журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Столкновение характеров в швейцарском банке

Крупнейший банк Швейцарии UBS занят сменой руководства и коррекцией курса

Поступившее в конце декабря 2001 года сообщение о том, что крупнейший в Швейцарии и четвертый в Европе банк UBS сообщил об увольнении своего генерального директора Лукмана Арнольда, в европейских деловых кругах было встречено с некоторым недоумением. Пожалуй, реакцию многих обозревателей на это событие можно было выразить фразой: "Что, опять?". За последние три года в UBS уже дважды сменились председатели правления, а теперь банк прошел через новую встряску, сопровождаемую изменением организационной структуры. Как вскоре выяснилось, причиной увольнения Арнольда оказались разногласия с могущественным председателем правления UBS Марселем Оспелем, который стоял и за предыдущими отставками. Однако теперь речь идет не только о замене одного директора другим, но и о корректировке стратегии развития.

Марсель Оспель: король

и делатель королей

На протяжении последних некоторых десятилетий United Bank of Switzerland считался флагманом банковского сектора Швейцарии, хотя нынешний UBS имеет к нему лишь косвенное отношение. Это славное название взял себе меньший по размерам банк Swiss Bank Corporation, который в 1997 году присоединил "старый" UBS, испытывавший в то время серьезные трудности. Одним из ключевых организаторов этого слияния, в результате которого на свет появился один из крупнейших финансовых институтов мира с около $700 млрд. активов и 70 тыс. сотрудников, был генеральный директор SBC Марсель Оспель. Благодаря данной сделке он вошел в состав элиты европейского банковского бизнеса.

Через год после объединения этот почетный статус был поставлен под вопрос в связи с неудачными для UBS крупномасштабными спекулятивными операциями с деривативами и вложениями в хедж-фонды. Банк утратил, при этом, репутацию консервативного и надежного института и около $1.2 млрд. Однако виновным за провал был признан не Оспель, осуществлявший оперативное руководство бизнесом, а ответственный за стратегические вопросы председатель правления Матис Кабьяллаветта. В итоге Кабьяллаветте пришлось уйти в отставку, а его место занял Алекс Крауэр, пришедший в банк из фармацевтической промышленности.

Как вскоре выяснилось, взгляды председателя правления и генерального директора на дальнейшее развитие банка были весьма различными. Оспель, проработавший долгое время в инвестиционном банковском бизнесе, выступал за приоритетное развитие этого вида деятельности с целью укрепления позиций UBS в глобальной элите. Крауэр, в то же время, полагал, что пошатнувшуюся репутацию банка следует восстанавливать за счет тщательного контроля рисков и отказа от дальнейшего расширения масштаба более рискованных (по сравнению с частным банковским бизнесом или управлением активами) инвестиционных операций. Одно время даже ходили слухи о том, что UBS и вовсе намерен продать свое инвестиционное подразделение – банк UBS Warburg.

Судя по всему, отношения между Оспелем и Крауэром окончательно испортились в конце 1999 года, когда швейцарский банк приблизился вплотную к тому, чтобы объединиться с элитным американским инвестиционным банком Merrill Lynch. Конечно, в таком слиянии было очень много "подводных камней", и нет никакой уверенности, что соединение под одной крышей консервативного швейцарского банка и брокеров с Уолл-Стрита дало бы положительный эффект. Кроме того, Оспель и генеральный директор Merrill Lynch Дэвид Комански, оба одинаково властные и амбициозные, никак не могли договориться о разделении полномочий. Тем не менее, по некоторым сведениям, большую роль сыграло и желание Алекса Крауэра отложить сделку до начала 2000 года, дабы не подвергаться излишнему риску вследствие ожидаемого возможного сбоя компьютерных систем из-за "проблемы 2000 года".

Всего лишь трехнедельная отсрочка оказалась фатальной. Курсы акций обоих банков резко сдвинулись, выверенное на переговорах соотношение сил при запланированном слиянии оказалось нарушенным, а сделка сорвалась. Как говорили потом некоторые сотрудники UBS, после этого Марсель Оспель зарекся, что никогда не потерпит сильных личностей ни над собой, ни в своем непосредственном подчинении.

Конфликт между двумя руководителями разрастался и завершился в апреле 2001 года досрочным уходом Крауэра в отставку. Правление поддержало Оспеля, выступавшего за продолжение экспансии в инвестиционном бизнесе, и отвергло позицию осторожного фармацевта. После этого Оспель решил возложить на себя верховное руководство, перейдя на пост председателя правления, а свое прежнее место генерального директора оставил финансовому директору Лукману Арнольду, первому в истории банка нешвейцарцу, получившему такое назначение. Здесь Оспель, пожалуй, нарушил собственное правило: его ровесник Арнольд (в 2001 году обоим было по 50 лет) был ничуть не менее способным и амбициозным руководителем, чем он сам. Их совместной работы хватило всего на восемь месяцев.

Лукман Арнольд: индус

с британским паспортом

в швейцарском банке

Когда Лукман Арнольд был назначен на пост генерального директора UBS, его и Оспеля называли в банковских кругах "dream team". Действительно, Арнольд, инвестиционный банкир с почти 30-летним стажем, работавший в США, Великобритании, Сингапуре и имевший опыт самостоятельной работы в качестве руководителя созданной им исследовательской компании, идеально подходил для текущей работы по преобразованию UBS в современный глобальный институт. В то же время, хитрый и опытный Оспель очень неплохо смотрелся в роли стратега, прокладывающего курс банку, и законодателя, определяющего правила игры.

Однако отношения у них как-то не сложились. Вероятно, причиной тому было то, что Марсель Оспель был не готов отойти от непосредственного руководства бизнесом, а Лукман Арнольд не мог поступиться властью, которую он жаждал.

Арнольд, сын британского служащего в Индии, начал свою карьеру в банковском бизнесе в американском First National Bank. В начале 80-х годов он считался одним из самых перспективных молодых специалистов в швейцарском банке Credit Suisse First Boston, затем некоторое время занимался собственным бизнесом, а в 1996 году вошел в дирекцию французского инвестиционного банка Paribas, где стал единственным британцем. Однако в Paribas у Арнольда не заладилось, его взгляды на дальнейшее развитие этого института (в 1999 году приобретенного Banque Nationale de Paris) не совпали с позициями большинства его коллег, так что уже в ноябре 1996 года он покинул французский банк, приняв предложение UBS. Там он вначале руководил азиатско-тихоокеанским подразделением, успешно проведя его через бури азиатского финансового кризиса 1997 года, а впоследствии перешел в центральное правление на должность финансового директора, откуда его и призвали на пост генерального.

Специалисты ожидали от Арнольда, в первую очередь, перенесения акцента на международную экспансию, и он оправдал эти ожидания. За короткий срок его руководства UBS получил листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже, перешел на международные стандарты финансовой отчетности и в значительной степени поднял свою репутацию надежного института в глазах клиентов и инвесторов.

Тем не менее, своим во мнении правления UBS Арнольд так и не стал. Подавляющее большинство руководителей банка были или германоязычными швейцарцами, или американцами. Он не был ни тем, ни другим. В Цюрихе его считали представителем космополитичного международного финансового бизнеса, а в США, где действовали принадлежащие UBS инвестиционные банки UBS Warburg и PaineWebber, на него смотрели как на эмиссара консервативных швейцарских кругов. Действительно, несмотря на свой огромный опыт инвестиционного банкира, Арнольд проявил себя весьма осторожным руководителем, стремящимся к минимизации риска. Впрочем, если учитывать экономический спад в США, это было вполне понятно и объяснимо.

Вероятно, что в более спокойной обстановке Арнольд и Оспель все же смогли бы найти общий язык, но в конце года, после событий 11 сентября, последовала череда кризисов, в ходе которых выявились острые противоречия между председателем правления и генеральным

директором.

Самый серьезный конфликт разразился вокруг швейцарской авиакомпании Swissair, ставшей одной из первых жертв сентябрьского кризиса. Впрочем, теракты в США только добили швейцарскую авиакомпанию, положение которой уже к тому времени было крайне незавидным. Хорошо осознавая безнадежность перспектив, UBS еще с августа 2001 года начал ликвидировать все свои вложения в Swissair, сократив объем выданных авиакомпании не обеспеченных активами кредитов до SFr50 млн. ($29.4 млн.) и даже продав большую часть пакета ценных бумаг Swissair своим заклятым недругам из Credit Suisse. В пятницу, 28 сентября 2001 года, когда банкротство Swissair выглядело неминуемым, члены правления UBS разъезжались по домам с хорошим настроением: их потери от вложений в авиакомпанию были минимальными. Однако поздно вечером в воскресенье, 30 сентября, они с ужасом узнали, что Марсель Оспель, минуя дирекцию, под давлением швейцарского правительства распорядился выдать Swissair кредит в размере около SFr700 млн.

Проблема была в том, что Оспель как председатель правления превысил свои полномочия. В UBS действовала "немецкая" система управления, когда правление имеет, по большей части, контрольные функции и определяет долгосрочную стратегию, в то время как непосредственно работой банка руководит дирекция. Принимать решение о предоставлении кредита Swissair должны были именно директора, но Оспель сделал все практически в одиночку, привлекши к организации сделки только вице-председателя правления Альберто Тоньи, который также не имел исполнительных функций, и двух руководителей подразделений, вообще не входивших в состав дирекции.

Это было нарушением как швейцарских банковских законов, в которых четко закреплено разделение функций между дирекцией и правлением, так и внутреннего устава UBS. Единоличное решение Оспеля вызвало серьезную ссору между ним и Арнольдом, которого поддержали некоторые директора. Предложение Оспеля, согласно которому он возвращался на должность генерального директора, оставляя председательский пост своему преданному помощнику Гансу де Гиру и перемещая Арнольда в исполнительные директора, вызвало еще более отрицательную реакцию: де Гира в банке не очень любили. По сути, после этого конфликта окончательно стало ясно: Оспелю и Арнольду в одном банке слишком тесно.

Практически одновременно произошел еще один случай, резко пошатнувший позиции Арнольда. В США UBS консультировал компанию Echostar, планирующую приобрести за $30 млрд. оператора спутникового телевидения Hughes Electronics. Для успешного завершения сделки был необходим промежуточный заем на сумму в несколько миллиардов долларов, за получением которого Echostar обратилась к самому UBS. Марсель Оспель выступил за предоставление этого довольно рискованного займа, но осторожный Арнольд не решился пойти на риск и настоял на своем. UBS отказал Echostar, в итоге американцы разорвали отношения с UBS и осуществили поглощение при поддержке двух злейших конкурентов швейцарского банка – Credit Suisse First Boston и Deutsche Bank.

Вероятно, исход данной сделки оказал свое влияние на мнения членов правления UBS, собравшихся 18 декабря на заседание с целью решиться на выбор между Оспелем и Арнольдом. Было резюмировано, что в долгосрочном плане Оспель может принести банку гораздо больше пользы. Арнольд был уволен, Оспель остался председателем правления, а новым генеральным директором был избран 44-летний Петер Вуффли.

Петер Вуффли:

человек с традициями

из хорошей семьи

После британца индийского происхождения Арнольда назначение Петера Вуффли выглядит как своеобразное возвращение к корням. Вуффли – германоязычный швейцарец, всю жизнь проработал в Швейцарии и происходит из банковской семьи; его отец в свое время руководил банком Credit Suisse, однако был вынужден уйти в отставку в 1977 году из-за финансового скандала.

Петер Вуффли после окончания университета в Сент-Галлене одно время работал в экономическом отделе газеты Neue Zuricher Zeitung, а затем перешел в консультационную компанию McKinsey. Интересно, что эта фирма стала своеобразной "кузницей кадров" для швейцарской банковской системы.

В настоящее время все (!) крупнейшие банки страны возглавляются выходцами из McKinsey.

В UBS (точнее – SBC) Петер Вуффли работает с 1994 года, где в возрасте 36 лет занял должность финансового директора. Вместе с Марселем Оспелем он участвовал в разработке новой стратегии банка, основанной на постепенном отходе от низкоприбыльного корпоративного кредитования в пользу инвестиционных операций, а также во внедрении более прозрачной системы финансовой отчетности подразделений. В 1997 году Вуффли принимал активное участие в слиянии с UBS, сохранил в объединенном банке свой пост финансового директора, а в 1999 году, передав его Лукману Арнольду, перешел на должность генерального директора подразделения по управлению активами UBS Asset Management.

До прихода Вуффли это подразделение, центром которого была приобретенная несколькими годами ранее американская компания Brinson, находилось в довольно сложном положении. Многие прежние клиенты покинули ее, так как доходы, которые приносила им UBS Brinson, были весьма скромными в сравнении с мощным подъемом курсов акций компаний сферы высоких технологий. Придя к руководству этим подразделением, Вуффли постарался диверсифицировать активы, включив в их состав, в частности, облигации и недвижимость. Два года это не давало особых результатов, но, как только в экономике США начался спад, консерватизм UBS превратился в серьезное преимущество в глазах клиентов. За первую половину 2001 года UBS Brinson привлекла больше новых клиентских средств, чем за весь 2000 год.

Наблюдатели описывают Петера Вуффли как типичную "рабочую лошадку", надежного, работоспособного сотрудника, не обладающего динамизмом Лукмана Арнольда, но и лишенного его амбиций. По их мнению, у Вуффли и Оспеля, работающих вместе с 1994 года, не должно быть проблем с "притиранием" друг к другу, а сам Вуффли более спокойно намерен относиться к тому, что председатель правления станет "влезать" в вопросы, которые прямо не относятся к его компетенции.

Между тем, за перипетиями "дворцового переворота" в UBS как-то на второй план отошел исключительно важный вопрос с рядом прочих новых назначений, суть которых – не столько замена одних менеджеров другими, как принципиальные изменения в организационной структуре.

Приобретенная швейцарцами в середине 2000 года американская финансовая компания PaineWebber, занимающаяся брокерской деятельностью и управлением активами богатых частных лиц, объединяется с подразделением частных банковских операций UBS, которое выводится из состава UBS Warburg. В результате созданная группа UBS PaineWebber должна сочетать умение частных швейцарских банкиров работать с активами богатых клиентов и динамизм брокеров из PaineWebber. В принципе обе части новой структуры работают с принципиально различными группами клиентов, но руководство UBS надеется, что соединение их под одной крышей позволит им перенять лучшие качества друг друга.

Руководителем UBS PaineWebber был назначен

53-летний американец Джозеф Грано, ранее возглавлявший PaineWebber. При этом, Грано введен в состав дирекции всей группы, а также назначен председателем так называемого "совета по управлению состоянием", в состав которого вошли практически все исполнительные директора UBS. По мнению аналитиков, это означает, что швейцарский банк временно отходит от переживающего кризис инвестиционного банковского бизнеса в пользу более надежного управлению активами. Точно такое же решение, подкрепленное изменениями на организационном уровне, принял недавно и Deutsche Bank.

Еще одним новоиспеченным директором UBS стал 44-летний американец Джон Костас, получивший должность генерального директора инвестиционного банка UBS Warburg. Костас, ранее занимавший в этом банке посты президента и главного исполнительного директора, прославился своим исключительным талантом по привлечению в банк талантливых специалистов. Многие европейские банки, стремившиеся к экспансии на американском рынке, использовали стратегию переманивания ключевых менеджеров у конкурентов (это дешевле и проще, чем приобретать целые компании), но мало кто отличился на этом поприще так, как Джон Костас. Венцом карьеры Костаса как рекрутера стало привлечение в 2000 году Кена Мёлиса, бывшего на тот момент соруководителем подразделения инвестиционных банковских операций в Credit Suisse First Boston. Заполучив Мёлиса, UBS Warburg приобрел целую команду, так как позднее к Мёлису пришло еще несколько известных специалистов, пожелавших работать именно с ним.

На посту генерального директора UBS Warburg Джон Костас заменил Маркуса Гранциоля, который был назначен президентом того же банка. Таким образом, Марсель Оспель, по сути, избавился от самого опасного соперника, который в будущем мог бы серьезно угрожать его положению в UBS. Гранциолю нет и 45 лет, он популярен и пользуется уважением в деловых кругах и, самое главное, – швейцарец. На посту президента UBS Warburg он лишен возможности руководить повседневным бизнесом банка (этим теперь будет заниматься Джон Костас), а обязанности по разработке стратегии и укреплению отношений с ключевыми корпоративными и частными клиентами (т.е. чисто представительские функции) вряд ли устроят молодого и амбициозного Гранциоля. Практически все наблюдатели считают его скорый уход неизбежным.

Сложно оценить, как скажутся на деятельности UBS все эти перемены, но в краткосрочном плане, как считают аналитики, его позициям ничего не угрожает. В отличие от ряда его конкурентов (например, Deutsche Bank) швейцарский банк имеет надежный и обильный источник дохода от управления активами, розничного и частного банковского бизнеса, в настоящее время приносящего значительно большую прибыль, чем инвестиционные операции. В 2001 году чистая прибыль UBS снизилась на 36% по сравнению с предыдущим периодом, составив

SFr4.97 млрд. ($2.92 млрд.), однако эти показатели значительно лучше, чем у конкурентов. Так, например, Credit Suisse вследствие больших проблем в инвестиционном банке Credit Suisse First Boston, замешанном в ряде громких скандалов, потерял около 70% прибыли по сравнению с 2000 годом и был вынужден ограничиться SFr1.6 млрд. ($940 млн.). Германский Deutsche Bank завершил 2001 год с @1.4 млрд. чистой прибыли, что на 67% меньше, чем за год до этого.

Действительно, после провального третьего квартала 2001 года, когда прибыль UBS едва превысила $500 млн., в четвертом банк показал лучшие, чем предполагалось, результаты, превысив показатель предыдущих трех месяцев на 24%. Добиться этого удалось, в частности, за счет снижения потерь от невозвращенных кредитов и жесткого контроля затрат на оплату труда. И то, и другое может занести в свой актив Лукман Арнольд, который, по меньшей мере, смог покинуть крупнейший банк Швейцарии с высоко поднятой головой. Посмотрим, как высоко будет держать ее Петер Вуффли.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, New York Times

 
© агенство "Стандарт"