журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Государственный человек в частном банке

Что принес Citigroup приход бывшего секретаря Казначейства США Роберта Рубина?

Немало правительственных чиновников после ухода на заслуженный отдых стремятся занять посты в различных коммерческих организациях, уповая на то, что их прошлая репутация, созданная политической деятельностью, позволит им получать высокую зарплату, выполняя минимум функций (а фактически играя роль этаких "свадебных генералов", повышающих престиж своей фирмы или банка и не более). С другой стороны, большое число крупных бизнесменов стремятся испробовать себя на государственном поприще, пытаясь получить не только экономическое, но и политическое влияние. Немногим удается сочетать оба этих занятия. К числу удачливых принадлежит Роберт Э. Рубин, экс-секретарь Казначейства США (министр финансов), а ныне – один из руководителей Citigroup.

Сейчас Рубин занимает должность председателя исполнительного комитета и стратегического советника в Citigroup. Этот пост приносит бывшему государственному финансисту, мягко говоря, неплохой доход (примерно, $40 млн. в год, включая и сумму бонусов, выплачиваемых опционами на акции Citigroup). О роли Рубина в этой финансовой группе говорит то, что его кабинет расположен рядом с офисом Сэнфорда Уэйла, президента и генерального директора Citigroup.

Но, занимая столь высокий пост в одной из ведущих финансовых групп мира, Рубин не отказался и от активной политической деятельности. Так, он – советник Тома Дэшла, лидера большинства в Сенате США, а во время энергетического кризиса в Калифорнии летом 2000 года подготавливал свои рекомендации по данной проблеме губернатору этого штата Грею Дэвису. Одновременно бывший секретарь Казначейства США продолжает вести активные консультации с китайскими властями по вопросу реформирования банковского сектора этой страны, не забывая, впрочем, и об интересах Citigroup на этом перспективном финансовом рынке.

Осенью прошлого года Рубин обратился к Казначейству США с просьбой принять все возможные меры для спасения энергетической компании Enron, одного из главных клиентов и заемщиков Citigroup. В этом случае он действовал и как банкир, пекущийся об интересах своего института, и как бывший государственный муж, обеспокоенный эффектом, который должен был оказать крах Enron на американский рынок. При этом, Рубин стал одним из немногих демократов, высказавшихся в пользу спасения компании за счет государства по предложению республиканской администрации Джорджа Буша. Этот план не был принят, Enron обанкротилась, нанеся немалый ущерб Citigroup, но Рубин мог бы сказать, что он, по крайней мере, сделал все, что мог.

Сейчас Рубину 63 года, но он не намерен снижать свою активность как на экономическом, так и на политическом поприще. Как отметил в одном из своих интервью бывший секретарь Казначейства США, одной из причин его прихода в Citigroup стало острое желание оставаться в центре финансовой, экономической и политической жизни. По словам Рубина, его нынешняя работа в крупнейшей финансовой группе США позволяет ему быть более полезным и в публичной политической деятельности.

Конечно же, обращение Рубина к властям по поводу кризиса в Enron стало не более чем одним из эпизодов этой запутанной истории. Однако такой шаг показывает, насколько тесно переплелись две роли бывшего госслужащего – публичного политика и одного из руководителей коммерческого банка. Обращаясь к властям, он лоббировал исключительно интересы своего банка или же пытался использовать экономический вопрос в политических целях?

По словам самого Рубина, он совместил обе задачи. По его мнению, банкротство Enron могло нанести существенный урон американской экономике. Но сложилось так, что одновременно крах этой компании должен был нанести удар и по его Citigroup. Поэтому на вопрос о том, сожалеет ли он о своем обращении, Рубин ответил: "Я бы сделал это снова".

По оценкам тех, кто хорошо знаком с Рубиным, он успешно скрывает огромный интеллектуальный потенциал под маской скромности, избегая категорического выражения своих взглядов (в ряде интервью он, к примеру, часто повторяет "возможно, я и не прав", "это лишь моя точка зрения" или "вероятно, это не лучшая идея"). Такой стиль Рубина просто обезоруживает его боссов и оппонентов, верой и правдой служа ему все 26 лет работы от простого менеджера до генерального директора в инвестиционном банке Goldman Sachs.

Рубин по приглашению своего друга, бывшего президента Мексики Эрнесто Седилльо, наряду с Биллом Гейтсом, главой Мирового Банка Джеймсом Вулфенсоном и министрами финансов ряда западных государств в рамках Мирового экономического форума, проходившего в январе 2002 года в Нью-Йорке, принял участие в закрытом собрании, посвященном борьбе с бедностью в развивающихся странах. Это приглашение не было случайным. По мнению ряда обозревателей, именно Рубин был одним из творцов экономического подъема в США в 90-х годах, став, по ряду оценок, лучшим лидером американской экономики со времен Александра Гамильтона (конец XVIII века).

Когда Рубин ушел из правительства в июле 1999 года, немало инвестиционных фондов и банков предложили ему занять ведущие посты в своих операционных структурах. Рубин же согласился лишь на предложение Citigroup, поставив, однако, одно важное условие: внести в контракт пункт, разрешающий ему заниматься публичной политикой.

Когда один из журналистов охарактеризовал Рубина как "заинтересованного" политикой, последний мягко поправил его: не "заинтересованный", а "вовлеченный". Следует отметить, что степень вовлечения бывшего секретаря Казначейства в политическую деятельность в действительности довольно высока. Так, в начале 2000 года Рубин отложил деловую поездку в Китай, для того чтобы принять участие в посвященном экономическим проблемам предвыборном выступлении кандидата в президенты США Эла Гора в Кливленде.

С приходом к власти республиканцев вовлечение Рубина в политическую жизнь только усилилось. Он остается одним из тех, кто пытается отстаивать финансовые принципы, внедренные при правительстве Клинтона, вопреки резко отрицательному отношению к этому со стороны некоторых представителей новой республиканской администрации.

Иногда две роли Рубина – политическая и экономическая – пересекаются (или лучше сказать – сталкиваются). Когда в 2000 году в Калифорнии начались перебои с подачей электроэнергии, губернатор-демократ этого штата Дэвис обратился за советом к Рубину. Однако сама Citigroup оказалась напрямую вовлеченной в этот скандал, так как поддерживала деловые отношения со многими компаниями – оптовыми торговцами электроэнергией (наподобие Enron), получавшими прибыль от энергетического кризиса. Ситуация особенно осложнилась, когда губернатор Дэвис процитировал слова Рубина, в которых содержался призыв к введению государством жестких мер против энергетических компаний. Такое развитие событий вынудило Рубина отказаться от дальнейших

консультаций.

Вообще же активная позиция Рубина иногда доставляет Citigroup определенные неудобства. К примеру, после выступлений бывшего секретаря Казначейства США против намеченных республиканцами сокращений налогов менеджерам группы пришлось отвечать на многие послания раздраженных такими заявлениями клиентов.

Впрочем, все это – лишь мелкие недоразумения, не особенно мешающие успешной работе Рубина в Citigroup. По словам Сэнфорда Уэйла, аналитические способности и опыт бывшего секретаря Казначейства "просто бесценны" для его института. Не меньшее значение имеет и лояльность Рубина. Когда он только пришел в Citigroup, Уэйл вел борьбу за лидерство со вторым сопрезидентом группы Джоном Ридом. После недолгих раздумий Рубин перешел на сторону Уэйла, что в конечном итоге привело к отставке Рида в начале 2000 года.

"Рубину можно доверять на все 100 процентов", – заявил после этого Уэйл. Сам Рубин смотрит на вещи несколько иначе: "Я ни при каких обстоятельствах не буду бороться за пост генерального директора

Citigroup".

Придя в Citigroup, Рубин занялся организацией ряда рисковых, но в то же время прибыльных инвестиций, таких, например, как вложение средств в обесценившиеся японские облигации или приобретение британского инвестиционного банка Schroders. По словам сотрудников Citigroup, Рубин одновременно отвечает в банке за все, но и ни за что конкретно. "Он определяет, в чем он действительно заинтересован, постепенно направляя компанию к объекту своего интереса", – отмечает Чак Принс, старший операционный директор группы.

Особый интерес Рубин проявляет к стратегическим сделкам, расширяющим сферу влияния Citigroup географически. В 2001 году Citigroup именно благодаря широким связям Рубина удалось присоединить за $12.5 млрд. один из ведущих банков Мексики Banamex. Данное приобретение сделало Citigroup крупнейшим банковским институтов в этой стране.

Хотя сам Рубин утверждает, что времена, когда репутация в бизнесе решала все, прошли, его собственный опыт свидетельствует об обратном. Когда два года назад Карлос Гутьеррес, старший исполнительный директор компании Kellogg, решал, стоит ли за $3.86 млрд. приобретать Keebler Foods, именно его хороший знакомый Рубин направил его в Citigroup. Через некоторое время после дружеского ленча Гутьеррес решил нанять для осуществления покупки Keebler Foods именно банк Рубина.

Есть у Рубина и тесные связи с рядом иностранных политических лидеров. В их число, в частности, входит премьер-министр Китая Чжу Жунцзи. Хорошие отношения между Рубиным и этим политиком вполне могут открыть для Citigroup китайский финансовый рынок, один из наиболее перспективных в Азии.

Одним словом, все показывает, что Рубину пока успешно удается совмещать две, казалось бы, совершенно различные функции – публичного политика и удачливого бизнесмена. Впрочем, даже этот многоопытный специалист иногда допускает ошибки. Наиболее яркой из них стало его вовлечение в скандал вокруг компании Enron. Но, как бы то ни было, вполне очевидно, что своей деятельностью бывший секретарь Казначейства США принес своему нынешнему работодателю – Citigroup – гораздо больше пользы, чем вреда.

Алексей Вересюк, по материалам New York Times, US Banker

 
© агенство "Стандарт"