журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ПРОФИЛЬ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №4, 2002
Приложения к статье
Таблица 1
Таблица 2
Таблица 3

ТЕМА НОМЕРА

Гора родила скунса

Введение протекционистских пошлин на импорт стали в США практически никому не принесло положительных результатов

В США с 20 марта 2002 года началось взимание пошлин на импорт 14 видов стальной продукции из стран, попавших под действие данных ограничительных мер. То, о чем так долго мечтали американские сталелитейные компании, свершилось. Однако, хотя американские промышленники, по большей части, заверяют, что принятые меры их вполне устраивают, судя по всему, это лишь хорошая мина при плохой игре. У независимых аналитиков эффективность введенных ограничений с каждым днем вызывает все большее сомнение. Спрашивается, во имя чего администрация президента Буша испортила отношения с Западной Европой, Японией, Кореей и Россией, провоцируя торговую войну и хаос на мировом рынке стали и создавая себе негативный имидж душителя свободы торговли? Количество компаний, однозначно выигравших от введения пошлин, можно буквально посчитать по пальцам, в то время как проиграли практически все, не исключая и самих инициаторов данного мероприятия.

Правило из исключений

Введение пошлин, о котором было объявлено 6 марта, обернулось для "облагодетельствованных" подобным образом американских сталелитейных компаний классической последовательностью двух новостей – хорошей и плохой. Хорошая появилась сразу. Это были сами пошлины, покрывающие, якобы, до 80% от американского импорта стали. Плохая начала проясняться несколько позже, по мере того как специалисты подсчитывали, против кого конкретно вводятся данные ограничения.

Во-первых, из-под действия пошлин был выведен весь импорт стали из Мексики и Канады – партнеров США по торговому блоку НАФТА. А это, между прочим, более четверти всего объема поставок из-за рубежа (6,94 млн. т в 2001 году). Во-вторых, американское правительство предоставило иностранным экспортерам достаточно щедрую беспошлинную квоту на слябы: 4,90 млн. метрических т в первый год действия ограничений (для сравнения: в 2001 году в США было импортировано 4,91 млн. т искомых плоских полуфабрикатов из углеродистой стали, причем, из этого количества 1,125 млн. т приходились на Мексику и Канаду).

В-третьих, обнародованный президентской администрацией план включал огромное количество исключений. Как было заявлено, от пошлин были освобождены развивающиеся страны – члены ВТО, доля которых в американском импорте стали в целом и каждого вида продукции в отдельности не превышает 3%. Однако, чего не было сказано сразу, так это того, что базовыми по 13 категориям продукции из 14 (кроме слябов) принимались 1996-1997 годы, когда структура американского импорта стали была несколько иной. Например, именно по этой причине избежала санкций Турция, объем поставок которой в США в 2001 году составил 860,4 тыс. т, что несколько превысило 3%-ный рубеж. Аналогично отделались легким испугом и индийские производители горячекатаных рулонов. В расчет были приняты не те 800 тыс. т данной продукции, которые были поставлены ими в 2000 году, а 20 тыс. т 1996 года.

В целом санкций счастливо избежали около 100 стран, причем, в число "развивающихся" были почему-то включены не только та же Турция или Аргентина с Таиландом, но и восточноевропейские государства – Польша, Румыния, Чехия (последняя, между прочим, – член ОЭСР). Для всей этой большой и пестрой группы все неприятности ограничились подпаданием Бразилии под тарифы на импорт холоднокатаных рулонов и жести, Молдовы, Турции и Венесуэлы – на поставки арматуры, Индии и Румынии – на фланцы из углеродистой стали, Таиланда – на те же фланцы плюс сварные трубы.

Наконец, в-четвертых, американские органы, регулирующие внешнюю торговлю, получили более 1000 просьб об исключениях, поданных отдельными американскими и зарубежными компаниями. Около 150 из них были удовлетворены (по состоянию на 20 марта), причем, наиболее крупного выигрыша добились корейская корпорация Posco, получившая разрешение свободно поставлять горячекатаные рулоны совместному предприятию USS-Posco в США, и австралийская BHP Steel, обеспечившая себя для экспорта тех же горячекатаных рулонов беспошлинную квоту на 250 тыс. т в год (рекордный объем поставок, зарегистрированный в 1999 году). Окончательно черта под списком исключений будет подведена 5 июня, и многие компании еще рассчитывают попасть в него. К их числу относится, например, британо-нидерландская группа Corus, экспортирующая в США, в среднем, около 600 тыс. т стальной продукции в год. Как заявляют представители Corus, значительная часть поставок идет по долгосрочным контрактам, и специально приспособленный под потребности клиентов товар не имеет аналогов в США.

После того как лондонское Iron & Steel Statistics Bureau (ISSB) в середине марта подбило итоги, оказалось, что ограничения реально распространяются менее чем на треть американского импорта стали (по данным на 2001 год). При этом, больше всего пострадали страны ЕС, которые рискуют потерять большую часть рынка сбыта для более 3,6 млн. т стальной продукции (65,7% их прошлогоднего экспорта в США). Не удивительно, что европейцы, столкнувшиеся не только с американскими ограничениями, но и с ростом собственного импорта стали, уже с начала апреля ввели и у себя ответные протекционистские меры, направленные против поставок стальной продукции из-за рубежа (см. стр. 8).

Кроме европейцев, значительный ущерб от пошлин понесли Корея и Япония, у которых ограничения также затрагивают свыше половины объема экспорта. Большей части американского рынка лишены и китайцы, которые ранее экспортировали в США крупные партии сварных труб. Потери России оцениваются в 464 тыс. т (данные 2001 года), однако российские металлурги высказывают обоснованное недовольство тем, что их изгоняют с рынка сбыта готовой продукции высокого передела, сводя до уровня поставщиков полуфабрикатов.

Много шума из кое-чего

По мнению аналитиков ISSB, вследствие относительно низкого уровня тарифов и быстрого подъема внутренних цен снижение поставок в США стальной продукции из затронутых ограничениями стран составит не более 6 млн. т в год, а объем "лишней" продукции на мировом рынке будет еще меньше, так как многие государства, которые не попали под санкции, наверняка, увеличат экспорт в США.

Кроме того, сокращение американского импорта стали, судя по всему, будет достаточно краткосрочным. Как считает Мария Сильвия Бастос Маркеш, президент бразильской сталелитейной компании CSN, ограничения не продержатся долго, хотя бы по той причине, что возобновление подъема американской экономики, ожидаемое во второй половине текущего года, быстро активизирует спрос на сталь, доведя до уровня, превышающего возможности американской промышленности по большинству позиций. По крайней мере, представители потребителей стали уже инициировали в Конгрессе США законопроект, предусматривающий досрочную отмену пошлин на те виды продукции, которые вследствие ограничений импорта окажутся в дефиците. В данный законопроект также планируется ввести норму, расширяющую степень участия потребителей в делах о демпинге.

Тем не менее, даже эти, извините за тавтологию, относительно ограниченные ограничения уже успели нанести значительный ущерб всему мировому рынку стали. В ответ были введены защитные пошлины в ЕС. Планируется их повышение (или уже произошло) в Бразилии, Мексике, Чили, Венесуэле, Канаде. Активизировали антидемпинговые расследования такие страны как Таиланд и Китай. В результате экспорт стальной продукции все более затрудняется, а цены на оставшихся относительно свободными рынках получили серьезный удар именно в тот момент, когда на них началась тенденция роста.

Правда, многие специалисты полагают, что нарушение баланса на мировом рынке стали в целом будет не слишком значительным. Например, по мнению экспертов ISSB, продукция, лишившаяся рынка сбыта в США, не будет "проталкиваться" на другие рынки; вместо этого сталелитейные компании в соответствующей степени уменьшат объемы выпуска.

Аналогичной точки зрения придерживается и Дэнни ДиМикко, президент и генеральный директор самой эффективной американской сталелитейной корпорации Nucor. В своей очень агрессивной речи, растиражированной средствами массовой информации 11 марта, он заявил, что принятые в США ограничения лишь благотворно повлияют на состояние мирового рынка стали, так как будут способствовать закрытию нерентабельных предприятий, заваливающих американский рынок миллиона ми тонн субсидируемой государством стали по демпинговым ценам. Как прямо выразился Дэнни ДиМикко, "наиболее конкурентоспособные [сталелитейные] компании мира выдержат это испытание, а неэффективные предприятия уйдут с рынка".

Независимые специалисты вполне согласны с руководителем Nucor в том, что самые эффективные металлургические компании мира смогут пережить американские ограничения, но при этом добавляют, что введенный США механизм устанавливает извращенную систему стимулов, благоприятствуя как раз менее рентабельным заводам. По данным Metal Bulletin Research, самую низкую в мире себестоимость производства имеют предприятия Кореи, Бразилии и стран СНГ, которые, в первую очередь, и страдают от пошлин. В то же время, компании из Турции, Индии, Аргентины, Таиланда, отличающиеся значительно меньшей эффективностью, словно приглашаются к расширению объема поставок.

Впрочем, наибольшей себестоимостью характеризуются как раз американские сталелитейные компании, проблемы которых заключаются в завышенном курсе доллара, устаревшей производственной структуре и особенно в избыточных по сравнению с конкурентами социальных затратах. Как считает, например, Язуказу Мороока, президент Sumitomo Metal USA, протекционизм, включая недавнее введение пошлин, ничем не поможет американским компаниям. В конце концов, практика избыточной защиты национальной сталелитейной промышленности в США насчитывает уже более трех десятилетий, и в течение всего этого времени отмечался путь лишь от одного кризиса к другому.

По мнению Морооки, американским компаниям следовало бы брать пример со своих японских конкурентов, которые в 90-тые годы вложили в модернизацию своих мощностей $65 млрд. (в США этот показатель составил $24 млрд.). За десятилетие количество сталелитейных заводов в Японии сократилось на 40%, из 66 доменных печей в 1990 году к нашему времени осталась 31 действующая, число сотрудников в шести крупнейших металлургических корпорациях страны сократилось на 60%. За счет всех этих мер японской сталелитейной промышленности удалось значительно снизить себестоимость производства.

Проблема в том, что американским компаниям в данный момент весьма затруднительно воспользоваться этим добрым советом.

Горечь победы

На первый взгляд, представители американских сталелитейных компаний не лукавили, заявляя, что вполне удовлетворены введением ограничений даже в таком "урезанном" виде. Цены на большинство видов стальной продукции в последние месяцы устойчиво шли вверх; на второй квартал анонсирован подъем в размере $70-100 за короткую т; степень загрузки производственных мощностей, в декабре 2001 года достигшая рекордно низкого значения в 59,8%, за период с 18 по 23 марта подскочила до 92,5%, впервые с мая 2000 года превысив 90%-ный уровень.

Правда, последний показатель, рассчитанный American Iron & Steel Institute (один из главных "мозговых центров" стального лобби), удивил аналитиков, так как производство стали в США, по данным International Iron & Steel Institute, в первые два месяца 2002 года снизилось на 2,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как полагают специалисты, AISI в своих сводках завысил показатель загрузки производственных мощностей, перестав принимать в расчет заводы компаний LTV Steel и Geneva Steel, остановленные в декабре 2001 года.

Между тем, большая часть этих предприятий имеет прямые шансы на продолжение выпуска. Например, LTV Steel, переименованная своими новыми владельцами из компании WL Ross & Co. в International Steel Group (см. ММ № 3), планирует восстановить производство в ограниченном масштабе в июне этого года.

Однако для других американских компаний, обанкротившихся в США за последние три года, серьезнейшим препятствием на пути возобновления деятельности может стать отказ президентской администрации удовлетворить важнейшее требование стального лобби о покрытии за счет государственных средств обязательств сталелитейных компаний перед своими бывшими сотрудниками. Общая сумма этих платежей по медицинским страховкам пенсионеров оценивается, приблизительно, в $12 млрд., и именно эти расходы большинством специалистов считаются основной проблемой американской металлургической промышленности.

В условиях, когда балансы практически всех интегрированных производителей стали отягощены долгами в сотни миллионов и миллиарды долларов, любая попытка объединения для снижения себестоимости и подъема эффективности производства становится чересчур дорогим удовольствием для инициатора. Не зря корпорация US Steel, собиравшаяся консолидировать всех основных интегрированных производителей США в единую группу, поставила в качестве обязательного условия участие государства в решении проблемы социальных затрат.

Отказавшись взять долги металлургов на себя (что и в самом деле не совсем соответствует американскому законодательству и противоречит официальной позиции по уничтожению государственного субсидирования сталелитейной промышленности), администрация Джорджа Буша полностью девальвировала весь эффект введения ограничений на импорт стали. Без решения проблемы социальных затрат половина американских сталелитейных компаний обречена на сохранение прежней убыточности, побочным явлением которой становится рост протекционистских настроений.

Не удивительно, что уже 7 марта, ровно через сутки после сообщений об отказе правительства оказать финансовую помощь отрасли, компания National Steel, шестой по величине производитель стали в США, объявила о своем банкротстве. Таким образом, на плаву из первой шестерки американской сталелитейной промышленности в настоящее время остались всего три компании – Nucor, которая никогда не принимала на себя повышенных социальных обязательств, US Steel и AK Steel (у нее значительная часть мощностей приходится на нержавеющую сталь).

Руководство US Steel, со своей стороны, заявило, что не отказывается от планов консолидации национальной сталелитейной промышленности, но в сложившихся условиях считает более важным для себя экспансию за рубеж. В частности, US Steel проявляет интерес к приобретению трех сталелитейных заводов в Чехии, а также "сделала заявку" на сербское металлургическое предприятие Sartid.

Но наиболее разочарованы принятыми ограничениями американские производители проволоки из нержавеющей стали. Правительство установило на эту продукцию всего 8%-ный тариф, при этом, "забыв" такого крупного экспортера как Индия, но, в свою очередь, обложило сырье, необходимое для производства проволоки (катанку из нержавеющей стали), 15%-ной пошлиной. В США нержавеющую катанку сорта, пригодного для изготовления проволоки, выпускает единственная компания Carpenter Technology, которая еще раньше избавилась от многих зарубежных конкурентов, возбуждая против них антидемпинговые иски. Теперь, как мрачно заявляют производители проволоки, Carpenter может спокойно поднимать цены на свою продукцию, в то время как цены на проволоку вследствие сохранения прежнего уровня конкуренции будет повышать гораздо труднее.

Таким образом, после более детального рассмотрения последствий американской системы пошлин весьма актуальным становится вопрос: "А кто вообще выиграл от этого мероприятия?". Одного победителя – Carpenter Technology – мы уже назвали, но главная ирония в том, что наибольший выигрыш, по всем признакам, получил именно тот, кому он был наименее необходим: самая рентабельная, эффективная и прибыльная сталелитейная корпорация США Nucor!

Действительно, Nucor выигрывает абсолютно по всем позициям. От самых опасных иностранных конкурентов она освободилась, хотя и ранее могла не слишком жаловаться на соперничество. С другой стороны, отказ правительства от покрытия социальных расходов интегрированных компаний предотвращает (по крайней мере, пока) угрозу появления на американском рынке нового объединения, которое может бросить серьезный вызов Nucor. Так что Джордж Буш может с полным на то основанием заявить, что принял свое решение о введении пошлин во благо человека и этого человека зовут Дэнни ДиМикко!

Даже когда в прошлом году американские промышленники жаловались на кризис, Nucor благоденствовала. Все несли убытки, она же получила более $200 млн. прибыли. Производство стали в США упало на 11% – Nucor увеличила его более чем на 9%, что позволило ей обойти по объему выплавки (внутри страны) признанного флагмана американской металлургии US Steel, которая потеряла лидерство после 100 лет (!) безраздельного доминирования на рынке США. Теперь, надо понимать, сила Nucor еще более возрастет.

И, все-таки, как минимум, в одном президенту Бушу нужно отдать должное. Вся его экономическая политика последовательно и неизменно реализует один принцип: богатые в Америке должны стать еще богаче.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, Financial Times, Washington Post, ISSB

 
© агенство "Стандарт"