журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Лучшие банкиры и финансисты 2001 года

Результаты исследования британского журнала The Banker

По итогам минувшего 2001 года авторитетный британский журнал The Banker назвал лучших, по его мнению, председателей центральных банков и министров финансов как в мировом масштабе в целом, так и по конкретным регионам в частности. Победители в этих номинациях, считает издание, вполне заслужили такое признание. Характерно, что все они представляют новые рыночные или развивающиеся страны, хотя следует признать, что их коллегам в государствах Запада, как правило, не приходится решать столь сложные задачи.

Настойчивый румын

Лучшим руководителем центрального банка в мире и Европе назван Мугур Исареску, глава ЦБ Румынии. Он слывет на Западе одним из ведущих теоретиков развития капиталистической экономики в Восточной Европе. Исареску занял эту должность в 1990 году, когда страна еще не оправилась от грабительской политики режима Чаушеску. Одним из первых шагов главы ЦБ Румынии стало проведение расследования в части продажи национальных золотовалютных резервов бывшим диктатором. Затем он приступил к структурным реформам в банковском секторе Румынии в интересах ликвидации монополии государственных банков. Эти мероприятия стали основой для создания в стране частной банковской системы и независимого Центрального банка, который Мугур Исареску возглавляет на протяжении последних 10 лет.

Интересно, что в 2000 году банкир руководил не только ЦБ, но и правительством. Его компетентность в финансовых делах и приверженность правилам "справедливой игры" завоевали такое большое уважение и признание в Румынии, что президент страны предложил Исареску возглавить правительство, когда действия правящей коалиции были парализованы. В этот период на банкира была возложена такая ответственная задача как ведение переговоров (безуспешных!) с Европейским Союзом о перспективах вступления Румынии в эту организацию. После того как его программа не получила поддержки большинства, он без всякого сожаления вернулся к выполнению прямых обязанностей главы румынского ЦБ.

Центральный банк, как отмечает сам Исареску, – это именно то место, где он чувствует себя более комфортно и уверенно, чем на взрывоопасной политической арене. До прихода в ЦБ Исареску прошел все ступени нелегкой научной и финансовой карьеры. Мнения банкира по любым экономическим вопросам всегда важны для министра финансов и президента страны. Влияние Исареску на финансовые дела государства не в последнюю очередь содействовало созданию в сегодняшней Румынии относительно благоприятной экономической ситуации, хотя еще 10 лет назад здесь царили хаос и развал.

Когда банкир возглавил правительство, экономика страны была полностью неуправляемой. С приходом Исареску началось формирование золотовалютных резервов, размер которых за время его руководства правительством достиг $3.5 млрд. В 2000 году объем румынского экспорта поднялся на 22%, что обеспечило рост ВВП на 1.5%. В 2001 году эти показатели составили соответственно 15 и 5%.

Слабым звеном в экономике Румынии продолжают оставаться инфляционные процессы. Уровень квалификации управленческого персонала в стране возрос лишь в последние годы. В период экономического спада середины – конца 90-х годов инфляция в Румынии колебалась на отметке 50%. Однако в 2000 году она упала от 55 до 40%, а в 2001-м – даже до 30%. Мугур Исареску утверждает, что инфляция будет идти вниз и далее несмотря на самую сильную за последние 50 лет засуху в стране и высокие цены на нефть. Он прогнозирует, что в 2002 году она составит 22%, в 2003-м – 14%, а в 2004-м будет выражаться однозначным числом.

Структурная дерегуляция, как и экономические показатели, были объектами пристального внимания со стороны Исареску на протяжении всех 10 лет его пребывания на посту председателя ЦБ Румынии. Необходимость широкой приватизации банковского сектора страны, как, впрочем, и всей остальной румынской экономики, была определена еще в 1991 году, однако только совсем недавно началось проведение конкретных практических мер в этом направлении. Одной из них стала продажа в 2001 году румынского государственного банка Banca Agricola банку Raiffeisen. В перспективе в банковском секторе Румынии планируется осуществить еще ряд сделок по слияниям и поглощениям с участием зарубежных институтов. В настоящее время, правда, чуть менее половины румынских банков в той или иной степени подпадают под категорию частных, но это уже считается выдающимся достижением по сравнению с ситуацией десятилетней давности, когда вся банковская система страны была под контролем

государства.

Мугур Исареску находится на своем посту уже более 10 лет. Лишь только два банкира в мире, в том числе и американец Алан Гринспэн, руководили своими ЦБ более длительный срок. Однако в 2004 году Исареску покинет румынский ЦБ. О его будущих намерениях пока ничего не известно, но он оставит свой пост в возрасте всего лишь 55 лет. Нет сомнений в том, что с учетом его большого опыта и высокой квалификации для него обязательно найдется подходящая должность в руководящих кругах Румынии.

Филиппинец из Citibank

В Азии лучшим банкиром в номинации "председатель центрального банка" стал Рафаэль Буэнавентура – глава ЦБ Филиппин. Он пришел в этот банк после долгой и успешной карьеры в Citibank. Знания, полученные в одном из крупнейших мировых финансовых институтах, помогли ему обогатить свой политический и финансовый опыт. Присущее Рафаэлю умение убеждать не раз помогало ему в дискуссиях с представителями правительственных департаментов по вопросам сокращения размеров их бюджетов, причем, он обычно всегда выходил победителем. В результате развитие филиппинской экономики в настоящее время осуществляется на базе твердых монетарных и антиинфляционных принципов, внедренных Буэнавентурой.

Ситуация в стране, по мнению самого банкира, требовала кардинальных изменений в валютной политике. Филиппинцы, подчеркивает он, привыкли к фиксированному валютному курсу, так что пришлось немало поработать, чтобы убедить население в необходимости проведения свободного рыночного курса. С другой стороны, требовалось продемонстрировать, что эти шаги, какими бы трудными они ни были, не приведут к хаосу на рынке и дестабилизации ситуации в обществе в целом.

Движущей силой при внедрении этого нового, возможно, иногда и спорного подхода к управлению экономикой, как считает Буэнавентура, должен выступать Центральный банк. Его ключевая задача заключается в сохранении стабильности цен, поэтому содействие банку в ее выполнении должны оказывать все правительственные органы. Правительство, по мнению Буэнавентуры, обязано понимать, что именно дисциплина в ограничении бюджетных расходов – залог успешной монетарной политики.

Ряд статистических данных подтверждает компетентность специалистов, управляющих экономикой Филиппин. Так, инфляция в конце 2001 года составила 6.1%, т.е. оказалась в том диапазоне (от 6 до 7%), который прогнозировал банкир в начале года. Эти результаты, по его мнению, были достигнуты благодаря низким ценам на агропродукты, а также твердой и последовательной монетарной политике, проводимой главой ЦБ. С другой стороны, в 2001 году на островах наблюдался рост ВВП на 3.1-3.3%, что уже выглядит весомым достижением на фоне всеобщего экономического спада в мире. Экономическое положение Филиппин выгодно отличается от состояния финансовых сфер других государств Азии, серьезно пострадавших от экономического кризиса в Японии и сужения (впервые за последние несколько лет) объемов регионального экспорта на 15%.

ЦБ Филиппин во главе с Рафаэлем Буэнавентурой на протяжении всего прошлого года в интересах стимулирования спроса на продукцию внутри страны и интенсификации экономики последовательно принимал меры для уменьшения процентных ставок. Политика банка направлена на обеспечение экономического роста не за счет включения печатного станка и эмиссии денег, а благодаря погашения долгов

кредиторам.

Выпускник чикагского

университета

Лучшим председателем национального ЦБ в Южной Америке признан Карлос Массад – глава Центрального банка Чили. Он хорошо усвоил теорию экономической науки, которую ему преподавали ведущие экономисты университета в Чикаго, когда он учился там в 60-тые годы. Именно в этом учебном заведении сформировались его взгляды и убеждения сторонника свободной рыночной экономики, так что, став в 1996 году руководителем чилийского ЦБ, он получил возможность воплотить теоретические знания в жизнь. Сам Карлос всегда отмечал, что главная цель инициированной им политики дерегулирования – создание благоприятных условий для функционирования свободного рынка в Чили.

По признанию многих ведущих международных аналитиков, Карлос Массад стал разработчиком одной из самых выдающихся реформаторских программ в Южной Америке. Его приверженность независимой монетарной политике и свободным рыночным отношениям позволила экономике в Чили стать одной из наиболее стабильных в регионе. Сам банкир своим главным успехом считает ликвидацию всех валютных ограничений в стране, обменный курс в которой до этого на протяжении 60 лет был фиксированным. Добиться этого, по мнению Массада, было очень непросто. Потребовалась даже разработка специальной программы по упразднению контроля обменного курса, с 1999 года ставшего плавающим, а уже в апреле 2001 года все валютные ограничения были

ликвидированы.

Внедренная банкиром система дерегулирования подверглась серьезным испытаниям в сентябре прошлого года, когда в США были совершены террористические акты. Тем не менее, в этих условиях она продолжала функционировать бесперебойно. Современная политика чилийского ЦБ, направленная на сдерживание инфляции и обеспечение плавающего валютного курса, сработала без срывов как во время сентябрьских событий прошлого года, так и в последующие месяцы (октябрь, ноябрь). На конец прошлого года инфляция в Чили не превысила запланированных 3%, а на текущий год она прогнозируется в пределах 2-4%.

Следует, правда, отметить, что хаос на мировых рынках в прошлом году привел к обесцениванию в период с сентября по ноябрь чилийского песо, однако затем ситуация стабилизировалась, так что эта краткосрочная тенденция не оказала серьезного влияния на уровень инфляции.

Экономика Чили сумела противостоять и разрушительным последствиям дефолта в соседней Аргентине. Тогда казалось, что чилийская экономика может в определенной мере пострадать от критической ситуации, сложившейся в Аргентине; но этого не произошло благодаря своевременным мерам, предпринятым Карлосом Массадом.

Об успехах курса реформ, проводимых чилийским банкиром, говорят и другие факты. Так, "суверенный (страновой) риск" Чили (т.е. риск дефолта или того, что ЦБ страны примет новые правила обращения иностранной валюты, ведущие к снижению или полному обесцениванию валютных контрактов) на сегодняшний день составляет 160 б.п. (для сравнения: в Мексике этот риск гораздо выше – 300 б.п.).

Леди-банкир из Африки

Лучшим председателем национального ЦБ Африки стала Лина Мохоло, глава Центрального банка Ботсваны. На фоне трудноразрешимых проблем, присущих экономике континента в целом, это государство сумело доказать, что неконтролируемую инфляцию можно обуздать. Благодаря строгой и последовательной монетарной политике Мохоло уровень инфляции в Ботсване в прошлом году не превысил 6.8%, хотя предполагалось, что он будет выражаться двузначным, а то и трехзначным показателем.

Наградой за такую деятельность председателя ЦБ Ботсваны стало получение этой африканской страной от агентства Standard & Poor's рейтинга А, а от агентства Moody's Investors Service – рейтинга А2. Таких высоких позиций не имеет ни одно государство в Африке, что свидетельствует о тех больших успехах, которых Лина Мохоло достигла на посту главы национального ЦБ.

Сама председатель Центрального банка Ботсваны не раз подчеркивала, что эти агентства были приглашены в страну не для присвоения рейтингов, а с целью оценки и подтверждения высокого качества управления экономикой и последовательности местных властей в достижении поставленных целей и задач. Главное заключалось в том, чтобы представители Standard & Poor's и Moody's Investors Service смогли воочию убедиться в тех успехах, которых достигла экономика Ботсваны за последние годы, дать рекомендации, на что следует обратить особое внимание, оказать моральную поддержку курсу реформ в стране в целом.

По мнению Мохоло, Ботсвана серьезно нуждается в зарубежных инвестициях для укрепления экономической базы государства, но это требует проведения мощной кампанию по рекламе и пропаганде достигнутых в сфере экономики положительных сдвигов. Мечта председателя национального ЦБ состоит в том, чтобы Ботсвана стала известной во всем мире как наиболее перспективная страна для вложения иностранных инвестиций на африканском континенте.

Фактически все макроэкономические показатели Ботсваны в настоящее время отвечают тем целям и задачам, которые были поставлены в свое время Линой Мохоло. Лишь один из них вызывает у нее некоторое чувство тревоги. Речь идет об экономическом росте, который был запланирован на 2001 в размере от 5 до 7%. Однако экономический спад в США и события 11 сентября развеяли эти прогнозы, таким образом, темпы роста в Ботсване в 2001 году достигали, по предварительным оценкам, менее 5%. Несмотря на это Лина Мохоло с оптимизмом смотрит в будущее и считает, что в 2002 году показатели инфляции и экономического роста в Ботсване будут более привлекательными, чем в прошедшем.

* * *

Журнал "The Banker" определил также лучших министров финансов 2001 года в мировом и региональном масштабе, рейтинг которых приводится ниже.

Спаситель Турции

Лучшим мировым финансистом 2001 года, по итогам опроса "The Banker", стал министр экономики Турции Кемаль Дервиш. Он занял этот пост в феврале 2001 года, когда экономический кризис парализовал страну. Тогда было тяжелое время как для самого Кемаля Дервиша, так и для Турции вообще. Однако он удержался в кресле министра, а на некоторых этапах его даже называли спасителем Турции.

Нельзя сказать, что Дервиш обладал большими знаниями в сфере управления экономикой, однако у него был определенный опыт работы по стабилизации экономической ситуации в различных регионах. Работая в течение 22 лет в Международном валютном фонде (МВФ), Дервиш принимал непосредственное участие в мероприятиях МВФ по оказанию помощи восточноевропейским государствам по переходу к новым рыночным отношениям после краха коммунизма, а также в содействии мексиканскому правительству по выводу страны из кризиса в 1994 году. Многие особенности кризисного положения в этих государствах повторились через семь лет в самой Турции. К тому времени, однако, Дервиш уже знал, что следует предпринимать в

подобной ситуации.

Февральский кризис 2001 года в Турции в соответствии с его диагнозом разразился вследствие попыток использовать валютный курс для борьбы с инфляцией. Причиной кризиса стала также дестабилизация ситуации в частных и государственных банках страны. Резкое падение курса лиры по отношению к доллару произошло в конце февраля и привело к хаосу в банковской, финансовой и корпоративной деятельности, высоким процентным ставкам и масштабным потерям в банковской системе государства.

Кемаль Дервиш после назначения на пост министра экономики в марте 2001 года разработал основополагающую стратегическую концепцию по выводу страны из кризиса, базирующуюся на трех основных принципах: строгая фискальная политика; плавающий валютный курс; проведение структурных реформ.

В период между апрелем и июнем прошлого года по настоянию Дервиша в Турции были приняты 17 законов о проведении структурных реформ, направленные на повышение конкурентоспособности национальной экономики. В список новых финансовых институтов, создаваемых в интересах восстановления экономического потенциала Турции, вошли независимый регулятивный орган, независимый Центральный банк европейского уровня и независимый орган контроля банковской деятельности. Кардинальные реформы затронули энергетическую и сельскохозяйственную отрасли Турции. Была создана также независимая команда менеджеров для контроля банковской деятельности в трех из четырех главных госбанков страны, чьи долги на конец 2000 года составляли $20 млрд.

Эти усилия по деполитизации банковской системы увенчались успехом. В высшее и среднее руководящие звенья многих банков были введены высококвалифицированные и профессиональные менеджеры, которые получили задачу вести операции в соответствии со строгими правилами частного сектора. В целом вся банковская отрасль подверглась кардинальной перестройке, и в настоящее время она, по утверждению Дервиша, функционирует эффективно и профессионально.

Наряду с этим государство взяло под свое управление многочисленные невозвращенные долги банков, хотя это лишь только усилило его долговое бремя. Однако, по данным министра, в 2001 году ему удалось сократить дефицит бюджета за счет снижения государственных расходов и повышения налогов. Эти меры, конечно, не пользовались всеобщей популярностью. Если президент Турции и премьер-министр страны поддержали Дервиша, то многие министерства, чьи бюджеты были урезаны, негативно оценили его программу. Не всем она пришлась по вкусу и в турецком парламенте. Однако турецкое общество в целом поддержало концепцию Дервиша. Он сам признает, что в демократическом обществе невозможно преуспеть в проведении своей экономической политики, если ее не поддерживает большая часть населения.

Одним из стимулов ко всеобщей поддержке курса реформ Дервиша стало решение МВФ о выделении Турции в 2001 году кредита в размере $10 млрд. Фонд в принципе согласился предоставить Анкаре транш на такую сумму в начале текущего года. Министр выражает уверенность, что МВФ будет и далее поддерживать Турцию. Недавно были завершены технические переговоры с фондом о реализации инвестиционной программы в 2002 году. Содействие, оказываемое МВФ реформам в Турции, считает Дервиш, вселяет уверенность в зарубежных инвесторов, вкладывающих деньги в развитие турецкой экономики.

В последние шесть месяцев прошлого года, по словам министра, экономическая ситуация в Турции была достаточно напряженной. Она еще более осложнилась после событий 11 сентября. Однако уже в конце ноября – начале декабря появились первые признаки улучшения, проявившиеся в более полной загрузке производственных мощностей, стабилизации валютного курса и падении процентных ставок. Полная надежд и оптимизма, Турция вступила в 2002 год. Кемаль Дервиш верит, что проводимая им политика в финансово-экономической отрасли страны обязательно принесет положительные результаты. Он ожидает, что темпы экономического роста в конце текущего года составят 3-4%. Правда, инфляция в Турции продолжает оставаться "хронически" высокой (в 2001 году – 70%), однако в 2002 году она, по прогнозам Дервиша, упадет до 35%.

Стратег из Пакистана

Победителем в номинации "лучший министр финансов Азии" стал глава финансового ведомства Пакистана Шаухат Азиз. Ему, вероятно, было достаточно сложно руководить финансами и экономикой страны, оказавшейся по соседству с государством, на территории которого постоянно идут широкомасштабные боевые действия (в которых в той или иной форме принимал участие и сам Пакистан). Однако экономика Пакистана продемонстрировала удивительную гибкость и стойкость к негативным последствиям войны в Афганистане. И немаловажную роль в этом, конечно, сыграл министр финансов Шаухат Азиз.

Накануне событий 11 сентября, по словам министра, экономическая ситуация в стране была стабильной, как никогда. Этого удалось достичь за счет внедрения строгой бюджетно-финансовой дисциплины, расширения резервных фондов и недопущения дефицита бюджета. С 11 сентября прошлого года резервные фонды Пакистана увеличились на $1 млрд.; в настоящее время объем резервов страны оцениваются в $4.4 млрд. (наивысший показатель за всю историю государства). За этот же период национальная валюта (рупия) укрепилась на 10% по отношению к доллару.

Хотя Пакистан находился рядом с зоной ведения боевых действий, цены в стране продолжали оставаться стабильными, а банковская отрасль не знала сбоев. Признанием успехов Пакистана в надлежащем управлении экономикой стало выделение МВФ трехлетнего кредита Исламабаду в размере

$1.3 млрд. Еще $1 млрд. в качестве экономической помощи дали американцы. Пакистан также получил деньги от UNDP (United Nations Development Program – Программа развития ООН) и Японии, крупнейшего донора Исламабада.

Макроэкономические показатели Пакистана перед событиями 11 сентября, по утверждению Азиза, оставались стабильными, и поддержка страны Соединенными Штатами, считает министр, была признанием экономических успехов пакистанцев, а не только наградой за их преданность американской коалиции в борьбе против терроризма на афганской территории. Так, Азиз указывает на снижение бюджетного дефицита в 2001 году до наименьшей за всю историю Пакистана отметки в 1% от ВВП. Этот результат был достигнут благодаря высокой бюджетной и финансовой дисциплине и установлению строгого контроля всех видов расходов.

Правительство поставило перед собой еще одну цель – уменьшить уровень инфляции, который в прошлом году был равен 4%. В настоящее время, по данным обозревателей "The Banker", большая часть государственных расходов в Пакистане направляется не на оборону, а, главным образом, на реализацию социальных программ в сфере здравоохранения, образования и ликвидации бедности. Улучшилась также ситуация с уплатой налогов: рост налоговых поступлений за последние два года ежегодно возрастал на 13%.

На сегодняшний день Азиза больше всего волнуют невысокие темпы экономического роста в Пакистане, которые в прошлом году составили 2.7% от ВВП при запланированных 4%. Это, вероятно, стало следствием падения производства в сельском хозяйстве из-за сильной засухи в стране, а также сокращения экспорта и прямых зарубежных инвестиций в связи с событиями 11 сентября в США.

Южноамериканский

лауреат

Лучшим министром финансов в Южной Америке по итогам 2001 года стал бразильский финансист Педро Малан. Именно благодаря ему, как считают многие международные аналитики, Бразилии удалось избежать тех финансовых потрясений, которые характерны в настоящее время для Аргентины и от которых не застрахована ни одна из южноамериканских стран. Находясь на своем посту в течение последних семи лет, Педро Малан сумел обуздать инфляцию, обеспечить экономический рост и расширить промышленное производство. Следует, правда, признать, что запланированного на 2001 показателя инфляции в размере 4-6% достичь не удалось из-за высоких цен на нефть, однако результат в 7% тоже можно считать высоким достижением в тех сложных экономических условиях, которые господствовали в то время в регионе в целом и в Бразилии в частности. Темпы экономического роста тоже вряд ли можно признать впечатляющими, но от катастрофических их отделяет широкая пропасть. Запланированный показатель в 5% по итогам 2001 года достигнут не был, и наиболее вероятной считается цифра 2.5%.

На фоне этих проблем достаточно уверенно вел себя бразильский реал. Во время событий 11 сентября его курс по отношению к доллару возрос до 2.83 за $1. Однако по мере стабилизации ситуации он вернулся к предкризисному уровню – 2.3 за доллар. Это, по мнению Педро Малана, говорит о том, что рынок принял концепцию гибкого валютного курса. Возросшие объемы экспорта и прямых зарубежных инвестиций позволили добиться активного торгового баланса в 2001 году в размере $1.8 млрд. Ожидается, что этот показатель в 2002 году будет доведен до $5 млрд.

Благодаря твердой фискальной политике и контролю государственных расходов Бразилия получила в 2000 году от МВФ кредит в размере $15.6 млрд., из которых на сегодняшний день израсходовано только $4 млрд. Компетенция бразильского руководства в сфере экономики получила должную оценку на мировых рынках, что позволило Бразилии объявить о предполагаемом в 2002 году выпуске в обращение ценных бумаг на общую сумму $5 млрд. К ней следует добавить $1.6 млрд., уже мобилизованных в результате размещения бразильских ценных бумаг на японском рынке в 2001 году. Педро Малан не без оснований надеется, что 2002 год станет в Бразилии годом низкой инфляции и высоких темпов роста в экономике. Правда, он допускаетодну оговорку: окончательные итоги будут в немалой степени зависеть от действий Вашингтона и ситуации в США.

Лучший

африканский министр

Лавры победителя в номинации "лучший министр финансов Африки 2001 года" достались Яо Осафо-Маафо – главе финансового ведомства Ганы. Он поставил перед собой такие амбициозные цели как установление контроля над государственными расходами, сокращение уровня инфляции, стабилизация национальной валюты седи, обеспечение роста доходов и улучшение бюджетных показателей. Выполнить их в стране, испытывающей серьезные внутренние и внешние проблемы, было, конечно, сложно. Однако достигнутый за прошедший год прогресс заставил многих экспертов и наблюдателей говорить о том, что эта программа, несомненно, поможет Гане в модернизации своей инфраструктуры.

Особенно впечатляет деятельность правительства Ганы в сфере обуздания инфляции. Так, если в марте 2001 года инфляция составила 4.1%, то уже в сентябре – только 0.5%. В целом этот показатель за 12 месяцев прошлого года достиг 40%, однако к сентябрю он упал до отметки 28%. Общий дефицит бюджета достиг 0.9% вместо запланированных 2.5%. Такой результат многими специалистами был воспринят с удивлением и последующим одобрением.

Одним из главных достижений Яо Осафо-Маафо за время его пребывания на посту министра финансов стало сокращение платежей по внешнему долгу. Общая сумма выплат равнялась 1088 млрд. седи($1.5 млрд.), в том числе по основным платежам – 819 млрд. Однако реальные расходы на эти цели оказались значительно ниже благодаря той помощи, которую удалось получить за счет участия Ганы в программе МВФ по оказанию содействия бедным странам мира, имеющим высокую внешнюю задолженность.

Для уменьшения внутреннего долга правительство страны выпустило в сентябре 2001 года в обращение облигации с плавающей процентной ставкой, торговля которыми идет успешно. В дальнейшем планируется ввести средне- и долгосрочные ценные бумаги для укрепления финансовой системы государства. Достигнутая в последнее время стабильность седи еще раз подтверждает, что реформы, проводимые Яо Осафо-Маафо, уже начинают давать свои первые положительные результаты.

Олег Зайцев, по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"