журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

СОБЫТИЕ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №5, 2002
Приложения к статье
График 1
График 2
График 3
График 4
График 5
График 6
График 7

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 5 апреля – 5 мая

Опасная вещь – неоправдавшиеся надежды. В марте, когда в экономике развитых стран появились первые обнадеживающие признаки, инвестиционные фонды начали дружно вкладывать деньги в цветные металлы, ожидая скорого подъема. Но вот уже наступил май, обнадеживающие признаки по-прежнему продолжают появляться, а вот самого подъема все нет и нет. Экономика США и Европы явно не торопится возобновлять свой рост, прерванный прошлогодним кризисом, а потребители металлов, хорошо чувствуя обстановку, не торопятся расширять свои закупки. В итоге, рынок застыл в неком промежуточном состоянии. Цены низкие, но поднимать их пока нет никакого резона, хотя и опускаться им, вроде бы, не с руки. Покупательская активность невелика, но и рассчитывать на большее, когда не за горами летний спад деловой активности, достаточно сложно. По-видимому, основные события начнут разворачиваться ближе к осени, а на ближайшие несколько месяцев участникам рынка нужно еще раз набраться терпения.

Алюминий: без спешки

В апреле цены на алюминий на Лондонской бирже металлов (ЛБМ), можно сказать, проявляли редкостную стабильность. Практически весь месяц они не выходили за пределы интервала $1375-1400 за т по трехмесячному контракту, не испытывая особого желания двигаться в сторону роста или понижения. Для такой стабильности были, естественно, свои причины. Реальные потребители алюминия, как и ранее, по большей части, игнорировали биржевой рынок, а инвестиционные фонды, так и не получившие поддержки с их стороны, резко сбавили ход. Более того, любое повышение цен до более $1400 за т активизировало распродажу и возвращение к около $1380 за т в первых числах мая.

По мнению аналитиков, мартовский скачок цен сейчас выглядит явно преждевременным. Экономика США, по некоторым признакам, близка к выходу из кризиса, но процесс восстановления идет крайне медленно. Потребление алюминия в стране, по последним данным, все еще незначительно превышает провальный прошлогодний уровень. Кроме того, негативное воздействие на рынок оказывают значительные запасы металла на складах и наличие большого объема незадействованных мощностей.

Отдельные плавильные заводы на северо-западе США несмотря на в целом неблагоприятную ситуацию, все же, возвращаются в строй. В частности, в середине апреля компания Alcoa запустила небольшое предприятие Intalco в штате Вашингтон. Конечно, те 30 тыс. т, которые должны быть выплавлены на нем в этом году, вряд ли окажут особое воздействие на рынок, но оптимизма его участникам они, естественно, не добавят. Наконец, постепенно восстанавливают объемы производства бразильские заводы, из-за введения лимитов на электроэнергию сократившие в прошлом году выпуск. В первом квартале 2002 года производство алюминия в Бразилии составило 306,7 тыс. т, что всего на 2,2% меньше, чем за тот же период 2001 года. Очевидно, в текущем квартале бразильские предприятия окончательно выйдут на прошлогодний график, а затем и превзойдут эти показатели.

Как полагают эксперты Barclays Capital, инвестиционного подразделения британского банка Barclays, реального расширения спроса на алюминий следует ожидать не ранее осени. В ближайшие же месяцы цены будут сохранять относительную стабильность, а небольшие колебания, вызываемые краткосрочными факторами, будут быстро гаситься. Но даже и во второй половине года, когда, как ожидается, экономика развитых стран возобновит подъем, существенный рост цен маловероятен. Говорить о подъеме цен можно будет только при условии возвращения объемов потребления до уровня 2000 года и задействования большинства резервных мощностей, а это, по-видимому, будет лишь через года полтора.

То, что до настоящего оживления еще очень долго, показывает ситуация на спотовом рынке алюминия. В первой половине апреля его основной движущей силой был подъем в США, вызванный тем, что вследствие нехватки лома производители сплавов расширили закупки первичного алюминия. Американские трейдеры, ранее несколько месяцев подряд озабоченные сужением объема запасов, были не готовы к такому скачку спроса, что привело к быстрому росту премий. Индикатор Midwest, до этого несколько месяцев подряд находившийся на уровне 3,3-3,75 центов за фунт по сравнению с ценой нью-йоркской биржи, в начале апреля внезапно пошел на подъем. В середине месяца его значение возросло до 4,25-5,0 центов за фунт, а еще через две недели алюминий в слитках предлагался с премией в 4,8-5,0 центов за фунт. Характерно, что границы в 5 центов никто так и не преодолел.

Повышение премий немедленно привлекло в США российский и южноамериканский металл, предназначавшийся для Европы. В связи с этим к началу мая дефицит на американском рынке быстро сошел на нет (в абсолютном выражении спрос на алюминий в стране был невысоким), а премии поползли вниз.

Тем не менее, уменьшение уровня предложения в Европе при сохранившемся минимальном спросе позволило увеличить премии и европейским поставщикам. Алюминий западного производства с неуплаченной пошлиной, с начала февраля котировавшийся на $72-77 за т выше уровня ЛБМ, к концу апреля чуточку приподнялся. Как спотовые, так и форвардные премии возросли на этом рынке до $75-80 за т. Однако все это отражало, по большей части, лишь действия трейдеров, отозвавшихся на сокращение поставок металла в регион. Потребление алюминия в регионе осталось прежним (низким), а премии на металл западного производства, уже прошедший таможню, даже немного сократились от $27-31 до $25-30 за т.

В Восточной Азии спрос на алюминий несколько выше, чем в Европе и США, однако серьезную проблему представляет избыток предложения, в основном, со стороны Китая. Только в Сингапуре в конце апреля находилось около 190 тыс. т китайского алюминия и, по некоторым данным, еще 40-50 тыс. т хранились вне лицензионных складов. В последние недели экспорт из Китая существенно упал, так как премии на металл на сингапурском рынке дошли до минимума ($8-12 за т по сравнению с ценами на ЛБМ) и производители лишились стимулов для дальнейших поставок. В апреле большая часть китайского экспорта алюминия приходилась на США, в меньшей степени – на Европу.

Избыток предложения неизбежно тянет вниз премии спотового рынка по всему региону. В том же Сингапуре российский алюминий А7е котировался в конце апреля с премией в $5-8 за т, а для индийского металла указывалась премия в размере около $15 за т. В Корее, где в крупнейших портах к середине апреля тоже скопилось порядка 50 тыс. т нереализованного алюминия, в основном, китайского производства, предотвратить спад цен не помогло даже наращивание потребительского спроса. По состоянию на начало мая, китайский алюминий на местном рынке предлагался с премией в $20-22 за т по сравнению с ЛБМ, тогда как за месяц до этого размер премий составлял $28-30 за т. Российский алюминий также опустился от $31-34 до около $28 за т. Большую стойкость продемонстрировал металл западного производства, премии на который изменились довольно незначительно: от $35-40 в начале апреля – до $34-38 за т в первые числа мая.

Единственным исключением на общем безрадостном фоне стал Тайвань, где проблема излишка предложения не так остра, как в других странах региона. Многие западные трейдеры, выбитые с рынков Сингапура или Кореи китайскими конкурентами, начали поставлять свою продукцию на Тайвань, где она пользуется повышенным спросом. Премии на алюминий западного производства на острове даже несколько возросли в течение месяца и, по состоянию на конец апреля, достигли $45-50 за т по сравнению с уровнем ЛБМ. По словам местных аналитиков, экономика Тайваня должна вскоре начать подъем, а, значит, спрос на алюминий будет расти. До конца второго квартала ожидается подъем премий еще на $3-5 за т.

На рынке вторичного металла решающим фактором становится дефицит алюминиевого лома вследствие сокращения производства в обрабатывающей промышленности развитых стран и экспортных ограничений в СНГ. Большую часть поставок оттягивает на себя восточноазиатский рынок, где на данный момент наиболее привлекательные цены. Так, например, стоимость листового лома taint/tabor и лома отливок tense в конце апреля достигала $1150-1180 C&F Китай, а отдельные трейдеры сообщали о ценах, близких и к $1200 за т.

В Западной Европе нехватка лома ощущалась до середины апреля, но во второй половине месяца, когда местные производители сплавов, в целом, смогли обеспечить себя достаточным количеством сырья на ближайшие недели, давление на рынок несколько поубавилось. Тем не менее, стоимость сплава DIN226 на европейском рынке подскочила до @1670-1750 за т, а в Великобритании аналогичный материал LM24 подорожал до около 1040-1080 ф. ст. за т. По мнению аналитиков, эти цены завышены и останутся на достигнутом уровне только при условии сохранения высокого апрельского уровня спроса. Многие европейские производители сплавов выражают беспокойство по поводу недавнего введения в США 100%-ных антидемпинговых пошлин на украинский вторичный алюминий. Как полагают аналитики европейских компаний, в ближайшем будущем следует ожидать наплыва в ЕС украинских алюминиевых сплавов, котируемых на 10-15% дешевле местной продукции.

В первой половине апреля в США очень остро ощущалась недостача алюминиевого лома, способствовавшая росту цен, однако к середине месяца подоспели новые поставки из внутренних и внешних источников, и дефицит удалось значительно снизить. По мнению наблюдателей, летом ситуация полностью нормализуется.

Тем не менее, уровень цен, достигнутый в середине апреля, сохранился до мая практически без изменений. Почти прекратилась только продажа небольших партий лома по завышенным ценам, возможная лишь благодаря ажиотажному спросу. Так, например, смешанная обрезь, относящаяся к наиболее дорогим сортам, во второй половине апреля вернулась в интервал 52-54 центов за фунт, тогда как ранее в отдельных случаях ее можно было продавать и по 56 центов. Как рассчитывают трейдеры, цены на нынешнем уровне сохранятся до июня, а там все зависит от того, какая из двух тенденций – летнее нарастание объема поставок или экономический рост в стране – окажется более действенной.

На международном спотовом рынке глинозема в апреле не было замечено никаких существенных изменений. Вопреки ожиданиям трейдеров мартовский рост цен застопорился, так что глинозем так и не вышел за пределы $160 за т FOB для материала австралийского производства. Как теперь говорят аналитики, нет никаких надежд на то, что этот уровень удастся превзойти до конца второго квартала.

Ранее основные расчеты поставщиков глинозема были связаны с повторным запуском плавильных заводов на северо-западе США вследствие роста цен на первичный алюминий. Однако стоимость алюминия осталась на прежней границе, а возобновление выплавки металла на двух небольших заводах не делает погоду в масштабах мирового рынка. Китай остается единственным спотовым покупателем глинозема, и цены на этот материал, по словам одного австралийского трейдера, определяются исключительно тем, сколько китайцы готовы платить за него. По крайней мере, объем закупок не снижается, а это дает возможность поддерживать стабильность на рынке.

Подобное постоянство было продемонстрировано и в ходе организованного индийской компанией Nalco тендера на поставку 30 тыс. т глинозема, итоги которого были подведены в середине апреля. Стоимость материала была установлена на уровне $157 за т FOB, что полностью соответствует общей тенденции.

Медь: сохранение позиции

Медь на ЛБМ, подобно алюминию, в апреле продемонстрировала относительную стабильность цен, колебавшихся в довольно узком интервале по обе стороны $1600 за т по трехмесячному контракту. Это было вызвано отсутствием роста потребительского спроса, который остается на низком уровне, снижением активности инвестиционных фондов и некоторым беспокойством участников рынка по поводу высоких цен на нефть, способных притормозить процесс восстановления экономики развитых стран.

Большая часть колебаний цен в течение апреля была вызвана исключительно техническими факторами: увеличение стоимости до $1610-1615 за т вызывало волну продаж со стороны инвестиционных фондов, аналогично удешевление меди снова возвращало спекулянтов на рынок. Однако общий фон, на котором разворачивались все эти события, был, пожалуй, негативным для подъема. По данным International Copper Study Group (ICSG), производство рафинированной меди в начале текущего года шло с опережением прошлогоднего графика, в то время как потребление в глобальном масштабе несколько сократилось по сравнению с 2001 годом, даже несмотря на высокие темпы роста, демонстрируемые Китаем. Рынок по-прежнему находится в состоянии избытка предложения, что демонстрирует постоянный рост резервов на лицензионных складах ЛБМ. К концу апреля их объем превысил 970 тыс. т, а затем была преодолена и миллионная отметка. В то же время, в начале текущего года показатель запасов составлял 799 тыс. т. На рынке время от времени появляются слухи о крупных закупках катодной меди (называются объемы до 200 тыс. т) китайским Бюро стратегических резервов, однако эти сообщения пока не подтверждены.

О том, что спад на мировом рынке меди ни в коей мере не преодолен, сигнализируют и крупнейшие производители меди. Например, Стив Уислер, генеральный директор и президент американской компании Phelps Dodge, занимающей второе место в мире по объемам производства, предостерег коллег от искушения расширить выпуск, воспользовавшись подорожанием меди более чем на $100 за т по сравнению с концом прошлого года. По оценкам Phelps Dodge, рост потребления меди в текущем году составит всего 2-2,5%, чего, конечно, недостаточно для компенсации прошлогоднего спада, поэтому о возвращении в строй выведенных в прошлом году мощностей не может быть и речи.

Сама Phelps Dodge за первый квартал 2002 года произвела 257,2 тыс. т меди по сравнению с 294 тыс. т за тот же период прошлого года. Еще один крупный производитель, чилийская компания Escondida, контролируемая англо-австралийской группой BHP Billiton, за первые три месяца текущего года выпустила 172,5 тыс. т меди в концентрате, что на 19,2% меньше, чем в первом квартале 2001 года. По словам представителей BHP Billiton, проблема восстановлении прежнего уровня производства пока даже не рассматривается.

Однако прошлогоднее сокращение выпуска относилось, по большей части, к горнодобывающим компаниям, в то время как выпуск рафинированной меди, по данным ICSG, пошел в сторону увеличения. Это привело к нарушению равновесия на рынке: в то время как сам металл находится в избытке, в отношении концентрата наблюдается дефицит поставок.

Такой дисбаланс пока не спровоцировал выведения из строя плавильных мощностей, но зато очень затянул переговоры между рафинировочными заводами и поставщиками концентрата относительно тарифов на обогащение и рафинирование. Соглашения, покрывающие поставки в течение января-июня текущего года, были заключены только в первой половине апреля, а уже в мае должны стартовать очередные переговоры на второе полугодие.

Горнодобывающим компаниям удалось воспользоваться выгодным для них недостатком концентрата и несколько снизить тарифы по сравнению с прошлым годом. Базовые контракты с японскими плавильными заводами были заключены из расчета $68,5 за обогащение тонны концентрата и 6,85 центов за фунт рафинированной меди. Соглашения с участием европейских компаний дали, в среднем, $66/6,6 центов. В прошлом году тарифы на обогащение и рафинирование южноамериканской меди, поступающей в Японию, были равны около $76/7,6 центов.

На спотовом рынке концентратов тарифы упали до минимального уровня. Например, организованный в конце апреля канадской компанией Highland Valley Copper тендер на продажу 10 тыс. т концентрата выиграла индийская Birla Copper, предложившая всего $39 за т при обогащении и 3,9 центов за фунт для операции по рафинированию. Проведенный, примерно, в то же время тендер на поставку аргентинского концентрата дал результаты, близкие к $42/4,2 центов, а европейские медеплавильные заводы считают большим достижением то, что им удается заключать сделки из расчета около $50/5,0 центов.

На европейском спотовом рынке меди в апреле сохранялась минимальная активность. Несколько лучше, чем в других странах, выглядела ситуация в Великобритании и Италии, где катоды "А" предлагались с практически не изменившейся с марта премией порядка $35-38 за т CIF по сравнению с ценами на ЛБМ. В других регионах размер премий несколько упал. Так, те же катоды "А" в Роттердаме предлагались с премией около $20 за т CIF по сравнению с $25 за т в марте, а для стандартной меди котировки при тех же условиях поставки колебались от премии в $5 за т до аналогичного по размерам дисконта.

Цены на медный лом, подскочившие к концу марта почти до стоимости первичной меди на ЛБМ (если говорить о самых дорогих сортах), естественно, не удержались на вершине и в апреле резко пошли вниз. Так, лом проволоки № 1 berry, достигавший в первых числах апреля $1560-1600 за т CIF на европейском рынке, месяц спустя подешевел до $1450-1490 за т, а лом № 2 birch/cliff испытал спад от $1430-1470 до $1360-1400 за т CIF. Несмотря на низкий уровень предложения недостаток спроса не позволил трейдерам даже затормозить этот процесс.

Более активным в апреле был рынок латунного лома, подогреваемый новым скачком спроса со стороны китайских и индийских потребителей. Так, материал honey (лом желтой латуни) в конце апреля приобретался ими по $1070 за т C&F и выше, в то время как в Западной Европе максимально достижимым уровнем были $1050 за т CIF. При этом, такие цены на лом латуни можно было получить только в Италии, где спрос на него был существенно выше, чем в других странах ЕС. В целом же в регионе наблюдается довольно заметный дефицит латунного лома, так как экспортеры из стран северной Европы предпочитают поставлять его в Восточную Азию, а компании из Польши и Чехии – перерабатывать лом внутри страны и продавать за рубеж готовую латунь и другие сплавы.

Значительно повысилась активность на американском рынке медного лома. В первой половине апреля, когда цены были наиболее высокими, стоимость материала № 1 подскочила до 73 центов за фунт с доставкой, впоследствии снизившись до 71-72 центов за фунт, однако и это существенно превосходит показатели начала текущего года. Многие американские трейдеры сообщают о высоком спросе со стороны китайских компаний, готовых приобретать медный и латунный лом в любых количествах, однако пока ситуация на внутреннем рынке складывается не менее благоприятно. Правда, специалисты говорят, скорее, о кратковременном скачке спроса на лом в США, нежели о долгосрочной тенденции, но в перспективе на рынке, по-видимому, будет отмечена стабилизация, а не спад цен.

Никель: российские операции

На фоне общей стагнации, поразившей в апреле рынки цветных металлов, несколько неожиданным стал подъем цен на никель. Этот металл в ходе торгов 17 и 23 апреля достигал $7225 за т по трехмесячному контракту, установив самый высокий уровень цен за последние 11 месяцев. В последний раз стоимость никеля на ЛБМ прорывалась за рубеж $7000 за т в конце мая 2001 года.

Непосредственная причина такого мощного подъема – сообщение о том, что российская компания "Норильский никель" собирается использовать 60 тыс. т металла в качестве залога по кредиту в сумме до $200 млн., предоставленному группой западных банков. Металл, который в момент поступления этой информации находился в Дудинке, планировалось перевезти в Европу и складировать на трехлетний срок.

В масштабах мирового рынка никеля 60 тыс. т представляют собой значительную величину, эквивалентную 5,5% от годового уровня глобального потребления и более чем вдвое превышающую нынешний общий объем запасов на всех лицензионных складах ЛБМ. Выведение такого количества металла из рыночного оборота в состоянии изменить весь баланс мирового спроса и предложения.

Правда, к концу месяца восторги по поводу необычной операции "Норильского никеля" немного приутихли. Некоторое беспокойство аналитиков вызвало то, что искомый металл будет храниться в Европе, т.е. нет стопроцентной гарантии того, что даже при мощном всплеске цен он не будет продан на бирже. Кроме того, российская компания вскоре сама несколько снизила эффект от своих действий, сообщив, что в первом квартале 2002 года экспортировала 63,7 тыс. т никеля. Этот показатель практически соответствует прошлогоднему, но до этого руководство "Норильского никеля" сообщало, что в течение января-марта 2002 года будет вообще воздерживаться от зарубежных поставок.

Тем не менее, до конца апреля цены на биржевом рынке никеля стабильно (хоть и ненамного) превышали $7000 за т и слегка понизились лишь в мае, что резко выделяет его на фоне остальных цветных металлов. В то время как алюминий, медь, цинк и другие материалы лишь незначительно подорожали по сравнению с крайней точкой спада в октябре прошлого года, стоимость никеля за последние полгода возросла более чем на 50%.

Интересно, что серьезных оснований для такого резкого подъема нет. Спрос на нержавеющую сталь, на производство которой приходится порядка 65% потребляемого в мире никеля, и в самом деле, интенсифицировался за последние месяцы, однако он еще не трансформировался в адекватное расширение закупок самого никеля. О каких-либо серьезных сокращениях выпуска в последнее время речи не шло, да и сами компании этой отрасли менее чувствительны к спаду цен, чем производители других металлов. По мнению экспертов австралийской консультационной компании AME Mineral Economics, строительство в Австралии трех комбинатов, использующих потенциально малозатратную технологию кислотного выщелачивания под давлением (PAL), заставило прочих производителей никеля предпринять решительные меры для снижения себестоимости металла. На сегодняшний день ее средний мировой уровень составляет $1,88 за фунт ($4143,5 за т) и, по оценкам AME, снизится в текущем году еще на 4%.

Тем не менее, аналитики, хотя и не могут указать ни одной серьезной причины для поддержания высоких цен на никель, по большей части, предсказывают на ближайшие один-два месяца сохранение его стоимости на уровне около $6500-7200 за т по трехмесячному контракту. Наиболее распространенное объяснение необычного поведения этого металла сводится к тому, что в октябре прошлого года падение цен было явно чрезмерным, а последовавшее восстановление было принято участниками рынка и, особенно, спекулянтами за реальный взлет цен и со временем приобрело определенную инерцию.

Единственное, что может обрушить рынок никеля в ближайшем будущем, – это отправка на биржу больших партий ненарезанных катодов. С 1 апреля 2002 года руководство ЛБМ отменило существовавший ранее для них фиксированный дисконт в $100 за т по сравнению со стандартным материалом (не соответствующий реальному соотношению цен), и теперь ничто не препятствует производителям переправить на биржу свои резервы. Так, только "Норильский никель", по некоторым данным, имеет в Западной Европе запас ненарезанных катодов в объеме около 20 тыс. т. Правда, в апреле никакой распродажи не наблюдалось, но резервы этого материала на лицензионных складах ЛБМ увеличились за месяц от нуля до нескольких тысяч тонн, что уже начинает беспокоить специалистов.

Цинк: запас слабости

Если производители цинка и питали какие-либо надежды на рост цен на этот металл выше $850 за т, то теперь им, наверняка, пришлось от них отказаться. В течение всего апреля стоимость цинка на ЛБМ колебалась в интервале $815-835 за т по трехмесячному контракту, а некоторый шажок вверх в конце месяца слишком незначителен, чтобы расценивать его всерьез.

Несмотря на предпринятое в прошлом году сокращение добычи цинковой руды на 8% (или на 750 тыс. т в цинковом эквиваленте) рынок по-прежнему характеризуется значительным избытком рафинированного металла. Эксперты International Lead and Zinc Study Group (ILZSG) оценивают его в 500 тыс. т, что, примерно, соответствует прошлогоднему уровню. По мнению специалистов Barclays Capital, для балансировки рынка в текущем году требуется, как минимум, 7%-ный рост потребления, чего отнюдь не наблюдается. Автомобильная промышленность развитых стран, во многом определяющая уровень спроса на цинк (в виде оцинкованной стали), пока не преодолела стагнацию, а объем продаж автомобилей на ключевом американском рынке все еще существенно отстает от прошлогоднего уровня. Как считают в ILZSG, в 2002 году спрос на рафинированный цинк увеличится всего лишь на 1,4% в мировом масштабе и только на 3,4% – в Китае. В то же время, производство металла должно возрасти на 3,6%, причем, исключительно за счет стран Запада. Даже добыча цинковой руды вопреки объявленным сокращениям превысит прошлогодний показатель на 0,7%.

В середине апреля резервы цинка на лицензионных складах ЛБМ вышли на самый высокий рубеж за последние 6 лет, превысив отметку 535 тыс. т, и процесс их накопления продолжается. По мнению трейдеров, в ближайшие несколько недель стоимость металла на бирже не будет существенно отличаться от $810-825 за т по трехмесячному контракту, а британский банк HSBC изменил собственный прогноз среднегодовых цен на цинк в этом году от 40 до 39 центов за фунт ($859,6 за т). По мнению экспертов банка, $900 за т будут для данного рынка недостижимой границей, по крайней мере, до четвертого квартала текущего года.

Вследствие того что из строя в прошлом году выводились, как правило, добывающие мощности, на рынке цинкового концентрата сложился дефицит этого материала, что привело к существенному снижению тарифов на обогащение. Если в прошлом году плавильные заводы получали за эту операцию, в среднем, $189,5 за т, то заключенные в этом году соглашения устанавливают средний уровень в $168 за т при базовой цене цинка в $1000 за т, а цены на спотовом рынке соответствуют $138-140 за т при аналогичных условиях. Правда, не все контракты на 2002 год еще подписаны, что, в принципе, достаточно обычно для этого рынка. В прошлом году, например, последние сделки были утверждены в начале июня. Ситуация может еще измениться, если финская компания Outokumpu все-таки примет решение возобновить добычу руды на крупнейшей в Европе цинковой шахте Tara годовой мощностью в 200 тыс. т металла в концентрате. В этом случае дефицит концентрата несколько ослабнет, что даст возможность плавильным заводам установить более выгодные для себя тарифы на обогащение.

Дороговизна концентратов пока не слишком сдерживает объем предложения рафинированного металла, за исключением, разве что, Китая. Местные компании в последние недели значительно сузили экспортные поставки цинка, не столько из-за сокращения выпуска, сколько в результате переориентации на местный рынок, где спрос и цены двинулись вверх. Тем не менее, премии на китайский цинк на спотовом рынке Сингапура остаются на прежнем уровне, так как накопленных за предыдущие месяцы запасов хватит еще на несколько месяцев распродажи, а объемы потребления в регионе еще недостаточно велики. Хотя некоторые трейдеры настаивают на том, что отмечен определенный прогресс в этом направлении, большинство других не подтверждают таких сообщений. Стабильными остаются и размеры премий: $8-10 за т со склада.

Цены на цинковый лом, поднятые, было, в марте, в следующем месяце пришлось снова опускать до прежнего уровня. Спрос на этот материал в Европе остается незначительным, но стабильным, он практически сбалансирован с предложением, поэтому колебания цен происходят практически синхронно со стоимостью рафинированного металла на ЛБМ. Таким образом, небольшое снижение цен на бирже трансформировалось в удешевление нового литейного лома от $595-620 до $585-610 за т в континентальной Европе и от 400-425 до 380-405 ф. ст. за т – в Великобритании. Прочие сорта лома тоже аналогично изменили свою стоимость, так что теперь цены полностью эквивалентны началу марта.

Свинец: незаметный дефицит

Рынок свинца в этом году словно задался целью продемонстрировать, что для повышения цен важны не только фундаментальные факторы спроса и предложения, но и малозначимые, на первый взгляд, события, создающие соответствующее настроение у участников рынка. В последние 12-15 месяцев на рынке свинцового концентрата наблюдается жесткий дефицит, эффективно сдерживающий рост производства рафинированного металла. Вследствие этого затормозился рост производства в Китае, еще два года назад считавшемся основной угрозой для сохранения спокойствия на рынке. Глобальный баланс спроса и предложения практически равновесен, а мизерный избыток, прогнозируемый многими аналитиками на этот год, не идет ни в какое сравнение с перепроизводством на рынках цинка, алюминия или олова. Наконец, экономический спад в развитых странах лишь незначительно повлиял на объемы потребления свинца, а для скачка спроса требуется только пара жарких недель на востоке США или в Западной Европе.

Конечно, все эти долгосрочные процессы в значительной мере обесцениваются общим спадом на мировых рынках металлов, но ведь на том же фоне происходит подъем цен на никель, который стратегически находится в менее благоприятном положении, чем свинец! По-видимому, стабильность на рынке свинца, словно застрявшего в промежутке между $480 и $500 за т по трехмесячному контракту, в значительной степени определяется теми же психологическими факторами. Участники рынка словно "запрограммировали" себя на сохранение таких довольно низких цен, а заметных событий, способных поколебать это, в последнее время фактически не происходит.

Впрочем, здесь можно говорить и о том, что потребители свинца просто не желают замечать изменения. Например, полностью было проигнорировано сообщение о банкротстве компании Exide Technologies, крупного производителя аккумуляторов в США, в середине апреля. По словам наблюдателей, разорение этой компании было настолько предсказуемым, что, когда оно и в самом деле грянуло, то не вызвало соответствующей реакции.

Очевидно, к этой же категории было отнесено и известие, поступившее в конце апреля от китайской компании Shadian, которая вследствие нехватки сырья была вынуждена отказаться от запланированного доведения объема производства рафинированного свинца до 25 тыс. т в текущем году. В первом квартале Shadian, имеющая мощности для выплавки 30 тыс. т металла в год, работала почти с полной загрузкой, однако теперь вынуждена резко сбавить обороты.

Впрочем, общеизвестно, что именно китайские заводы, в наибольшей степени зависящие от привозного сырья, сильнее всех пострадали от нехватки концентрата. Им приходится заключать соглашения с поставщиками из расчета тарифов за обогащение на уровне около $90 за т, в то время как среднемировой уровень в этом году составляет около $100-120 за т при базовой цене рафинированного металла $475 за т.

На многих добывающих предприятиях свинец стал побочной продукцией, поэтому объемы его производства в большой степени завязаны на цинк. В связи с этим закрытие в прошлом году ряда крупных цинковых шахт еще более обострило дефицит свинцового концентрата, а общее неблагоприятное положение рынка не оставляет надежд на его скорое возмещение. Участники рынка свинца внимательно следят за развитием событий вокруг шахты Tara в Ирландии, где, помимо цинка, производится около 40 тыс. т свинцового концентрата в год. По словам представителя одной американской добывающей компании, если деятельность Tara будет возобновлена, ситуация на рынке свинца изменится от "катастрофической" до "очень напряженной".

По оценкам International Lead and Zinc Study Group (ILZSG), в 2002 году производство свинцового концентрата сократится на 7,2% по сравнению с прошлым годом, однако это лишь незначительно отразится на объемах выплавки рафинированного металла. Как считают эксперты ILZSG, показатель этого года будет всего лишь на 0,8% ниже, чем в 2001 году (в основном, за счет спада в Китае), но спрос и предложение на рынке будут практически сбалансированы.

Тем не менее, специалисты пока воздерживаются от прогнозов в отношении свинца, отмечая, что развитие событий здесь будет зависеть, главным образом, от изменения цен на другие цветные металлы. Повышение цен, судя по всему, состоится не ранее третьего квартала, причем, сначала его будут значительно сдерживать резервы металла на складах ЛБМ, объем которых в начале мая превышал 140 тыс. т.

Цены на свинцовый и свинецсодержащий лом практически не претерпели в апреле никаких изменений. Для некоторых сортов они остаются постоянными вот уже четыре месяца подряд. В частности, стоимость кускового лома в континентальной Европе составляет $410-440 за т CIF, а аккумуляторный лом котируется по $80-90 за т. Лишь на британском рынке во второй половине апреля произошло некоторое снижение цен на кусковой лом, подешевевший от 305-325 до 300-320 ф. ст. за т.

Олово: сингапурский вариант

В апреле биржевому рынку олова удалось закрепиться на психологически важной границе в $4000 за т по трехмесячному контракту. Сокращение производства и экспорта этого металла (за первый квартал 2002 года – до 7 тыс. т, или на 57% по сравнению с аналогичным периодом 2001 года) китайскими компаниями, в последние годы выступавшими в качестве основных нарушителей рыночной дисциплины, было благосклонно воспринято деловыми кругами и компенсировало в их глазах прочие мелкие неприятности, в частности, – очередные проволочки в борьбе с нелегальной добычей и незаконным вывозом оловянного концентрата из Индонезии. Правительство этой страны, пообещав с 1 апреля установить запрет на вывоз без соответствующей лицензии этого материала, еще в феврале причисленного к стратегическому сырью, не уложилось в указанный срок и перенесло рассмотрение данного вопроса на неопределенное будущее. В то же время, компания PT Koba Tin, второй по значению индонезийский производитель олова, в первом квартале 2002 года вопреки собственному обещанию расширила выпуск металла от 4,15 тыс. т в октябре-декабре прошлого года до 7,46 тыс. т.

Наконец, спрос на олово, упавший в прошлом году вследствие депрессии на рынке электроники и сокращения производства жести, пока не торопится восстанавливаться. Даже наиболее оптимистично настроенные специалисты не прогнозируют расширения объемов потребления до осени, что обрекает цены на ЛБМ на колебания между $3950 и $4050 за т в ближайшие несколько месяцев. Избыток предложения, достигший неприемлемо высоких значений в прошлом году, сокращен, но не ликвидирован, что подтверждается продолжающимся накоплением резервов на лицензионных складах ЛБМ. К началу мая объем запасов превысил 36 тыс. т, увеличившись по сравнению с началом года на четверть.

В последнее время на рынке больше внимания уделяется последствиям открытия по решению руководства биржи лицензионного склада в Сингапуре с 1 января 2002 года. Прежде олово складировалось только в европейских и американских портах. Еще в прошлом году многие эксперты предупреждали, что создание склада в Сингапуре приведет к тому, что ведущие экспортеры олова из Китая, Малайзии и Индонезии начнут переправлять свой материал именно туда, оставив Европу на голодном пайке. Из-за этого европейским компаниям, приобретающим олово на бирже, надо будет выплачивать дополнительную премию за поставку из Сингапура в размере $80-100 за т. Кроме того, близость лицензионного склада к заводам-производителям будет способствовать наращиванию объемов запасов, что, в свою очередь, окажет давление на цены.

Первые четыре месяцы функционирования сингапурского склада оправдали большинство ожиданий аналитиков, но подтвердили их тревоги. Действительно, многие экспортеры из Восточной Азии направляют свое олово в Сингапур, поэтому объем резервов в этом порту к концу апреля превысил 12,3 тыс. т, уступая в этом отношении только Барселоне. При этом, в Испании находится, в основном, высококачественный металл, предназначенный для производства жести, и компании, применяющие низкосортное олово в виде припоев, вынуждены везти его из Сингапура, неся дополнительные расходы на перевозку.

Однако в целом влияние предпринятой переориентации торговых потоков на рынок олова следует признать положительным фактором. Металл, привезенный в Сингапур, не попал на склады европейских и американских портов, где резервы и без того высокие, а их негативное влияние на цены еще более ощутимо. Кроме того, в Восточной Азии функционируют многие производители жести и электроники, для которых близкое размещение складских мощностей представляет значительное удобство, а меньшие расходы на перевозку способствуют расширению объема закупок. В связи с этим аналитики Metal Bulletin Research считают, что мировой рынок олова уже приспособился к наличию склада в Сингапуре, а руководство ЛБМ помышляет об открытии еще двух лицензионных складов в Корее.

Виктор Тарнавский, по материалам Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"