журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2002

Международные банки

Новая ветвь старой банкирской династии

Не исключено, что в скором времени Santander Central Hispano (SCH), крупнейший банк Испании, перейдет под полный контроль семьи
Ботинов

На протяжении нескольких месяцев одной из наиболее неприятных проблем, с которой столкнулся Santander Central Hispano (этот банк появился в результате объединения Banco Santander и Banco Central Hispano в 1999 году), были конфликты в его руководстве. В центре разногласий оказался самый влиятельный банкир Испании Эмилио Ботин по прозвищу "Фараон", занимавший пост одного из двух сопредседателей SCH. Благодаря его настойчивости в отстаивании своих позиций в Santander Central Hispano итогом довольно напряженной схватки за власть в объединенном банке стала фактически полная победа Ботина и его команды. Более того, вовсе не исключается вариант развития событий, при котором SCH превратится в семейный банк, полностью перейдя в руки династии Ботинов. Так, уже сейчас Ана Патрисия Ботин, старшая дочь нынешнего председателя, возглавляет входящий в состав группы SCH банк Banesto; Хайме Ботин, брат Эмилио, стал первым вице-председателем правления SCH; один из сыновей Ботина-старшего, которого, как и отца, зовут Эмилио, вошел в состав совета директоров объединенного банка.

Отставка Коркостеги

усиливает позиции Ботина

Положение Эмилио Ботина в руководстве Santander Central Hispano резко укрепилось в середине февраля 2002 года после ухода в отставку Анхеля Коркостеги, старшего исполнительного директора банка и экс-руководителя Banco Central Hispano, одного из двух в составе нынешнего SCH. По мнению обозревателей, уход Коркостеги со своего поста дал Ботину, принадлежащему к третьему поколению одной из наиболее крупных в Испании банкирских династий, фактически неограниченную власть над SCH.

Поскольку Коркостеги был фигурой, пользовавшейся высоким уважением в международных деловых кругах, он мог составить определенную конкуренцию Ботину в борьбе за контроль банка. Однако после его отставки соперников, способных реально претендовать на власть в SCH, у Ботина просто не осталось. В этом плане весьма показательно, что упомянутое нами выдвижение членов семьи Ботинов на первые роли в объединенном банке произошло практически одновременно с объявлением об уходе Коркостеги.

Эмилио Ботин, которому в нынешнем году исполняется 67 лет, унаследовал Banco Santander от своего отца в 1986 году. С этого времени он поставил перед собой задачу превратить этот небольшой региональный банк в лидера банковского сектора Испании.

Эта задача была полностью решена в январе 1999 года, после объединения Banco Santander с Banco Central Hispano, в результате которого была создана крупнейшая в Испании банковская группа. Уже в то время многие аналитики задавались вопросом, сможет ли Эмилио Ботин с его авторитарным стилем управления делиться своими полномочиями с менеджерами из Banco Central Hispano.

Следует признать, что сомнения экспертов были вполне обоснованными. Эксперимент с разделением полномочий по управлению объединенным банком полностью провалился. Это стало очевидно уже после отставки в августе прошлого года одного из двух сопредседателей SCH Хосе Марии Амусатеги, ушедшего из-за разногласий с Эмилио Ботином в методах управления банком. После этой отставки всем стало ясно, что дни Анхеля Коркостеги, представлявшего в SCH команду Banco Central Hispano, на посту старшего исполнительного директора группы тоже сочтены, что и подтвердил его февральский уход.

По мнению специалистов, взвешенный и продуманный подход Коркостеги к ведению бизнеса был бы хорошим дополнением к несомненно эффективному, но иногда излишне импульсивному стилю управления Ботина. К тому же, между двумя этими банкирами были налажены довольно теплые личные отношения.

Однако укрепление позиций менеджеров, представлявших более сильный в финансовом плане Banco Santander, не позволило Коркостеги проводить свою политику и вынудило его покинуть банк. Комментируя его отставку, один из руководителей SCH отметил, что "две культуры бизнеса не могут успешно сосуществовать под единой крышей".

Объявление об уходе Коркостеги вызвало серьезную обеспокоенность среди акционеров. По их мнению, жесткий стиль единоличного управления, практикуемый Ботином, вряд ли оптимален для банка, располагающего 118 тыс. сотрудников по обе стороны Атлантики и имеющего активы суммарной стоимостью в h350 млрд.

В ответ на эти опасения менеджеры SCH поспешили заверить инвесторов, что Эмилио Ботин не будет управлять банком самостоятельно. В пользу этого должен говорить тот факт, что его нынешние ближайшие помощники – Альфредо Саэнс, новый старший исполнительный директор банка (перешел из Banesto), и Франсиско Лусон, главный менеджер американского отделения SCH, – "имеют солидный вес в банковском мире и исключительно тесные отношения с председателем банка".

Династия

Комментируя недавние перемены в руководстве SCH, все аналитики сходятся на том, что Эмилио Ботин проявил в этой ситуации отличные охотничьи качества: в первую очередь, – огромное терпение. Еще бы! Ведь ему пришлось выжидать три года, прежде чем удалось добиться полного контроля над объединенным банком.

Стоит отметить, что деятельность в банковской сфере приучила Ботина быть весьма терпеливым. Его дедушка стал председателем Banco Santander, в то время небольшого регионального банка в северной Испании, еще в 1909 году. Отец Ботина унаследовал этот пост в 1950 году. После этого Эмилио пришлось почти 30 лет проработать в Banco Santander, вплоть до 1986 года, прежде чем он в возрасте 52 лет смог занять пост его председателя.

Главное, что отличает Эмилио Ботина от двух предыдущих поколений своей семьи, – это масштабы его амбиций. И надо признать: он вполне успешно реализует свои огромные планы. Именно под руководством Эмилио Ботина Banco Santander превратился из небольшого провинциального семейного банка в ведущую силу на испанском банковском рынке.

Но, похоже, все возвращается на круги своя, и вскоре SCH имеет все шансы вновь стать семейным финансовым институтом. После недавних перестановок в его руководстве под контролем семьи Ботинов оказалось 2.65% акций банка и 12 из 19 мест в совете директоров. Такая расстановка сил вызывает серьезную обеспокоенность относительно подотчетности руководства SCH, в особенности у иностранных акционеров, которым принадлежит 54% акций группы.

По итогам исследования качества корпоративного управления в испанских банках и компаниях, проведенного консалтинговой компанией Soler-Prado Morrow (эта фирма предоставляет рекомендации иностранным инвесторам в Испании), SCH занимает по данному показателю лишь 32-рое место в стране. К тому же, работа Soler-Prado Morrow была проделана еще до начала перестановок в руководящем составе банка и усиления позиций Эмилио Ботина. Осуществленный Soler-Prado Morrow анализ качества корпоративного управления включал такие факторы как структура совета директоров, количественный состав управляющих органов, сфера ответственности директоров банков и компаний, наличие барьеров для враждебных поглощений и т.д.

Справедливости ради следует отметить, что большинство крупных компаний и финансовых институтов Испании заняли в рейтинге Soler-Prado Morrow невысокие места. В число институтов, находящихся на особенно низких позициях в данном рейтинге, вошли, в частности, BBVA, второй по величине банк страны, и крупнейшая компания Испании – телекоммуникационная группа Telefo-nica.

По словам Хасинто Солера Матутеса, подготовившего отчет по корпоративному управлению в Испании, лишь немногие испанские компании имеют советы директоров, действительно готовые представлять интересы большинства акционеров своих институтов. Что же касается SCH, то, по оценкам Матутеса, после фактического отстранения от власти представителей Banco Central Hispano исчез последний противовес установлению в этом банке единоличного правления Эмилио Ботина.

Впрочем, как считают некоторые банковские эксперты, победа Ботина, все же, принесет SCH определенную выгоду, так как станет концом бесплодных попыток сочетания двух различных деловых культур объединившихся банков. Нередкие столкновения агрессивного и настойчивого стиля управления Ботина с методичным и взвешенным подходом к ведению бизнеса со стороны Коркостеги существенно препятствовали быстрой и эффективной интеграции операций Banco Santander и Banco Central Hispano.

С другой стороны, как считают специалисты, сосредоточение всех полномочий по управлению SCH в руках Эмилио Ботина может привести к неоправданным инвестиционным решениям. В истории банка уже есть несколько примеров таких не слишком удачных операций. Так, на пике Интернет-бума SCH приобрел за $750 млн. электронную платформу Patagon, которая до сих пор не приносит банку ожидаемой прибыли. Кроме того, по мнению ряда инвесторов, SCH переплатил за приобретенный им в 2000 году бразильский банк Banespa.

Вообще же, после того как экономический кризис в Аргентине привел к снижению доходов группы в 2001 году, ряд ее акционеров потребовали от руководства снизить степень вовлечения в латиноамериканские операции, которые в настоящее время приносят банку до половины всей его прибыли (при этом, в Латинской Америке сосредоточено до трети всех активов SCH).

Наследница финансовой империи SCH?

Но наибольшие спекуляции в деловых кругах вызывает роль в управлении SCH, которую играет старшая дочь нынешнего председателя банка 41-летняя Ана Патрисия Ботин. По оценкам ряда аналитиков, именно у нее есть все шансы унаследовать эту финансовую группу от своего отца. Возможно, именно поэтому при объединении Banco Santander и Banco Central Hispano представители последнего добились ухода Аны Патрисии Ботин с поста исполнительного директора банка (хотя она и сохранила место в совете директоров объединенной группы).

Однако февральские перестановки в руководстве SCH и резкое падение влияния менеджеров Banco Central Hispano позволили дочери Эмилио Ботина выйти из тени, где она пребывала около трех лет. Как уже было указано выше, Ана Патрисия Ботин практически одновременно с отставкой Анхеля Коркостеги была назначена председателем Banesto – средних размеров банка, входящего в состав группы SCH.

Заняв этот пост, Ане Ботин необходимо будет доказать многочисленным скептикам, что своим новым назначением обязана не протекции отца, а собственному 20-летнему опыту проведения финансовых операций. Предубежденность по отношению к дочери председателя SCH еще более усиливает то обстоятельство, что банковское дело в Испании – традиционно мужское занятие. Об этом говорит хотя бы тот факт, что Ана Патрисия Ботин – единственная женщина, занимающая высокий руководящий пост в SCH.

Дочь нынешнего председателя SCH начала работать в банковской сфере 20 лет тому назад, сразу после окончания колледжа. Сначала она два года занимала мелкую должность в отделении JP Morgan в Нью-Йорке , затем стала участником программы тренировки выпускников, организованной этим банком. В возрасте 29 лет Ана Патрисия Ботин приступила к работе в мадридском отделении Banco Santander.

После этого назначения Ана Ботин начала быстрое восхождение по карьерной лестнице. В середине 90-х годов она была назначена ответственной за создание операционной сети банка в странах Латинской Америки. За время пребывания на этой должности Ана Ботин истратила около $3 млрд. на приобретение банков в Бразилии, Аргентине, Мексике и Колумбии. По ее собственным словам, ей удалось фактически из ничего создать для Banco Santander разветвленную банковскую сеть в Латинской Америке.

В то же время, сама Ана Ботин признает, что без фамилии ее отца ей бы вряд ли удалось столь быстро достичь такого высокого положения в банке. "Сейчас [в финансовом секторе Испании] очень мало женщин получают повышения в должности, которых они действительно заслуживают", – отмечает в этой связи дочь главы SCH.

На посту руководителя банка Ана Ботин намерена приступить к активному развитию операций Banesto. По ее оценкам, его технологическая база дает возможность этому институту создавать эффективные и относительно дешевые финансовые продукты, которые могут успешно выпускаться на рынок.

Назначение Аны Ботин на пост председателя Banesto, несомненно, не вызвало бы большого ажиотажа в испанских финансовых кругах, если бы не рассматривалось аналитиками как один из последних шагов Эмилио Ботина на пути к передаче своей дочери руководства SCH. Такое возможное развитие событий не очень удовлетворяет и правительство Испании. "Эмилио Ботин должен все-таки осознать, что он управляет акционерным банком, а не собственным королевством", – подчеркнул один высокопоставленный чиновник из Министерства финансов Испании.

По мнению самой Анны Ботин, ее шансы унаследовать пост отца будут зависеть, прежде всего, от того, насколько успешно она справится с управлением Banesto. "В данной ситуации меня наиболее заботит моя профессиональная репутация", – отмечает она. Эти слова Аны Ботин фактически звучат призывом к банковскому сектору Испании забыть о значении фамилии при анализе ее деятельности на посту председателя Banesto.

Алексей Вересюк, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"