журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ТОРГОВЛЯ СТАЛЬЮ

ПРОИЗВОДСТВО

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №3, 2002

ТЕМА НОМЕРА

Семнадцать мгновений чешской приватизации

Сталелитейная отрасль Чешской Республики вот уже три года не может определиться со своим будущим

Чехии перед вступлением в ЕС, которое ожидается в 2004-2005 годах, как и прочим странам-кандидатам, необходимо преобразовать национальную сталелитейную промышленность. Однако все варианты приватизации отрасли, предлагаемые Кабинетом Министров ЧР, не устраивают ни Европейскую комиссию, ни сами государственные предприятия, ни бывших лидеров страны, сохранивших достаточно власти, чтобы оказывать ощутимое влияние на ход событий. С другой стороны, программа реструктуризации, которую по заказу Европейской комиссии разработала британская компания EuroStrategy Consultants, неприемлема для чешского правительства, хотя устраивает всех остальных. Скорее всего, независимо от форм, которые будет принимать политическая борьба внутри страны, чешские заводы перейдут в руки отечественных, а не иностранных предпринимателей, причем, это произойдет уже в ближайшие месяцы.

Основные проблемы чешской сталелитейной промышленности естественным образом проистекают из исторических и политических факторов. От времен СЭВ страна унаследовала огромные расстояния между металлургическими заводами и поставщиками железной руды из России и Украины. Кроме того, предприятия расположены так, что перевозки сырья и продукции можно осуществлять только относительно дорогим железнодорожным транспортом. Еще более важно, что все предприятия жестко ориентировались на обеспечение оборонной и тяжелой промышленности; их мощности были чрезмерными и совершенно не соответствовали истинным потребностям страны. Очень болезненным для Чехии оказалось и разрастание городов, которые концентрировались, главным образом, вокруг сталелитейных предприятий.

Утрата рынков стран СЭВ после развала этого экономического блока в 1989 году имела серьезные негативные последствия для металлургического сектора страны. Другая важнейшая проблема последовала за разделением самой Чехословакии (1993 год). Это привело к значительному дисбалансу номенклатуры продукции в каждой из стран: две трети ассортимента, выпускаемого в Чехии, составляет длинномерная продукция, а в Словакии преимущественно производится плоскокатаная продукция. Под влиянием этих факторов сформировалась ненормальная ситуация, когда страна экспортирует 50% конечной продукции, в то время как, 40% внутреннего потребления удовлетворяется за счет импорта.

Тем не менее, в начале 90-х годов Чехия быстро шла на подъем, и весь мир воспринимал ее как оптимальную модель экономики переходного периода. Чехия продвигалась к свободному рынку значительно быстрее остальных государств постсоциалистического лагеря. Однако новому правительству страны оказалось не под силу быстрое решение задач, которыми до этого еще никому не приходилось заниматься. Непредусмотренные отсрочки финансовой реструктуризации предприятий, спад на рынке капитала, замедленное продвижение приватизации и слишком большой внешнеторговый дефицит привели к кризису 1997 года.

Игра без правил

Чешская "бархатная" революция 1989 года привела к власти прежних диссидентов. Президентом стал опальный писатель и драматург Вацлав Гавел, а Вацлав Клаус, компетентный практик с реалистичным мышлением, возложил на себя обязанности министра финансов, а впоследствии – премьер-министра. Начиная с 1 января 1993 года, когда Чехия отделилась от менее зажиточной и более коррумпированной Словакии, в страну ринулись иностранные инвесторы; экономика быстро пошла на подъем. Перспективы у страны были безоблачными, но через несколько лет грянул гром: скандалы с коррупцией, падение курса кроны и разоблачение многочисленных финансовых злоупотреблений. Светлый имидж страны потускнел, и иностранные компании начали сожалеть о своих поспешных инвестициях.

В центре скандала оказался премьер Вацлав Клаус. Поползли слухи о взятках, и в мае 1996 года одна из центральных газет провела журналистское расследование. Результаты его обескураживали; газета утверждала, что правящая Гражданская демократическая партия (ГДП), лидером которой был (и является до сих пор) Вацлав Клаус, приняла тайные денежные пожертвования в сумме около $220 тыс., а в роли дарителей были названы явно подставные лица – умерший гражданин Венгрии и нищий житель Маврикия.

Лидеры ГДП объявили, что им не известен источник этих денег. Однако 27 ноября 1996 года бывший министр иностранных дел Йозеф Зиленец публично сообщил, что еще в мае говорил Клаусу, что эти деньги были переданы, вероятно, неким чешским бизнесменом, заинтересованным в приватизации государственного сталелитейного завода. На следующий день, 28 ноября, газета известила, что ГДП хранит на секретном счету в швейцарском банке деньги, предназначенные для взяток. Хотя эти данные не были документально подтверждены, это побудило двух высокопоставленных членов ГДП посоветовать Клаусу уйти в отставку. Премьер-министр отказался, но продержался всего лишь два дня. В стране разразился политический кризис, правящая коалиция распалась, а когда сам президент Гавел высказался о необходимости ухода премьера, Вацлав Клаус признал поражение и подписал прошение об отставке.

Насколько справедливыми были выдвинутые против Клауса обвинения, не известно до сих пор. Он отрицает свою вину, утверждая, что боролся с оппозицией в правительстве, но проиграл. Однако, независимо от степени его виновности или невиновности в коррупции многие чехи считают, что Клаус получил по заслугам (в том смысле, что не сумел справиться с контролем рыночных сил в посткоммунистический период). Западные обозреватели воспринимают ситуацию иначе. По их мнению, именно усилиями Клауса страна совершила быстрый переход к рынку, и поэтому несмотря на экономический и политический кризис положение в Чехии значительно стабильнее, чем у всех ее бывших партнеров по СЭВ.

После отставки Клауса, в июне 1998 года, состоялись новые выборы, в ходе которых основная борьба развернулась между Чешской социал-демократической партией (СДП) и ГДП. Завершилась она удивительным соглашением: социад-демократу Милошу Земану предоставили возможность сформировать правительство меньшинства левого толка, а взамен ГДП получила право выдвинуть кандидатуры спикеров обеих палат парламента и назначить председателей нескольких ключевых комитетов. Кроме того, по этому соглашению, новое правительство обязалось предварительно обсуждать с бывшими лидерами все основные законопроекты и планы. Вацлав Клаус стал спикером парламента. Таким образом, он не покинул политическую арену, и, возможно, именно ему Чехия обязана многими реформами, проведенными уже после его ухода из правительства.

О роли личности в истории

У любого политического скандала есть множество аспектов, и ситуация, в которой оказался Клаус, не исключение. В последние годы этот политический деятель приобрел славу "евроскептика" и, возможно, действительно, стал жертвой борьбы с оппозицией. Но, как бы то ни было, одним из непосредственных результатов его деятельности оказалось появление в Чехии мощной частной компании, которой принадлежит один из крупнейших в стране сталелитейных заводов. Именно Клаус настоял на приватизации Trinecke Zelezarny (TZ), и так случилось, что тендер на приобретение этого предприятия выиграла не какая-либо иностранная фирма, а чешская компания Moravia Steel. Это была последняя крупная приватизационная операция правительства Клауса; через месяц после ее завершения и разразился скандал, завершившийся его отставкой.

Сталелитейные компании постарались отгородиться от скандала, несколько топ-менеджеров Trinecke и Moravia ушли в отставку одновременно с Клаусом, а один из учредителей Moravia Steel, бывший известный теннисист Милан Шрейбер, вскоре продал свою долю акций этой компании (именно его называли неизвестным "дарителем").

Как бы то ни было, результат сих событий – появление в стране крупного и процветающего сталелитейного предприятия, вполне способного возглавить процесс реструктуризации отрасли. Возможно, Клаус имел отношение и к учреждению Moravia Steel, что могло быть частью его далеко идущих планов сохранения отечественной промышленности в поле деятельности чешских предпринимателей. Если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, многое представится в ином свете.

Итак, Чехия стремится присоединиться к ЕС. Европейская комиссия требует приватизации сталелитейной промышленности, ее реструктуризации и сокращения объемов производства. Наложен запрет на субсидии и прочие виды государственной помощи. В этой ситуации все предприятия государственного сектора, которые пока балансируют на грани банкротства, вскоре будут вынуждены остановить производство. После этого их стоимость резко упадет, и западные компании смогут приобрести чешские заводы за чисто символическую цену.

Однако появление на сцене Trinecke изменило этот вероятный сценарий: теперь в стране имеется сильное частное предприятие, которое тоже может выступить в роли инвестора. Таким образом, усилиями Вацлава Клауса стратегическая сталелитейная отрасль Чехии удержалась на плаву, а у западноевропейских компаний появился серьезный конкурент. Новому правительству досталась в наследство от прежних лидеров надежная платформа для осуществления дальнейших реформ.

Тем не менее, в других отношениях первая программа приватизации, разработанная правительством Клауса, была неудачной. После разделения Чехословакии представлялось бессмысленным разрабатывать план реорганизации сталелитейной промышленности: планировалось сначала провести приватизацию сталепрокатных заводов. Ожидалось, что следом пойдут их реструктуризация и модернизация. Этот план не осуществился по ряду причин, и главная из них то, что метод "ваучерной приватизации" оказался не подходящим для этой цели.

Подразумевалось, что ваучеры, которые приобретают чешские рабочие, администрация предприятий или финансовые институты, будут обмениваться на акции промышленных предприятий. Однако эти акции оставались под управлением государственных банков (точнее, контролируемых ими инвестиционных фондов), поэтому сформировать новую структуру собственности и разорвать связи заводов с государством оказалось невозможным. Кроме того, полученные за ваучеры средства были явно недостаточными для осуществления модернизации.

Тем не менее, даже такой приватизацией были заложены основы для проведения дальнейших реформ. Левое правительство меньшинства, пришедшее к власти в 1998 году, продолжает вести страну по пути, намеченному предыдущими лидерами. Правда, с переменным успехом.

План номер два

Экономический и политический кризис резко изменил статус Чехии. Роль "флагмана" восточноевропейских реформ перешла к Польше; стало очевидным, что стране необходим долгосрочный план реструктуризации во многих сферах, особенно – в банковской. С точки зрения аналитиков Европейской комиссии, основными недостатками в Чехии были замедленное приведение законодательства в соответствие с европейскими законами, нагромождение долгов банков и промышленных компаний и их продолжающаяся зависимость от государства. Однако на пути возможных преобразований встало множество препятствий, и один из труднейших аспектов реструктуризации – неизбежный рост безработицы, которая и без того высокая. В 2000 году ее уровень увеличился до 10,5%, причем, в сталелитейном регионе Остравы он превысил 15%.

Тем не менее, преобразования продолжались. В феврале 1999 года Чехия присоединилась к НАТО, а в июле парламент ратифицировал социальную хартию ЕС. В отношении реформы законодательства Чешская Республика тоже продвинулась значительно далее прочих кандидатов в ЕС. В мае 2000 года вступил в силу Act on Investment Incentives, проект которого был предварительно согласован с Европейской комиссией. Этот закон полностью соответствует правилам ЕС о государственной помощи. Кроме того, параллельно чешский парламент утвердил Act on State Support, гармонизирующий чешское законодательство в сфере государственного инвестирования с принятыми ЕС положениями. Новые нормативные документы запрещают оказывать государственную помощь, которую антимонопольный орган Чехии (UOHS) сочтет не совместимой с европейскими законами.

В целом закон возложил ответственность за мониторинг, а также утверждение субсидий и иных видов помощи на UOHS, где создан специальный отдел для решения подобных задач. Более того, в сентябре 2000 года была утверждена поправка к закону, которой запрещалось назначение на руководящие посты UOHS из партийно-политических соображений. Тем не менее, истинная независимость этого органа от политических факторов иногда вызывает сомнения. В частности, последние решения UOHS о государственной помощи сталелитейным предприятиям могут быть обусловлены как строгим соблюдением буквы закона, так и попыткой склонить чашу весов в определенную сторону в обострившейся борьбе противодействующих сил.

Но поначалу никто не думал, что вопрос приватизации металлургических предприятий вызовет масштабный конфликт, которому будет суждено тянуться три долгих года. В начале 1999 года чешское Министерство промышленности и торговли поручило нескольким местным институтам провести исследование и анализ ситуации в сталелитейном секторе, а также разработать программу развития отрасли в следующем десятилетии. В результате совместной деятельности Czech and Slovak Steel Federation (CSSF), Hutni Projekt, VSB Technical University и промышленного консультационного агентства Beddows родился проект, положенный в основу плана реструктуризации сталелитейной промышленности.

Программа предусматривала закрытие избыточных сталелитейных мощностей, благодаря чему суммарные по стране объемы производства сокращались на 20% (как того требовала Европейская комиссия). Планировалось выведение из строя двух доменных печей, двух батарей коксовых печей, двух агломерационных заводов, четырех тандемных мартеновских печей, одной обычной мартеновской печи, десяти электродуговых печей и 17 прокатных станов. Затраты на осуществление этой части плана оценивались в 6 млрд. крон за 10 лет. За этот же период предполагалось вложить 45 млрд. крон в модернизацию и 15 млрд. для решения экологических проблем, сопряженных со сталелитейным производством.

За 2000-2010 годы количество рабочих мест в секторе планировалось сократить от 42 тыс. до 15 тыс. Поскольку речь шла о регионах и без того с высоким уровнем безработицы, при осуществлении этой части плана предполагалось обратиться к ресурсам программы ЕС "Phare" по поддержке депрессивных регионов. На открытие новых рабочих мест и перепрофилирование требовалось еще 4 млрд. крон, на исследовательские и конструкторские работы – 1,7 млрд., погашение задолженностей и рекапитализацию – 4,1 млрд. крон. Суммарная стоимость программы определялась в 82 млрд. крон (около $2,24 млрд. по нынешнему курсу).

Непрозрачная политика

В соответствии с этим планом полная приватизация всех сталелитейных компаний должна была быть завершена в 2001-2002 годах. Однако действиям правительства явно недоставало прозрачности, что и стало одной из причин возникших в дальнейшем проблем. События начали развиваться стремительно. Хроника 1999 года выглядит следующим образом:

– 1 июня в чешской прессе появились сообщения о том, что план реструктуризации сталелитейной промышленности предусматривает слияние Nova Hut, Vitkovice и частной компании Trinecke Zelezarny, на долю которых приходится 95% от общего по стране выпуска стали;

– 2 сентября министр промышленности и торговли Мирослав Грег объявил, что программа не предусматривает слияния Nova Hut, Vitkovice и Trinecke Zelezarny;

– 26 октября Nova Hut, Vitkovice и Trinecke Zelezarny с благословения правительства сформировали новый консорциум с целью осуществления общей маркетинговой стратегии и поиска путей сглаживания проблем, которые будут возникать в результате сокращения рабочих мест и закрытия заводов в ходе реструктуризации (правда, подписано было только предварительное соглашение);

– 17 декабря создание консорциума было отложено на неопределенный срок под предлогом необходимости учета интересов Международной финансовой корпорации и ряда западных банков, ранее предоставивших Nova Hut кредиты в сумме $250 млн. на модернизацию и реструктуризацию; без согласования с этими финансовыми институтами Nova Hut не имела права ничего подписывать.

Соглашение о кооперации трех сталелитейных предприятий было заключено 13 марта 2000 года, но это символизировало начало… лишь нового витка спирали.

Похоже, что, хотя интегрирование трех крупнейших заводов страны входило в намерения прежних руководителей Чешской Республики, пришедшее им на смену правительство левого меньшинства довольно долго не возражало против такого плана. Более того, это решение представлялось настолько естественным, что к нему же пришла и британская компания EuroStrategy Consultants, которой Европейская комиссия в 2000 году поручила разработать программу реструктуризации чешской сталелитейной промышленности. Предложения EuroStrategy подразумевали продажу государственных предприятий Nova Hut, Vitkovice и Vysoke Pece Ostrava (со всеми их финансовыми проблемами) частной компании Trinecke Zelezarny за символическую сумму – одну крону. Для осуществления программы EuroStrategy требовались государственные инвестиции в сумме 34 млрд. крон ($930 млн.). Вот тогда и начались проблемы.

В конце августа 2001 года чешское правительство меньшинства отклонило поддержанный ЕС план слияния четырех крупнейших сталелитейных компаний и выдвинуло собственную программу реструктуризации отрасли. В соответствии с альтернативным планом Министерства промышленности и торговли Trinecke выпадала из предполагаемого объединения. Предусматривалось учредить компанию Czech Steel Co (COP), в которую войдут Nova Hut, Vitkovice и производитель чугуна Vysoke Pece Ostrava, а затем объявить тендер с целью поиска стратегического инвестора, который проведет реструктуризацию активов и будет осуществлять управление предприятиями. Этот план предусматривает значительно меньше государственных инвестиций в реструктуризацию.

Изначально предполагалось, что победитель тендера будет выбран до конца 2001 года и во втором полугодии 2002-го правительство передаст инвестору часть акций чешских сталелитейных компаний. При этом, программа подразумевала, что в собственности государства останется не менее 35% акций COP в течение, как минимум, пяти лет. По этой программе, суммарные затраты на процесс реструктуризации к 2010 году должны были составить 79 млрд. крон, из которых 41 млрд. предоставят сталелитейные компании, 22,2 млрд. обеспечит правительство, 10,8 млрд. – победитель тендера, 5 млрд. крон поступят от ЕС. Значительная часть инвестиций была предназначена для осуществления программ социального обеспечения, модернизации мощностей и реализации экологических проектов.

Открытая фаза конфликта

Новая программа пришлась не по вкусу Trinecke, которой правительство предложило принять участие в тендере на общих основаниях. Возражения против этого плана имелись и у предполагаемых участников COP. По их мнению, подобный план не приведет к созданию достаточно мощной компании, способной выжить в условиях расширения рынка до масштабов ЕС. Кроме того, возникали обоснованные сомнения относительно возможности отыскать иностранного инвестора, который оплатит огромные долги государственных предприятий в обмен на контроль над COP. Руководители Nova Hut, Vitkovice и Trinecke в совместном обращении к министру промышленности и торговли представили свои возражения по программе реструктуризации отрасли. Основные разногласия были связаны с намерением правительства объявить тендер с расчетом на иностранного стратегического инвестора.

По мнению промышленников, значительно более целесообразным было бы большее участие государства в однократном погашении долгов отрасли, составляющих около 15 млрд. крон. Кроме того, они утверждали, что вовлечение TZ в процесс интеграции разумнее осуществить ближе к его началу, а не к концу. Далее, с точки зрения топ-менеджеров, предложениям министерства недоставало программы формирования эффективных связей между будущим совместным предприятием и другими производителями стали в стране. При этом, они поддержали план министерства в той части, что необходим стратегический инвестор, который согласится предоставить огромную сумму для погашения долгов и необходимые инвестиции, а также обеспечит чешским предприятиям гарантированный доступ на мировые рынки. Однако они указывали, что такие инвесторы в Чешской Республике еще не появились и не похоже, что на их появление можно рассчитывать при современных тенденциях на мировом рынке стали.

У Trinecke имелись свои воззрения на то, как именно следует решать задачу интегрирования отрасли; кроме того, директора компании уверены, что предложенный правительством план окажется не приемлемым для ЕС. В связи с этим Trinecke разработала альтернативный план реструктуризации, созданный при участии своего американского акционера CMC International (11%) и еще одного потенциального стратегического партнера. Конкретно этот партнер не назывался, но понятно, что это – швейцарская компания Duferco, интересовавшаяся приобретением Nova Hut еще в 2000 году. Детали этого плана пока не обнародованы, но TZ утверждает, что реструктуризация должна охватывать не только три крупнейших завода, но и производителей меньшего размаха.

Компания CMC объявила, что намерена увеличить свою долю акций TZ, инвестировать в основной капитал и обеспечить расширение оборотного капитала по мере развития бизнеса. Официально было заявлено, что, если TZ сумеет приобрести Nova Hut, Vitkovice и VPO, то CMC увеличит свою финансовую поддержку на несколько сотен миллионов долларов. Кроме того, CMC выразила желание, чтобы TZ приобрела завод Kladno, который она в настоящее время арендует; это предприятие выпускает заготовки и сортовой прокат. По оценке CMC, план, который правительство продвигает в настоящее время, в отличие от предложений TZ, соответствующих программе EuroStrategy, не приведет к созданию сильной компании. Поскольку разработку этой программы финансировал ЕС, представлялось очевидным, что именно Европейская комиссия и утвердит ее.

Закулисная игра

После непродолжительных переговоров стороны достигли консенсуса, и 27 сентября 2001 года премьер-министр Милош Земан согласился рассмотреть альтернативный план Trinecke Zelezarny. Тем не менее, перспектива заплатить на 12 млрд. крон меньше была настолько привлекательной, что новое предложение так и не было воспринято всерьез, а правительство начало поиски консультантов по приватизации государственных сталелитейных предприятий по своему варианту. Уже через два дня после соглашения с Trinecke было объявлено, что на этот контракт претендуют пять компаний: BNP Paribas, Deloitte&Touche, PricewaterhouseCoopers, Roland Berger Strategy Consultants и Investment & Financial Group Ostrava. В начале марта 2002 года из них была выбрана небольшая германская компания Roland Berger, специализирующаяся, в основном, в сфере новых технологий. Такая политика привела к обострению как внутренних, так и внешних противоречий.

Европейская комиссия скептически отнеслась к плану правительства: по ее мнению, он нереален. Среди наиболее серьезных претензий было то, что в нем отсутствует анализ будущего развития, включая достоверные финансовые данные и бизнес-планы отдельных компаний, в том числе Nova Hut и Vitkovice. По оценкам Комиссии, планом, который предполагает, что иностранный стратегический инвестор или консорциум предоставит миллиарды крон на затраты по реструктуризации, не учитываются экспортно-импортные тенденции и перспектива потенциального возврата инвестиций.

Кроме того, комиссия желала знать, как именно будет продвигаться сокращение сталелитейных мощностей, и подняла вопрос о том, насколько выполним план поиска стратегического инвестора, который согласится покрыть огромные расходы на реструктуризацию, сопряженные с задолженностями Nova Hut и Vitkovice. При этом, оглашенный список потенциальных консультантов вызвал изрядное удивление у специалистов EuroStrategy Consultants (ESC), поскольку включал только один банк (BNP Paribas), хотя именно они обычно привлекаются в качестве консультантов по таким делам. По мнению EuroStrategy, если у правительства действительно серьезные намерения, то на роль консультанта следовало пригласить один из крупных банков.

Не совсем было понятно, какая роль отводится правительству в процессе реструктуризации и какое пространство для маневра предоставляется стратегическому инвестору. Резкой критике подвергся и правительственный план сокращения рабочих мест, который радикально отличается от разработанного EuroStrategy.

Тем не менее, правительство не сочло свое поражение окончательным, борьба приняла новые формы. Распространились слухи, что в качестве иностранного инвестора правительство предпочтет иметь дело с израильско-российским консорциумом во главе с израильской компанией Shiran. Правда, официальные лица отказались их комментировать. Позже из двух источников просочились сообщения, что U.S. Steel намеревается приобрести два чешских завода. Во-первых, официальный представитель правительства заявил на пресс-конференции, что "интерес USS к Nova Hut and Vitkovice вполне понятен, поскольку оба завода выпускают продукцию одинаковых товарных групп". Во-вторых, завод Nova Hut посетила делегация компании USX Engineers & Consultants (UEC), входящей в группу U.S. Steel. Однако USS заявила, что этот визит связан с консалтинговыми услугами, которые UEC оказывает другой корпорации, заинтересованной в приобретении чешских заводов. По мнению менеджеров Nova Hut, американцы имеют в виду Shiran. Слухи о собственной заинтересованности в чешских предприятиях USS решительно опровергает.

Таким образом, правительство стремится создать впечатление, что найти стратегического инвестора не составит проблем. Однако подобных мер оказалось явно недостаточно. Привлекательный для чешских предприятий вариант, когда их новыми владельцами будут отечественные предприниматели, требовалось серьезно дискредитировать. И, если план, подразумевающий интегрирование государственных заводов с Trinecke, действительно был любимым детищем Вацлава Клауса, то публичные выступления бывшего генерального директора Nova Hut Святоплука Велкоборски оказались удивительно своевременными.

Лишившись своего высокого поста, Велкоборски выступил в чешской прессе с разоблачительными заявлениями о том, что чешские сталелитейные заводы на протяжении 90-х годов косвенно спонсировали все видные политические партии страны. На страницах ежедневной газеты Mlada Fronta Dnes он объявил, что денежные пожертвования проводились через посредников, в частности, однажды, где-то в середине 90-х годов, 100 тыс. крон для Гражданской демократической партии были переданы непосредственно на одном из торжественных обедов в Праге; эти деньги были предназначены для проведения предвыборной кампании Вацлава Клауса.

Таким образом, вызвавшие грандиозный скандал в 1997 году обвинения в коррупции, с которой была сопряжена приватизация Trinecke, четыре с лишним года спустя вернулись на страницы центральных газет. Разумеется, Nova Hut отреагировала официальным заявлением: "У действующего в настоящее время правления отсутствует информация о спонсировании политических партий в течение прошедших десяти лет". Было объявлено, что "недавно была проведена тщательная ревизия финансовой документации по рекламной и спонсорской деятельности предприятия, и отдел внутреннего контроля не обнаружил каких-либо нарушений". Кроме того, компании предприняли ответные меры, причем, все было разыграно значительно более тонко.

Шантаж с продолжением

Началось с того, что более 900 кредиторов компании Vitkovice потребовали возврата долгов, которые в общей сложности составляют 2,4 млрд. крон. Им было вручено судебное постановление, обязывавшее Vitkovice выплатить эту сумму до июня 2002 года. В связи с этим Vitkovice вознамерилась продать свою дочернюю компанию Vitkovice Steel, которая в августе приобрела статус независимого филиала. Другой вариант решения проблемы состоит в том, чтобы предоставить кредиторам 95% акций компании через правительственное агентство Ceska konsolidacni agentura. В настоящее время 67% акций Vitkovice принадлежат государству, контролирующему предприятие через Фонд государственного имущества (FNM).

Понятно, что, если Vitkovice самостоятельно продаст свою дочернюю компанию, это резко снизит интерес инвесторов к будущей Czech steel company, из которой будет изъято самое доходное предприятие. Прибыльность деятельности Vitkovice Steel в большой степени связана с крупными заказами из Китая: уже за первые три месяца самостоятельного функционирования завод обеспечил поставки коленвалов на сумму более 195 млн. крон и подписал контракты на 158 млн. крон с китайскими партнерами о продажах этих деталей в 2002 году. Прибыль завода за первые два месяца самостоятельной деятельности составила 106 млн. крон при объеме продаж 454,7 млн.

На этом заводе сосредоточены основные мощности Vitkovice по производству стали. Предприятие выпускает толстолистовой материал, рельсы и профили в количестве 1 млн. т в год. Активы этого завода оцениваются более чем в 3,1 млрд. крон, а их балансовая стоимость приближается к 4 млрд. Наибольший интерес для инвесторов представляют установленные на заводе прокатный стан кварто, а также недавно модернизированная машина для литья слябов.

Разумеется, сообщение о грядущей продаже Vitkovice Steel сразу вызвало значительный интерес у иностранных компаний, в том числе и у US Steel, Shiran, Duferco, CMC и австрийской Voestalpine; кроме того, в число потенциальных покупателей вошли немецкая компания ThyssenKrupp AG и отечественная Trinecke Zelezarny. Таким образом, потенциальные покупатели объявились быстро, но официально тендер пока не обнародован – эту продажу необходимо согласовать с правительством. В ожидании соответствующего постановления Vitkovice выбрала консультантом по продаже 98,96% акций своей дочерней компании консорциум, в который вошли European American Investment Bank, Slavia Capital и Avocat International.

Сообщение о грядущей продаже повергло правительство в некоторую растерянность. По словам официальных представителей Министерства промышленности и торговли, Vitkovice "не нарушает никаких законов", выставляя Vitkovice Steel на продажу, но министры все еще не завершили обсуждения нового сценария. В этой ситуации из приватизационного пакета – Vitkovice, Nova Hut и Vysoke Pece Ostrava – выпадает единственное доходное предприятие. При этом, преуспевающая Trinecke Zelezarny хочет участвовать в торгах за Vitkovice Steel. Правда, пока не принято решение, Trinecke будет действовать самостоятельно или в составе консорциума.

Отступление

на неподготовленные позиции

В январе 2002 года Кабинет Министров ЧР после консультаций с делегацией Европейской комиссии объявил о разработке очередного альтернативного плана реструктуризации. Его детали тоже пока не обнародованы, но Мирослав Грег сообщил, что, возможно, государство учредит Czech steel company (без Vitkovice Steel) и выплатит ее долги до продажи потенциальному инвестору. Этот план Грег обсуждал в Брюсселе еще в ноябре, но без документального сопровождения. Грег полагает, что государство могло бы выделить 8 млрд. крон для уплаты долгов предприятий, преимущественно – Nova Hut, но не будет увеличивать сумму в размере 22 млрд. крон, определенном для государственной поддержки процесса реструктуризации. Возможно, этот план в конечном итоге и будет принят, но у правительства появились новые проблемы.

Не известно, была ли утечка информации случайной, но в чешской прессе появились сообщения, что FNM предложил правительству организовать COP посредством привлечения Osinek – дочерней компании фонда. Osinek, которая руководит финансовой и производственной деятельностью Vitkovice, может приобрести активы Nova Hut, Vysoke pece Ostrava and Vitkovice Steel. По неофициальным данным, затраты на приобретение производственных мощностей Nova Hut и Vysoke pece Ostrava составят 11,5 млрд. крон, еще 3,5 млрд. крон уйдут на выплату задолженности Nova Hut.

На это сообщение последовала незамедлительная реакция общественности. Профсоюзы работников Nova Hut объявили, что, если подтвердится достоверность нового сценария с участием Osinek, то начнутся забастовки. Профсоюзные лидеры сообщили, что этот план с ними не согласовывался и они обеспокоены, чтобы все уже принятые компанией решения в отношении реструктуризации не были отменены. По мнению профсоюзов, новый план правительства нанесет огромный ущерб не только Nova Hut, но и остальным сталелитейным компаниям Северной Моравии.

Поскольку 23 января опасения профсоюзов подтвердились, в феврале начались демонстрации и забастовки. Рабочие требуют возврата к предыдущему плану, предусматривающему участие в процессе реструктуризации стратегического инвестора. Они настаивают, чтобы Фонд государственного имущества подписал контракт с консультационной компанией Roland Berger, с тем чтобы немедленно начать официальные переговоры с несколькими инвесторами, которые проявят интерес к чешским предприятиям.

Причина такой реакции не вполне ясна. План объединения Nova Hut, Vitkovice и Vysoke Pece Ostrava в Czech Steel Co не вызывал возражений со стороны профсоюзов, пока речь не зашла об участии в этом Osinek. Вероятно, по мнению профсоюзов, процесс интегрирования компаний на базе Osinek может застянуться на несколько лет, а отсрочка реструктуризации нанесет предприятиям невосполнимый финансовый ущерб. С другой стороны, возможно, что Osinek проявила себя не лучшим образом в руководстве деятельностью Vitkovice и профсоюзы не устраивает дальнейшее участие Фонда государственного имущества в решении судьбы заводов.

Вероятно, в надежде умерить накал страстей, 5 февраля министр финансов объявил, что проводит эксклюзивные переговоры о продаже Nova Hut с потенциальным покупателем LNM Holdings – компанией, которая совместно с Ispat International входит в LNM Group, контролируемую известным сталелитейным магнатом Лакшми Митталом. Это последовало ровно через неделю после объявления о принятии альтернативного плана о создании Czech Steel Company на базе Osinek в течение нескольких лет. Теперь же сказано, что до конца мая 2002 года LNM предоставлено эксклюзивное право на приобретение контрольного пакета акций Nova Hut.

Тем не менее, профсоюзы Nova Hut планируют продолжать акции протеста: их не устраивает, что правительство собирается иметь дело с единственным покупателем. Они заявили, что продаже крупнейшего в стране завода недостает конкуренции между потенциальными покупателями, а действиям правительства – прозрачности.

Меж двух огней

Хотя правильнее будет так: правительство Чехии со своим планом приватизации оказалось меж четырех огней. Во-первых, это оппозиция в парламенте (Клаус). Во-вторых, – сопротивление топ-менеджеров сталелитейных предприятий. В-третьих, – профсоюзы, стремящиеся к скорейшей приватизации. В-четвертых, – Европейская комиссия. Характерно, что несмотря на различные интересы эти четыре силы действуют в одном направлении и существует решение, устраивающее их всех, – программа EuroStrategy.

При этом, действия антимонопольного органа UOHS тоже ограничивают свободу маневра правительства и устанавливают жесткие временные рамки. В январе UOHS потребовал, чтобы компания Nova Hut возвратила заем на сумму 750 млн. крон ($20 млн.). Было решено, что этот кредит представляет собой нарушение запрета о государственной помощи. Возбуждено административное расследование с целью отмены ссуды, выданной в конце 2000 года банком Konsolidacni Banka. Решение о сроках возврата денег будет принято позднее.

В июне 2000 года правительство дало указание Konsolidacni Banka предоставить Nova Hut три текущих займа общим объемом в

2,3 млрд. крон ($63 млн.). Правда, был получен только один кредит на 750 млн., однако и это помогло компании стабилизировать ситуацию. Министр Мирослав Грег и компания Nova Hut заверяют, что кредит не относится к категории государственной помощи, поскольку был выдан обычным порядком и предусматривает выплату процентов. Однако UOHS утверждает, что у Nova Hut были финансовые проблемы и эта государственная помощь позволила компании не останавливать предприятие, а также способствовала увеличению ее рыночной доли. Этот заем дал Nova Hut возможность продолжить функционирование, чего компании не смогли бы обеспечить коммерческие банки. Председатель UOHS Йозеф Беднар заявил, что ни одной чешской сталелитейной компании не следует рассчитывать на государственную помощь, если только ЕС не сочтет нужным сделать исключение из правил.

Перед этим, в ноябре 2001 года, UOHS отказался сделать исключение из запрета на правительственные субсидии для производителя листовой стали Valcovny plechu Frydek-Mistek. Антимонопольный орган отклонил предложение позволить Valcovny и его дочерней компании Konpo конвертировать в акции их долги государственному институту Czech Consolidation Agency (CKA), оказывающему поддержку предприятиям в решении экономических проблем. Сумма задолженности, о которой идет речь в данном случае, превышает 291,7 млн. крон.

Йозеф Беднар заявил, что любая помощь государства сталелитейному сектору должна быть санкционирована Европейской комиссией. Основной аргумент Беднара состоит в том, что CKA не сумела обосновать целесообразность капитализации дебиторов.

По мнению UOHS, попытка освободить Valcovny от значительной задолженности незаконна: это позволит компании не останавливать производство и предоставит ей доступ к коммерческим займам, что, в конечном итоге, приведет к увеличению доли Valcovny на рынке листовой стали. Следовательно, такие действия не соответствуют принятым в ЕС правилам конкуренции и окажут влияние на торговлю между Чехией и ЕС, поскольку основную часть своей продукции компания экспортирует в Швейцар

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"