журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СПЕЦВЫПУСК: ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Банковская деятельность

Банковские кризисы

БАНКОВСКАЯ РЕСТРУКТУРИЗАЦИЯ

Новые рыночные страны

ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Банковские стратегии

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2002

Банковская деятельность

Защита от должника

Многие банки недостаточно защищены от финансовых трудностей у своих крупнейших заемщиков

В целом нельзя сказать, что банки (по крайней мере, развитых стран) чересчур легковесно подходят к проблеме кредитного риска. В целях его минимизации используются различные схемы секьюритизации, портфели кредитов перепродаются на вторичном рынке, широко применяются разнообразные кредитные деривативы и страхование от дефолта. Однако все это подходит, главным образом, к мелким и средним заемщикам, в то время как к своим крупнейшим и наиболее уважаемым клиентам банки, как правило, относятся с большим доверием, а страхование связанных с ними рисков зачастую имеет формальный характер. В некоторой опрометчивости подобного подхода недавно пришлось убедиться JP Morgan Chase, второму по величине банку США и крупнейшему кредитору обанкротившейся в декабре прошлого года скандальной корпорации Enron. Как выяснилось, руководство JP Morgan Chase не было готово к такому исходу дела, и теперь банку грозит потеря около $1 млрд. незастрахованных кредитов. Впрочем, американский банк не одинок в этом отношении. Как только у какой-то крупной корпорации возникают финансовые проблемы, их жертвами неизменно становятся банки, не проявившие должной бдительности.

Издержки стратегии

универмага

Еще каких-нибудь полгода назад крупнейший энерготрейдер США корпорация Enron считалась в банке JP Morgan Chase одним из лучших клиентов. Обоих партнеров связывали многолетние взаимовыгодные отношения, банк предоставлял Enron широкий ассортимент финансовых услуг: от кредитования и финансирования торговых контрактов – до консультирования и инвестиционных банковских операций. Как заявлял Уильям Харрисон, президент и генеральный директор JP Morgan Chase, сотрудничество с Enron – наиболее красноречивый пример триумфа стратегии финансового универмага, согласно которой банк использовал низкодоходное корпоративное кредитование в целях упрочения отношений с клиентами и последующего оказания им более прибыльных инвестиционных и прочих услуг.

Еще до слияния с JP Morgan в 2000 году "старый" Chase Manhattan широко применял такую политику комплексного обслуживания корпоративных клиентов, но в те времена у его инвестиционных банкиров не было достаточной квалификации, и они ограничивались стандартными финансовыми продуктами. Объединение с JP Morgan, одним из ведущих инвестиционных банков США, позволило расширить их ассортимент, а, соответственно, и доходы, так что активность JP Morgan Chase на американском кредитном рынке только усилилась. По данным исследования Loan Prices Corporation, в прошлом году второй по величине банк США организовал 46% кредитных линий, предоставленных компаниям, обладающим достаточным кредитным рейтингом для выпуска коммерческих векселей (краткосрочные долговые ценные бумаги, эмитируемые компаниями с целью финансирования текущей деятельности; как правило, их выпускают крупные корпорации, считающиеся надежными). Кроме того, на JP Morgan Chase в 2001 году приходилось 37% американского рынка синдицированных кредитов.

Возможно, в условиях экономического подъема стратегия JP Morgan Chase оправдала бы себя, но прошлый год ознаменовался серией крахов крупных корпораций – третьей по величине сети супермаркетов Kmart, телекоммуникационной компании Global Crossing и, конечно же, Enron. Во всех случаях JP Morgan Chase выступал в качестве одного из крупнейших кредиторов.

Складывается впечатление, что банкротство Enron в декабре 2001 года оказалось определенной неожиданностью для руководства JP Morgan Chase. Citigroup, его крупнейший конкурент, например, заранее предприняла шаги по минимизации риска, связанного с этой корпорацией, еще в августе 2000 года (!) начав операцию по секьюритизации большей части $1.2 млрд. кредитов, выданных Enron. Под эти активы выпускались ценные бумаги с фиксированным купоном, подлежащие выкупу в 2005-2006 годах, если Enron до этого времени сохранит стабильность. Когда корпорация Enron с треском рухнула, Citigroup осталось списать только $228 млн., с остальными же долгами пришлось иметь дело инвесторам, опрометчиво купившим у нее эти ценные бумаги.

Руководство JP Morgan Chase вначале признало около $900 млн. кредитов, выданных Enron, из которых $451 млн. оказались необеспеченными и были списаны в четвертом квартале 2001 года (вследствие этой, а также других потерь убыток банка в этом квартале достиг $332 млрд.). Однако вскоре выяснилось, что в действительности эта сумма оказалась существенно больше – чуть ниже $2.6 млрд. (считая уже списанные средства). Согласно заявлениям правления банка обеспечение активами, в частности системами газопроводов Transwestern и Northern Natural, имели только около $600 млн.

Впрочем, до поры до времени JP Morgan Chase мог считать свои потери минимальными, так как он ранее заключил страховые контракты на сумму $965 млн. Это обошлось ему, приблизительно, в 10 раз дешевле, чем страхование риска дефолта с помощью кредитных деривативов. Но вскоре руководство банка убедилось, что излишняя экономия на вопросах безопасности порой выходит, как говорится, боком. Группа страховых компаний, часть которых, кстати, относилась к Citigroup – главному сопернику JP Morgan Chase, отказалась платить. Дело было передано в суд, и его банк с треском проиграл.

Скупой платит дважды

Как правило, банки страхуются от риска дефолта с помощью так называемых кредитных деривативов – производных финансовых инструментов, позволяющих банку возместить потерю от невозврата займа (см. БП № 9 за 2001 год). Самое интересное, что JP Morgan Chase (точнее, Chase Manhattan), будучи крупнейшим игроком на американском рынке корпоративного кредитования, считается первопроходцем во внедрении этого механизма и по широте его использования превышает все остальные американские банки, вместе взятые.

Однако в случае с Enron сотрудникам JP Morgan Chase пришло в голову использовать иную комбинацию, воспользовавшись так называемыми "облигациями уверенности" (surety bonds), которые обычно применяются для страхования торговых контрактов. Согласно заключенному соглашению, Enron обязалась поставить нефть и природный газ на сумму $965 млн. зарегистрированной на острове Джерси оффшорной компании Mahonia, принадлежащей американскому банку. Эти поставки были оплачены Mahonia заранее, и при невыполнении контракта JP Morgan Chase получал право требовать от страховых компаний возмещения потерь. Как уже было отмечено, основным преимуществом этой сложной схемы была ее дешевизна: стоимость страхования составляла, примерно, 10% от затрат на использование кредитных деривативов.

Столкновения с реальностью страховая схема, как оказалось, не выдержала. Страховые компании отказались платить, резонно заявив, что их дело – реагировать на непоставку нефти, газа, электричества или прочего, что Enron обещал продать, а покрывать потери от банкротства они не договаривались. Кроме того, по их мнению, застрахованные контракты представляли собой не обычные торговые сделки, а замаскированные займы, на которые никакие гарантии не распространялись.

На судебных слушаниях, состоявшихся в конце февраля – начале марта, эта версия нашла полное подтверждение. Как оказалось, Enron никогда не поставлял ни газ, ни нефть компании Mahonia, хотя заключил с нею шесть таких контрактов за период с июня 1998 по декабрь 2000 года. Вместо этого согласно свидетельствам, представленным страховыми компаниями, Enron одновременно заключал контракты на покупку точно такого же количества нефти и газа точно в те же сроки и почти по той же цене (разница в ценах составляла плату за замаскированный кредит) у другой оффшорной компании, зарегистрированной на острове Джерси, под названием Stoneville Aegean. По странному совпадению, у Stoneville и Mahonia были одни и те же основатели, одни и те же акционеры, а управлял ими человек, занимавший в обеих компаниях должность директора.

Принимая во внимание представленные доказательства, судья Джед Ракофф принял решение в пользу группы страховых компаний, освободив их от обязательств по покрытию ущерба по невыполненным торговым контрактам. Естественно, представители JP Morgan Chase оспорили этот вердикт, так что теперь исхода дела предстоит ожидать долгие месяцы. Заседание в суде высшей инстанции назначено на декабрь 2002 года, и этот раунд тоже может оказаться далеко не последним.

Скандал, поднятый JP Morgan Chase вокруг контрактов, несколько удивил наблюдателей. Обычно такие конфликты улаживаются за закрытыми дверями и не выносятся на публику. По словам комментаторов, банк просто не был готов к появлению каких-либо правовых осложнений в том, что он считал "простейшей страховой сделкой", и это объясняет его излишне резкую реакцию. Кроме того, уж очень велика была сумма, оказавшаяся предметом конфликта.

Как говорит Луиджи Ла Ферла, руководитель консультационной компании LTP Trade, главная ошибка сотрудников JP Morgan Chase заключалась в том, что они восприняли страховой полис как безусловную гарантию, чем он ни в коем случае не является. Заключая контракт со страховой компанией, банк всегда должен понимать, что этим он лишь снижает степень риска, а не снимает, выражаясь фигурально, рисковый актив со своего баланса.

История с JP Morgan Chase, как ожидается, может серьезно подорвать доверие банкиров к "облигациям уверенности" как к классу. В то же время, очевидно, заметно возрастет популярность кредитных деривативов как надежного инструмента страхования кредитных рисков. Другой урок, который стоит извлечь финансовым институтам из этих скандалов, заключается в том, что абсолютно надежных заемщиков не бывает и даже в отношениях со своими крупнейшими клиентами банк должен постоянно иметь в виду наличие риска дефолта и тщательнее подходить к вопросам обеспечения своей безопасности. Сам JP Morgan Chase, по словам его главы Уильяма Харрисона, собирается впредь снизить лимиты кредитования для корпораций с высоким рейтингом, а также уделять больше внимания обеспечению этих займов.

Единственное, чем еще может утешать руководство JP Morgan Chase, так это тем, что его промах с Enron не стал единичным исключением. Как показывает практика, недостаточный уровень управления рисками в отношении крупнейших клиентов можно считать типичной ошибкой банков по обе стороны Атлантики.

А в это время в Германии…

А в это время в Германии на грани краха оказалась медийная группа KirchGruppe, которой принадлежат, в частности, германские телеканалы Premiere, Pro7, SAT.1, а также права на показ автогонок "Формула 1" и чемпионатов мира по футболу 2002 и 2006 годов. Проблемы Kirch, связанные с дефицитом наличных средств и трудностями в обслуживании задолженности, достигающей @6 млрд. (плюс еще @2.5 млрд. условных обязательств), вызвали такое беспокойство у акционеров группы германских и иностранных банков (включая непременный JP Morgan Chase), вместе предоставивших ей порядка @4.9 млрд. кредитов, что эти финансовые институты вопреки обычной практике сохранения конфиденциальности пошли на обнародование информации о своих займах.

Согласно предоставленным сведениям из восьми германских и американских банков, выступающих крупнейшими кредиторами Kirch, чувствовать себя спокойно может только Deutsche Bank, предоставивший группе кредит на @650 млн., обеспеченный 40% акций издательства Axel Springer, рыночная стоимость которых на данный момент составляет около @880 млн. У всех остальных институтов из-за возможного банкротства Kirch, которой они, ничтоже сумняшеся, выдали кредиты на сотни миллионов евро, могут возникнуть очень большие проблемы с обеспечением.

Как оказалось, Kirch ухитрилась использовать свои 40% акций Axel Springer в качестве залога сразу по трем кредитам, включая совместно предоставленный американскими банками JP Morgan Chase и Lehman Brothers на сумму @700 млн. При этом, преимущественное право на эти активы имеет лишь Deutsche Bank, остальным придется, как говорится, подбирать объедки.

Те же JP Morgan Chase с Lehman, а также Bayerische Landesbank использовали в качестве обеспечения принадлежащие Kirch 58% акций траста SLEC, который приобрел права на телетрансляцию автогонок "Формула 1". Однако когда банки предоставляли свои кредиты, стоимость этих акций достигала @1.9 млрд., теперь же она не дотягивает и до трех четвертей данной суммы. И, хотя угроза крупнейших автомобильных корпораций мира основать в 2008 году свою супергоночную серию в противовес "Формуле 1", что вызвало резкое падение курса акций SLEC, сейчас ослабла (интересно, что эти действия были предприняты в ответ на стремление Kirch перевести трансляции исключительно на платные спутниковые каналы, что должно сократить аудиторию в несколько раз), сомнительно, что в случае продажи акций Kirch получит достаточную сумму, чтобы рассчитаться со всеми банками-кредиторами сполна.

С аналогичной проблемой должны столкнуться и банки, кредиты которых обеспечены акциями телевизионной группы ProSiebenSAT.1, созданной Kirch в мае 2000 года. После прохождения пика в сентябре 2000 года их курс упал на 85%. Кроме того, в качестве залога использовалась обширная фильмотека ProSiebenSAT.1, но и ее ценность для кредиторов сегодня под большим сомнением. По словам экспертов, значительную ее часть представляют старые фильмы, которые сейчас не имеют особой ценности, а другие были приобретены по сильно завышенным ценам в середине 90-х годов, когда Kirch боролась за первенство на германском телевизионном рынке с группой Bertelsmann, которой принадлежит популярный телеканал RTL. Сегодня Kirch и Bertelsmann находятся в дружественных отношениях, но это не означает, что при банкротстве первой фильмотеку удастся перепродать по ее балансовой стоимости.

Однако серьезнее всех "влип", пожалуй, Dresdner Bank, заем которого на @460 млн. оказался обеспеченным 25% акций испанской телевизионной группы Telecinco. На первый взгляд, это удачная сделка, так как Telecinco принадлежит к числу наиболее успешных и прибыльных компаний на европейском телевизионном рынке и стоимость 25% ее акций оценивается, по меньшей мере, в @500 млн. Однако эти акции формально принадлежат не самой Kirch Holding, которой был выдан кредит, а ее подразделению KirchMedia. По словам экспертов, если дело дойдет до суда, у Dresdner Bank нет шанса на возврат своих денег.

Пока Kirch, вроде бы, удалось отвести от края пропасти, однако финансовое положение группы остается крайне напряженным, так как большая часть ее задолженности имеет краткосрочный характер. Кроме того, хотя банки согласились предоставить ей дополнительное финансирование, проблемы с недостаточными поступлениями наличных средств до сих пор не решены. Поэтому банки-кредиторы продолжают испытывать серьезное беспокойство по поводу перспектив возвращения своих средств. В особенности это относится к земельному банку Bayerische Landesbank, предоставившему Kirch в общей сложности @1.9 млрд., обеспеченных акциями SLEC, Axel Springer и фильмотекой (как видим, надежного обеспечения у него нет). Агентство Moody's Investors Service уже снизило его рейтинг от С+ до С и поставило баварский банк под наблюдение.

Истории с Enron и Kirch свидетельствуют о том, что поговорка "доверяй, но проверяй" остается для банков актуальной, как никогда. Иронично, но все банки, понесшие или могущие понести огромные потери в этих случаях, наверняка, подвергали самой тщательной проверке другие кредиты на многократно меньшие суммы, выданные заемщикам, которых они считали менее надежными. В то же время, сотни миллионов долларов и евро предоставлялись ими без должного обеспечения.

Учиться лучше на чужих ошибках.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, The Banker, Reuters

 
© агенство "Стандарт"