журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СОБЫТИЯ

Банковские кризисы

Новые рыночные страны

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛОМ

Банковская деятельность

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2002

Банковские кризисы

Гром грянул!

Японскому правительству приходится принимать решение о выделении финансовой помощи банкам

"Они делают все правильно, только всегда слишком поздно", – так охарактеризовал действия японского правительства по преодолению кризиса в банковской системе страны Чуа Сун Хок, генеральный директор сингапурской компании по управлению активами Asia Genesis Asset Management. С этим нельзя не согласиться: в течение последних десяти лет сменявшие друг друга правительства Японии действовали по одному и тому же принципу, неизменно затягивая с принятием радикальных мер по выводу национальной банковской системы из кризиса, до тех пор пока ситуация окончательно не выходила из-под контроля. Похоже, аналогичная картина складывается в стране и в настоящее время. После того как в 2000 году экономика Японии в очередной раз погрузилась в тяжелый кризис, стало очевидным, что банки не смогут самостоятельно справиться со свалившимся на них грузом проблем. Однако правительство до последнего времени отвергало саму возможность предоставления финансовой помощи хотя бы крупнейшим институтам, и только сейчас, когда вся банковская система страны стоит накануне развала, в этом отношении начались определенные подвижки.
Не поздно ли?

Кризис созрел

и перезрел

Японским банкирам не позавидуешь. В 1999 году они только начали понемногу выбираться из тяжелейшей депрессии, в которой финансовая система страны вязнет с самого начала 90-х годов, как на них обрушилась настоящая лавина новых бед. Теперь речь может пойти уже не о выживании отдельных институтов, а о сохранении банковской системы в целом. Проблема только в том, что японский кризис носит, если можно так выразиться, не острый, а хронический характер; к тому, что банки в стране чувствуют себя плохо, все как-то уже успели привыкнуть. Возможно, в силу этой привычки мало кто воспринимает ситуацию как требующую немедленного вмешательства.

В последние годы основное внимание специалистов и официальных кругов уделялось проблеме невозвращенных кредитов. С 1992 по март 2001 года ведущие банки страны списали 72 трлн. иен (более $540 млрд. по нынешнему курсу) безнадежных долгов своих клиентов, но мало преуспели в сокращении их массива. По состоянию на октябрь 2001 года, даже по очень либеральным японским нормативам, объем такой задолженности в банковской системе составлял около 43 трлн. иен ($320 млрд.), или 8% от ВВП страны. По мнению западных экспертов, реальный масштаб этой проблемы значительно шире; по различным оценкам, к категории невозвратимых следует отнести кредиты общей суммой от 66 трлн. до

88 трлн. иен ($500-660 млрд.).

На протяжении нескольких лет от японских банков настойчиво требовали ужесточить отношение к несостоятельным заемщикам, принять более строгую систему отчетности и руководствоваться при предоставлении кредитов экономическими соображениями, а не личными связями. В этом отношении и в самом деле удалось достичь значительного прогресса; следствия, в частности, – выявление подлинного масштаба проблемы, замалчиваемой в течение нескольких лет, и рост числа корпоративных банкротств. Однако реальные результаты такой политики оказались до удивления мизерными: пока банки списывали одни займы, проблемы возникали с другими.

Конечно, банки во многом сами виновны в своих бедах, однако им приходится работать в исключительно неблагоприятных обстоятельствах. Японская экономика находится в кризисе. Спад ВВП в этом году оценивается в 2.5-3.5%, а, по данным налоговых органов, около 70% компаний страны в 2001 году работали с убытками. По оценкам Акио Микини, президента независимого рейтингового агентства Mikini & Co, объем финансовых потерь, понесенных в прошлом году японскими корпорациями, достигает 6% от ВВП страны.

В итоге в Японии весьма ограничено число надежных заемщиков, а спрос на кредитные ресурсы минимален. Да и прибыль от кредитования выглядит в высшей степени виртуальной. Из-за длящихся вот уже третий год дефляционных процессов процентная ставка практически равна нулю. Например, в середине февраля ставка по ночным кредитам составляла всего 0.001%, это означало, что банк, выдавший такой кредит объемом в 10 млрд. иен ($75.2 млн.), получал доход в размере 278 иен ($2.09)! Этого недостаточно даже на чашку кофе, не то что на покрытие затрат, связанных с предоставлением кредита.

К началу нынешнего года японские банки уже дошли до предела прочности. Сильнейшим ударом для них стало фактическое банкротство в январе 2002 года розничной торговой компании Daiei, утратившей возможность обслуживать свои долги в объеме около 2.2 трлн. иен ($16.5 млрд.). Три крупнейших банка-кредитора Daiei (UFJ, Fuji и Sumitomo Mitsui) пошли на предоставление несостоятельному должнику еще 420 млрд. иен ($3.2 млрд.) в надежде, что компания сможет осуществить реорганизацию и выжить, но, при этом, им пришлось резко увеличить отчисления на покрытие невозвращенных кредитов. Двум из них для этой цели пришлось расходовать драгоценный капитал, в то время как его достаточность уже приближается к минимальному уровню, допускаемому международными нормативами.

Впрочем, и капитальная база японских банков представляет собой жалкое зрелище. Значительная ее часть приходится на привилегированные акции, принадлежащие государству (взамен этих акций в 1998 году 15 ведущих банков Японии получили финансовую помощь в объеме 9.45 трлн. иен) и подлежащие выкупу банками, а также налоговые отсрочки на доходы будущих периодов, которые, судя по всему, так и не будут получены. По мнению экспертов международного рейтингового агентства Fitch Ibca, если исключить из капитальной базы банков эти квазиактивы, большинство институтов не смогут выполнить нормативы, а некоторые окажутся вообще с отрицательным капиталом.

Впрочем, со всем этим бременем японские банки худо-бедно, но могли существовать. Однако впереди их ждут новые испытания.

Семь бед и один итог

Характерно, что первопричина многих проблем, с которыми сейчас приходится иметь дело японским финансовым институтам, лежит в банковской реформе 1998-1999 годов, призванной подтянуть национальный банковский сектор к западным стандартам.

В прошлом японские банки были ленивыми, беспечными и очень закрытыми организациями. Они пользовались многочисленными привилегиями, выполняли роль клубных финансовых центров для неформальных промышленных групп и имели практически неограниченные возможности по сокрытию своего истинного финансового положения. Реформа была направлена на то, чтобы покончить с этой и в самом деле нетерпимой ситуацией, поставить банки в суровые рыночные условия, заставить их повысить конкурентоспособность и качество обслуживания, а также предоставлять регулирующим органам и общественности подлинную информацию об итогах своей деятельности.

В частности, в рамках данной политики было изменено прежнее правило, по которому банки оценивали стоимость принадлежащих им акций. По сравнению с американскими и даже европейскими институтами японские банки имеют чрезвычайно большие вложения в акции промышленных и торговых корпораций. В 2000 году их балансовая стоимость составляла около 120-130% капитала национальной банковской системы (в несколько раз больше, чем в странах Запада). Ранее банки учитывали акции по балансовой стоимости, т.е. по цене приобретения. Большая часть таких сделок состоялась в 60-70-тые годы в рамках создания финансово-промышленных групп, курс акций корпораций был тогда низким, что позволяло банкам рапортовать о значительной "виртуальной" прибыли за счет разницы между балансовой стоимостью принадлежавших им акций и их текущим курсом.

Однако, дабы приблизить банковскую отчетность к западным стандартам, с 2001 года это положение было изменено. Отныне банки должны учитывать принадлежащие им акции по курсу на конец отчетного полугодия. Это означает, что, если за последние шесть месяцев курс акций поднялся, то банки должны показать наличие нереализованной прибыли по своим вложениям, а снижение курса означает нереализованные убытки.

Правда, наиболее серьезные неприятности от этого нововведения с японскими банками уже имели место. Между апрелем и октябрем 2001 года (т.е. за первое полугодие японского финансового года) курсы акций японских компаний упали более чем на 20%, заставив банки показать в своих балансах совокупные убытки в размере порядка 2.5-3 трлн. иен. Во многом из-за этого фактора ведущим японским институтам пришлось показать по итогам первого полугодия наличие значительных финансовых потерь (см. БП № 1), которые необходимо покрывать частично за счет капитальной базы.

Но падение на японском фондовом рынке продолжается. Если 11 сентября 2001 году биржевой индекс Nikkei-225 лишь на короткое время оказался ниже американского Dow Jones, то 1 февраля 2002 года значение Nikkei-225 уже на момент закрытия оказалось меньше, чем у Dow Jones. Подобного не случалось с 1957 года. Еще десять с небольшим лет назад такое не могло привидеться японским банкирам и в кошмарном сне: в конце 80-х годов, когда Япония достигла кратковременного пика своего могущества, значение Nikkei-225 превышало 38000 пунктов, превосходя Dow Jones в 14 раз! С тех пор курсы японских акций упали в цене, в среднем, втрое, а курсы американских "голубых фишек" поднялись на 260%.

С апреля 2001 года по февраль 2002-го более широкий японский биржевой индекс Topix снизился на 25% и упал ниже 950 пунктов. По оценкам аналитиков HSBC Securities, если к апрелю 2002 года он опустится до 900, восьми ведущим японским банкам придется в своих отчетах показать виртуальный убыток совокупным размером 5.7 трлн. иен ($42.9 млрд.). Покрыть эту и все прочие потери за счет практически не приносящего доходов кредитования (при том, что прочие виды деятельности у японских банков, как правило, не развиты) совершенно невозможно.

К тому ж,, в апреле приходит время для еще одной реформистской меры – отмены 100%-ной гарантии по депозитам. С начала нового финансового года полной государственной страховкой будут пользоваться только депозиты по текущим счетам (и то – до конца марта 2003 года), а для сберегательных счетов предел возмещения убытков в случае банкротства банка составляет 10 млн. иен ($77 тыс.). Намерения за этим нововведением стояли исключительно благие – научить банки более аккуратно использовать клиентские средства на депозитах. Но в нынешней тревожной ситуации эта безусловно правильная мера только усилит давление на банки. Еще с конца прошлого года многие клиенты стали дробить свои депозиты между различными банками, переводить средства со сберегательных счетов на текущие или же помещать их в крупнейшие институты, которым государство, как принято считать, не даст обанкротиться.

А, между тем, перспектива массовых банкротств в глазах иностранных экспертов выглядит реальной, как никогда. В конце января азиатско-тихоокеанское подразделение международного рейтингового агентства Standard & Poor's охарактеризовало вторую в мире по объему активов банковскую систему как "технически несостоятельную", а в начале февраля ввело для японских банков так называемые "рейтинги выживания", которые ранее присваивались только латиноамериканским институтам.

Короче говоря, "рейтинг выживания" показывает, какова вероятность банка оказаться спасенным государством в случае банкротства. По мнению специалистов агентства, около десятка крупнейших банков Японии уже перешли в разряд "слишком крупных, чтобы рухнуть", и в кризисной ситуации государство, как ожидается, будет оберегать их любыми средствами. Правда, Standard & Poor's предупреждает, что для многих клиентов потерпевших крушение банков "рейтинг выживания" может оказаться не более чем абстракцией. В такой ситуации государство, национализируя обанкротившийся банк, вполне может разрешить ему дефолт по некоторым финансовым обязательствам.

Конечно, если какой-либо из крупных банков в ближайшем будущем пойдет ко дну, государство бросится его спасать, как выручало оно в 1998 году два банка долгосрочного кредитования – LTCB и NCB. Однако это обойдется ему значительно дороже, чем предотвращение банкротства.

Если не знаешь,

что делать…

До последнего времени японское правительство в отношении нарастающего банковского кризиса проводило политику невмешательства в надежде, что финансовые институты как-нибудь извернутся и найдут выход из гибельного тупика. Да и, собственно говоря, что делать, было не совсем понятно. Центральный банк Японии практически исчерпал все меры преодоления экономического спада монетарными методами. Процентные ставки и так на нуле, за прошлый год денежная масса была увеличена на 16.4%, а результатов от всего этого как не было, так и нет. К идее предоставления финансовой помощи банкам в обществе, по большей части, отношение резко негативное. К сожалению, предыдущие правительства слишком злоупотребляли этим способом, закачивая в банки огромные средства, в то время как они и не задумывались о повышении своей эффективности. А вот когда банки реально начали проводить необходимые, сложные и болезненные для них внутренние реформы, государство, по сути, оставило их без поддержки.

Конечно, можно всегда сказать, что никакого кризиса нет и ситуация под контролем. Так, например, в начале февраля 2002 года высказался министр торговли Такео Хиранума, отметивший также, что нет никакой необходимости предоставлять банкам средства из бюджета. Об отсутствии в стране финансового кризиса заявила Энн Крюгер, первый заместитель управляющего директора МВФ, посетившая Японию в конце января. Очевидно, Фонду, всячески приветствовавшему японские реформы, крайне неприятно признать, что его рецепты безрезультатны не только в новых рыночных и развивающихся странах.

Однако сознание того, что меры принимать необходимо и, причем, срочно, все же овладевает умами японских министров. В частности, даже премьер-министр Дзинъючиро Коизуми признал, что правительство будет вынуждено вмешаться в случае серьезного кризиса. А Такаши Имаи, глава влиятельной промышленной ассоциации Keidanren, прямо заявил о насущной необходимости инъекции государственных средств в банковскую систему. Вопрос только, что нужно считать "серьезным кризисом". Если под этим понятием следует понимать банкротство одного из крупных банков, правительственное вмешательство, как всегда, окажется верным, но запоздалым ходом.

Правда, в конце января – начале февраля появились признаки того, что правительство все же не хочет выжидать до того момента, пока будет слишком поздно. В январе зашевелилось RCC – специальное государственное агентство, созданное для скупки у банков и реструктуризации невозвращенных кредитов. До последнего времени RCC, приобретшее активы на сумму порядка 1 трлн. иен

($7.5 млрд.), перебывало в практически полном бездействии. Агентство не смогло создать механизм, позволяющий продавать эти долги частному сектору, да и, судя по всему, не получило от государственных чиновников таких полномочий. Теперь, очевидно, необходимые решения приняты.

В конце января 2002 года японское правительство заключило контракт с инвестиционными банками Goldman Sachs (США) и Mitsubishi Trust Bank (Япония) о проведении первой в стране операции по продаже безнадежных долгов. Кредиты балансовой стоимостью около 100 млрд. иен ($744 млн.) будут конвертированы в обеспеченные активами облигации, которые банки планируют частным образом разместить среди японских и иностранных инвесторов. Предполагается, что облигации удастся продать, приблизительно, за 10 млрд. иен, или 10% от их номинальной стоимости. Если операция увенчается успехом, в марте RCC собирается предложить инвесторам еще один пакет аналогичных ценных бумаг, обеспеченных активами номинальной стоимостью 230 млрд. иен.

В начале февраля Дзинъючиро Коизуми сообщил, что правительство рассматривает возможность создания специального фонда, предназначенного для выкупа у банков акций компаний. Согласно еще одному реформаторскому нововведению с октября 2004 года для банков вводится лимит на владение корпоративными акциями, составляющий определенный процент от величины капитала. В июне 2001 года правительство предполагало, что для выполнения этих требований банкам придется за три года продать акции на сумму порядка 13 трлн. иен ($98 млрд.), сейчас это несколько меньше, однако правительство решило не оставлять банки совсем без поддержки в этом деле. Кроме того, массовый сброс акций банками будет способствовать продолжению обвала на фондовом рынке.

Планируется, что фонд будет располагать средствами в объеме 2 трлн. иен ($15 млрд.) и начнет скупку акций уже в марте. В случае принятия такое решение станет достаточно серьезным подспорьем для банков. К тому же, государство может и не ограничиться только таким шагом. По данным японской газеты Nihon Keizai, сославшейся 10 февраля на "анонимные правительственные источники", государство может предоставить банкам для пополнения капитальной базы более 10 трлн. иен.

Впрочем, все зависит от того, насколько четко в правительственных кругах Японии осознали, что кризис в национальной банковской системе не просто приближается, а уже наступил. Сегодня излюбленные японцами церемонии и длительные согласования могут обойтись стране слишком дорого.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, Bloomberg, dailynews.yahoo.com

 
© агенство "Стандарт"