журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

СОБЫТИЕ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №5, 2002

КОМПАНИИ И РЫНКИ

Пять лет – это слишком мало

Обанкротившаяся в 1997 году корейская компания Hanbo все еще не может найти нового собственника

Эпопея с продажей имущества обанкротившейся корейской компании Hanbo Group началась в январе 1997 года. Пятилетний юбилей своей деятельности в этой сфере кредиторы компании встретили с уверенностью, что все проблемы позади, поскольку им удалось найти покупателей на сталепрокатный завод Pusan и недостроенный интегрированный комплекс Tanjin. Однако серия незапланированных отсрочек завершения обеих сделок вызывает серьезные сомнения в том, что история с продажей этих активов пришла к логическому завершению.

Печальная история Hanbo

После банкротства Hanbo Group под внешнее управление попали Hanbo Corp, Hanbo Iron & Steel, Hanbo Energy и ряд других компаний группы. Из всех этих активов сталепрокатный завод Pusan – единственное доходное предприятие. Этот завод, а также недостроенный интегрированный комплекс Tangjin – наиболее ценное имущество Hanbo Group. Компания Keukdong Steel построила Pusan в 1958 году, в 1976-м контроль над ним перешел к Kumho Group, а в 1984 году Kumho продала Pusan тогда еще просто компании Hanbo Steel Co. Для Hanbo Group это было весьма ценное приобретение, ибо в те времена группа уже контролировала одну из крупнейших в Корее строительных компаний и ей был необходим собственный источник поставок мелкосортового проката.

Перед группой открывались великолепные перспективы, и у руководства Hanbo Steel & General Constructing, позднее переименованной в Hanbo Iron & Steel, появилась идея построить гигантский интегрированный сталелитейный комплекс Tanjin, который мог бы выпускать сортовой прокат и широкий ассортимент плоскокатаной продукции. Однако именно масштабные инвестиции в этот проект впоследствии довели Hanbo Group до банкротства. К январю 1997 года, когда группа объявила о своей неплатежеспособности, ее долги составляли более $5,1 млрд. С тех пор кредиторы безуспешно пытаются продать имущество Hanbo; этот процесс сопровождается многочисленными публичными скандалами и возбуждением судебных дел (см. ММ №12 за 2001 год). Продажей руководит государственное агентство Korea Asset Management Corp (Kamco), на долю которого приходится 17% долгов компании, а роль финансовых консультантов поручена американскому инвестиционному банку Lehman Brothers.

В июле 1997 года компании Posco и Dongkuk Steel Mill предлагали совместно субсидировать активы Hanbo в сумме $2,24 млрд., но кредиторы сочли эту цену оскорбительно низкой. Несколько позднее в том же году Dongkuk сделала самостоятельное предложение кредиторам: компания рассчитывала за $1,46 млрд. (с семилетней отсрочкой платежа) приобрести некоторые мощностей Tangjin; но Kamco с негодованием отвергла и это предложение. Так что дорогостоящее оборудование недостроенного комплекса собирало пыль и ржавело до марта 2000 года, когда консорциум во главе с Nabors предложил выкупить Tangjin уже за $480 млн. К этому моменту кредиторы реалистичнее оценивали ситуацию и согласились с предложенной ценой. Тем не менее, продажа не состоялась – в последний момент консорциум отказался от сделки без объяснения причин.

Далее назначались и откладывались новые аукционы, на которых активы группы предлагались общим пакетом и по частям, и, наконец, на них нашлись реальные покупатели. Победителем состоявшегося 30 ноября 2001 года тендера на имущество Tanjin оказался консорциум AK Capital. Вскоре после этого появился покупатель и на завод Pusan; 4 января китайская инвестиционная компания Pyeonghwa Steel ("Сталь мира") подписала с кредиторами меморандум о взаимопонимании по поводу приобретения этих сталепрокатных мощностей. В январе официальные представители Kamco объявили, что сделка по продаже пусанского завода китайской компании Pyeonghwa – дело решенное, а переговоры с AK Capital о продаже Tanjin близки к завершению.

Китайские маневры

Интересно, что, по мнению сеульских обозревателей, китайская Pyeonghwa, которая, якобы, заинтересована в стратегическом плацдарме на корейском рынке стали, в реальности – просто фиктивная корейская фирма, среди попечителей которой – китайская железнодорожная компания Beiya Industrial Group. Правда, официальные представители Beiya отрицают свою причастность к Pyeonghwa, равно как и наличие каких-либо планов приобретения корейских предприятий. Как бы то ни было, но финансовые консультанты Samil Accounting Corp, которым было поручено выбрать оптимального покупателя для Pusan, в ноябре прошлого года отдали предпочтение именно Pyeonghwa, отклонив предложения четырех других фирм и консорциума, принявших участие в тендере.

Хотя истинные намерения китайской компании пока не известны, она согласилась со всеми условиями, предъявленными для участия в аукционе, в том числе – сохранить весь обслуживающий персонал завода (800 сотрудников) и принять на себя необходимые обязательства по социальному обеспечению. Отсюда обозреватели делают вывод, что Pyeonghwa не намерена останавливать производство. После подписания меморандума Pyeonghwa получила право на тщательное обследование завода Pusan; для этого ей было предоставлено 30 дней. В начале февраля должна была быть заключена сделка купли-продажи.

Завод производит 85 тыс. т мелкосортового (10-32 мм) проката в месяц; на нем установлены две электропечи (30 и 70 т), а также литейные и прокатные мощности. После завершения своего обследования Pyeonghwa предложила заплатить за Pusan $83 млн., с чем кредиторы и согласились.

Сеульский суд распорядился, чтобы Pyeonghwa до 15 апреля подтвердила свои соглашения о финансировании и предъявила другие необходимые документы. Однако вместо подписания заключительного контракта Pyeonghwa попросила дать ей отсрочку – на тот момент компания еще не подготовила сумму, которую требовалось внести в качестве залога (10% от оговоренной цены). Суд отказал ей в этом, но Pyeonghwa продолжает настаивать и обещает в ближайшее время завершить подготовку всей финансовой документации.

Дело усложняется тем, что, хотя завод Pusan функционирует с полной загрузкой мощностей и использует все возможности быстрого роста потребления на внутреннем рынке в строительной промышленности, в течение последних двух лет предприятие не провело ни одной выплаты кредиторам. Однако китайская компания утверждает, что задержка произошла по вине продавцов, поэтому появился риск, что, если суд не предоставит отсрочку, то Pyeonghwa сможет приступить к решению этого конфликта в судебном порядке. Официальные представители Hanbo Corp (сестринская компания Hanbo Iron & Steel), подтверждают, что Pyeonghwa Steel требуется больше времени, чтобы обеспечить финансирование этого приобретения.

Вероятно, в сложившейся ситуации кредиторам Hanbo придется умерить свое нетерпение. Правда, вынужденная отсрочка ставит в затруднительное положение как сам прокатный завод и консультантов по его продаже, так и сеульский окружной суд. Тем не менее, официальные лица Hanbo Corp настойчиво утверждают, что "продажа приостановлена, но не отменена".

Мечты сбываются,

но очень постепенно

Не менее интересно развиваются события и в плане продажи Tanjin. В последнем аукционе, который состоялся 30 ноября 2001 года, приняли участие консорциумы AK Capital и CHB Steel. По неизвестным причинам третий потенциальный покупатель – консорциум Heiwa Tekko, организованный японскими и корейскими финансовыми группами, – уклонился от участия в торгах. Совет кредиторов и финансовые консультанты Kamco практически единогласно приняли решение отдать предпочтение AK Capital.

Консорциум AK Capital организовал корейский финансист Квон Хо Сан, который уже давно стремился приобрести Hanbo. Когда в декабре 1998 года на втором аукционе, объявленном кредиторами группы, единственным потенциальным покупателем оказалась Dongkuk Steel, Квон, по его словам, был "ошеломлен столь низкой ценой" (напомним: $1,46 млрд. за некоторые из мощностей Tangjin). После того как кредиторы отказались принять это предложение, Квон стал агитировать американские финансовые группы совместно участвовать в следующем аукционе. В марте 1999 года ему удалось организовать консорциум во главе с Nabors Capital (США).

В марте 2000 года была достигнута договоренность: консорциум согласился выплатить $480 млн. за завод Tangjin, включая его оборудование и инфраструктуру. Однако в последний момент консорциум от сделки отказался. Квон настоятельно пытался уговорить кредиторов на отсрочку и утверждал, что ему требуется не более нескольких недель для организации нового консорциума, который заплатит ту же цену. Продавцы отказались удовлетворить эту просьбу. Следующие торги были назначены на февраль 2001 года. В феврале Квон заявил, что намерен предложить на торгах за Tangjin $550 млн. Однако сроки проведения аукциона неоднократно отодвигались, пока, наконец, дело не завершилось 30 ноября.

По словам представителей Kamco, кредиторы решили сдать свои позиции, убедившись, что это неизбежно: предложенный AK Capital $401 млн. значительно ниже всех сумм, которые предлагались ранее, так что само собой разумеется, что в будущем стоимость комплекса будет только падать. Кроме того, возможность продать Tanjin как единое целое была весьма привлекательной. Поэтому кредиторы объявили, что намерены максимально ускорить заключение сделки. Казалось бы, для Квона пришло время праздновать долгожданную победу. Kamco объявила, что переговоры с AK Capital продвигаются успешно и есть надежда завершить сделку в первом квартале 2002 года.

Однако эти переговоры длились еще в течение четырех месяцев, и только 25 марта был подписан меморандум о взаимопонимании. Отсрочка была связана с тем, что кредиторы настаивали на выполнении трех условий: от AK Capital требовалось отказаться от попыток изменить окончательную цену более чем на 5% и согласиться на конфискацию внесенных в качестве залога $10 млн., если окончательное соглашение не будет подписано, а также подтвердить понимание того факта, что кредиторы не дают никаких гарантий и не делают никаких выводов по поводу состояния оборудования и активов Hanbo – комплекс продается "как есть". В свою очередь, представители консорциума утверждали, что исходное обследование Tangjin было проведено поверхностно из-за сжатых сроков – в декабре Kamco предоставила для этого только 45 дней.

В итоге был найден компромисс: Kamco согласилась, чтобы максимальное изменение цены по отношению к исходно предложенному $401 млн. не превышало 9,3%, после того как AK проведет тщательную проверку состояния активов Hanbo. Консорциуму разрешено новое обследование (срок его увеличен до 135 дней). В апреле группа, в которую вошли более 20 специалистов, в том числе – официальные представители американского фонда, юристы, бухгалтеры, иностранные инженеры и представители Kamco, приступила к новому обследованию Tangjin.

Таким образом, окончательное соглашение о продаже может быть подписано не ранее августа, и чем именно закончится эта эпопея – пока не известно. При этом, Квон Хо Сан, который привлек в этот консорциум национальных и иностранных инвесторов, пока уклоняется от комментариев.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, Korea Times

 
© агенство "Стандарт"