журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

Новые рыночные страны

Расшифровка китайской грамоты

Недавние скандалы позволили иностранным наблюдателям лучше понять, что сейчас представляет собой банковская система Китая и с какими проблемами она сталкивается

Бурные дебаты между китайскими консерваторами и либералами от финансов длятся уже несколько лет, а скандальные разоблачения последних месяцев лишь еще больше раскалили страсти. Противники реформ убеждены в необходимости усиления правительственного контроля банковской деятельности, сторонники же перемен утверждают, что только дисциплинирующее влияние рынка поможет искоренить коррупцию и создать прочную финансовую систему. Дискуссия будет продолжена на предстоящей в скором времени конференции, где планируется утвердить пятилетний план финансовых реформ. Решения данной конференции определят будущее не только китайских, но и зарубежных финансовых институтов, которые после вступления Китая в ВТО ринулись в страну в поисках потенциальных возможностей для размещения капитала и партнеров с целью создания совместных предприятий.

Потемкинская деревня

по-китайски

Правительство Китая последовательно проводит политику реформ, и на этом фоне огромный потенциал китайского рынка представляет собой великолепную приманку для иностранных компаний. Кроме того, у страны формируется новый имидж. Гостеприимные китайские бизнесмены демонстрируют высокопоставленным зарубежным гостям великолепные шанхайские небоскребы и устраивают для них рауты, на которых ведутся беседы на прекрасном английском языке. Уходит в прошлое естественная настороженность западных предпринимателей к этой стране, где многие десятилетия руководящая роль в формировании внутренней и внешней политики принадлежит Коммунистической партии КНР.

Однако престиж страны изрядно пострадал от скандала, в центре которого оказались Bank of China, один из банков "большой четверки", и его бывший президент Ван Сюбин (см. БП №1). Руководители крупнейших банков мира были потрясены известием, что Ван Сюбин, которого они воспринимали как мудрого бизнесмена, остроумного собеседника и приятного партнера по гольфу, замешан в крупномасштабных финансовых махинациях. Штрафы, наложенные американскими и китайскими властями на Bank of China за незаконные займы и другие неправомерные действия при правлении Ван Сюбина, в общей сложности составили $20 млн.

В результате расследования деятельности филиала Bank of China в Нью-Йорке, проведенного Казначейством США, были установлены факты использования мошеннических схем кредитования, выдачи незаконных ссуд лицам из окружения бывших руководителей и махинации с аккредитивами. В Китае проявилась картина систематической коррупции. В ходе очередной ревизии банковских документов государственная контрольная комиссия раскрыла 22 случая крупного мошенничества, что вылилось в сумму $326 млн. Расследование роли Ван Сюбина в этих махинациях еще не завершено.

Для западных предпринимателей Ван Сюбин был олицетворением нового поколения китайских политиков и бизнесменов, способных изменить страну. Теперь же потрясенные банкиры начинают понимать, что им был виден только великолепный фасад, по всей вероятности, – бутафорский. Со временем шок пройдет, но у скандала будут далеко идущие последствия.

Обнаружилось, что злоупотребления характерны для всей китайской финансовой системы. Компании, зарегистрированные на фондовых биржах, дают искаженную информацию о своих доходах. Брокерские фирмы занимаются инсайдерскими торговыми операциями с ценными бумагами, помогая инвесторам манипулировать курсами акций. Компании, управляющие фондами, при объявлении подписки на акции превышают лимиты. В 107 тыс. государственных учреждений и коммерческих фирм только с января по ноябрь 2001 года были выявлены финансовые злоупотребления на сумму в $19.3 млрд. По стране прокатилась лавина скандалов, в которые вовлечены банковские менеджеры, региональные руководители и связанные с кредитованием чиновники нижнего ранга.

Например, в феврале 2002 года обнаружилось, что менеджер среднего звена шанхайского филиала крупнейшего в Китае частного банка Minsheng Bank похитил у собственного финансового института 353.8 млн. юаней ($42.7 млн.). Полиция утверждает, что арестованный Хуан Жин подделал печать местного монетного двора Shanghai Banknote Printing Plant, на протяжении четырех лет используя ее для получения и прикарманивания займов "родного" банка, где он трудился.

Печати – маленькие пластмассовые штемпели – действуют в Китае как личные подписи и используются зарегистрированными компаниями в качестве официальных штампов на их документах. После ареста Хуан Жина полиции удалось обнаружить только 108 млн. юаней; остальные деньги были растрачены на биржевую игру, запрещенный футбольный тотализатор и частично переданы другу для инвестиций в строительство нового отеля. Кроме того, в связи с этим делом арестовано еще семь человек, включая и тех двоих, которые сначала изготовили для Хуана печать, а затем попытались его шантажировать. Это – крупнейший скандал за всю историю города.

На таком фоне не вызывает удивления, что усиление банковского надзора станет центральной темой финансовой конференции. Китайские официальные лица утверждают, что сейчас следует повременить со снятием законодательных ограничений на ключевые аспекты финансовой деятельности. Однако это, в свою очередь, снизит возможности Пекина в решении более фундаментальных проблем (например, в части организации к 2050 году пенсионного обеспечения 400 млн. шестидесятилетних граждан).

Китайская версия

банковского надзора

Бурные дебаты относительно целесообразности создания отдельного органа банковского надзора завершились принятием решения об учреждении нового бюро в самом Центральном банке (PBOC). С точки зрения большинства обозревателей, отказ от разделения функций надзора и кредитно-денежной политики Центрального банка следует расценивать как сравнительно консервативную меру. Однако некоторые комментаторы считают такой выбор довольно практичным, поскольку у нового бюро надзора в составе PBOC будет больше влияния, чем у самостоятельного органа.

Функции надзора за рынками ценных бумаг и страхования уже переданы от PBOC к China Securities and Regulatory Commission и China Insurance Regulatory Commission соответственно. Разумеется, PBOC сопротивлялся утрате полномочий надзора за банковской деятельностью. Сторонники создания отдельного контрольного органа, включая некоторых лиц, занимающих высокие посты в правительстве, утверждают, что это сделало бы PBOC более независимым в его кредитно-денежной политике и содействовало освобождению государственных банков от кредитования с политической направленностью.

Предпринятый шаг будет подвергнут всестороннему анализу на предстоящей конференции, которая определит программу реформ китайской финансовой системы на ближайшие пять лет. На ней будут обсуждаться также вопросы целесообразности содействия иностранным аудиторам в ревизии китайских банков и введения независимых директоров (в том числе и иностранцев) в состав правлений государственных банков.

Однако весьма вероятно, что китайским банкам необходимы вовсе не систематические ревизии, так что призывы к усилению надзора не возымеют никаких реальных последствий: финансовая система практически не изменилась за предыдущие пять лет и вряд ли изменится в грядущее пятилетие. Разоблачения последних двух месяцев свидетельствуют, что вся китайская банковская система пронизана коррупцией. На уровне региональных банков в последние годы упорно разгораются все новые и новые скандалы. В "серьезных экономических преступлениях" обвиняется глава Хайнанского отделения Bank of China с супругой, в провинции Хэнань недавно арестованы менеджеры филиала Agricultural Bank of China.

При этом, правительство не намерено проводить открытое расследование дела о "потере" миллиардных валютных резервов. В 1998 году сумма от прямых иностранных инвестиций и положительного сальдо торгового баланса составила $89 млрд., однако национальные резервы иностранной валюты увеличились только на $5.1 млрд. Аналогично в 1999 году приход по этим статьям был равен $76 млрд., а валютные резервы прибавили только $9.72 млрд. Кроме того, до сих пор не получило ответной реакции обнародованное еще в 1999 году сообщение аудиторской комиссии, из которого следует, что в 4600 отделениях Industrial and Commercial Bank of China и 1700 отделениях China Construction Bank (еще два банка "большой четверки") выявлены злоупотребления фондами, суммарно достигающие $48.3 млрд.

По мнению специалистов Пекинского университета, суть проблемы в том, что китайская система руководства, когда директивы партийных органов приоритетны по сравнению с распоряжениями правительства, не приспособлена к созданию независимого регулятора. Такие банкиры как Ван Сюбин, одновременно занимающие высокие посты в партии, имеют возможность аннулировать указания обычных должностных лиц правительственных регулирующих органов. Для радикального изменения ситуации необходимо разработать четкую программу преобразований в самой Коммунистической партии КНР. Без этого никакие из предлагаемых мер по усилению надзора и предоставлению банкам политической поддержки не обеспечат создания прочной финансовой системы на рыночной основе к 2007 году, когда местный рынок согласно требованиям ВТО будет полностью открыт для иностранных финансовых институтов.

Принципиальные

разногласия

Реформы, нацеленные на переход к свободному рынку, должны обеспечить, в первую очередь, либерализацию процентных ставок. Это означает, что банки должны иметь возможность оценивать предоставляемые займы в соответствии с надежностью заемщиков и привлекать вкладчиков более высокими, чем у конкурентов, процентами. Освобождение процентных ставок может способствовать подчинению банков рыночной дисциплине; то же относится также к брокерским и страховым компаниям. Однако центральный банк отказался от данного в 1999 году обещания либерализовать ставки в течение трех лет. Будут ли объявлены новые сроки – один из ключевых вопросов, ответ на который, по всей видимости, и даст ожидаемая конференция.

Самый сильный аргумент у сторонников отсрочки реформ основан на том, что "большая четверка", контролирующая свыше 70% китайских банковских активов, окажется не способной пережить свободную конкуренцию в современных рыночных условиях: факт ее технической неплатежеспособности известен давно, однако раньше не было ясно, насколько плохо здесь в действительности налажено руководство деятельностью. Скандал в Bank of China и прочие разоблачения последних месяцев в определенной мере прояснили ситуацию.

С другой стороны, реформисты убеждены, что без либерализации ставок, а также без прекращения деятельности убыточных фирм серия "бесплатных обедов" для государственных банков в виде помощи от правительства будет продолжаться до бесконечности. В 1998 году Министерство финансов, контролирующее банковскую деятельность, в целях изменения структуры капитала "большой четверки" выпустило специальные облигации на сумму 270 млрд. юаней. В 2000 году эти банки переместили проблемные кредиты общим объемом 1.4 трлн. юаней ($169 млрд.) в четыре специально созданные компании по управлению активами. Однако "большая четверка" продолжает быстро увеличивать суммы "плохих" кредитов. Нет никакой гарантии, что последние инициативы (в частности, разрешение выпустить долгосрочные облигации для мелких инвесторов и пройти регистрацию на внутренних фондовых биржах) увенчаются большим успехом. Все эти четыре банка осознают: что бы они ни предпринимали, пропасть им не дадут.

Сроки принятия решений о реформах определены достаточно жестко: договором о присоединении к ВТО обусловлено, что иностранные банки получат разрешение предлагать услуги в юанях китайским корпорациям в 2004 году, а частным лицам – в 2007-м. Понятно, что это создаст китайским банкам конкуренцию, особенно серьезную для "большой четверки". Однако, по оценкам специалистов международного рейтингового агентства Fitch IBCA, при мерах, которые сейчас планируются, жизнеспособность ее в условиях свободной конкуренции может быть достигнута не ранее 2010 года. В 2007 году государственные банки будут все еще слишком слабыми для свободной конкуренции, что чревато затяжкой в открытии границ и перспективой введения новых ограничений для иностранных конкурентов. Это вызывает серьезное беспокойство у иностранных финансовых институтов.

Свободная конкуренция на несвободном рынке

Тем не менее, слухи о неконкурентоспособности китайских банков несколько преувеличены. Совершенно беспочвенной выглядит теперь и всеобщая уверенность, что, когда присоединение страны к ВТО откроет новые возможности для иностранных финансовых институтов, они быстро оттеснят в сторонку китайских коллег. Наоборот, это китайские банки агрессивно оттесняют пришельцев по всем направлениям. Статистика свидетельствует, что в КНР иностранными банками открыто 190 представительств, из которых 158 – со статусом полноправных филиалов. По состоянию на конец июня 2001 года, их суммарные активы исчисляются в $41 млрд., но общая чистая прибыль за первое полугодие не превышала $134 млн. По мнению аналитиков кредитного рейтингового агентства Moody, функционирующим в Китае филиалам зарубежных банков недостает масштабов, капитала и знания рынка.

В настоящее время конкурентоспособность китайских банков покоится на трех китах:

– новые правила в большой мере перекрывают иностранцам доступ к рынку;

– китайские финансовые институты вторгаются в традиционные "охотничьи угодья" иностранных банков – долларовые ссуды компаниям с иностранными инвестициями;

– доходы иностранных банков от предоставления местным институтам гарантий по займам зарубежным компаниям истощаются, поскольку китайские банки все чаще предоставляют ссуды без такого обеспечения.

Рост масштабов деятельности иностранных банков ограничен не по их вине; им позволено открывать не более одного нового филиала в год. При этом, у Agricultural Bank of China насчитывается 50 тыс. отделений, у Industrial and Commercial Bank of China – около 44 тыс., у China Construction Bank –

23 тыс., а у Bank of China – 13 тыс. Кроме того, новыми правилами, вступившими в силу 1 февраля 2002 года, оговаривается, что филиалы иностранных банков должны располагать операционным капиталом не менее чем в 600 млн. юаней ($72.3 млн.), иначе они не получат права предоставления полного спектра услуг, включая ссуды в иностранной валюте и юанях китайским корпорациям и частным лицам. Эта сумма оказалась выше, чем ожидали иностранные банки, что для некоторых из них наверняка станет препятствием к расширению. По мнению иностранных банкиров, им бессмысленно надеяться на существенное увеличение рыночной доли в ближайшие десять лет.

Тем временем, китайские банки вторгаются в сферы, где прежде традиционно доминировали иностранцы. Например, в январе 2002 года ими британской нефтяной группе BP было предоставлено финансирование в сумме $1.8 млрд., включая $708 млн. срочного кредита. До сих пор такие кредиты были прерогативой действующих в Китае иностранных банков. Однако теперь китайские банки, переполненные долларовыми депозитами, легко перебивают цены большинства иностранных кредиторов. Ставка по займу BP составила менее LIBOR+100 б.п., что сделало его одним из наиболее конкурентоспособных синдицированных кредитов в Китае со времен азиатского кризиса 1997-1998 годов. По состоянию на конец октября прошлого года, на депозитах в китайских банках находилось $136 млрд., и следует ожидать, что в ближайшие месяцы местные институты будут предоставлять все больше валютных займов.

Кроме того, китайские банки ведут агрессивную политику в плане предложения своих услуг функционирующим в Китае иностранным компаниям. В частности, они все чаще стремятся выдавать кредиты непосредственно иностранным корпорациям без использования гарантий зарубежных банков, которые, при этом, лишаются важного источника доходов. По мнению китайских банкиров, им нет смысла получать гарантии от банков, у которых кредитный рейтинг порой ниже, чем у зарубежной корпорации, которой адресован займ. Так, Commercial Bank of China предоставил крупные прямые кредиты японской корпорации Sony и американской компании Kodak, которые развивают свой бизнес в Китае.

При таком сокращении возможностей для предпринимательской деятельности некоторые иностранные банки приходят к выводу, что на быстро развивающемся рынке прямые инвестиции в китайские финансовые институты второго эшелона принесут им больше дивидендов. Так, в прошлом году HSBC приобрел 8% акций Bank of Shanghai. По прогнозу UBS Warburg, данные национальные финансовые институты удвоят свою рыночную долю за ближайшие пять лет, доведя ее от 10 до 20%.

Кроме того, у иностранных банков сохраняется возможность идти по пути создания совместных предприятий. Правда, им разрешено это делать лишь при условии, что контрольный пакет будет принадлежать китайскому партнеру. Например, в феврале правительство объявило о намерении утвердить создание первого в стране международного банка, который будет представлять собой совместное предприятие с участием China Construction Bank и Bausparkasse Schwaebisch Hall (Германия). Для его расположения выбран портовый город Тяньцзинь. Банк будет специализироваться на ипотечной кредитной деятельности. Это событие соответствует руслу политики правительства, разрешившего иностранцам приобретать акции национальных финансовых институтов (при условии, что контрольный пакет будет оставаться в распоряжении китайских партнеров) для обеспечения стране доступа к современным технологиям и опыту зарубежных банков.

На данный момент такая политика себя оправдывает. Тем не менее, для большинства аналитиков необходимость более радикальных реформ финансовой системы в Китае совершенно очевидна. По их мнению, недостаток решительности может увековечить абсурдную систему кредитования, по которой две трети займов поступают в государственный сектор, вклад которого в ВВП составляет всего одну треть.

Галина Резник, по материалам Financial Times

 
© агенство "Стандарт"