен штат, кроме того, были модернизированы аппараты для подсчета монет, в результате чего проблема была решена. Уже через несколько дней после первой публикации шум утих. По словам специалистов лондонского банка Standard Chartered, затраты на сокрытие компрометирующей информации всегда значительно выше тех, которые требуются для осуществления действительно этичной политики.

Рыночные

оценки морали

Чтобы отслеживать развитие новой тенденции, необходимо разработать способы ее количественной оценки. В этом – одна из основных задач неприбыльного института Institute of Business Ethics, среди учредителей которого – банк HSBC и фармацевтическая компания Glaxo. Эти оценки довольно просты, когда речь идет об экологии, но измерить этические категории очень сложно. В мире, где товары становятся все более унифицированными, иногда их единственным отличием становится общественное восприятие торговой марки компании. Однако дать точное определение, что именно это означает на основе этических понятий, особенно в отношении банков, невероятно трудно.

Можно предложить следующую формулировку: "Этика для финансовых институтов есть сочетание корпоративного руководства, экологической политики, трудовых отношений и связанных с этим сфер". Вряд ли для этих понятий можно будет принять единицы измерения, но стоит попытаться выстроить иерархию ценностей для учредителей и акционеров. Именно здесь появляется возможность проведения оценок.

Количественным показателем может служить биржевая стоимость акций компании. В Лондоне учреждена специальная компания Global Risk Management Services, которая проводит исследования социальной ответственности инвестиций. По ее данным, далеко не все банки отказываются от финансирования проектов из этических соображений. Тем не менее, финансовые институты, которые в своей деятельности действительно руководствуются высокими моральными принципами, уже обнаружили, что это приносит и практическую пользу в виде роста стоимости акций.

Американская фирма Inno-vest Strategic Advisors специализируется на выявлении связей между рыночной капитализацией и этикой. В число ее задач входит разработка способов количественной оценки качества управления компанией по таким параметрам как репутация фирмы и прочие нематериальные активы – трудовые отношения, стабильность руководства, способность сотрудничать с негосударственными организациями и местной общественностью. В прошлом году Innovest исследовала изменения курсов акций 36 международных банков за двухлетний период, который закончился в июле 2001 года, и сопоставила эти данные со своими этическими критериями. В соответствии с ними банки были разделены на две одинаковые по размеру группы; при этом, обнаружилось, что в первой группе (вошли более этичные банки) средняя стоимость акций на 7.3% выше, чем во второй. Понятно, что два года – недостаточный срок, для того чтобы достаточно подтвердить данную точку зрения, но эти результаты свидетельствуют о наличии такой тенденции.

По поводу необходимости исследований корпоративной этики мнения двух главных рейтинговых агентств разделились. Moody's отрицает такой подход и утверждает, что уровень корпоративного управления уже учитывается в существующих способах оценки. Однако у Standard & Poor's иная точка зрения. В четырехлетнем проекте это агентство разработало способы оценки корпоративного управления с точки зрения морали и теперь исследует возможности их распространения на социальную ответственность. Идея этого проекта появилась у Standard & Poor's в 1998 году, когда широко обсуждались недостатки корпоративного управления в российских компаниях. По мнению Джорджа Далласа, осуществляющего руководство проектом, эта проблема актуальна, главным образом, в новых рыночных странах, и наименьший интерес к такого типа оценкам проявляли в США. Однако грандиозный скандал с Enron изменил ситуацию: теперь и в США заинтересовались новыми критериями оценки уровня корпоративного управления.

Тем не менее, мошенничество и ошибки в руководстве деятельностью AIB и Enron по-разному воспринимаются в различных регионах. Например, в Таиланде сложилось мнение, что англосаксонская модель банковской деятельности, которую настоятельно рекомендуют Мировой банк и МВФ, не столь подходит, как считалось. Как выяснилось, можно найти легальные пути обхода принятых законов. Если применять такую модель в развивающихся странах, возникают также проблемы, связанные с эффективностью законодательств и емкостью рынка. По мнению специалистов Siam Commercial Bank, четвертого по величине и наиболее прибыльного банка страны, если эта модель зависит от прозрачности и ответственности, то возникают проблемы с созданием подходящей стимулирующей структуры, которая будет принудительно их обеспечивать.

По мнению специалистов Deutsche Bank, дела AIB и Enron не повлияют на позицию банка или на его кодекс поведения. Однако Мервин Дэвис, генеральный директор Standard Chartered Bank, считает, что из этих событий необходимо извлечь полезные уроки. Он утверждает, что финансовым институтам следует придерживаться высоких моральных принципов даже в тех случаях, когда это отрицательно влияет на уровень прибыльности. С точки зрения Дэвиса, проблемы AIB и Enron были обусловлены, в значительной степени, тем, что обе компании радикально изменили свои бизнес-модели и проникли в сферы, где не имели опыта деятельности. При этом, у них не было всеобъемлющего понимания рисков, сопряженных с подобными операциями.

Этика для богатых

В поисках возможностей роста многие западные банки проникают на новые для них рынки и в развивающиеся страны. Эта и без того непростая задача становится вдвое более сложной, в связи с тем что от банков ожидают поведения, соответствующего все более высоким нормам морали. Еще более обостряет ситуацию то, что система моральных ценностей изменяется от страны к стране. Даже в развитых регионах имеются серьезные различия между континентами, особенно между США и Европой, и эти противоречия в философии европейских и американских банков носят культурологический характер. По мнению специалистов ABN Amro, в Европе, особенно в северной ее части, имеют большое значение этические аспекты инвестирования, там приняты более "коллективистская" этика и традиции, а в Америке больше индивидуализма и меньше сотрудничества, которое крайне необходимо при решении экологических и социальных проблем.

В этой ситуации банки международного уровня избирают различную стратегию. Например, по мнению руководителей французского BNP Paribas, для действительно крупного банка важно иметь собственную иерархию ценностей, которую разделяют все его сотрудники. С их точки зрения, задачи BNP Paribas и его многонациональную сущность символизирует система ценностей, включающая обязательность, честолюбие, творчество и ответственность. Они утверждают, что данный моральный кодекс устраивает все страны, где функционирует BNP Paribas.

Воззрения руководства Standard Chartered, специализирующегося на работе в странах "третьего мира", представляются более реалистичными. По мнению его специалистов, банк, который зарабатывает прибыль на развивающихся рынках, оказывается перед более трудными этическими дилеммами, чем институты, функционирующие в развитых странах. Мервин Дэвис утверждает, что Standard Chartered может преодолевать эти проблемы благодаря своему огромному опыту и квалификации, которые обеспечивают высокий уровень его деятельности, и стратегии, основанной на ряде непререкаемых принципов.

Как культура, так и методы осуществления банковской деятельности сильно отличаются от страны к стране. Поэтому перед внедрением на новый рынок Standard Chartered собирает всеобъемлющую информацию о местных законах и культурных традициях. Во многих случаях банку приходится проявлять необходимую гибкость в отношении местных моральных устоев. Например, Standard Chartered принимает систему отношения Международной организации труда к дискриминации. Тем не менее, банк функционирует в Малайзии, где закон обязывает все компании осуществлять дискриминацию в пользу коренного населения.

Кроме того, Standard Chartered приспособился к издержкам неоколониализма: развитые страны традиционно предъявляют более высокие моральные требования к развивающимся, чем к самим себе. Например, Ethical Investment Research Service развернула дискуссию об этике функционирования компаний в странах, где существенно ограничены права человека. Предмет дискуссии: применимы ли к ним более строгие требования относительно прав человека, чем к фирмам, действующим только в Великобритании? Таким образом, банки, действующие в развивающихся странах, вынуждены практически ежедневно решать более сложные этические проблемы, чем те, которые имеются у их коллег на благополучном Западе.

Так, например, по мнению таиландских банкиров, банк в развивающейся стране (особенно местный) не может уклоняться от обслуживания малообеспеченных клиентов. Финансовые операции с этим контингентом потребителей ограничиваются, как правило, микрофинансированием либо пересылкой денег в другие города или за границу; обычно эти операции приносят мало прибыли и могут быть сопряжены с высоким риском. Как считает Куньин Джада Ваттанасиритам, президент Siam Commercial Bank, для блага общества банкам следует предоставлять подобные услуги за счет дотаций от более прибыльных подразделений. Кроме того, им приходится оказывать поддержку проектам местных общественных организаций, заниматься спонсорской деятельностью, а иногда и оказывать помощь правительству в осуществлении его политики.

Справедливо ли возлагать такую огромную ответственность на банки? Это уже другая сторона вопроса. Было бы неверно расценивать эти проблемы как давление на банки со стороны государства и общественности. Нерационально также рассматривать их просто как источник затрат, которые необходимы для ограничения масштабов ущерба. Более логичной представляется другая точка зрения: бизнес не может быть прибыльным всегда и по всем направлениям. При этом, систематически будут возникать и этические дилеммы, поскольку банковская деятельность становится все более сложной. Моральные аспекты уже приобрели большое значение в банковской деятельности, и эта тенденция в дальнейшем будет только усиливаться. В данной ситуации для банков было бы наиболее целесообразно предпринимать упреждающие действия и широко освещать свою деятельность в прессе. Законы рынка невозможно изменить, но можно с выгодой использовать правильное их понимание.

Галина Резник,

по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"