журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2002

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Британский эксперимент Westdeutsche Landesbank

Лондонское подразделение германского земельного банка пытается объединить операции по выкупу компаний с секьюритизацией

Westdeutsche Landesbank (WestLB) – крупнейший земельный банк Германии с активами порядка h400 млрд. По этому показателю он уступает только четверке "гроссбанков". Как и все земельные банки, корни которых часто уходят в XIX век, WestLB изначально предназначался для финансирования программ местных органов власти по развитию регионов и выполнения расчетных и прочих операций для расположенных на территории "подопечной" земли Северный Рейн-Вестфалия сберегательных банков. Однако, выйдя за пределы своей "проектной" области и начав конкуренцию с коммерческими банками, земельные банки Германии, по сути, подписали себе смертный приговор, который должен быть приведен в исполнение в 2005 году. Очевидно, к этому времени им придется практически полностью порвать со своим государственным прошлым и стать вполне обычными финансовыми институтами, ориентированными на получение прибыли. WestLB, который, по сути, и запустил всю эту перестройку, решил не выжидать так долго. Банк активно осваивает коммерческие банковские операции и даже изобретает новые их виды.

Выход из

государственной тени

Равно как и другие немецкие земельные банки, WestLB на протяжении последнего десятилетия активно расширял свою деятельность за пределы местного рынка, что вызывало недовольство со стороны коммерческих институтов, нарекавших на то, что земельные банки получают государственные гарантии, обеспечивающие им высокие кредитные рейтинги и более дешевое финансирование. Сетования банкиров на нечестную конкуренцию, в принципе, имели под собой все основания. Получалось, что земельные банки с удобством сидели сразу на двух стульях: управлялись и финансировались как государственные, а выполняли операции как частные.

В 1999 году, когда WestLB приобрел лондонскую брокерскую компанию Panmure Gordon и учредил инвестиционное банковское подразделение в Великобритании, негодование банков частного сектора резко возросло. Несмотря на все старания президента банка Фриделя Нойбера предотвратить поток критики и даже вопреки тому, что брокерская деятельность WestLB не была достаточно успешной, процесс повернуть вспять уже не удлось.

По жалобе германской ассоциации коммерческих банков WestLB стал объектом расследования Европейской комиссии относительно несправедливого получения государственной помощи. После длительных споров в июле 2001 года правительство Германии достигло соглашения с Брюсселем о том, что к 2005 году земельный банк WestLB должен будет осуществить процесс разделения, создав два обособленных подразделения: одно – для продолжения обслуживания государственного сектора экономики Германии, другое же – с функциями коммерческой банковской деятельности WestLB (см. БП № 8 за 2001 год). Это означает, что в тех отраслях, в которых банк конкурирует с финансовыми институтами частного сектора, он более не будет пользоваться государственными гарантиями, и, соответственно, WestLB впервые будет вынужден "играть по общим правилам".

Впрочем, нельзя сказать, что существующие на данный момент коммерческие подразделения WestLB чем-то нарушают эти правила конкурентной борьбы. И те успехи, которых добился банк, например в области инвестиционных банковских операций, стали заслугой его самого, а вовсе не следствием государственной поддержки. Например, значительное место в деятельности WestLB сегодня занимает его инвестиционное британское подразделение WestLB ASPF, созданное буквально с нуля в 1998 году.

В октябре 2001 года WestLB направил в британское Министерство транспорта письмо, содержащее подробный план покупки компании Raitrack. Спустя какое-то время информация об этом появилась на первой полосе "Financial Times". Разве это не новость, что Railtrack – не очень преуспевающая британская приватизированная железнодорожная компания – становится объектом интереса государственного немецкого банка?

В последнее время складывается впечатление, что WestLB принимает участие во всех миллиардных сделках по перераспределению активов британских компаний. До появления информации о предложении приобрести Railtrack на рынке циркулировали слухи о том, что банк планирует выкупать подразделение стационарной телефонной связи компании British Тelecom и мачты компании кабельного телевидения NTL.

По словам Эндрю Гарднера, исполнительного директора WestLB, его банк лишь принимает участие "в более запутанных и сложных сделках", нежели другие финансовые институты. Хотя это явное приуменьшение. Railtrack с трудом можно отнести к числу наиболее привлекательных "недооцененных" компаний минувшего года. Руководству компании всего за три года, прошедших после приватизации в 1998 году, "удалось" практически полностью ее развалить. Ремонт железнодорожной сети игнорировался до тех пор, пока летом 2001 года не случилась одна из крупнейших аварий в современной истории британских железных дорог, стоившая компании колоссальных потерь. В результате в ноябре 2001 года, после того как банки окончательно усомнились в способности компании погашать долги, Railtrack перешла под государственный контроль. Словом, Railtrack может полностью обесцениться. Это – запутанный клубок, распутать который будет довольно сложно, однако покупка компании через консорциум инвесторов – отличная возможность для британского подразделения WestLB доказать свою квалификацию и обеспечить солидную прибыль своему банку.

Новое дело

И, в самом деле, "хлебом насущным" британского подразделения WestLB стали два различных, хотя и взаимосвязанных, направления – секьюритизация активов и инвестиции с собственного счета. Когда в июле 1998 года нынешний руководитель данного подразделения Робин Саундерс приступила к работе в WestLB (вместе со своей командой из десяти специалистов из Deutsche Bank), ее целью было помочь клиентам банка увеличить свои доходы за счет секьюритизации активов. Более долгосрочной задачей считалось инвестирование средств WestLB в приобретение компаний с последующим повышением их прибыльности. Это направление было освоено лондонским подразделением в начале 2000 года, и с тех пор масштабы данной деятельности значительно возросли.

В отличие от традиционных инвесторов, вкладывающих средства в частные ценные бумаги, WestLB ориентируется не на перспективы роста курса их акций, а на стабильные денежные потоки. Так что, если большинство инвесторов оценивают активы с точки зрения возможностей прироста акционерного капитала приобретаемых компаний, WestLB придает значение, в первую очередь, получению прибыли за счет секьюритизации их денежных потоков (т.е. размещения ценных

бумаг, обеспеченных их доходами).

Некоторое время команда Саундерс работала над возможным предложением относительно покупки ряда подразделений British Telecom, что также было достаточно резонансным событием. С учетом "бюджетного дефицита" BT в размере 18 млрд. ф. ст. подобное предложение должно было показаться заслуживающим внимания. Однако ответ руководства ВТ был уклончивым и, скорее, отрицательным, чем положительным. Робин Саундерс, в целом, признает поражение в данной сделке на текущий момент, однако из ее слов не следует, что она окончательно поставила на ней крест.

Впрочем, если ВТ окончательно откажется от предложения WestLB, это будет не первым "попаданием мимо цели" для WestLB. В 1999 году банк активно поддерживал корпоративного рейдера (лицо, активно скупающее акции компании с целью получения контрольного пакета) Филиппа Грина, нацеленного на поглощение сети универмагов Marks and Spencer. В случае успешного осуществления сделки банк WestLB выступил бы андеррайтером эмиссии ценных бумаг на сумму 1.8 млрд. ф. ст. (из общего объёма промежуточного финансирования в 5.8 млрд. ф. ст.), которые были бы рефинансированы посредством секьюритизации финансовых и прочих активов Marks and Spencer. Впрочем, позже Грин сменил свои планы и снял предложение.

Робин Саундерс редко остается без внимания, с тех пор как она присоединилась к WestLB. Не слишком доброжелательные конкуренты называют эту привлекательную бизнес-леди "маркетинговой приманкой" банка. Сама же она объясняет нынешние достижения WestLB в области инвестирования и секьюритизации влиянием прошлых успехов. По ее мнению, решающим прорывом для подразделения стало участие в качестве андеррайтера в выпуске облигаций с плавающей процентной ставкой на сумму $1.4 млрд. для финансирования автогонок "Формула-1" в 1999 году. По словам Саундерс, "сделка с FI стала своеобразным символом, продемонстрировавшим наше умение. После этой операции не было необходимости убеждать кого бы то ни было в достоинствах банка, поскольку она была одной из наиболее сложных, осуществленных

когда-либо в данном сегменте рынка".

Однако проведение сделки и получение прибыли от ее осуществления – не одно и то же. Конкуренты зачастую высказывают сомнения относительно прибыльности WestLB ASPF. Секьюритизация – сложный и длительный процесс, генерирующий комиссионные на уровне от 20 до 30 б.п. Кроме того, в прошлом году WestLB занял в мировом рейтинге эмитентов ценных бумаг, обеспеченных активами, лишь 29-тое место с объемом совершенных сделок в сумме $400 млн.

Впрочем, по словам Робин Саундерс, WestLB в отличие от прочих банков не заключает неприбыльных сделок, с тем чтобы за счет этого "купить" более высокое место в рейтинговой таблице. За пределами банка мало кто может судить о том, насколько эффективно работает команда WestLB ASPF, поскольку результаты по различным направлениям деятельности всей группы не раскрываются по отдельности и даже рейтинговые агентства не решаются давать какой-либо прогноз относительно прибыльности или рискованности лондонского подразделения WestLB.

В поисках большей

прибыли

Требование Европейской комиссии относительно разделения государственного подразделения и коммерческого банка WestLB объясняет внезапное желание руководства банка принимать на себя большие риски и направлять значительные средства в расширение деятельности ASPF. Новый председатель правления банка Юрген Зенгера стратегической целью обозначил достижение к 2004 году уровня доходности акционерного капитала в 18% (на сегодняшний день этот показатель составляет 11%), и один из немногих способов реализации поставленной задачи – инвестирование в высокоприбыльные виды деятельности, такие как финансирование приобретения компаний.

Еще три года назад WestLB считался недостаточно развитым (по сложности технологий и разнообразию продуктов) финансовым институтом, который даже не занимался секьюритизацией кредитов на приобретение автомобилей. Однако, с учетом результативной деятельности в 2000-2001 годах, руководство банка активизировало процесс своего развития и диверсификации деятельности, включая покупки целых компаний, которые подразделение Робин Саундерс может осуществлять даже от своего имени.

"Мы пришли к выводу, что сделоки от имени клиентов приносят нам прибыль в размере 20-30 б.п., – говорит Саундерс. – Тогда не лучше ли самим приобрести компанию или активы и извлечь из этого максимальную выгоду, хотя, вместе с тем, и принять на себя максимальный риск". Возможность получать довольно быстро необходимые средства для проведения сделок от центрального правления из Германии дает WestLB ASPF неоспоримые преимущества перед многими конкурентами. Роберт Ченкуиз, совладелец группы Rotch Property Group, управляющей активами в 3 млрд. ф. ст. и обеспечивавшей промежуточное финансирование в последних сделках WestLB, говорит, что очень важное достоинство WestLB заключается в возможности банка после обсуждения сделки "придти с деньгами на следующий день", чего не могут или не хотят себе позволить 99.9% финансовых институтов.

Из 20 специалистов WestLB ASPF десять пришли из Deutsche Bank вместе с Робин Саундерс, а до этого они вместе работали в Chemical Bank и еще ранее – в JP Morgan. Отчасти благодаря тому, что половина команды Саундерс работает с нею более десяти лет, она не прибегает к услугам других банков в организации сделок. Обособленность деятельности также обусловливает размеры прибыли, которая не "размывается" по многочисленным подразделениям.

Однако несмотря на степень сложности сделок, заключаемых подразделением Саундерс, и доверие, которое ей оказывает кредитный комитет WestLB, к настоящему моменту руководство германского банка все еще не выработало единой стратегии развития для своей коммерческой "половины".

Очевидно, при отсутствии ощутимых результатов руководство WestLB более не будет делать ставку на ASPF. Пока средства "заморожены" в приобретенных компаниях, они не дают ощутимой прибыли, так что, соответственно, рано или поздно правление пожелает получить более весомый результат. Пока европейский фондовый рынок переживает спад, перепродажа активов ASPF или осуществление первоначальных публичных предложений акций купленных за последнее время компаний вряд ли осуществимы. Поэтому возвращение вложенных средств, наверное, потребует значительного времени, кроме того, нет никакой гарантии, что эти инвестиции позволят получить большую прибыль. Секьюритизация становится в последнее время частью "обязательной программы" каждого банка, однако, похоже, далеко не все банкиры обладают пониманием сущности и целей этого вида финансовых операций.

Конкуренты WestLB с нетерпением ожидают промахов со стороны WestLB ASPF. Робин Саундерс и ее команда вызвали у рынка ощущение необходимости осуществления данного вида деятельности. "Ведь, если даже государственный банк смог внедрить это, то почему мы не сможем?", – считают многие банкиры. Об этом свидетельствует недавнее приглашение в элитный американский инвестиционный банк Goldman Sachs Билла Янга – руководителя подразделения по приобретению компаний Citigroup. Эксперимент по освоению нового вида банковской деятельности продолжается, так что не исключено, что за счет этой инновации WestLB удастся лучше подготовиться к решению своей "проблемы 2005 года".

Наталья Коноваленко, по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"