журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ТОРГОВЛЯ СТАЛЬЮ

ПРОИЗВОДСТВО

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №3, 2002
Приложения к статье
График 1
График 2
График 3
График 4
График 5
График 6
График 7

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 10 февраля – 10 марта

Весна на мировом рынке металлов началась с обнадеживающих сигналов. Появились первые признаки того, что экономика США начинает выходить из кризиса, хотя пока еще трудно провести грань между реальным оживлением и искусственным подъемом в жилищном строительстве, вызванным снижением до минимума процентных ставок. Как всегда, мощно развивается экономика Китая, обеспечивая постоянный рост потребления цветных металлов. Наконец, в скорое повышение цен уверовали спекулянты, своими вложениями придавшие рынку динамичности, компенсировав недостаток реального спроса. И, все же, рассчитывать на быстрый подъем вряд ли приходится. Фундаментальные факторы спроса и предложения пока что не содействуют росту, о чем красноречиво свидетельствует ситуация на рынках свинца и олова, избежавших внимания инвестиционных фондов. Прежде чем наступит время реального повышения цен, цветным металлам предстоит пережить еще немало кратковременных всплесков и падений.

Алюминий: угроза избытка

Рост цен на алюминий на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) в конце февраля и начале марта, в ходе которого стоимость металла превысила $1400 за т по трехмесячному контракту, несколько удивила наблюдателей. На рынке алюминия сейчас не происходит ничего такого, что могло бы оправдать подъем цен. Наоборот, более вероятным было бы сейчас их понижение. По словам участников рынка, реальный спрос остается низким, однако активные действия инвестиционных фондов, воодушевленных активностью на рынке меди, потянули вверх и алюминий.

Собственно, и в самом деле, иного объяснения, кроме как влияние технических факторов, придумать трудно. События на рынке алюминия в последние недели складываются откровенно не благоприятно для производителей, так что вслед за увеличением цен в первые дни марта может последовать их спад до $1350 за т, а то и ниже. Относительный баланс между спросом и предложением, поддерживаемый ранее выведением из строя производственных мощностей в США и Бразилии, рушится на глазах.

Специалистов даже удивило, как быстро бразильские плавильные заводы, в прошлом году вынужденные снизить выпуск из-за недостатка и рационирования электроэнергии, смогли снова нарастить обороты после отмены ограничений с 1 января 2002 года. Уже в январе большинство предприятий страны вышли на прежнюю мощность и, по мнению специалистов, прошлогоднее сокращение производства первичного алюминия на 120 тыс. т в годовом исчислении будет в этом году полностью компенсировано.

Однако наибольшую тревогу у специалистов вызывают американские заводы, остановленные в 2000 году вследствие высоких цен на электроэнергию. Тогда из строя были выведены мощности совокупным объемом 1,6 млн. т в год, что сыграло решающую роль в предотвращении обвала цен в прошлом году, когда спрос на алюминий в США упал более чем на 10% по сравнению с 2000 годом. В начале 2002 года крупнейшая энергогенерирующая компания на северо-западе США Bonneville Power Administration (BPA) объявила о снижении цен на электроэнергию для промышленных потребителей до $37,5 за МВт-ч, что, хотя и представляет собой весьма высокий уровень (средняя стоимость электроэнергии для алюминиевых заводов в мировом масштабе равна $18-20 за

МВт-ч), однако при определенных условиях позволяет возобновить рентабельное производство. На спотовом рынке электроэнергии на западе США цены еще ниже, хотя большинство алюминиевых компаний имеют долгосрочные соглашения с BPA, препятствующие приобретению энергии из других источников.

Тем не менее, в феврале компания Longview Aluminium, которая в 2000 году в числе первых остановила свое предприятие, приняла решение возобновить производство на одной из трех электролизных линий плановой мощностью 55 тыс. т в год. Начать выплавку алюминия планирует и еще одна местная компания – Columbia Falls Aluminium Co., принадлежащая швейцарской Glencore. По некоторым данным, завод производственной мощностью в 155 тыс. т в год уже в марте может быть запущен с 20%-ной загрузкой. Всего, по оценкам экспертов британского банка Macquarie (сделанным еще до заявлений Longview и Columbia Falls), до конца 2002 года на северо-западе США могут быть вновь запущены производственные мощности в размере порядка 200 тыс. т в год, реальный же показатель может оказаться еще выше. Специалисты Metal Bulletin Research, подготовившие свое исследование уже в начале марта, полагают, что в 2002 году может быть восстановлено 20-25% мощностей американских заводов, или 300-400 тыс. т в годовом исчислении.

Кроме того, в текущем году планируется завершить еще несколько производственных проектов. Так, бритаскно-австралийская корпорация BHP Billiton должна завершить работы по расширению выпуска на своих плавильных заводов Mozal в Мозамбике и Hillside в ЮАР. Китайские компании, как ожидается, увеличат выпуск алюминия в 2002 году на 600 тыс. т.

С другой стороны, нового выведения из строя избыточных мощностей в ближайшие месяцы не ожидается. Банкротство американской компании Kaiser Aluminium в феврале 2002 года, по крайней мере, не оказало никакого воздействия на рынок. Оба ее плавильных завода в США были остановлены еще в 2000 году, а на принадлежащих Kaiser предприятиях Valco в Гане и Anglesey в Великобритании финансовые проблемы головной компании пока не отразились.

С учетом всех этих факторов критически важен вопрос о том, поднимется ли спрос на алюминий в этом году в достаточной степени, чтобы поглотить возросший объем предложения. Специалисты французской корпорации Pechiney предполагают, что глобальное потребление в этом году возрастет на 600-700 тыс. т по сравнению с 2001 годом, но эти прогнозы базируются на относительно быстром восстановлении экономики развитых стран во второй половине года. Пока что спад в ключевых для алюминия отраслях – автомобилестроении, строительстве и производстве упаковочных материалов – идет своим чередом.

Наконец, серьезной помехой для восстановления рынка будет продолжающийся рост резервов алюминия на лицензионных складах ЛБМ. В последние месяцы многие производители, испытывая трудности со сбытом металла через обычные каналы, отправляли его на биржу, и это повторяется до сих пор. В течение 2001 года запасы алюминия на складах биржи возросли на полмиллиона тонн (до 850 тыс. т), а в начале марта их объем превышал 930 тыс. т. Понадобится не один месяц, чтобы этот показатель сократился хотя бы вдвое, а без этого любое повышение цен весьма проблематично.

Избыток запасов оказывает давление и на состояние региональных спотовых рынков алюминия. В Европе при незначительной покупательской активности премии на поставки металла западного производства стабилизировались на уровне $23-27 за т с уплатой пошлины и $72-77 за т – без уплаты. Разницы между немедленными и форвардными ценами практически нет; по словам наблюдателей, большая часть сделок заключается между трейдерами. Российский алюминий А7е предлагается с премией в размере около $15-20 за т по сравнению со стоимостью алюминия на ЛБМ, но поставки его в Европу невелики. Большая часть российского экспорта этого металла в слитках направляется в Восточную Азию и США.

На Дальнем Востоке активность на спотовом рынке вопреки ожиданиям так и не возобновилась после завершения празднования китайского Нового года. В то же время, трейдеры сообщают о скоплении больших запасов металла на складах в Сингапуре, так что покупатели могут и в дальнейшем не спешить с приобретениями. Премии на китайский алюминий в начале марта на сингапурском рынке составляли около $15-18 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, на индийский – $20-23 за т. Это несколько выше, чем было в начале 2002 года, однако нынешний их уровень имеет достаточно номинальный характер, и не известно, как поведут себя цены при повышении покупательской активности.

На рынке алюминиевого лома в феврале наступило неустойчивое равновесие. Остающийся относительно низким спрос в целом компенсируется сократившимися поступлениями промышленного лома и резким сужением экспорта из стран СНГ. В некоторых регионах даже возник некоторый дефицит сырья, способствующий подъему цен, который, в частности, наметился в Великобритании и США. Здесь снижение производства в отраслях, где используется алюминий, привело к значительному сокращению сборов лома. Особенно серьезным оказался недостаток предложения на британском рынке, так как сложившиеся на нем цены в феврале не устраивали иностранных поставщиков, отправлявших свой товар в другие страны. За вторую половину февраля и первую неделю марта большинство сортов лома в Великобритании прибавили порядка 20-25 ф. ст. за т. Еще более значительным был рост цен на алюминиевые сплавы. В первых числах марта стоимость LM24 превысила 950 ф. ст. за т, в то время как месяцем ранее она не достигала и 900 ф. ст. за т. Более дорогой сплав LM6/25 в слитках подорожал от менее 1050 до более 1100 ф. ст. за т. По мнению местных аналитиков, в марте цены могут прибавить еще порядка 50 ф. ст. за т.

В США длительная депрессия в автомобиле- и авиастроении привела к значительному оскудению запасов алюминиевого лома. По словам трейдеров, начиная со второй половины февраля рост заказов застал их врасплох, поэтому многие из них просто не обладают достаточными запасами, чтобы удовлетворить желания всех потребителей. Импорт лома растет, но и его пока недостаточно для насыщения рынка; кроме того, иностранные экспортеры опасаются, что нынешнее повышение спроса носит временный характер, и пока не спешат с расширением поставок.

С начала февраля до начала марта стоимость базовых сортов алюминиевого лома на американском рынке поднялась, приблизительно, на 1-2 цента за фунт. Правда, цены остаются довольно низкими. Так, наиболее дорогостоящий лом – смешанная обрезь – в первых числах марта котировался на уровне 49-50 центов за фунт. Впрочем, у цен еще есть резервы для подъема. Производители алюминиевых сплавов, воспользовавшись сезонным наращиванием деловой активности и появлением признаков скорого завершения экономического спада в США, сами начали поднимать цены, причем, иногда весьма радикально. Например, все крупнейшие производители листового материала из алюминиевых сплавов в феврале подняли конверсионные премии на 3-5 центов за фунт по сравнению с 23-25 центами в начале года. Если эта попытка будет удачной, премии установятся на среднем за последние 20 лет уровне – 28-30 центов за фунт. Правда, производители имеют в виду период максимального подъема в конце 1999 и начале 2000 года, когда те же премии достигали 35 центов за фунт для листов 5052 в рулонах.

В то же время, рынки континентальной Европы и Восточной Азии проявили в феврале и начале марта куда меньший динамизм. Китай по-прежнему остается привлекательным рынком сбыта для европейских поставщиков, однако цены здесь в течение месяца оставались неизменными, составляя $1300-1330 за т C&F для лома экструзий 6063, $1055-1070 C&F за т листового лома taint/tabor и $1030-1050 за т лома отливок tense. Спрос на китайском рынке находился на относительно невысоком уровне, но трейдеры рассчитывают на оживление во второй половине марта. Правда, если цены на первичный алюминий на ЛБМ пойдут вниз, лом повторит их движение.

На европейском рынке при стабильности цен на лом ($1200-1240 за т CIF на обрезь table и $880-960 за т taint/tabor) резко пошли вверх цены на некоторые сплавы. Так, стоимость слитков, полученных методом литья под давлением, к началу марта достигла @1520-1550 за т с доставкой по сравнению с @1410-1430 за т в начале февраля. В Нидерландах и Франции цены даже могли превышать @1550 за т, особенно для мелких покупателей. Специалисты объясняют это недостаточным уровнем производства в ЕС и сокращением импорта из стран Восточной Европы и СНГ. По их мнению, дефицит лома и сплавов на европейском рынке сохранится и в ближайшие месяцы, однако все большее влияние на цены будет оказывать развитие событий на ЛБМ.

После паузы в первой половине февраля, вызванной праздниками в Китае, снова возобновил свою активность международный спотовый рынок глинозема. Средние цены на рынке установились к началу марта на уровне около $150 за т FOB, а австралийский материал, традиционно предлагаемый с небольшой премией, котировался по $155-157 за т FOB. По словам австралийских экспертов, рынок находится на подъеме, и цены безудержно стремятся к отметке в $160 за т.

Основной движущей силой на рынке остается Китай, в прошлом году закупивший рекордные 3,35 млн. т глинозема, почти вдвое превзойдя показатель 2000 года (1,8 млн. т). Как считают западные эксперты, избыток глинозема на китайском внутреннем рынке в прошлом году составил порядка 1,1 млн. т, что в ближайшем будущем может привести к резкому сужению объема закупок. Однако многие специалисты полагают, что продолжающееся расширение мощностей китайских алюминиевых заводов (в этом году оно, по некоторым прогнозам, может составить 400-600 тыс. т в год) стимулирует китайских трейдеров сохранять значительные резервы материала в расчете на новый подъем спроса. По оценкам Macquarie, в 2002 году следует ожидать незначительного урезания китайских закупок по сравнению с прошлым годом, однако прошлогодний избыток в 1,1 млн. т сменится дефицитом в размере порядка 300 тыс. т. При этом, накопленные в 2001 году резервы будут понемногу расходоваться в течение 2002-2005 годов.

В пользу сохранения прежних объемов китайского импорта говорит и сохраняющаяся разница в ценах между мировым рынком и Китаем. В феврале средняя стоимость глинозема в стране достигала $230 за т, что делает импортные операции очень выгодными, особенно с учетом недавнего снижения ввозной пошлины от 18 до 12%.

Впрочем, в этом году дополнительный спрос на глинозем будет создаваться не только китайскими потребителями. Возобновление производства алюминия на северо-западе США, возвращение бразильских заводов к плановой мощности, прошлогодний ввод в строй комбината Alma компании Alcan – все это позволит нарастить объем потребления, примерно, на 1 млн. т в год по сравнению с прошлогодними показателями. По оценкам экспертов компании CRU International, спрос на глинозем в странах Запада в 2002 году возрастет на 2,9% и составит 33,1 млн. т. Кроме того, еще 1,2 млн. т в год добавятся в 2003 году за счет расширения индийских плавильных заводов Angul и Renukoot.

Вообще, как считает независимый консультант Джеймс Кинг, именно расширение существующих предприятий, а не строительство новых будет определять ситуацию на мировом рынке глинозема в ближайшие несколько лет. Ожидаемое расширение производственных мощностей на 2,2 млн. т в год до конца 2004 года будет достигнуто, главным образом, благодаря модернизации, в частности, таких предприятий как Interalumina в Венесуэле, Alunorte в Бразилии, Alpart на Ямайке, Guizhou и Pingguo в Китае. Из новых объектов, которые будут введены в строй в течение 2003-2005 годов, можно назвать только Comalco в Австралии и Utkal в Индии. Однако затем акцент сместится на строительство новых предприятий.

По данным Кинга, за последние 20 лет число глиноземных заводов в мире сократилось от 78 до 65, а их средняя производственная мощность, при этом, увеличилась от 508 тыс. до 938 тыс. т в год. Эта тенденция к укрупнению, очевидно, еще будет продолжаться некоторое время, но резервы существующих комбинатов уже, в основном, исчерпаны. В начале 2002 года мировая глиноземная отрасль несмотря на спад работала с 90%-ной загрузкой производственных мощностей.

В то же время, до 2015 года необходимо будет ввести в строй дополнительные мощности по ежегодному выпуску 15 млн. т глинозема, а в течение 2016-2020 годов – еще 7 млн. т. Всего, по оценкам Джеймса Кинга, спрос на глинозем в глобальном масштабе будет расти со скоростью 2,7% в год и к 2020 году достигнет 91 млн. т в год, в том числе 83 млн. т металлургического глинозема (в 2001 году объем его производства составил около 50 млн. т). Таким образом, производители глинозема в мире могут смело разрабатывать новые проекты.

Медь:

гадание на макроэкономических индикаторах

В течение второй половины февраля и первой недели марта цены медь на ЛБМ совершили довольно значительные колебания, сначала поднявшись до $1630 за т по трехмесячному контракту, затем дойдя до $1540 за т и вновь взлетев до около $1610 за т. Однако все эти подвижки произошли на фоне отсутствия каких-либо изменений в действии фундаментальных факторов спроса и предложения и определялись, главным образом, публикацией макроэкономических данных и техническими соображениями. В течение всего месяца в комментариях биржевиков преобладали выражения типа "уровень поддержки" или "оказываемое сопротивление", а в качестве основных объяснений увеличения или спада цен назывались рост цен на золото, подъем на американском фондовом рынке или распродажа, устроенная инвестиционными фондами в середине февраля.

В целом внешние факторы в настоящее время нейтральны для рынка меди. С одной стороны, данные за январь 2002 года показали рост в жилищном строительстве в США на 1,5%, что может свидетельствовать о близком завершении экономического кризиса в США, обещая некоторое расширение объема потребления меди, но, с другой, многие специалисты приписывают этот подъем исключительно влиянию низких процентных ставок, способствующих приобретению жилья в кредит. Рынок, с точки зрения спроса и предложения, выглядит относительно сбалансированным, а медный концентрат даже находится в дефиците, но, при этом, равновесие достигается только сокращением производства на ряде предприятий, большинство из которых могут быстро нарастить выпуск. Кроме того, следует учитывать также наличие значительных резервов на лицензионных складах ЛБМ, превысивших в начале марта 2002 года 900 тыс. т (более чем в 2 раза по сравнению с год ранее).

Как считают эксперты Bloomsbury Minerals Economics (BME), наличие большого объема резервных мощностей еще долго будет сдерживать повышение цен на медь и не даст им достигнуть значений, характерных для предыдущих экономических циклов. В середине 90-х годов в ходе подъемов цен медь неоднократно повышалась в стоимости до более $2200 за т, однако в этот раз, как полагает BME, средний уровень цен в ближайшие три года составит всего $1740-1780 за т.

Однако, если ранее такой вялый рост вызвал бы большую озабоченность у производителей меди, то теперь они, похоже, более-менее приспособились к длительному периоду относительно низких цен. За последние несколько месяцев было окончательно выведено из строя несколько комбинатов с высокой себестоимостью производства (в основном, в США), а южноафриканская компания Anglo-American из тех же соображений решила отказаться от развития своих медедобывающих предприятий в Замбии. По словам Бреда Миллса, руководителя подразделения базовых цветных металлов корпорации BHP Billiton, компании отрасли впредь будут уделять меньше внимания номинальным объемам производства и больше – прибыли, рыночной стоимости компании, курсу акций и прочим финансовым фактором. Как заявляют представители BHP Billiton, в прошлом году сократившей производство меди на 170 тыс. т в годовом исчислении, решение о возвращении в строй бездействующих мощностей будет приниматься с учетом не только и не столько ценовых факторов, но и состояния рынка в целом.

Основные же перспективы на ближайшие годы участники мирового рынка меди связывают с Китаем. По прогнозу известного американского аналитика Симона Ханта, ныне возглавляющего китайскую консультационную компанию China Copper Industry Services, в то время как национальное производство рафинированной меди в стране возрастет от 1,43 млн. т в 2001 году до немногим менее 2 млн. т в 2010-м, ее потребление поднимется от 2,15 млн. т до 4,3 млн. т, что потребует соответствующего наращивания импорта. Из расчетов Ханта следует, что импорт катодной меди в Китай, составивший в 2001 году около 700 тыс. т, к 2005 году достигнет 1,4 млн. т, а в 2010 году – 2,4 млн. т. Взрывной рост потребления меди в Китае, при этом, объясняется реализацией крупных инфраструктурных проектов, прокладкой новых электрических и телефонных сетей, расширением использования данного металла в строительстве и автомобильной промышленности.

Однако все это – дело будущего, а пока китайский рынок меди переполнен импортом, завезенным в страну в начале прошлого года. По некоторым данным, только в Шанхае складировано около 250 тыс. т. В условиях избытка предложения потребители не проявляют высокой активности, что находит свое отражение в снижении премий на медь западного производства. Если в начале февраля их размер достигал $60 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, то ближе к началу марта более актуальным стал уровень $52-58 за т. Местные специалисты не ожидают особого улучшения, по крайней мере, до лета, так как на использование накопленных резервов понадобится много времени.

Довольно значительные резервы катодной меди находятся и на европейских складах, что накладывает свой отпечаток на ситуацию на спотовом рынке. Премии на поставки меди "А" в Роттердаме и Гамбурге в конце февраля не превышали $15-20 за т CIF по сравнению с ценами на ЛБМ, а стандартная медь котировалась, приблизительно, на биржевом уровне: по одним сделкам регистрировался дисконт до $5 за т, по другим – такой же величины премия. На юге Европы премии, как обычно, были несколько выше. Так, в портах северной Италии их величина для стандартной меди составляла $20-25 за т CIF, для меди "А" – около $30-35 за т. Трейдеры все еще рассчитывают на традиционный весенний подъем деловой активности, который поможет сократить резервы и повысить премии.

На рынке медного концентрата понемногу просматриваются контуры этого года, хотя многие сделки между добывающими компаниями и плавильными заводами к концу первой декады марта так и не были завершены. Поставщики концентрата, руководствуясь дефицитом предложения, добиваются снижения тарифов на обогащение и рафинирование, в то время как их партнеры рассчитывают на сохранение прошлогодних цен, жалуясь на и без того низкую рентабельность производства. Переговоры идут довольно тяжело, и, хотя многие контракты были подписаны еще в начале февраля, важные для рынка соглашения между чилийской компанией Escondida и пулом японских плавильных заводов до сих пор не достигнуты.

В середине февраля одна из японских компаний, Mitsubishi Materials, все же заключила сделку с Escondida из расчета тарифов в размере $68 за т при обогащении концентрата и 6,8 центов за фунт – при рафинировании меди. В августе 2001 года прежний контракт между этими партнерами предусматривал уровень $76 за т/7,6 центов за фунт. По мнению специалистов, прочим японским компаниям придется последовать примеру Mitsubishi, так как сохраняющийся дефицит концентрата не оставляет им иного выхода. На спотовом рынке уровень тарифов еще ниже. Так, китайские плавильные заводы проводят переработку импортного концентрата по $44-47/4,4-4,7 центов, хотя в используемом ими материале более высокое содержание драгметаллов.

Рынок медного и латунного лома в первой половине февраля под влиянием роста цен на рафинированную медь на ЛБМ пошел на подъем, но затем цены под действием того же биржевого фактора опустились и оставались на относительно низком уровне до конца месяца. В принципе, в начале марта медь на ЛБМ снова подорожала, и, если она удержится на достигнутом уровне хотя бы пару недель, рынок лома обязательно подтянется.

Но в первые дни марта лом проволоки № 1 berry котировался на европейском рынке на уровне $1410-1460 за т CIF по сравнению $1480-1530 за т в середине февраля, а медь № 2 birch/cliff, которая в начале февраля стоила около $1350-1410 за т, сначала подскочила в цене до $1400-1440 за т, а к концу месяца снизилась до $1310-1360 за т CIF. Латунная обрезь label была куда более стабильной, однако сделки в течение всего месяца заключались в весьма широком интервале – от $1140 до $1220 за т.

Такие резкие колебания в течение месяца в значительной степени объяснялись низкой ликвидностью рынка. Поставки лома из России и Украины, достигавшие в конце 90-х годов 340 тыс. т в год, после введения ограничений на импорт практически прекратились, а прочие экспортеры предпочитают отправлять свой товар в Китай и Индию, где быстро развивается отрасль вторичной переработки меди. Во многом это вызвано тем, что импорт лома в эти страны в отличие от рафинированной меди практически не облагается пошлинами.

Лишившись притока необходимого сырья, развитые страны сокращают производство вторичной меди. В Западной Европе ее выпуск в прошлом году составил около 812 тыс. т (против 885 тыс. т годом ранее). В США после закрытия крупного завода Chemetco объем оставшихся в строю производственных мощностей по переплавке лома равняется всего лишь 96 тыс. т в год. Правда, реальный спрос на лом несколько выше, так как его закупают также производители сплавов, используя его напрямую, без промежуточной конвертации в катодную медь.

Никель: навязанное спокойствие

Обычно нестабильный, никель в последние несколько недель ведет себя поразительно смирно: цены на ЛБМ в этом году практически не выходили за пределы интервала между $5700 и $6150 за т по трехмесячному контракту, и лишь подъем на рынке меди в первых числах марта потянул за собой никель до более $6500 за т. По словам наблюдателей, это вызвано, в первую очередь, низким реальным спросом на этот металл, оставившим ценообразование на бирже в руках инвестиционных фондов, которые оказывают максимум внимания не никелю, а алюминию и меди.

Как говорят аналитики, рынок никеля на ЛБМ вошел в режим плавных колебаний. На низшей точке цикла свои закупки начинают потребители, тем самым позволяя снова поднять цены, а, когда они достигают максимума, в игру вступают спекулянты, ликвидирующие свои позиции. Превышение спота над форвардом, сигнализирующее, в первую очередь, о дефиците наличного металла (естественном или искусственно вызванном), по-прежнему сохраняется, однако в значительно меньшем по сравнению с более $200 за т в январе размере. В первых числах марта никель с немедленной поставкой превышал на бирже уровень трехмесячного контракта менее чем на $50 за т.

В целом, с точки зрения факторов спроса и предложения, ситуация на мировом рынке никеля практически не изменилась по сравнению с ноябрем прошлого года, когда этот металл стоил менее $4500 за т. Некоторые трейдеры считают, что рынком манипулируют, и это при незначительном торговом обороте по сравнению с другими цветными металлами, в принципе, возможно. По мнению других специалистов, повышение цен по сравнению с концом прошлого года (к слову сказать, самое значительное из всех базовых цветных металлов) имеет под собой вполне объективные причины наподобие признаков завершения экономического спада в США или сообщений о возобновлении закупок никеля производителями нержавеющей стали в Германии. Можно предполагать, что благодаря такой явной и неявной поддержке никелю удастся протянуть на нынешнем уровне цен до третьего квартала, когда ожидается начало реального роста.

Из факторов, способных качнуть стабильность рынка в сторону понижения, в последние недели можно назвать только решение российского правительства снизить с 7 марта экспортную пошлину на никель от 10 до 5%. Как заявляют представители российских компаний "Норильский никель" и "Уфалейникель", наличие 10%-ной пошлины – один из наиболее весомых факторов, повлиявших на прошлогоднее сокращение производства.

Если российские компании решат оперативно увеличить выпуск и, главное, – объемы поставок, это может быть воспринято рынком как негативный фактор. Сейчас на мировом рынке отмечается незначительный избыток никеля, и даже небольшое нарушение достигнутого относительного равновесия может оказать непропорционально большое влияние. Впрочем, поставщики возлагают немалые надежды на сталелитейные компании Европы, США и Восточной Азии, объявившие о подъеме собственных цен в марте-апреле. Если это удастся хотя бы частично, экспортеры никеля получат мощный довод в пользу сохранения,

а то и роста цен.

Цинк: вторая серия сокращений

Стабилизация цен на цинк на ЛБМ во второй половине февраля и их новый подъем до более $800 за т по трехмесячному контракту в начале марта не успокоили и не обрадовали производителей этого металла. Ситуация на рынке остается напряженной, цены по-прежнему крайне низкие, а избыток предложения не дает никакой возможности увеличить их. Рост на бирже был вызван исключительно деятельностью спекулянтов, в то время как реальные потребители упорно воздерживаются от серьезных закупок.

Несмотря на выведение из строя свыше 300 тыс. т годовых производственных мощностей производство цинка еще не приведено в соответствие с резко сократившимся потреблением. Избыток металла на мировом рынке в 2002 году оценивается различными специалистами в 80-120 тыс. т, и только в будущем году, как ожидается, баланс будет сведен с дефицитом. Исходя из этого эксперты не ждут в ближайшие месяцы серьезного роста цен. По мнению аналитиков Standard Bank, среднегодовая стоимость цинка на ЛБМ в этом году составит всего 41 цент за фунт ($904 за т), что на 1% выше, чем в прошлом году, и только в 2003 году возрастет до 49 центов за фунт ($1080 за т). Компания CHR Metals предсказывает 40 центов за фунт ($882 за т) в текущем и 47 центов ($1036) – в 2003 году. И лишь трейдер ЛБМ Scotia Mocatta придерживается более оптимистичных 45 центов за фунт ($992 за т) уже в 2002 году при подъеме цен до 50 центов за фунт ($1102 за т) в будущем. Но среди экспертов рынка Scotia Mocatta – в меньшинстве.

Как отмечалось на ежегодной конференции American Zinc Association (AZA), состоявшейся в середине февраля в Аризоне, производители цинка должны уделять больше внимания сбыту этого металла, используемого, главным образом, в производстве оцинкованной стали, рынок которой сейчас также находится в тяжелом кризисе. По оценке Бертрана Дюрранда, президента французской компании Metaleurop, в ближайшие пять лет потребление цинка в мире увеличится всего лишь на 2,5% в год, в то время как темпы роста спроса алюминия и меди составят, соответственно, 3,8 и 3,0%. В этом году объем продаж цинка, как ожидается, возрастет на 3,2-3,3%, что не позволит даже компенсировать прошлогодний 4%-ный спад.

Специалисты считают, что цинк необходимо продвигать на мировом рынке с помощью целенаправленных маркетинговых кампаний. Так, Джордж Джоунс, президент канадской компании Noranda, считает большим упущением то, что производители цинка практически не приняли участия в раскрутке проекта ULSAB по созданию сверхлегкого автомобильного кузова из стали и безучастно наблюдают, как оцинкованная сталь уступает свои позиции на автомобильном рынке нержавеющей стали, алюминию и пластику. Кроме того, у цинка негативный имидж вредного для окружающей среды тяжелого металла, который также необходимо изменить к лучшему.

В качестве же краткосрочной меры по улучшению ситуации единственным выходом представляется дальнейшее сокращение производственных мощностей. Предвестниками второго этапа (первый состоялся в октябре-ноябре 2001 года) стали канадская компания Teck Cominco и китайская Liuxin. Как объявили представители канадской компании, в этом году они закроют на три летних месяца рафинировочный завод Cajamarquilla в Перу и в августе остановят на месяц аналогичное предприятие Trail в Канаде. Это приведет к снижению выпуска рафинированного цинка на 55 тыс. т по сравнению с прошлым годом.

Китайская компания Luixin, пятый по величине производитель цинка в стране, осуществляет второе за последние три месяца сокращение производства. В декабре прошлого года ежемесячный выпуск металла был снижен от плановых 3 тыс. до 1,7 тыс. т, а с марта производство уменьшено еще на 700 т в месяц. По словам представителей Luixin, в мае выпуск может быть возобновлен в полную мощность, но это зависит от ряда факторов, не последнее место среди которых будет занимать обеспеченность концентратами.

Действительно, быстро наращивающая обороты цинковая промышленность КНР в последние годы испытывает дефицит сырья. Прежде плавильные заводы работали на местной руде, однако шахты, построенные в 80-тые годы, уже в значительной степени исчерпали свой ресурс, а замены им нет. В результате Китаю приходится расширять импорт концентрата и сдерживать производство и экспорт рафинированного цинка. В прошлом году объем продаж необработанного металла за рубеж составил около 544 тыс. т, что на 5,4% меньше, чем годом ранее, а в этом году показатель может снова уменьшиться. Во всяком случае, китайское Министерство внешней торговли и экономического сотрудничества (Moftec) в конце марта выпустило на первое полугодие экспортные лицензии на 440 тыс. т цинка по сравнению с 525 тыс. т за тот же период прошлого года.

Сообщения о возможном сужении объемов производства цинка в Китае несколько усложнили процесс поиска консенсуса между поставщиками концентрата и плавильными заводами на ежегодных переговорах о тарифах на обогащение. Кроме того, слухи о возобновлении добычи руды на остановленной в прошлом году шахте Tara в Ирландии (кстати, – крупнейшей в Европе) также осложняют ситуацию. Впрочем, общая картина все равно остается неизменной. Мощность оставшихся в строю плавильных комбинатов существенно превышает ресурсы добывающих предприятий, и компаниям, рассчитывающим на импортный концентрат, придется согласиться на снижение тарифов. Если в прошлом году их средний уровень составлял $189,50 за т, то на этот год специалисты предсказывают, что обогащение тонны концентрата (в пересчете на цинк) принесет плавильным заводам порядка $169-170.

На февральской конференции AZA не было достигнуто никаких соглашений, однако никто и не ожидал их так рано. Как правило, контракты на текущий год редко подписываются раньше апреля, а в прошлом году переговорный процесс и вовсе затянулся до июня.

Цинковый лом на европейском рынке в феврале сохранил стабильность, впрочем, вполне естественную. Спрос и предложение, в целом, находятся в равновесии на низком уровне, а цены подчиняются колебаниям на ЛБМ, которые в последние недели были незначительными. Новый литейный лом с декабря прошлого года не покидает интервала $575-600 за т CIF, цинковые дроссы стоят $560-580 за т. В Великобритании, где цены, как правило, менее стабильны, единственное изменение за месяц относится к новому литейному лому, слегка подешевевшему от 385-405 до 380-400 ф. ст. за т.

Свинец: растаявшие надежды

Свинец в феврале и начале марта в отличие от некоторых других металлов, не привлекал внимания спекулянтов, что отразилось на стабильности биржевых цен, впрочем, вряд ли утешив производителей. Несмотря на все прогнозы специалистов, упорно предсказывающих для свинца подъем цен хотя бы до $500-525 за т, ожидания все еще не спешат оправдаться. В течение всего февраля цена закрытия на ЛБМ лишь однажды превысила уровень $500 за т по трехмесячному контракту, а все остальное время свинец был словно заключен внутри интервала $475-495 за т.

В течение последних недель биржевики постоянно ссылаются на крайне низкий спрос. Необычно теплая вторая половина зимы в США и Западной Европе резко снизила интенсивность сезонного подъема потребления этого металла, около 65% рынка которого приходится на автомобильные аккумуляторы. Резервы свинца на лицензионных складах ЛБМ совершают резкие колебания (например, 13 февраля их объем сократился почти на 10% за день), но в целом возрастают. В начале марта объем запасов составлял около 124 тыс. т, что почти на 27 тыс. т превышает показатель начала года. Это свидетельствует о том, что производители не находят сбыта среди своих традиционных клиентов.

Столкнувшись с неприятной стабильностью на рынке свинца, специалисты уже более осторожно относятся к оценкам его перспектив на ближайшее будущее, хотя каких-либо изменений в фундаментальных факторах спроса и предложения не произошло и общая ситуация, в целом, не препятствует подъему. Очевидно, рынку нужен толчок, который мог бы направить события в нужное русло. Некоторые аналитики в этой связи надеются, что предпринимаемые сейчас сокращения производства цинка скажутся и на попутно добываемом свинце, и тщательно отслеживают ситуацию вокруг плавильного завода компании Doe Run в Геркуланеуме (штат Миссури). Согласно проведенным исследованиям, у жителей этого городка обнаружены признаки отравления свинцом, и от компании под угрозой закрытия предприятия требуется до 31 июля 2002 года привести свою деятельность в соответствие самым жестким экологическим стандартам.

Однако на ближайшие несколько месяцев вероятность повышения цен на свинец невелика. Мягкая зима смешала все карты у производителей, не позволив им реализовать потенциал рынка. Из-за не по сезону теплой погоды даже премии на поставки свинца на американском спотовом рынке упали к концу февраля от обычных 4-5 до около 3,5 центов за фунт. На новый их рост можно будет рассчитывать только летом, когда жара снова повысит вероятность выхода из строя автомобильных аккумуляторов.

На европейском рынке лома в феврале и начале марта сохранялась стабильность, не нарушаемая ни колебаниями цен на бирже, ни внезапными скачками спроса и предложения. При достаточно высоком для этого времени года спросе стоимость кускового свинцового лома в Великобритании равнялась в начале марта 305-325 ф. ст. за т, а в континентальной Европе – $410-440 за т. Цены на аккумуляторные пластины, соответственно, достигали 75-85 ф. ст. и $80-90 за т.

Олово: восточный экспресс

Олово, кажется, стало единственным из базовых цветных металлов, подорожание которого в первых числах марта было вызвано не деятельностью спекулянтов, а реальным спросом. По словам участников рынка, длительный период низких цен на ЛБМ, удерживавшихся на уровне $3650-3800 за т по трехмесячному контракту, в конце концов привлек на биржу потребителей, начавших довольно активно закупать металл, рассчитывая покрыть свои потребности во втором квартале. Подъем же цен на медь, очевидно, только усилил эту тенденцию, облегчи

Виктор Тарнавский, по материалам Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"