журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ТЕНДЕНЦИИ

ТЕМА НОМЕРА: УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСАМИ

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №3, 2002

ТЕМА НОМЕРА: УПРАВЛЕНИЕ ФИНАНСАМИ

Размышления о справедливой цене

Самый главный вопрос, который стоит перед продавцом любого товара: "Сколько должен стоить товар и кто за него будет платить?". С ответом на вторую часть вопроса, казалось бы, нет проблем. За все платит потребитель, особенно когда у него нет видимых альтернатив для удовлетворения своих потребностей. У нас в Украине это почти всегда именно так, а в большинстве стран мира – по-другому.

Сегодня развитые страны взяли курс на активную либерализацию своих энергетических рынков и развитие конкуренции как основы снижения монопольного (прежде всего ценового) давления на потребителя. В частности, Европейский Союз собирается к 2005 году сделать свои рынки электроэнергии полностью открытыми для конкуренции. Сегодня уровень открытости энергорынка ЕС оценивается в 66%, а рынков таких стран как Великобритания, Швеция, Германия и Финляндия – в 100%. Результаты либерализации – налицо. Согласно опубликованному в 2000 году отчету Еврокомиссии, в 1996 – 1999 годах произошло снижение цен на электроэнергию для промышленных предприятий практически во всех странах Европейского Союза, в том числе в Финляндии – на 19,6%, Швеции – на 17,8%, Испании – на 16,2%, Португалии – на 14%, Франции – на 12,7%, Германии – на 9,6%.

Одно из направлений либерализации энергорынка ЕС предусматривает вовлечение в конкурентную среду и такой отрасли как атомная энергетика, которая традиционно регулируется государством и поэтому не всегда живет по законам конкурентного рынка. Первым результатом таких реформ стало снижение (иногда весьма существенное) цен на производимую атомными электростанциями электроэнергию.

Сегодня атомщикам всего мира уже недостаточно информировать общественность о том, какие именно технические меры должны быть предприняты, чтобы атомная энергетика развивалась. Принципиально важно иметь аргументы, убеждающие общество в том, что как сейчас, так и в ближайшем будущем более экономически выгодного и вместе с тем достаточно безопасного способа производства электроэнергии нет и не предвидится. Сегодня потребителю уже нельзя внушить, что он должен гордиться самим фактом наличия в его стране такой передовой отрасли как атомная энергетика и посему обязан платить за ее продукцию столько же (а то еще и больше), сколько за продукцию "отсталой" традиционной электроэнергетики. Потребитель должен платить за товар, будучи уверен, что он делает единственно правильный выбор.

26 сентября 2001 года распоряжением Кабинета Министров № 451-р утвержден "План мероприятий по реализации долгосрочной тарифной политики на оптовом рынке электроэнергии Украины". Прочитав название, можно предположить, что долгосрочная тарифная политика уже взята на вооружение и необходимо только выполнить 17 намеченных мероприятий (ответственность за которые возлагается на министерства и ведомства), чтобы добиться ее реализации.

Так ли это – сказать пока трудно, однако Национальной комиссии регулирования электроэнергетики (НКРЭ) поручено уже к 2003 году обеспечить перевод атомных электростанций на работу по ценовым заявкам.

Если рассматривать это поручение с позиций тарифной политики, то оно, по всей вероятности, означает, что АЭС должны продавать свою электроэнергию "Оптовому рынку электроэнергии" по тарифу, по которому ее продают тепловые генерирующие компании, то есть более чем на 40% дороже, чем сегодня. АЭС производят в настоящее время более 40% общего объема электроэнергии в Украине, удельный вес генерации в тарифе для потребителя составляет порядка 80%. Следовательно, это мероприятие обернется для потребителя ростом платы за потребляемую электроэнергию в среднем на 13%. Встает вопрос: насколько необходим этот шаг и кто от него реально выиграет?

Обязательным условием принятия решений подобного рода является то, что вопрос повышения тарифа может ставиться лишь в случае если исчерпаны резервы внутренней оптимизации и есть уверенность, что при действующем законодательстве дополнительно полученные ресурсы будут использованы строго целевым образом. У проблемы тарифообразования в электроэнергетике вообще и в атомной, в частности, есть еще один аспект. Это – заинтересованность субъектов отрасли в достижении конкурентоспособности как условия выживания в конкурентной среде. Институты государственной власти, которые сегодня определяют стратегию развития Украины, заявляют (хотя и не единогласно) о такой стратегической цели как вступление в ЕС к 2011 году. Применительно к электроэнергетике это означает полную открытость рынка. То есть, учитывая политику ЕС по отношению к рынку электроэнергии, можно утверждать, что ко времени нашего вступления в Евросоюз и открытия вследствие этого украинского энергорынка большинство стран-членов этой организации уже будут иметь десятилетний опыт игры по правилам открытого высококонкурентного рынка. Поэтому о проблемах, которые встанут перед электроэнергетикой Украины к тому времени, следует думать уже сегодня и искать пути их решения, не откладывая на потом.

Анализируя эффективность отечественной атомной энергетики, примем во внимание , что тариф на электроэнергию в России составляет 1,1 цент/кВт-ч, в то время как в Украине до недавнего времени он равнялся 1,59 цент/кВт-ч. А сегодня руководители атомной энергетики заявляют в интервью средствам массовой информации, что с регулирующим органом согласовано повышение тарифа до 1,8 цент/кВт-ч.

Рассмотрим факторы повышения эффективности производства и мобилизации внутренних резервов (как обязательное условие повышения конкурентоспособности) в атомной энергетике Украины, которая представлена самой крупной энергогенерирующей компанией страны – НАЭК "Энергоатом".

Экономическая эффективность производства во многом определяется уровнем управления наличными активами и ресурсами. А исходя из классического определения производства, как совокупности орудий, предметов труда и самого труда, – эффективностью управления ресурсами каждой из этих составляющих производства. И генерация электроэнергии АЭС в этом смысле не исключение – поэтому эффективность управления атомной энергетикой со стороны НАЭК "Энергоатом" следует оценивать по тем же критериям.

Начнем с орудий труда – основных средств. Ключевой вопрос управления основными средствами – амортизационная политика (часть учетной политики любого предприятия), которая позволяет сформировать источники финансирования ремонта, восстановления и модернизации оборудования. Для оценки влияния этого фактора на экономику НАЭК следует принять во внимание, что амортизационные отчисления – единственный реальный ресурс, который без каких-либо налоговых обязательств можно использовать для поддержания работоспособности оборудования. Объем амортизационных отчислений определяется остаточной (балансовой) стоимостью основных средств. По состоянию на конец 2001 года, стоимость основных фондов НАЭК "Энергоатом" составляла более 9 млрд. грн., что эквивалентно приблизительно $1,7 млрд. или $130 млн. в расчете на один работающий блок. Напомним, что стоимость одного блока ВВЭР-1000 сегодня оценивается специалистами в $1,1 млрд. Это означает, что атомная энергетика для поддержания основных средств в рабочем состоянии получает ежегодно в виде амортизационных отчислений менее чем одну седьмую необходимых ей (необлагаемых налогом) средств, соответственно недополучает – шесть седьмых. Остальные привлекаемые ею на эти цели средства облагаются налогом на прибыль. Таким образом, либо на сумму этого налога должен быть увеличен тариф на электроэнергию АЭС, либо на эту же сумму не выполняется предусмотренный существующими нормативами объем работ по восстановлению оборудования.

В том что имеет место такая ситуация в учете основных средств и начислении амортизации, вины менеджмента "Энергоатома" нет. Это издержки инфляционных и прочих неконтролируемых процессов, через которые прошли все субъекты хозяйственной деятельности нашей страны. В результате остаточная стоимость основных средств (и не только в атомной энергетике) намного ниже реальной. Дооценку же основных средств до их реальной стоимости нынешнее налоговое законодательство увязывает с дополнительными налоговыми обязательствами. Поэтому вопрос лишь в том, как менеджмент НАЭК намерен выходить из этой ситуации.

Здесь есть два пути: сложный и простой. Сложный – это поиск решения через оптимизацию амортизационной политики, простой – решение проблемы за счет потребителя. Во втором случае расчетные затраты закладываются в тариф, который утверждается с учетом необходимости выполнения дополнительных налоговых обязательств, а потребитель вынужден их оплачивать, поскольку у него нет возможности выбирать альтернативного поставщика. Таким образом, через увеличенный на сумму этих обязательств тариф потребитель платит как бы дополнительный налог за то, что пользуется электроэнергией.

К сожалению, похоже, что "Энергоатом" выбрал именно этот легкий путь, о чем свидетельствуют его же данные. Расчетная норма амортизации по НАЭК в 2001 году составила 4,5%, что вообще трудно объяснить с учетом того, что налоговое законодательство предусматривает 5%-ный уровень (как самый низкий) для основных средств 1-й группы, а для остальных – 15% и даже 25%. Более того, закон "О налогообложении прибыли предприятий" позволяет относить к валовым затратам расходы на обновление основных средств в пределах 9% балансовой (остаточной) стоимости основных средств на начало периода. В случае "Энергоатома" это дает ему возможность до 1 января 2003 года ежегодно использовать для указанных целей более 850 млн. грн. без начисления на эту сумму налогов. В связи с этим совершенно необъяснимо, почему в прошедшем году из 535 млн. грн. суммарных затрат на ремонт и модернизацию основных средств только 322 млн. грн. были отнесены на себестоимость, а 213 млн. грн. были профинансированы за счет налогооблагаемой части дохода. Только по этой причине налоговое давление на компанию в 2001 году возросло более чем на 70 млн. грн.

Расходы на закупку ядерного топлива, так же как и амортотчисления, включаются в состав себестоимости НАЭК. Это означает, что средства для приобретения свежего ядерного топлива должны формироваться за счет дохода от реализации без дополнительного налогообложения. Однако из-за несовершенства применяемой методики в состав производственной себестоимости "Энергоатомом" включается только около 80% таких расходов, а оставшаяся их часть погашается за счет прибыли, облагаемой налогом. Это привело к тому, что в течение 2000-2001 годов налоговое давление на компанию увеличилось на 150 млн. грн. Но, похоже, это мало заботит НАЭК, поскольку сумма в 150 миллионов через завышенную цену электроэнергии, генерируемой АЭС, будет предъявлена к оплате никому иному как потребителю.

Такая политика имеет как минимум еще одно отрицательное последствие: оплата потребителем избыточных налоговых обязательств не только сокращает потенциал компании по финансированию технически необходимых и предусмотренных законодательством мероприятий по модернизации мощностей, но и лишает НАЭК всяких стимулов к решению таких сугубо технологических вопросов как увеличение глубины выгорания ядерного топлива, повышение службы топливных сборок, оптимизация формирования активной зоны реактора и т.д. Кстати, из-за невостребованности отсутствует практика оценки эффективности работы АЭС по показателю использования топлива для производства энергии, не действует соответствующая система мотивации персонала. Ведь компании нет смысла экономить, если ее финансовые и технологические просчеты кто-то оплачивает.

Важнейшим критерием оценки эффективности производства является численность промышленно-производственного персонала. Прямое сравнение этого показателя с данными западных стран мало что дает из-за исторически сложившихся различий в подходе к организации ремонтно-эксплуатационного обслуживания АЭС. Однако сравнение их с аналогичными показателями АЭС Российской Федерации корректно и свидетельствует о значительном отставании наших станций. В целом, по технически сравнимой группе АЭС численность персонала основного производства наших станций на 22,5% превышает численность российских. При этом следует учитывать, что перед российской ядерной энергетикой сегодня стоит четкая задача снижения численности персонала (коэффициента обслуживания) до 2020 года на 27%, а "Энергоатомом" подобная задача и не ставится; вообще никакой программы по данному вопросу, хотя бы и на более короткий срок, не существует. А почему? Неужели НАЭК не нужно оптимизировать издержки или экономить средства, пусть даже и не свои, а потребителя?

Сегодня электроэнергия российских АЭС на 30% дешевле, чем вырабатываемая на наших станциях. Сохранять такое соотношение – значит заранее запланировать неудачу в конкурентной борьбе за внешний рынок. Или же НАЭК не ставит такой задачи?

Ставить все перечисленные вопросы не имело бы смысла, если бы на них не было приемлемых ответов. Так, только за счет оптимизации учетной политики в отношении ядерного топлива и амортизации "Энергоатом" может обеспечить финансирование своих технических программ в объеме 600-700 млн. грн. в год без возникновения дополнительных налоговых обязательств и необходимости увеличения существующего тарифа. Непременным условием успеха есть избавление от порочного убеждения, что потребитель заплатит за все, включая ошибки менеджмента.

Может сложиться мнение, что автор статьи ратует за немедленный пересмотр тарифа на электроэнергию АЭС в сторону уменьшения. Это не так. Все приведенные факты свидетельствуют лишь о том, что в составе ныне действующего тарифа на электроэнергию, генерируемую АЭС, есть ничем не оправданные расходы. И есть серьезные основания считать, что у менеджмента НАЭК отсутствует заинтересованность в установлении оптимального для поддержания производственного ресурса АЭС тарифа. Поэтому первое, что нужно сделать для упорядочения ценообразования при производстве электроэнергии АЭС, – это поставить задачу поддержания и повышения конкурентоспособности данного товара как обязательное условие подтверждения эффективности управления предприятием, занимающим монопольное положение на рынке. В процессе упорядочения должны обязательно участвовать компетентные специалисты, независимые эксперты и потребители, оплачивающие сегодня из своего кармана все издержки производства НАЭК, в том числе и не совсем оправданные. К обсуждению предложений по увеличению тарифа целесообразно привлечь средства массовой информации, которым должны быть предоставлены все имеющиеся в распоряжении регулирующих органов данные.

В противном случае мы не избавимся от стремления к запутыванию и сокрытию информации о деятельности одного из крупнейших отечественных монополистов, не осознаем, что предоставление некорректной, несистематизированной или заведомо неверной информации не только является прямым нарушением закона Украины "Об информации", но и может вызвать отрицательное отношение к этой компании со стороны общественности, органов государственного регулирования и управления. С другой стороны, только в условиях открытости и нормального сотрудничества всех заинтересованных сторон можно определить, какие расходы и в каком размере необходимо включать в состав тарифа. И если окажется, что для развития или обеспечения жизнеспособности АЭС необходимо повысить тариф на вырабатываемую ими электроэнергию, – решение об этом будет принято, причем с полной ответственностью за него всего общества. Но при этом появится уверенность, что полученная от потребителей плата за электроэнергию используется строго по назначению.

Такую сложную и многогранную тему как ценовая политика, естественно, нельзя осветить в рамках журнальной статьи. Приведенные здесь материалы – лишь небольшая часть выполненного автором анализа. Смысл аналитической работы такого рода появится только тогда, когда она будет выполняться не от случая к случаю, а постоянно, и по ее результатам в обязательном порядке будут вноситься коррективы в политику НАЭК, нацеленные на решение вскрытых проблем.

Михаил ВАТАГИН, MBA

 
© агенство "Стандарт"