журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Автозаправочный бизнес

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №2, 2002
Приложения к статье
График

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

Слишком много нефти

Экспортеры так и не выполнили собственное решение об ограничении производства

Экономический спад и мягкая зима – вот два основных фактора, которые препятствуют в этом году сезонному повышению цен на нефть. Однако к ним необходимо добавить и третий – избыток производства. Все события конца прошлого года, когда страны ОПЕК буквально шантажировали независимых экспортеров, с помощью уговоров, интриг и угроз заставляя их пообещать снизить добычу нефти, привели в итоге к весьма скромному результату. Как показывают статистические данные, практически никто из основных производителей нефти не придерживается своих обязательств. Небывалое по своему масштабу сокращение производства на 2 млн. баррелей в день выполнено лишь на четверть. Впрочем, возможно, это и хорошо, что экспортеры нефти не стали скрупулезно проводить в жизнь собственные планы. В настоящее время мировой рынок нефти выглядит сбалансированным, что обусловливает стабильность цен в интервале 19-20 $/баррель нефти "брент" на лондонской бирже IPE. Однако это равновесие, похоже, продлится недолго. Скоро весна, а вместе с ней и сезонный спад потребления нефти. Вот тогда всеобщее нежелание производителей нефти сокращать добычу в оговоренных масштабах может оказаться критическим.

Гора родила мышь. Пожалуй, именно так можно охарактеризовать необычайно острую борьбу за сокращение мирового производства нефти в конце прошлого года и достигнутый результат. По данным официального отчета ОПЕК, в январе 2002 года страны картеля (не считая не участвующего в его деятельности Ирака) снизили добычу нефти на 820 тыс. баррелей в день по сравнению с предыдущим месяцем, но при этом превысили свою новую квоту на 1,05 млн. баррелей в день. Из независимых экспортеров, пообещавших сократить производство на 462,5 тыс. баррелей в день, сдержали слово только Мексика и Норвегия. Оман так и не стал ничего уменьшать, а Ангола и Россия даже увеличили объем добычи. Правда, российская сторона, по официальным данным, действительно снизила экспорт сырой нефти на 150 тыс. баррелей в день, но зато российские компании резко расширили поставки нефтепродуктов.

Впрочем, реакция участников рынка на это сообщение оказалась довольно вялой. Какого-либо существенного снижения цен не произошло, и, по мнению трейдеров, на ближайшее время цены на нефть будут удерживаться в интервале между 18 и 22 $/баррель. Это объясняется в первую очередь тем, что экспортеры нефти, снизив добычу на 510 тыс. баррелей в день (вместо запланированных 1,96 млн. баррелей), привели рынок в фактическое равновесие. По данным International Energy Agency (IEA), мировое производство нефти в январе 2002 года точно равнялось среднему объему потребления в четвертом квартале прошлого года: 76,3 млн. баррелей в день.

Судя по всему, показатели первого квартала 2002 года не будут особенно отличаться от данных за предыдущие три месяца. Вопреки обыкновению, подъема спроса, характерного для зимних месяцев, в этом году практически не ощущается. Необычно теплая зима в Европе привела к тому, что, по оценкам IEA, мировое потребление нефти оказалось на 60 тыс. баррелей в день меньше прогнозируемого. В США, согласно сообщению правительственного агентства Energy Information Administration, спрос на нефтепродукты в январе 2002 года был на 3,5% ниже, чем за аналогичный период предыдущего года, а резервы сырой нефти превышают прошлогодний объем на 25 млн. баррелей. Как считают специалисты IEA, в 2002 году прирост спроса в сравнении с прошлым годом составит всего 500 тыс. баррелей в день. Это самый низкий показатель роста после 1985 года.

В этой связи очень многое в ближайшие месяцы будет зависеть от того, насколько точно ОПЕК и независимые экспортеры нефти будут придерживаться квот. В принципе, если весной производство будет снижено до оговоренного в прошлом году уровня, рынок даже в условиях сезонного спада останется сбалансированным, а цены, очевидно, сохранят нынешний уровень или, что более вероятно, незначительно снизятся. Однако верность производителей нефти взятым на себя обязательствам вызывает большие сомнения.

Характерно, что свои квоты превышают абсолютно все государства ОПЕК. И среди главных нарушителей – не только самый недисциплинированный производитель – Нигерия, где в январе добывалось на 213 тыс. баррелей в день больше положенного, но и сторонник максимально жесткой ценовой политики Иран (190 тыс. баррелей), а также крупнейший производитель мира Саудовская Аравия. Нефтяное королевство, во многом определяющее политику ОПЕК, в январе снизило добычу на 300 тыс. баррелей в день по сравнению с декабрем, но при этом превысило квоту на 247 тыс. баррелей в день.

Впрочем, основное внимание участников мирового рынка сегодня приковано к России. В прошлом году она крайне неохотно согласилась поддержать ОПЕК, пообещав снизить даже не производство, а экспорт. И если это слово она более-менее твердо держит (хотя многие западные эксперты, не доверяя российской официальной статистике, считают, что в лучшем случае экспорт в январе остался на том же уровне, что и в декабре, лишь перестав постоянно возрастать), то добыча нефти российскими компаниями продолжает наращиваться. По данным IEA, за первый месяц текущего года она выросла на 60 тыс. баррелей, достигнув отметки 7,26 млн. баррелей в день. С учетом того, что потребление нефти в России в последние месяцы ниже обычного вследствие очень теплой погоды, на внутреннем рынке возник значительный избыток предложения. Российские компании жалуются, что цены упали до уровня себестоимости, а жесткая конкуренция между поставщиками заставляет их опускаться еще ниже.

Российское правительство пришло на помощь нефтяникам, снизив с 1 февраля экспортные пошлины на нефть и некоторые нефтепродукты. Впрочем, российские компании и до этого наращивали вывоз рафинированных продуктов, только за январь нарастив его на 760 тыс. баррелей, до 4,92 млн. баррелей в день. В этот объем, указанный IEA, входят не только собственно российские поставки, но и продукция компаний из других стран СНГ, в частности Казахстана, так как они поставляют ее на экспорт через российские трубопроводы и терминалы.

Для стран ОПЕК подобное развитие событий оказалось серьезной неприятностью, но вряд ли сюрпризом. Впрочем, по большому счету, придраться им пока не к чему, так как еще никто не доказал, что Россия не выполняет обязательства по сокращению экспорта сырой нефти, а о нефтепродуктах никто не договаривался. Но руководители нефтяной отрасли стран картеля крайне озабочены тем, что Россия согласилась придерживаться ограничений лишь до марта. Правда, в апреле в России начинается сев, что традиционно увеличивает внутренний спрос на нефтепродукты, но никто не поручится, что российские нефтяные компании, у которых за зиму скопились большие запасы непроданной нефти, не выйдут с ней на внешние рынки.

Многое должно было решиться 20 февраля, когда в Москве собрались на встречу руководители ведущих нефтяных компаний страны. К сожалению, график выхода номера не позволяет нам поместить здесь информацию об итогах этого совещания, хотя его значение для будущего развития рынка представляется очень большим. По словам Вагита Алекперова, главы "ЛУКойла", на этой встрече российские компании должны были решить, будут ли они и дальше координировать свою деятельность с ОПЕК или предпочтут работать, не оглядываясь на картель. А как сообщил Михаил Ходорковский из "Юкоса", вследствие перепроизводства внутри страны российским компаниям необходимо искать новые рынки сбыта за рубежом, очевидно, отбирая их у ОПЕК.

По мнению многих российских и западных обозревателей, нефтяной картель и так хорошо заработал в начале 90-тых, когда вследствие экономического кризиса после распада Советского Союза производство и экспорт нефти в странах СНГ резко упали. Теперь Россия активно восстанавливает утраченные позиции и примеривается к новым. Как заявляли в конце января российский нефтяной министр Игорь Юсуфов и премьер-министр Михаил Касьянов, российские компании будут производить столько нефти, сколько возможно, чтобы завоевать новые рынки. Собственно говоря, Россия и не делает особого секрета из своего стремления закрепиться на рынке США, где сейчас доминируют Мексика, Венесуэла, Саудовская Аравия и Ирак. По словам Леонида Федуна, вице-президента "ЛУКойла", "Персидский залив дальше от Америки, чем Россия".

Вообще в феврале западные эксперты уделяли повышенное внимание перспективам развития российской нефтяной отрасли. Как значилось в опубликованной 1 февраля статье британской газеты Financial Times, российские производители нефти, которых еще несколько лет тому почти никто серьезно не принимал во внимание, за поразительно короткий срок преодолели стадию "дикого" капитализма и превратились в серьезную силу на мировом рынке. Европейские и американские компании, которые ранее старались держаться подальше от России, теперь стремятся заключать партнерские соглашения с местными компаниями, основывать с ними совместные проекты, а в перспективе – и приобретать крупные пакеты их акций.

В частности, в статье Financial Times приводится пример британской корпорации BP, которая несколько лет назад сильно обожглась, вложив в 1997 году $571 млн. в российскую компанию "Сиданко". Эта эскапада обошлась BP более чем в $200 млн., но теперь генеральный директор британской корпорации Джон Брауни, один из самых уважаемых бизнесменов мира, заявляет, что российское направление становится для него одним из приоритетных. А не далее как в конце января французско-бельгийский нефтяной гигант TotalFinaElf подписал партнерское соглашение с компанией "Юкос". Участники проекта будут проводить совместную разведку нефтегазовых месторождений на шельфе Черного моря.

Все это крайне важно для российской нефтяной отрасли, так как борьбу за мировой рынок в ближайшие годы выиграют те страны, которые смогут выиграть борьбу за западный капитал. ОПЕК, доля которой на глобальном рынке к настоящему времени упала до 38%, стремится вернуть потерянное и к 2020 году вдвое увеличить добычу нефти и газового конденсата по сравнению с 2000 годом, поставив под свой контроль свыше 50% мировых добывающих мощностей. Однако для этого им требуются инвестиции объемом в $250 млрд. до 2010 года.

Согласно прогнозу, подготовленному исследовательским департаментом ОПЕК, страны картеля и, в первую очередь, Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Ирак и Иран обладают возможностью нарастить совокупную добычу нефти от около 30 млн. баррелей в 2000 году (рекордном) до почти 46 млн. баррелей в день к 2015 году и свыше 53 млн. баррелей в день к 2020 году. При этом мировой спрос на нефть на 2020 год оценивается в 105,8 млн. баррелей в день.

Существенно, что авторы прогноза исходят из долгосрочной стабилизации мировых цен на нефть на уровне около 20 $/баррель для ОПЕКовской корзины из семи сортов в ценах 2001 года. По мнению Аднана Шехабуддина, директора исследовательского департамента ОПЕК, более высокие цены (например в пределах ценового коридора 22-28 $/баррель) приведут лишь к сокращению валютных поступлений стран ОПЕК по сравнению с "умеренным" сценарием на $30 млрд. в год в 2010 году и на $60 млрд. в 2020 году. Как считает Шехабуддин, картелю невыгодна дорогая нефть, так как это будет сдерживать глобальный рост потребления, а также стимулировать расширение добычи в других странах.

В качестве доказательства этого утверждения можно привести США, где после энергетического кризиса 2000 года было решено резко нарастить собственное производство нефти и газа, не останавливаясь перед установкой буровых вышек на территории национальных природных резерватов на Аляске и на шельфе Мексиканского залива, в нескольких десятках километров от флоридских пляжей. Примерно до середины 2001 года по этой теме велись напряженные дебаты, но когда во второй половине прошлого года цены на нефть упали, проблема сразу утратила актуальность.

Поэтому принятое в начале февраля 2002 года решение президентской администрации Буша разрешить разведку и добычу нефти на территории юга штата Юта в непосредственной близости от национальных парков Arches и Canyonlands (известный по сотням вестернов ландшафт с живописными красными скалами) вызвало у американских нефтяников некоторое удивление. Даже сами нефтяные компании сейчас вовсе не рвутся в заповедные районы, опасаясь яростных протестов возмущенной общественности, и заявляют, что в данный момент они не испытывают острой необходимости в проведении изыскательских работ в этих местах.

Довольно нервозную реакцию на мировом рынке нефти вызвала агрессивная риторика президента Буша об "оси зла", включающей, в частности, крупные нефтедобывающие страны Ирак и Иран. Если учитывать ту нервозность, которой часто сопровождается продление для Ирака ООНовской программы "нефть за продовольствие", американская атака на Ирак может привести к довольно серьезному скачку цен на нефть. А горячий командующий иранскими Стражами исламской революции Мохаммад Багр Золгадр 10 февраля во всеуслышание предупредил США, что любая попытка нападения на его страну вызовет сокрушительный ответный удар по нефтяным вышкам Персидского залива.

Конечно, вероятность американской акции в отношении Ирака и, особенно, Ирана не слишком велика, но этот фактор также приводит к определенному напряжению на рынке нефти, противодействуя снижению цен. Кроме того, дополнительное влияние на настроения участников рынка оказала и крупная промышленная авария на кувейтском нефтяном комплексе Raudhatain в ночь на 1 февраля. Взрыв и пожар после утечки нефти из нефтепровода вывели из строя весь терминал, парализовав добычу нефти на всем севере Кувейта, составляющую около 600 тыс. баррелей в день или треть от объема производства в стране. Хотя кувейтское правительство заявляет, что на экспорт эта авария не повлияет, так как поставки осуществляются из резервов, в среднесрочной перспективе эта потеря будет ощутимой. По крайней мере авария уже привела к уходу в отставку министра нефти Кувейта Аделя аль-Субайха, 49-летнего инженера-нефтяника, который пользовался большим уважением в западных деловых кругах за свою высокую квалификацию и противодействие назначениям на ключевые посты некомпетентных родственников правителя страны.

В марте цены на нефть в мире будут, безусловно, зависеть от того, к какому решению придет Россия. Не зря президент ОПЕК Рилвану Лукман и генеральный секретарь Али Родригес планируют приехать в Москву 11 марта, всего за несколько дней до назначенной на 15-е число встречи руководителей международного картеля в Вене. Ранее Родригес заявлял, что изменение квот на добычу нефти странами ОПЕК маловероятно по меньшей мере до сентября, однако теперь его мнение может измениться.

Правда, об этом станет известно позже, а пока представители картеля воздерживаются от громких заявлений. Пожалуй, единственным, кто нарушил это правило, оказался алжирский министр нефти Абдулла бин Хамад аль-Атийя, сообщивший 1 февраля, что страны ОПЕК могут отказаться от осуществленных сокращений добычи, если окажется, что независимые экспортеры нарушают взятые на себя обязательства. Впрочем, в первую очередь картелю надо будет заняться укреплением дисциплины в собственных рядах.

Кстати, достаточно агрессивное замечание аль-Атийи не произвело впечатления серьезного давления на независимых экспортеров, так как прозвучало оно в несколько неподходящей обстановке: на состоявшемся в начале февраля в Алжире Форуме экспортеров газа, где приняли участие 13 стран (Алжир, Боливия, Бруней, Венесуэла, Египет, Индонезия, Иран, Катар, Ливия, Малайзия, Нигерия, Оман и Россия), на которые приходится большая часть мирового производства. Как раз на этом совещании все заинтересованные стороны пришли к полному согласию.

Участники форума отметили широкие перспективы повышения глобального спроса на газ как более экологически безопасный энергоноситель по сравнению с нефтью, однако выразили озабоченность по поводу возможного перепроизводства. Все страны, принявшие участие в конференции, собираются увеличивать добычу газа, а Россия и Иран, соответственно первый и второй производители в мире, и вовсе планируют нарастить свои мощности на две трети в ближайшие несколько лет. По практически единогласному мнению участников форума, в обозримом будущем у экспортеров газа может возникнуть необходимость во введении международного контроля объемов производства, что может привести к созданию картеля, аналогичного ОПЕК. По крайней мере, если в Алжире стороны лишь обсуждали возможности сотрудничества и искали консенсус, то на следующей встрече в столице Катара Дохе в 2003 году уже может состояться предметный разговор.

3 Виктор ТАРНАВСКИЙ, по материалам Oil and Gas International, FT, NY Times, WSJ, Reuters, Yahoo

 
© агенство "Стандарт"