журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕМА НОМЕРА. ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЕ И ЭНЕРГОЭФФЕКТИВНОСТЬ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №4, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

Газовый блеф

В ходе последнего визита в Варшаву председателя правления РАО "Газпром" Алексея Миллера Польша и Россия договорились закончить в 2003 году строительство двух компрессорных станций, необходимых для вывода первой нитки газопровода "Ямал – Европа" на проектную мощность. Как отмечает пресс-служба "Газпрома", "найдена взаимоприемлемая схема финансирования польской доли в проекте за счет увеличения уставного капитала российско-польского совместного предприятия "ЕвроПолГаз". Это позволит увеличить капитализацию предприятия и привлечь инвестиции". Кроме того, в связи с тем, что введение нового налога на недвижимость в Польше приведет к значительному удорожанию строительства газопровода, польские партнеры взяли на себя обязательства предпринять все возможные меры по оптимизации налогообложения проекта "Ямал – Европа".

По словам Миллера, "в России и Польше придают особое значение строительству газопровода "Ямал – Европа". Реализация проекта позволит нам выполнить все экспортные обязательства перед европейскими потребителями, а Польше получить стабильный доход в бюджет". Действительно, все участники этого проекта – ЕС, Польша, Беларусь и Россия – в результате его реализации оказываются в однозначном выигрыше. В числе проигравших лишь Украина. Что неудивительно, учитывая тот факт, что в сфере транзита российских углеводородов ЕС гораздо больше доверяет тоталитарной Беларуси, чем "демократической" Украине.

Таким образом, тема строительства обходного газопровода остается актуальной и, похоже, надолго. Напомним, что в январе президенты Польши и России – Александр Квасьневский и Владимир Путин – дали старт большому геополитическому проекту строительства газовой трубы в обход Украины. Правда, переговоры о строительстве газопровода через польскую территорию из России в Западную Европу начались еще в 1992-93 годах. Но тогда казалось, что этот проект неосуществим.

И вот в ноябре 1996 года было завершено строительство первого отрезка газопровода "Гужица – Львовек" от западной границы Польши протяженностью 107 км. В июле 1997 года он был подключен к польской системе транспортировки газа, что сделало возможным транзит газа из России в Германию. В сентябре 1999 года было завершено строительство участка "Львучек – Влошавек – Кондратки" (длина которого составляет приблизительно 575 км), что позволило Польше увеличить поставки российского газа с 7 до 10-14 млрд. куб. м в год.

В энергетическом балансе Польши газ составляет около 8,6%, уступая ведущие позиции углю и нефти. Необходимость развития экономики в условиях рыночной конкуренции, а также охраны окружающей среды ведет к тому, что потребление газа в Польше постепенно возрастет примерно в 2 раза. Согласно Основным положениям энергетической политики страны до 2010 года, которые были приняты польским сеймом, потребление газа увеличится до 22-27 млрд. куб. м в 2010 году. Доля газа в балансе первичного топлива возрастет к тому времени до 13-14%. Сегодня Польша в состоянии самостоятельно добывать около 5 млрд. куб. м. газа, в том числе с высоким содержанием метана – 1,7 млрд. куб. м, а природного газа с удалением азота – 3,3 млрд. куб. м. В последние годы увеличение затрат на геолого-поисковые работы, а также обновление оборудования с использованием кредита Всемирного банка позволили увеличить добычу газа до указанных 5 млрд. куб. м, однако, по прогнозу польских экспертов, она уменьшится до 4,6 млрд. куб. м в 2010 году, причем в прогнозируемой добыче 2,6 млрд. куб. м составит газ новых месторождений, которые еще нужно обустроить.

В 2000 году Польша использовала всего лишь 11 млрд. куб. м газа, более 60% которого было импортировано из России. Поэтому транзитное назначение новой польской трубы сомнений вызывать не должно. И в этом главный залог осуществления проекта.

Стоит напомнить, что еще осенью польские политики утверждали, что не допустят недружественного в отношении Украины акта. Об этом же говорил и президент Квасьневский. Но положение транзитного государства чревато неустойчивостью позиции. Это обусловлено наличием стран – источников углеводородного сырья и стран-потребителей, которые всегда могут надавить на "промежуточное звено".

У России есть газ. Расширение экспорта – главный пункт стратегического плана "Газпрома", а значит, и высшего российского руководства. Для реализации энергетической стратегии и строится газопровод "Ямал – Европа", в который газовый монополист уже инвестировал $4-6 млрд.

Европе (в первую очередь, Германии, где доля российского газа составляет уже 37% объема потребления, и цифра эта может возрасти в связи с отказом Берлина от использования атомной энергетики) газ очень нужен. По оценкам Международного энергетического агентства, в 2002 году доля газа в структуре европейского энергопотребления составит 62%. Около двух третей этого газа будет поступать из России. В среднесрочной перспективе ожидается, что к 2015 году в среднем по Западной Европе увеличится также удельный вес природного газа и в выработке электричества – до 30-40% с нынешних 7,5%.

Европейская комиссия недавно опубликовала Программу улучшения энергетической инфраструктуры ЕС, в которой было названо несколько вариантов транзита нефти и газа в Европу. Показательно, что среди наиболее важных транзитных стран Украина отсутствует. По сути дела, это европейский диагноз состоянию украинской газотранспортной системы, а также оценка политики украинского руководства в отношении трубы.

Напомним, что британско-голландская компания Shell в 1997 году была готова взять в аренду украинский трубопровод, предлагая оставить контрольный пакет в 51% за Украиной. Shell также предполагала инвестировать в трубу $1 млрд. и выплатить бонус в $500 млн. В 2000 году Shell повторила предложение, но уже на гораздо худших условиях. Самой Украине компания оставлять контрольный пакет акций и платить бонусы уже не собиралась. Предполагалось, что срок концессии составит 40 лет, за государством останется 25%, а Shell инвестирует в модернизацию трубы $600 млн. Такие условия аренды опять таки не устроили украинское руководство, хотя, по мнению Shell , в ее лице у российских газовиков мог появиться "надежный партнер для транзита газа в Европу".

Так что теперь интерес к украинской газотранспортной системе ослабевает и существует угроза продажи ее или сдачи в аренду по бросовым ценам. Впрочем, Shell несмотря ни на что сохраняет надежду приобрести украинскую газотранспортную систему. Недаром на недавнем круглом столе "Газовый треугольник "ЕС – Россия – Украина": единство и борьба интересов" директор представительства компании Shell Central Europe Company Ltd. в Украине Лесь Ластовецки назвал проект строительства обходной перемычки "Польша – Словакия" "экономически не обоснованным и политически мотивированным". По его мнению, гораздо дешевле было бы модернизировать и использовать уже существующие трубопроводы в Украине: "Я не ожидаю строительства через Украину новых газопроводов, хотя возможна их определенная модернизация для увеличения пропускной способности и повышения эффективности". При этом Ластовецки надеется, что объемы транзита газа через Украину в ближайшие 20 лет будут оставаться на нынешнем уровне, с незначительным их увеличением благодаря повышению эффективности вследствие модернизации и увеличения пропускной способности украинской газотранспортной системы.

Несмотря на демонстративный оптимизм Shell, в обходном газопроводе однозначно заинтересована не только Россия, но и ЕС. Поэтому Варшаве ничего не оставалось, как согласиться с доводами партнеров с Востока и Запада, чтобы при потере политического лица получить хотя бы экономические выгоды.

Голоса в защиту интересов Украины затихали по мере возрастания давления на польское руководство со стороны Москвы и Берлина. Достаточно вспомнить о намерениях руководства "Газпрома" протянуть трубу по дну Балтийского моря, оставив поляков ни с чем. В планах россиян также значится увеличение поставок газа в Литву, которая является стабильным плательщиком.

Не стоит забывать, что Россия осуществляет сейчас еще один амбициозный проект – "Голубой поток". "Газпром" будет обеспечивать поставку в Турцию 16 млрд. куб. м газа в год после выхода этого газопровода на полную проектную мощность. В том что этот проект будет доведен до конца, сомневаться не приходится. Более того, "Голубой поток" практически сорвал планы строительства в направлении Турции туркменского газопровода, который мог пройти либо через Иран, либо транзитом через Азербайджан и Грузию. Туркменский газ теперь надолго "заперт", и Туркменбаши сможет торговать им исключительно через Россию, получая лишь промежуточную цену. Баку и Тбилиси также почувствовали в очередной раз "тяжелую руку" Москвы.

Сегодня Варшава явственно ощущает активизацию "Газпрома" уже не на далеком юге, а непосредственно у ее границ. Российский газовый монополист в настоящее время борется за контроль над газотранспортными системами Словакии, Литвы и что самое главное – Беларуси. 12 апреля в Минске подписано Соглашение между правительством Республики Беларусь и правительством Российской Федерации о расширении сотрудничества в газовой отрасли. Инициатором данного соглашения выступил "Газпром".

В Беларуси законодательство запрещает акционировать стратегические трубопроводы, и только межправительственное соглашение может подтолкнуть "Белтрансгаз" к акционированию. Правда, пока среди топ-менеджеров "Газпрома" еще нет единого мнения по поводу того, нужна ли корпорации беларусская труба, к тому же местами сильно изношенная, требующая больших финансовых вливаний, если нынешний оператор "Белтрансгаз" и так гарантирует бесперебойную работу и ремонтирует все за свой счет.

Предметом соглашения является создание "совместной коммерческой газотранспортной беларусско-российской организации в форме акционерного общества". "Белтрансгаз" должен разработать бизнес-план, провести оценку стоимости объектов газотранспортной системы Беларуси (собственность концерна "Белтопгаз" не включается в данное АО) с привлечением независимого аудитора. Тем не менее предварительная стоимость "Белтрансгаза" рассчитана и в "Газпроме" ее знают.

Соглашение обязывает беларусское правительство заключить инвестиционный договор с "Газпромом", причем сроки его подписания не названы. Кроме того, стороны не несут ответственности за выполнение рамочного соглашения. Здесь уместно отметить, что для приватизации газопроводов в Беларуси необходим как минимум указ или декрет ее президента.

Впрочем, на первом этапе приватизации "Белтрансгаза" 100% собственности останется в руках государства. Созданная же на основе этого предприятия новая газовая корпорация будет исполнять функции, которые сегодня осуществляет "Белтрансгаз": реализация на внутреннем рынке и транзит газа по территории Беларуси, строительство и развитие газотранспортной системы страны, обеспечение полной оплаты газа поставщику, эксплуатация газопровода "Ямал – Европа". Собственностью новой корпорации станет имущество, принадлежащее "Белтрансгазу", и объекты газотранспортной системы, подлежащие акционированию. Прибыль будет распределяться пропорционально доле в уставном фонде с беспрепятственной выплатой акционерам.

Россияне, наученные горьким опытом, заложили в соглашение оговорку, страхующую их от политических рисков. В статье 9 сказано: "Инвестиции субъектов хозяйствования РФ в виде движимого и недвижимого имущества, финансовые и материальные средства, вложенные на территории РБ, не могут быть безвозмездно национализированы или реквизированы". Национализация возможна лишь в случае полной и своевременной компенсации стоимости имущества.

В свою очередь беларусская сторона заложила в Соглашение о расширении сотрудничества в газовой отрасли механизм взаимозачета, который позволит ей списать $72 млн. долга перед "Газпромом". Пеню за несвоевременную оплату за газ в 1997-99 годах беларусы "обменивают" на освобождение российских строителей от НДС и таможенных пошлин при строительстве беларусского участка "Ямал – Европы".

В соглашении зафиксированы уже действующие нормы: Минэнерго России ежегодно будет предусматривать в балансе газа необходимые для Беларуси ресурсы. Все условия, связанные с поставкой газа в Беларусь, будут, как и сейчас, определяться контрактами между "Газпромом" и "Белтрансгазом". Здесь определены стратегические задачи для новой газовой корпорации – согласование политики развития газотранспортных систем Беларуси и унификация правовых актов с Россией; обеспечение бесперебойного транзита газа в третьи страны через Беларусь; реконструкция и расширение действующих магистральных газотранспортных систем и подземных хранилищ газа в Беларуси, а также их совместное строительство и эксплуатация.

Глядя на маневры "Газпрома" на сопредельной территории, Варшава понимает: лишиться дивидендов от транзита российских углеводородов весьма легко и просто. Если же Польша будет паинькой, то заработает на транзите и укрепит свои непростые отношения с "Газпромом". Возможно, в будущем Польша развяжет себе руки, диверсифицировав газовые поступления. Подписаны соглашения с Норвегией и Данией. Но это перспектива довольно-таки далекая – первый газ из Норвегии поступит лишь в 2008 году.

Есть у Варшавы еще как минимум один резон. Александр Квасьневский надеется, что в результате "прагматизации" отношений между странами огромный рынок России откроется перед польскими товарами. Соответствующий пункт предусмотрен соглашениями по строительству газопровода. Украинский же рынок при этом от Польши и так никуда не денется.

Логично проанализировать, каковы перспективы Киева в свете строительства обходного газопровода. Возможны два сценария. Если реализуется пессимистический, то Украину не ждет ничего хорошего. Да, денег на окончательную доводку магистрали пока нет ни в России, ни в Польше. Но в случае необходимости они найдутся в Германии. Да и нужно всего-то $800 млн.

Когда российские политики заявляют, что газа на Ямале хватит для всех, они лукавят. Газа действительно пока много. Но его нужно как минимум добыть. А добыча как раз не растет. Для справки: в начале апреля "Газпром" и администрация Ямало-Ненецкого автономного округа сообщили о завершении совместной работы по подготовке программы освоения газовых запасов Ямала и о передаче ее на утверждение федеральному правительству. В случае осуществления этой программы "Газпрому" удастся на протяжении 20 лет поддерживать добычу газа на уровне 530 млрд. куб. м в год. Но для этого российскому газовому монополисту необходимо потратить на развитие Ямала за весь срок реализации проекта $65 млрд. Это, кстати, в полтора раза больше цифры в $40-44 млрд. за тот же срок, которой оперировал "Газпром" в начале 90-тых, включая в нее и разработку месторождений, и стоимость сооружения газопровода "Ямал – Европа" протяженностью свыше 4 тыс. км. При этом источники этой суммы в программе не названы, и это внушает опасение, что программа не будет реализована в установленные сроки, а способность "Газпрома" поддерживать газовый экспорт в Европу на нынешнем уровне окажется под угрозой. Поэтому вполне вероятно, что по мере реализации польско-российского проекта украинская труба начнет потихоньку пустеть.

Напомним, что "Газпром" ежегодно экспортирует в Европу около 130 млрд. куб. м газа, из них 123,6 млрд. куб. м – через Украину. Пропускная способность украинской газотранспортной системы на выходе составляет порядка 170 млрд. куб. м. Поэтому желание России построить альтернативный газопровод нельзя расценивать как экономически обусловленное. Это, несомненно, ход политический, который со временем принесет и серьезные экономические дивиденды.

По подсчетам украинских экспертов, сговорчивость поляков грозит нам потерей около 60 млрд. куб. м транзитного российского газа. По сути, если Россия и европейские страны решат построить газовый трубопровод в обход украинской территории, Украина потеряет свыше $3 млрд. транзитных сборов. Таким образом, главная цель проекта – альтернативный украинскому транзитный путь – будет достигнута, и нашей трубе в лучшем случае останется довольствоваться какими-то 60 млрд. куб. м в год. И то неизвестно, сколь долго и на каких условиях.

По мнению директора энергетических программ Центра экономических и политических исследований имени Александра Разумкова Владимира Сапрыкина, Россия сможет уменьшить поставки газа через Украину уже в самом ближайшем будущем и это серьезно подорвет статус нашего государства как транзитной страны: "Хотя это произойдет не сегодня, но может произойти спустя пять-семь лет".

Подобное развитие событий делает украинскую власть гораздо сговорчивее по целому ряду вопросов, которые поставит перед Киевом Кремль. Что, похоже, и требуется российским властям. Впрочем, по мнению Сапрыкина, Украина имеет шанс остаться ключевой транзитной страной в Восточной Европе, если она оперативно реформирует свою трубопроводную систему и будет противостоять проектам постройки обходных трубопроводов при помощи международного арбитражного суда. В частности, Украина должна более активно отстаивать свои национальные интересы в рамках уже существующих международных договоренностей. Например, Европейской энергетической хартии, ратифицированной Украиной и большинством стран ЕС. По словам представителя Центра имени Александра Разумкова, строительство обходных перемычек противоречит принципам сотрудничества сторон, подписавших данную хартию. И Украина должна в этих условиях задействовать механизмы международного арбитража, чтобы заставить страны, подписавшие хартию, соблюдать ее договорные обязательства.

Так или иначе, но намедни Квасьневский заявил, что строительство газопровода, который соединит российскую газовую систему на Ямале с южными газопроводами, не осложнит украинско-польские отношения: "Мы будем защищать интересы Украины, но есть неоспоримые аргументы в пользу существования этого газопровода". По его мнению, строительство газопровода – это вопрос, скорее, энергетической безопасности регионального уровня, дальнейшего развития европейской газовой инфраструктуры, а не обеспечения газовых потребностей конкретно Польши.

Это важно и для "Газпрома", который двумя колоннами: через Черное море и Польшу способен обезопасить свои сегменты европейского и турецкого рынка от конкурентов и одновременно получить возможность поддерживать давление в своей системе, а также непрерывность зарубежных поставок по уже заключенным контрактам за счет собственной добычи и закупок газа в Туркменистане. А туркменский газ ему сейчас крайне необходим, поскольку даже поддержание добычи на нынешнем уровне требует все большего объема капиталовложений, а освоение новых залежей сталкивается с острой нехваткой инвестиций.

Наконец, Европейский Союз в конце декабря эти проекты признал приоритетными для ЕС. Они будут реализовываться во что бы то ни стало. Интересы же Украины при этом никто учитывать и отстаивать не собирается.

Впрочем у Украины еще остается шанс на позитивный вариант развития событий. Ведь сейчас Евросоюз активно изучает состояние газотранспортной системы Украины, призванный дать объективную оценку технического состояния украинских газопроводов. Данный аудит должен быть завершен до середины лета. И по словам госсекретаря Министерства иностранных дел Украины Александра Чалого, нынешнее состояние отечественной газотранспортной системы "не такое плачевное, как его представляют некоторые специалисты". Напомним, что аудит газотранспортной системы Украины последний раз проводился в 1996 году. По некоторым данным, обновление коммуникаций данной системы не проводилось с начала 70-тых.

Кроме того, с 2004 года Евросоюз будет вынужден ограничить импорт российского "голубого топлива" по долгосрочным соглашениям. Такое решение принято на последнем совещании ЕС в Барселоне 17 марта. Еще в 1997 году Еврокомиссия постановила, что доля каждого газоэкспортера в Европе не должна превышать 30% от объема потребляемого газа. Но уже к середине 90-тых удельный вес российского газа в снабжении Европы превысил эту планку. Тогда же в Брюсселе было решено, что к 2005 году европейский рынок газа будет "либерализован".

В конце прошлого и в начале этого года Россия пыталась "притормозить" дискриминацию своих газопоставок. В частности, на недавнем российско-итальянском совещании в Турине вице-премьер российского правительства Виктор Христенко выразил недоумение по поводу возможных ограничений в Европе на российский газ. Он заявил тогда, что решение Еврокомиссии "не только может ограничить поставки российского газосырья, но и осложнить сотрудничество в газовой промышленности". И прежде всего – "заморозит" освоение крупнейшего в Европе Штокмановского месторождения и сооружение газопровода "Ямал – Европа". О двойных стандартах Брюсселя в отношении российского газа не устает заявлять и российский министр энергетики Игорь Юсуфов, отмечая, что политика Евросоюза фактически принуждает Россию постоянно снижать и без того невысокие цены на ее газ, хотя этим газом уже не первый год снабжается более половины Европы.

Руководство российской газовой отрасли не раз пыталось если не отменить, то по крайней мере отсрочить такое решение. В частности, специальные переговоры по этому вопросы проводил Алексей Миллер в Брюсселе и Берлине. Но, похоже, тщетно: Евросоюз, судя по заявлениям чиновников, намерен резко удешевить не только газ, но и другие энергоносители в Европе и одновременно вынудить поставщиков этих ресурсов сбивать цены себе же в убыток. В результате это стало одной из главных причин создания, с участием России, международной организации стран – экспортеров газа, поддерживаемой не только "газовыми" странами СНГ, но и другими экспортерами. Недавно эту идею одобрили Алжир и Иран.

По мнению экспертов "Газпрома", если решение Еврокомиссии не будет хотя бы отсрочено, российский газ может оказаться в той же ситуации, что и российская сталь в США. И поэтому "Газпрому" срочно придется искать новые зарубежные рынки.

Таким образом, оптимистический сценарий развития событий для Украины в случае с обходным газопроводом пусть маловероятен, но тем не менее существует. И в случае его реализации, все останется почти так же, как и прежде. "Газпром" просто увеличит свои поставки в Западную Европу, Турцию и на Ближний Восток. А строительство обходного газопровода превратится в отличный блеф опытного игрока в покер, который со слабой комбинацией на руках использует неуверенность партнера и, как обычно, срывает куш.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"