журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

Банковские кризисы

Трудные решения Аргентины

Финансовая система страны по-прежнему находится на грани коллапса

Декабрьские и январские демонстрации протеста на улицах аргентинских городов в феврале сменились напряженным ожиданием. Ситуация в экономике и финансовом секторе страны – в состоянии неустойчивого равновесия, а правительство президента Эдуардо Дуальде получило небольшую отсрочку для разработки и принятия антикризисных мер. Тем не менее, положение по-прежнему выглядит крайне напряженным. Аргентина, по сути, отказалась от привязки своей национальной валюты к доллару, но пока не совсем ясно, что идет на смену фиксированному курсу. Экономика страны задыхается от недостатка наличных, но попытка нарастить денежную массу может привести к гиперинфляции. Правительство должно заботиться о том, чтобы спасти от разорения национальные корпорации и защитить интересы депозиторов, но сделать это можно лишь за счет банков, которые уже находятся на грани краха. Аргентинским властям необходимо действовать очень осторожно, чтобы не обвалить финансовую систему страны, но никто пока не может ответить, разрешимы ли вообще вставшие перед государством проблемы.

По большому счету, кризис, в который сейчас впала Аргентина, типичен для стран Латинской Америки, так что для решения злободневных задач существуют "патентованные" средства, правда, с негативным побочным действием. Так, одна из самых распространенных антикризисных мер – замораживание депозитов, к чему правительство Аргентины прибегло еще 1 декабря 2001 года, после того как за день до этого граждане сняли со своих счетов порядка $2 млрд. (а всего в прошлом году депозитная база аргентинских банков уменьшилась на $17 млрд.).

Ограничения на снятие средств с банковских счетов дают возможность избежать массового дефолта банков по своим обязательствам перед вкладчиками, но зато крайне негативно отражаются на экономике с очень высокой (порядка 50%) долей наличных платежей. За декабрь 2001 года сбор налогов в Аргентине упал на 30% по сравнению с предыдущим месяцем, а доходы в неформальном секторе экономики, где все выплаты ведутся напрямую, а не через банки, сократились, примерно, на 20%.

С возникающим вследствие этого острейшим дефицитом наличности латиноамериканские страны борются, опять-таки, привычным способом, запуская на полную мощность печатный станок. Побочное действие этого "лекарства" – гиперинфляция, возникающая, главным образом, вследствие высоких инфляционных ожиданий населения. Аргентинцы еще, наверняка, не забыли конца 80-х годов, непосредственно предшествующих введению фиксированного курса национальной валюты, когда годовой уровень инфляции превышал 5000%, а в магазинах ценники переписывались, порой, по три раза за день.

Будучи хорошо знакомым с этим сценарием, правительство Эдуардо Дуальде пытается все-таки найти какой-либо вариант промежуточного решения из двух худших. В конце января президент страны не подчинился решению Верховного суда Аргентины, объявившего неконституционным введение ограничений на снятие наличных с депозитных счетов, и ввел мораторий на аналогичные судебные иски в течение ближайших 180 дней. Между тем, ожидаемой инъекции "свежих" песо в финансовую систему страны тоже пока не последовало.

В конце января Адам Леррик и Алан Мельтцер, два известных экономиста из американского Carnegie Mellon University, выступили с интересным проектом, предложив правительству Аргентины свой вариант решения вопроса. По их мнению, банки могли бы сверх утвержденных правительством лимитов на снятие средств со счетов выдавать клиентам специальные депозитные расписки стандартным номиналом от 2 до 100 песо, соответствующим номиналу аргентинских банкнот, как безусловные обязательства банков-эмитентов, обеспеченные клиентскими депозитами. Эти квазиденьги могли бы свободно обращаться в финансовой системе в качестве законного средства платежа, ими можно было бы платить налоги и выдавать зарплату, проводить различные платежи и даже предоставлять займы.

Введение подобных инструментов позволило бы одновременно решить две проблемы. Во-первых, те $55 млрд. депозитов, которые сейчас бесполезно лежат в аргентинских банках, смогли бы снова работать на экономику. Во-вторых, они бы не привели к скачку инфляции, так как правительство не могло бы оплачивать ими государственные расходы. От государства в данной ситуации требовались бы гарантии по депозитам всех банков до рекапитализации банковского сектора. Это необходимо, для того чтобы расписки, выданные сильными и слабыми банками, котировались равноправно, а клиенты не стали бы выводить средства из одних банков для вложения их в другие. По проекту Леррика и Мельтцера, депозитные расписки также могли бы обращаться на рынке, а их курс по отношению к доллару менялся бы в соответствии с колебаниями аргентинского песо.

Этот проект активно обсуждался в центральном банке Аргентины и получил поддержку большинства местных финансовых институтов, но так и не был воплощен в жизнь. Против него выступили многие иностранные банки, которым не понравилась уравниловка, а правительство, очевидно, решило не экспериментировать с собственной экономикой, предлагая ей непроверенные рецепты от американских профессоров.

Вместо этого Дуальде в конце января окончательно утвердил ряд промежуточных мер, пытаясь одновременно ослабить напряженность с наличностью, поддержать местные корпорации и, при этом, не допустить массового краха банков. Ограничения на снятие средств со счетов были несколько ослаблены, все долларовые займы конвертированы в песо по курсу 1:1, а депозиты – в соотношении

$1 = 1.4 песо. Точно такой же курс (1:1.4) был установлен и для экспортно-импортных операций, наконец, возобновленных после двухмесячного перерыва. Для всех прочих операций был введен свободный курс доллара к песо, определяемый на валютной бирже. Вопреки опасениям, после этого неудержимого падения курса аргентинской валюты не последовало. Песо, конечно, обесценилось вдвое по отношению к доллару по сравнению с фиксированным курсом, существовавшим до января 2002 года, но пока удается избежать дальнейшего спада.

Для аргентинских банков такой промежуточный вариант также не обещает ничего хорошего, поскольку их активы, фактически, обесценились в 1.4 раза больше, чем обязательства. Министр экономики Аргентины Хорхе Ремес Леников пообещал им за счет предоставления государственных облигаций компенсировать убытки, однако детали этого плана пока не обнародованы. Вероятно, правительство рассчитывает на получение запрошенных у МВФ на поддержку финансовой системы $20 млрд., но переговоры в этом направлении все еще продолжаются, и срок их окончания пока не известен. Впрочем, этой суммы для восстановления статус-кво все равно будет недостаточно: международное рейтинговое агентство Fitch оценивает стоимость спасения аргентинской банковской системы в 50 млрд. песо, что соответствует 18% от ВВП страны.

По крайней мере, все западные банки, имеющие дочерние структуры в Аргентине, мысленно распрощались со своими вложениями и уже провели соответствующие отчисления. Испанский банк SCH, которому принадлежит крупнейший аргентинский Banco Rio de la Plata, для покрытия возможных убытков зарезервировал @1.29 млрд., что полностью покрывает объем его инвестиций. Как заявляют представители SCH, в нынешних условиях (имеется в виду, если правительство Аргентины не пойдет навстречу банкам) вопрос о рекапитализации Banco Rio в случае его банкротства не ставится.

Аналогично поступили американский банк FleetBoston и испанский BBVA, под контролем которых находятся второй и третий банки Аргентины (соответственно – BankBoston и Banco Frances). Американцы заявили о готовности полностью списать свою инвестицию в размере $1.1 млрд., а испанский банк выделил на покрытие вероятного ущерба @1.35 млрд. Другие западные банки, также ведущие операции на аргентинском рынке, в свою очередь, подготовились к новым убыткам. Так, например, итальянский банк BNL, у которого на Аргентину приходится порядка 5% активов (наивысший показатель среди западных банков), зарезервировал на эти цели @527 млн., что на треть больше, чем ожидали аналитики.

Как полагают многие специалисты, ряд аргентинских банков, в основном мелких, уже находятся на грани краха, так что, если помощь от государства или МВФ не поступит в ближайшие недели, их участь будет предрешена. Пожалуй, первым тревожным сигналом стало прекращение операций в соседнем Уругвае крупнейшим частным банком страны – Banco de Galicia. С декабря 2001 года депозитная база уругвайского филиала Banco de Galicia сократилась на треть, и 13 февраля аргентинское руководство объявило о временном закрытии института, взятого теперь под контроль центральным банком Уругвая на срок в 90 дней. В то же время, председатель аргентинского центробанка Марио Блехер заявил, что предпримет все необходимое для защиты интересов вкладчиков Banco de Galicia в Аргентине, и призвал публику сохранять спокойствие. По его мнению, уругвайский филиал работал независимо от головной организации, поэтому его проблемы не имеют прямого отношения к состоянию дел аргентинской штаб-квартиры.

Правда, руководство самого Banco de Galicia признает, что их положение незавидное. С июня 2001 года банк лишился порядка $3 млрд. депозитов и сейчас находится в отчаяннейшем положении. По словам Даниэля Льямбиаса, директора Banco de Galicia, им будут тщательно рассмотрены предложения со стороны любого иностранного банка, вот только, судя по всему, таковых ему не дождаться. Принадлежащие иностранцам банки, контролирующие около 70% финансовой системы Аргентины, чувствуют себя не лучше местных, а их владельцы пока не торопятся приходить им на помощь, опасаясь, что только напрасно потеряют свои средства, так как угроза краха всей аргентинской финансовой системы остается весьма вероятной.

Очень обеспокоены случаем с Banco de Galicia и власти Уругвая. Эта небольшая страна, пользующаяся репутацией "южноамериканской Швейцарии", традиционно использовалась аргентинцами для депонирования средств, которые по той или иной причине нужно было размещать подальше от "родных" налоговых органов. Теперь уругвайцы опасаются, что трудности, с которыми столкнулась банковская система их страны, подвигнут аргентинцев к переводу своих счетов в более отдаленные (но и более безопасные) финансовые гавани.

Представители центрального банка Уругвая уже признают факт оттока национального капитала из страны, усилившегося после разразившегося в конце января скандала с аргентинским Banco General de Negocios (BGN), вице-президент которого Карлос Ром владеет значительным пакетом акций крупного уругвайского института Banco Comercial.

Карлос Ром был арестован 24 января 2002 года, причем, его родной брат Хосе Ром, занимающий в BGN должность председателя правления, обвиняет его в финансовых махинациях на общую сумму $260 млн. Кроме того, аргентинские власти подозревают, что с помощью Карлоса Рома после 1 декабря 2001 года из страны были нелегально вывезены средства в сумме свыше $70 млн. Предполагается, что непосредственное участие в этом приняли и три иностранных акционера BGN, на долю которых приходится почти 70% его акций: американский банк JP Morgan Chase; швейцарский Credit Suisse First Boston (кажется, без участия этого банка на протяжении последних двух лет не обошелся ни один крупный финансовый скандал); германский Dresdner Bank. Характерно, что в правление этого весьма скромного, по международным меркам, банка входят Лукас Мюлеманн, президент и генеральный директор CSFB, и Билл Харрисон, президент и генеральный директор JP Morgan Chase. Это подчеркивает, какую важную роль играет BGN в аргентинских операциях этих крупных международных групп.

Пока что высокопоставленные представители трех западных банков всячески отрицают свое отношение к возможному незаконному вывозу капитала из Аргентины. Впрочем, иного трудно было бы и ожидать. Хотя это уже второй крупный скандал, связанный с иностранными банками, замешанными в подобных операциях. Еще в январе обвинение в содействии незаконным трансферам было выдвинуто в адрес британских банков HSBC и Lloyds TSB. Те, естественно, все отрицают.

Вообще американские и европейские финансовые институты в последние недели стараются продемонстрировать полное невмешательство в аргентинские события, отдавая всю инициативу национальному правительству. Спасать свои дочерние банки за собственный счет они абсолютно не желают, а идти на какие-либо дополнительные жертвы ради "какой-то там" Аргентины явно не торопятся. Спасение утопающих, как всегда, становится делом рук самих

утопающих.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Boston Globe

 
© агенство "Стандарт"