журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СПЕЦВЫПУСК: ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Банковская деятельность

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

Новые рыночные страны

ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Банковские стратегии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2002

Банковские кризисы

С первым апреля!

Японский банковский сектор встречает новый финансовый год с чувством глубокого беспокойства

Первого апреля, в день смеха или, как его еще называют, "день дураков", японским банкирам будет явно не до веселья. В стране начинается новый финансовый год, который грозит обернуться для финансовой системы страны новыми трудностями и потрясениями. Экономика Японии находится в глубоком кризисе, длящемся практически непрерывно с начала 90-х годов, число банкротств бьет все рекорды, растет безработица, рушится национальная система социальных гарантий. Правительство не делает ничего или ограничивается полумерами, а реформистские решения 1999-2000 годов, призванные способствовать улучшению качества банковского менеджмента, грозят превратиться в новое бремя для банков страны. Речь идет, в первую очередь, об отмене 100%-ного страхования депозитов, ставящей в невыгодное положение относительно слабые банки, и новых нормативах отчетности, требующих от банков учитывать принадлежащие им акции по рыночной стоимости (т.е. показывать убыток в случае падения их курсов). Японское правительство, бесспорно, осознает степень риска для банковской системы и пытается противостоять этому, однако используемые им меры воспринимаются специалистами весьма неоднозначно.

Курсам приказано

не снижаться

Длительный спад на токийской фондовой бирже давно уже стал предметом особой заботы со стороны японских властей. Помимо того что низкий курс акций ухудшает финансовое состояние национальных корпораций и демонстрирует слабость японской экономики в глазах иностранных инвесторов, в последний год колебания на бирже начали сказываться и на состоянии ведущих местных финансовых институтов.

Подъем экономики Японии в 50-70-тые годы в значительной степени базировался на принципах тесного взаимопроникновения финансового и промышленного секторов (в Европе данную модель и с тем же успехом применила в то время Германия; интересно, что сейчас она, как и Япония, приступила к ее демонтажу). Японские банки, предоставляя кредиты корпорациям, получали в обмен крупные пакеты их акций, и к настоящему времени вложения финансовых институтов страны в эти ценные бумаги достигают 120-130% от их капитала, что, со всех точек зрения, – беспрецедентно высокий уровень.

Пока японские банки учитывали принадлежащие им акции по балансовой стоимости, особых проблем у них не возникало. По документам, цена их определялась по курсу на момент их приобретения 30-40 лет назад, что было значительно ниже нынешнего уровня. Получалось, что в конце каждого отчетного периода банки показывали по своим портфелям ценных бумаг наличие большой нереализованной прибыли.

Однако в конце 90-х годов, стремясь высвободить заключенные в акциях активы банков для более выгодного вложения (с точки зрения интересов национальной экономики) и ослабить излишне тесные связи между банками и их заемщиками, правительство Японии внесло изменения в правила учета (приблизив их, при этом, к западным стандартам) и обязало указывать стоимость акций по рыночной цене. Это означало, что в отчетах давался курс акций на начало каждого очередного отчетного периода (полугодия). Если к его окончанию курс рос, банк рапортовал о наличии нереализованной прибыли, снижение курсов означало наличие виртуального убытка.

Эта достаточно здравая мера, тем не менее, превратилась для банков в серьезную проблему. Введение в силу положения об учете акций по рыночной стоимости в апреле 2001 года совпало с началом очередного спада на токийской фондовой бирже. В октябре прошлого года, по завершению первого полугодия, банки страны были вынуждены отразить в своих балансах значительные убытки от обесценивания принадлежащих им ценных бумаг. Это еще сильнее ухудшало их и без того тяжелое финансовое положение и затрудняло проведение отчислений на покрытие потерь от невозвращенных кредитов.

После того как в последние месяцы 2001 года и в начале 2002-го снижение курсов акций на токийской бирже продолжилось, японские власти, очевидно, приняли решение любыми средствами не допустить повторения октябрьского провала. Правда, делают они это достаточно оригинальным способом.

В феврале Министерство финансов Японии и национальный орган банковского контроля Financial Services Agency (FSA) начали настоящую войну против биржевых спекулянтов, играющих на понижение. Как раздраженно заявил Масаджиро Сиокава, министр финансов страны, Япония превратилась в "игорный дом", где безответственные игроки своими манипуляциями вызывают падение курсов акций национальных компаний.

От слов власти быстро перешли к делу. С 5 марта на бирже действует новое правило, практически блокирующее возможности брокеров по совершению "коротких" сделок в условиях снижения стоимости акций (при таких сделках игрок продает акции, которых на момент заключения сделки у него еще нет на руках; если к сроку исполнения контракта курс акций снижается, игрок приобретает их по текущей более низкой цене и перепродает уже с прибылью, поэтому он заинтересован в падении курсов). Кроме того, было решено примерно наказать виновных.

В конце февраля и начале марта восемь иностранных банков и брокерских компаний были обвинены в нарушении правил проведения "коротких" сделок, причем, против шести из них были применены различные санкции. Наказания были довольно суровыми. Так, французскому банку Credit Lyonnaise было запрещено проводить на бирже операции с собственного счета и от имени клиентов через аффилированные компании в течение двух недель, а американский инвестиционный банк Bear Stearns получил недельный запрет на брокерскую деятельность от имени своих дочерних компаний и двухнедельный – на все сделки с ценными бумагами с их участием. По словам наблюдателей, санкции никак не соответствовали тяжести содеянного: оба банка провинились только в том, что вовремя не подали в дирекцию биржи документы о проведенных ими некоторых "коротких" сделках.

Характерно, что за это время не был наказан ни один японский брокер, что послужило поводом для нелицеприятных комментариев со стороны зарубежных аналитиков. По их мнению, таким довольно неуклюжим способом японские власти хотят предотвратить дальнейшее падение курсов акций на бирже и, тем самым, снизить потери банков, т.е. теряющее популярность правительство "реформатора" Дзинъючиро Коизуми пытается переложить вину за провалы в экономической политике на иностранных брокеров.

Правда, правительство и FSA добились своих целей. После массовой раздачи суровых наказаний за самые незначительные проступки брокерские компании уже не решаются на продолжение игры на понижение. К началу второй половины марта основной индекс токийской биржи Nikkei-225 поднялся, приблизительно, на 800-1000 пунктов по сравнению с минимальным уровнем в середине февраля, что позволяет минимизировать потери японских банков по данной позиции.

Впрочем, все это только борьба с симптомами болезни, в то время как наиболее тяжелые проблемы решаются менее успешно.

Прополка

Из пяти региональных банков, попавших у FSA под особый надзор в октябре прошлого года, на плаву теперь остались только три. Вслед за Ishikawa Bank, обанкротившимся в декабре, та же участь в начале марта постигла еще один региональный институт – Chubu Bank. С начала года FSA, по меньшей мере, дважды передавала ему официальное требование нарастить капитальную базу до минимального уровня в 4% от объема активов (международная норма составляет, как минимум, 8%), после того как проведенная в прошлом году финансовая проверка установила показатель достаточности собственного капитала Chubu Bank на уровне 2.6%.

Будучи не в состоянии выполнить эти жесткие рекомендации, Chubu Bank признал свое поражение и 8 марта был вынужден объявить о банкротстве. Теперь он вместе с Ishikawa соединен в так называемый "промежуточный" банк, который возьмет на себя проведение текущих операций обоих институтов и примет ответственность за выполнение их обязательств, в том числе и по депозитам. В будущем эти банки планируется рекапитализировать и снова приватизировать, но, если покупатель так и не найдется в течение трех лет, они будут ликвидированы.

Chubu и Ishikawa добавились к списку из 54 кредитных союзов и других финансовых компаний, ликвидированных в Японии с начала 2001 года. Мелкие и средние финансовые институты, имеющие дело с менее надежными заемщиками, чем крупные банки, в целом оказались более уязвимыми в условиях финансового кризиса. В последнее время FSA, не привлекая особого внимания общественности, осуществляет проверку всех региональных банков и финансовых компаний, отбирая из них относительно здоровых и отбраковывая явно нежизнеспособных. По словам Брайена Уотерхауза, аналитика британской брокерской компании HSBC Securities, настоящая "чистка" банковской системы Японии проводится за сценой.

Аналогично без излишней огласки реализуются мероприятия и по решению наиболее насущной проблемы японских банков – невозвращенных кредитов, массив которых даже по щадящим японским нормативам оценивается, как минимум, в 32 трлн. иен ($240 млрд.). После длительного периода летаргии в конце прошлого года пробудилось от спячки государственное агентство Resolution and Collection Corporation (RCC), которое должно заниматься скупкой у банков проблемных активов и их последующей реструктуризацией и продажей на вторичном рынке. В январе оно привлекло инвестиционные банки Goldman Sachs и Mitsubishi Trust Bank для организации продажи невозвращенных кредитов балансовой стоимостью около 100 млрд. иен ($744 млн.) японским и иностранным инвесторам (см. БП № 2), а через месяц было объявлено еще об одной крупной сделке. Asahi Bank, один из ведущих банков страны, продал RCC зависшие кредиты общим объемом порядка 96 млрд. иен ($715 млн.), что стало одной из крупнейших операций такого рода за все время японской банковской реформы.

Избавление от невозвращенных кредитов – одна из наиболее насущных задач для Asahi Bank, который 1 марта объединился с другим крупным банком Daiwa и двумя региональными институтами Osaka Bank и Nara Bank в единую структуру, получившую название Daiwa Holdings. Объединенный финансовый институт с активами свыше 50 трлн. иен ($370 млрд.) вышел на пятое место среди японских банковских групп, однако даже на их фоне выделяется более высокой долей проблемных активов и значительными убытками.

Вообще "состояние здоровья" даже крупнейших финансовых институтов Японии вызывает у западных экспертов определенные сомнения. В 2001-2002 году международные рейтинговые агентства понизили рейтинги практически всех японских ведущих банков и брокерских компаний. Например, в феврале Moody's Investors Service оценило незастрахованные приоритетные обязательства Nikko Cordial и Daiwa Securities Group, второго и третьего по величине брокеров Японии, рейтингом Baa3 с негативным прогнозом, поставив их всего на одну ступеньку выше "мусорных" облигаций, ценных бумаг с высоким доходом, выпущенных ненадежными заемщиками (для примера: на аналогичном уровне находятся ценные бумаги General Bank of Greece, среднего банка даже по греческим меркам).

Впрочем, все это не означает, что всем японским финансовым институтам одинаково плохо. Среди них есть более или менее надежные, а новое положение о страховании депозитов, вступающее в силу с 1 апреля, должно четко разделить их.

Горе побежденным

До середины 1996 года в Японии действовало правило, что при банкротстве финансового института вкладчики могли рассчитывать лишь на возмещение не более 10 млн. иен ($77 тыс. по нынешнему курсу) от суммы их депозитов. Однако с началом острой фазы банковского кризиса в стране, сопровождающейся крахом ряда банков и кредитных союзов, правительство отменило лимит и ввело полную гарантию вкладов. Это, с одной стороны, помогло избежать серьезных социальных потрясений и защитило интересы депозиторов, но, с другой, снизило степень ответственности банков и финансовых компаний перед своими вкладчиками.

В 2000 году в рамках проводимых тогда банковских реформ правительство приняло решение о постепенном возвращении к прежним порядкам. С 1 апреля 2002 года лимит в 10 млн. иен снова вводился для сберегательных счетов, а через год он должен распространиться и на текущие. Однако в нынешних условиях отмена 100%-ной гарантии превратилась в дополнительную проблему для банковской системы.

Объем сбережений японских граждан оценивается, приблизительно, в $10.8 трлн., и большая часть этой огромной суммы находится на банковских счетах несмотря на крайне низкую ставку по депозитам (менее 0.2%). Это объясняется как традиционным консерватизмом японцев и их непринятием риска, так и неразвитостью в стране альтернативных финансовых рынков и инструментов, которые могли бы отвлечь на себя средства. Точно так же на банковских депозитах предпочитают держать свои средства корпорации, неприбыльные организации и местные органы власти. Например, только средства муниципалитетов в банковской системе страны оцениваются в $153 млрд. (в среднем, по

$47 млн. на каждый город).

Именно институциональные инвесторы чувствуют себя наиболее обеспокоенными грядущей отменой 100%-ного страхования депозитов. Конечно, в более благоприятной экономической ситуации восстановление старой системы прошло бы практически незаметно, как это случилось, например, в США, где в конце 70-х годов был введен лимит страхования на уровне $100 тыс. Но в нынешних условиях перманентного банковского кризиса в Японии беспокойство вкладчиков находит свое отражение в перетекании средств из менее надежных институтов в более солидные.

По данным центрального банка страны, только за декабрь 2001 года объем средств на сберегательных счетах в японских банках сократился на 4.8% по сравнению с тем же периодом предыдущего года. Это стало крупнейшим падением с 1968 года, когда начал отслеживаться этот показатель. В то же время, суммы на текущих счетах возросли на 15.8%. При этом, рост регистрировался исключительно в крупных банках, которые и так не знают, куда вкладывать клиентские средства, тогда как депозитная база региональных институтов сократилась на 1.6%, а кредитных союзов – на 9.5%. Достаточно привести хотя бы один пример с университетом Nihon, который переместил большую часть из $923 млн. своих средств из около 30 локальных финансовых институтов в четыре крупных банка. Корпорация Toshiba, имеющая на банковских счетах порядка $2.9 млрд., использовала часть этих денег для досрочной выплаты задолженности.

В феврале большой скандал разразился в связи с заявлением мэра Токио Синтаро ИСихары о запланированном введении системы рейтингов для банков, в которых размещены муниципальные средства, и снятии около $9.2 млрд. со счетов в наиболее слабых банках. В японской культуре не принято публично выявлять лидеров и аутсайдеров, и в результате поднявшейся волны негодования от нетактичного поведения Исихары токийскому мэру пришлось отказаться от своих слов. Очевидно, другие его коллеги впредь будут действовать не так откровенно.

Впрочем, многие вкладчики вообще стараются держаться подальше от всех банков без исключения в силу отсутствия достоверной информации о финансовом состоянии конкретных институтов (в силу той же традиции). В последние месяцы 2001 года и в первом квартале 2002-го в стране отмечался значительный приток средств на почтовые сберегательные счета (те их виды, которые и после 1 апреля 2003 года будут пользоваться полной гарантией). Кроме того, в Японии в последнее время активизируется спрос на золото (примерно, на 50% по сравнению с прошлогодними данными), резко возросла популярность государственных облигаций. В то же время, корпоративные акции и облигации по-прежнему не числятся в фаворитах среди японских инвесторов. По мнению специалистов, доверие к ним, и без того не слишком высокое, упало после скандального банкротства корпорации Enron в США и крупной розничной торговой компании Mycal в Японии.

Правда, некоторые аналитики считают, что страхи японских граждан по поводу возможных потерь в случае банкротства банков несколько преувеличены. Как считает Брайен Уотерхауз из HSBC Securities, правительство в любом случае защитит интересы частных лиц и компенсирует им все депозиты несмотря на изменения в правилах. Большему риску, по его мнению, подвержены институциональные инвесторы. Они же, располагая более значительными финансовыми ресурсами, чем граждане, могут ускорить крах некоторых банков, если станут изымать оттуда свои средства.

По состоянию на начало 2002 года, резервы национальной системы страхования депозитов оценивались, приблизительно, в $115 млрд. – достаточно для погашения обязательств нескольких региональных банков, но маловато в случае банкротства крупных финансовых институтов. Безусловно, правительство Японии будет всеми силами стараться не допустить серьезных потрясений. Посмотрим, как у него это получится.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Washington Post

 
© агенство "Стандарт"