журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Лукасу Мюлеманну выставлен счет

Восходящая звезда швейцарского банковского бизнеса из Credit Suisse допускает ряд ошибок

Председатель правления и президент второй по величине банковской группы Швейцарии Credit Suisse Лукас Мюлеманн считается самой яркой восходящей звездой швейцарского финансового бизнеса. За короткий промежуток времени он сумел войти в первые ряды бизнес-элиты страны. Сегодня, однако, все чаще раздаются сомнения в его компетентности как управленца и руководителя одного из ведущих банков мира. Под его руководством Credit Suisse совершил слишком большое число неприятных ошибок.

Свои первые шаги на ниве руководителя крупного финансового института Мюлеманн сделал в конце 1994 года, когда после 17 лет работы в качестве консультанта в фирме McKinsey возглавил вторую по величине компанию мира по перестрахованию – Swiss Re. Менее чем за два года им была проведена успешная реорганизация громоздкой структуры Swiss Re, после чего перед ним было поставлено еще несколько более серьезных задач – уладить проблемы в банковской группе Credit Suisse, которая вот уже на протяжении 150 лет считается одной из главных опор швейцарского бизнеса.

Начало Мюлеманна в Credit Suisse было впечатляющим. Ему удалось сократить расходы, поставить амбициозные финансовые цели и более чем в два раза увеличить размер группы за счет крупных сделок по слияниям и поглощениям, особенно заметными среди которых стали приобретение в 1997 второй по величине швейцарской страховой компании Winterthur, а также покупка в 2000 году американского инвестиционного банка Donaldson, Lufkin & Jenrette.

Через три года пребывания на должности президента Credit Suisse Мюлеманн отпраздновал свое 50-летие и сменил на посту председателя правления группы 69-летнего Райнера Гута – одного из самых влиятельных представителей швейцарских деловых кругов. Это стало ясным признаком того, что Мюлеманн был выбран неофициальным лидером нового поколения бизнес-элиты Швейцарии.

Однако сегодня у многих экспертов бытуют иные мнения относительно целесообразности шагов, предпринимаемых банкиром в настоящее время. Хотя никто не сомневается в его профессионализме как опытного стратега, немало аналитиков озабочены уровнем руководящих способностей Мюлеманна. В качестве самого сильного аргумента они указывают на отсутствие надлежащего внутреннего контроля в Credit Suisse, что приводит к нежелательным столкновениям банка с регулятивными органами в различных странах мира. За последние годы швейцарский банк не раз оказывался в центре финансовых скандалов, самым громким из которых стало участие одного из подразделений группы в сокрытии убытков японских компаний, а самым последним – обвинения Credit Suisse в содействии незаконному вывозу капитала из Аргентины.

В Швейцарии, где на ее

7-миллионное население приходится необычайно большое количество крупных международных финансовых и промышленных групп, в течение длительного времени доминировало несколько мощных и тесно связанных между собой деловых группировок, возглавляемых Фрицом Гербером, Ульрихом Бреми и Хельмутом Маухером (бывшими руководителями, соответственно, компаний Roche, Swiss Re и Nestle). В настоящее время все бизнесмены старшего поколения вышли на пенсию, за исключением Гута, который в 2000 году заменил 71-летнего Хельмута Маухера на посту председателя правления крупнейшей мировой продовольственной компании Nestle.

Ряд наблюдателей считают правление Nestle более влиятельным, чем швейцарское правительство. Когда нейтральная Швейцария и ее банкиры попали под огонь жесткой критики за эгоистичное поведение во время второй мировой войны, именно Гут и Пауль Фолькер (бывший председатель Федеральной резервной системы США), руководители Nestle, разрядили ситуацию. То же совсем недавно произошло во время кризиса в национальной авиакомпании Swissair. Райнер Гут, занимавший в ней в свое время пост директора, возглавил специальный правительственный комитет, который за два месяца сформировал новый совет директоров авиакомпании и изыскал $1 млрд. для вывода

Swissair из кризиса.

Мюлеманн, заменивший Гута на посту председателя правления Credit Suisse, рассматривался как наиболее подходящий преемник одной из самых могущественных фигур в швейцарском бизнес-истеблишменте. Выпускник Гарварда и один из самых авторитетных специалистов известной консалтинговой компании McKinsey, Мюлеманн произвел очень благоприятное впечатление на крупнейшие деловые группировки Швейцарии, чьи связи простирались от Credit Suisse, Swissair и Nestle к наиболее влиятельной национальной газете Neue Zuricher Zeitung и авторитетной политической партии FDP, представляющей интересы крупного бизнеса.

В Credit Suisse Мюлеманн в отличие от Гута проводил более жесткую политику по снижению затрат. Реализация его программы развития сопровождалась массовыми увольнениями персонала и закрытием довольно большого числа отделений как в Швейцарии, так и за рубежом. Основные усилия Мюлеманн, при этом, сосредоточил на инвестиционных операциях и управлении активами, а также на повышении низкого показателя прибыльности на акционерный капитал.

Однако все эти шаги банкира не привели к ослаблению потока критики в его адрес относительно методов руководства и управления Credit Suisse. То, что основания для такой критики действительно существуют и поныне, подтверждают проблемы с CSFB – амбициозным инвестиционным банком, входящим в Credit Suisse Group. Так, расходы CSFB, например, намного выше, чем у банков с Уолл-Стрит, а методы ведения бизнеса постоянно приводят к конфликтам с регулятивными органами. Ситуация в самом CSFB начала накаляться в июле прошлого года, когда Мюлеманн уволил Аллена Уита, которого в свое время он же и выдвигал на должность президента CSFB. Мюлеманн также принял достаточно рискованное решение пригласить постороннего для Credit Suisse человека – бывшего президента Morgan Stanley Джона Мэка – для спасения репутации как CSFB, так и банковской группы в целом.

Джон Мэк, который в настоящее время стал второй по значению фигурой в Credit Suisse Group, не раз заявлял, что не потерпит прежнего стиля руководства, присущего старому CSFB, когда не проводился должный контроль расходов, а многие важные дела решались "самотеком", без участия руководства инвестиционного банка. Однако, когда Аллена Уита обвиняли в выплатах ведущим специалистам CSFB непропорционально высоких премиальных, серьезно ограничивших прибыли Credit Suisse, Мюлеманн входил в состав членов комитета CSFB по компенсациям, который и дал сомнительное согласие на гарантированную выплату бонусов.

Перестановки в руководстве CSFB выглядят наиболее наглядным свидетельством того, что методы внутреннего управления и контроля в Credit Suisse не соответствовали финансовым амбициям группы. Так, в 1998 году объем прибыли CSFB резко упал, после того как группа потеряла $1.2 млрд. вследствие опрометчивых и авантюрных спекуляций российскими государственными облигациями. В 1999 году возникли проблемы с японскими регулятивными органами, завершившиеся крупными штрафами и даже изгнанием некоторых структур группы с японского рынка. В 2000 году швейцарские власти выразили свое неудовлетворение по поводу того, что Credit Suisse так и не прекратила свои прибыльные сделки с семьей покойного нигерийского диктатора Сани Абачи, обвиненного в присвоении и нелегальном вывозе из страны около $4 млрд. В январе текущего года группа была оштрафована на $100 млн. за "вопиющее пренебрежение" правилами проведения первоначальных публичных предложений акций в США.

По мере того как финансовые показатели Credit Suisse улучшались, инвесторы игнорировали озабоченность экспертов по поводу недостатков в организации внутреннего управления и контроля в группе. Однако резкое падение прибылей Credit Suisse в 2001 году совпало с другими опасениями в отношении стиля руководства Мюлеманна.

В обстановке серьезного спада в мировой экономике и кризиса на ключевом для Credit Suisse рынке инвестиционных банковских операций он принял решение провести вторую за последние пять лет болезненную внутреннюю реструктуризацию группы. В результате первой реорганизации весь бизнес Credit Suisse был разделен на четыре главных сектора: инвестиционные операции; управление активами; частные и розничные банковские операции. Эти изменения получили поддержку в финансовых кругах Швейцарии. В ходе второй перестройки, затеянной Мюлеманном, четыре подразделения Credit Suisse были сведены в две отдельные структуры: CSFB (возглавил Джон Мэк) и Credit Suisse Financial Services (во главе с еще одним бывшим консультантом McKinsey Томасом Веллауером). В результате Credit Suisse по своей организационной структуре стала очень сильно напоминать ту группу, которою она была до прихода в нее Мюлеманна.

Последняя реструктуризация Credit Suisse, выглядевшая идеально на бумаге, на практике не принесла каких-либо существенных дивидендов. Закончилась она тем, что группу покинул Освальд Грубель – уважаемый и авторитетный руководитель департамента частных банковских операций. По мнению экспертов частного немецкого банка Sal Oppenheim, очень часто люди из McKinsey располагают выдающимися идеями, однако воплотить их в жизнь им удается крайне редко.

Перетряски в CSFB продолжаются и по сей день. За последний год Джон Мэк уволил около 2.5 тыс. сотрудников в стремлении сократить расходы инвестиционного банка на $1 млрд., а также заменил руководителей важнейших подразделений. Так, в феврале 2002 года, чтобы освободить место для нового соруководителя департамента инвестиционного банковского бизнеса Валида Чаммы, с которым Мэк прежде работал в Morgan Stanley, от своих прямых обязанностей были освобождены два прежних лидера. Один из них, Тони Джоунс, был переведен на представительскую должность президента инвестиционного подразделения CSFB, а другой, Чарльз Уорд, ушел в инвестиционный банк Lasard. После всего, Валид Чамма, посоветовавшись с руководителем Morgan Stanley Филипом Парселом, раздумал уходить в CSFB! Однако возвращать на прежние посты отстраненных специалистов в швейцарском банке было уже поздно.

Впрочем, Credit Suisse при Мюлеманне, как правило, спокойно относился к уходу высококвалифицированных специалистов и менеджеров. Например, после поглощения Donaldson, Lufkin & Jenrette банк покинуло несколько сотен человек, недовольных новым руководством и корпоративной культурой CSFB, где всячески стимулируется внутренняя конкуренция между сотрудниками и практически отсутствует командный дух.

Мюлеманна критикуют также и за его деятельность, связанную с авиакомпанией Swissair, которая обанкротилась в октябре прошлого года. Занимаясь вопросами Швейцарии в McKinsey, он консультировал Swissair, поддерживая ее чрезмерно амбициозную экспансионистскую стратегию приобретения мелких европейских авиакомпаний, а затем, будучи ее директором, не учел тех сигналов, которые предупреждали о приближающемся крахе фирмы.

Сразу же после того, как Мюлеманн стал членом правления Swissair, президент авиакомпании Филипп Браггиссер, на которого теперь свалили всю вину за банкротство Swissair, вошел в состав правления Credit Suisse. Такой "обмен директорами" был нормой для эры правления

Райнера Гута в Credit Suisse. Времена, однако, меняются, в том числе и в Швейцарии, а банковская группа во главе с Мюлеманном так и не сумела воспользоваться лучшими принципами современного корпоративного управления. При нем бизнес Credit Suisse продолжал во многом носить "клубный" характер, когда решения принимаются не исходя из рыночной логики, а в силу установившихся личных связей.

Мюлеманн покинул Swissair в октябре прошлого года из-за разногласий между авиакомпанией и Credit Suisse в связи с решением последней выкупить 50% акционерного капитала Swissair в ее региональной авиакомпании Crossair (которая, кстати, представляла собой самый ценный актив Swissair и в итоге пережила крах головной компании). Однако многие наблюдатели указывают на то, что конфликт интересов между Swissair и Credit Suisse, основного кредитора и консультанта авиакомпании, стал очевидным еще задолго до этих событий. По мнению специалистов того же Sal Oppenheim, в том, что случилось со Swissair, нет вины Мюлеманна. Однако он ошибся, согласившись стать членом правления проблемной авиакомпании, хотя на то, чтобы посвятить себя этой работе, у него не было достаточно времени.

Последствия краха Swissair напоминают о себе и по сей день. Раздаются призывы провести официальное расследование причин банкротства авиакомпании, а ее акционеры грозят подать на бывших директоров Swissair в суд за халатное исполнение своих обязанностей. Ни то, ни другое, как представляется, не пойдет на пользу репутации Мюлеманна.

Несмотря на все эти проблемы у Мюлеманна есть шансы спасти свой авторитет и репутацию. В свой 51 год он достаточно молод, чтобы сделать это без помощи Гута и другой "старой гвардии" Credit Suisse. Вероятно, правы те, кто говорит, что несколько ведущих и крупнейших компаний Швейцарии, в частности Zurich Financial Services, будут не прочь заручиться поддержкой и вниманием Мюлеманна.

Олег Зайцев, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"