журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Автозаправочный бизнес

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №2, 2002

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

Дело программ-вредителей

Нынешний год для украинской энергетики начался с маленького скандала. Национальная комиссия регулирования электроэнергетики Украины решила разобраться в истории почти годичной давности. Тогда в конце весны 2001 года несколько энергоснабжающих компаний ("Запорожьеоблэнерго", "Черниговоблэнерго", "Тернопольоблэнерго", "Львовоблэнерго", "Полтаваоблэнерго", а позже и "Кировоградоблэнерго") дружно приобрели на Западе дорогостоящие программные продукты.

Мотивировка данного приобретения была следующей – для обеспечения полной оплаты начисленных платежей облэнерго нужно современное программное и техническое обеспечение. Нужно отдать им должное – купили не худшее. Были приобретены права на использование корпоративной информационной системы SAP R/3 (в свое время Минэнерго Украины утвердило эту систему в качестве отраслевого стандарта автоматизации предприятий энергетики) и автоматизированной системы учета потребления электроэнергии для бытовых клиентов Smart Util:Energy. Обошлось это, по данным НКРЭ, 5-ти облэнерго из вышеупомянутого списка ("Запорожьеоблэнерго", "Черниговоблэнерго", "Тернопольоблэнерго", "Львовоблэнерго" и "Полтаваоблэнерго") минимум в 94 млн. грн. Однако эта цифра не окончательная и по мере изучения данного вопроса Комиссией, возможно, будет расти.

Похвальное стремление облэнерго обзавестись лицензированным и качественным программным обеспечением (ПО) у НКРЭ почему-то ожидаемого восторга не вызвало. Ведь из 6 компаний только две – "Полтаваоблэнерго" и "Черниговоблэнерго" – по итогам 2001 года были рентабельны. Остальные закрыли прошлый год с убытками. Ну и вдобавок часть этих облэнерго не рассчитались в полном объеме с "Энергорынком" за отпущенную им электроэнергию. Собственно в этом тоже ничего особо криминального нет – по итогам прошлого года полностью погасили задолженность за электроэнергию все те же "Черниговоблэнерго" и "Полтаваоблэнерго" плюс присоединившиеся к ним в последнее время 5 купленных в 2001 году энергоснабжающих компаний, которые сегодня на 100% рассчитываются за поставляемую им электроэнергию. По словам генерального директора "Полтаваоблэнерго" Бориса Попова, Национальная комиссия регулирования электроэнергетики изначально выбрала для проверки энергокомпании, которые "впереди всех" по расчетам с энергорынком. При том что средний уровень расчетов за электроэнергию за 2001 год по Украине составил 79%, компании, деятельность которых пристально изучалась Комиссией, рассчитались так с "Энергорынком": "Запорожьеоблэнерго" на 87,9%, "Львовоблэнерго" - на 89,4%, "Полтаваоблэнерго" - на 100,4%. Если в среднем по Украине увеличение уровня оплаты электроэнергии в течение 2001 года составило 4%, то эти компании увеличили уровень оплаты рынку: "Запорожьеоблэнерго" – на 24,5%, "Львовоблэнерго" – на 11%, "Полтаваоблэнерго" – на 12,7%. То есть все компании стали работать лучше и, в частности, благодаря внедренному программному обеспечению, считает руководитель "Полтаваоблэнерго".

Несмотря на все эти успехи, во время проверки деятельности облэнерго-"передовиков" факт перечисления денег за ПО не мог не вызвать живейшего интереса у представителей НКРЭ. Во-первых, размером перечисляемых сумм. Во-вторых, схемой оплаты ПО. Деньги перечислялись не напрямую разработчикам и владельцам программного обеспечения, а лондонской фирме Smart Serve Finance. Впрочем, юридически здесь все чисто – эта фирма действительно имеет право продавать продукты той же компании SAP. Однако остается вопрос: сколько реально заплатили фирме-разработчику программного комплекса, а сколько из более чем $17 млн. досталось Smart Serve Finance. Вопрос риторический и на него вряд ли кто-нибудь когда-нибудь ответит. НКРЭ, например, считает, что за программное обеспечение облэнерго переплатили раза в четыре-пять.

Одним словом, реальный повод для размышления у специалистов Комиссии был, и они попытались докопаться до истины. Представители "передовых" облэнерго вызывались на заседания НКРЭ партиями по двое-трое и должны были обосновывать свои решения о покупке программного обеспечения. Естественно, вели себя они совершенно по-разному. Если "Полтаваоблэнерго" и "Черниговоблэнерго", имея 100%-ный уровень расчетов с "Энергорынком", чувствовали себя на "допросах" вполне уверенно и даже бойко, то, к примеру, "Тернопольоблэнерго" натурально "поплыл" и не мог внятно объяснить, на кой черт ему сдались эти программы.

Что, впрочем, неудивительно, ибо все прекрасно понимают, что облэнерго решения о покупке программ либо вообще не принимали, либо их голос, в лучшем случае, был совещательным. И мы имеем дело с решением, принятым их хозяевами. Все упомянутые выше облэнерго так или иначе контролируются группой оффшорных компаний, входящих в так называемый Инвестиционный пул. Очевидно, что решение о "залповой" покупке однотипного программного обеспечения принималось именно его руководством. В НКРЭ даже увязывают сроки перечисления денег за ПО (конец мая – начало июня 2001 года) со временем покупки облэнерго словацкой энергокомпанией Vychodoslovenske energeticke zavody. Насколько это соответствует истине, судить очень трудно, хотя тесные связи между "словаками" и Инвестпулом несомненно присутствуют.

Активность НКРЭ в деле о покупке ПО, с одной стороны, несколько пугает. Фактов на ее руках явно маловато и она с удовольствием заменяет их своими догадками. С другой – похвально, что на шестом году своего существования НКРЭ наконец-то начала заниматься именно тем, ради чего собственно и создавалась: регулированием деятельности природных монополий в топливно-энергетическом комплексе. Первые результаты регулирования таковы: Комиссия установила, что с 1 февраля "закупка оборудования, выполнение работ, включенных в инвестиционные планы (программы), и приобретение программных продуктов должны осуществляться исключительно на тендерной основе". Кроме того, от приватизированных облэнерго требуют до 1 марта представить их инвестиционные планы, источники их финансирования и графики использования средств на 2002 год. Это весьма затруднит переброс средств по статьям инвестиционного бюджета.

Но это, если можно так выразиться, "надводная часть айсберга". Что же касается всего спектра борьбы Комиссии с облэнерго, контролируемыми Инвестпулом, то, скорее всего, главный удар здесь придется по "Запорожьеоблэнерго". Позиции Пула в этой компании выглядят весьма слабыми. Правда, сейчас после приобретения пакета "Запорожстали", Инвестпул сосредоточил в своих руках порядка 35% акций и посадил в правление своих людей. Однако контрольный пакет этого облэнерго (61,6%) по-прежнему находится у государства. Оно же полностью контролирует и наблюдательный совет компании. И как раз последний забыли проинформировать о такой мелочи как многомиллионные траты компании на программное обеспечение. Между тем полномочия этого органа как представителя собственника совсем не игрушечные. Что и было наглядно продемонстрировано на последнем годовом собрании участников "Энергорынка". У "Запорожьеоблэнерго" и "Николаевоблэнерго" были зарегистрированы не те представители, которых делегировало правление этих 2 компаний, а представители, которых назначил наблюдательный совет. Фактически это означает, что дружественное Инвестпулу руководство этих облэнерго попросту задвинули в угол. В итоге 110 принадлежащих им голосов были отданы за того кандидата, который устраивал Минтопэнерго, а не Инвестпул, а представитель последнего Юлия Носулько в Совет "Энергорынка" попросту не попала. А ведь она должна была занять в этом органе место отца – основателя и идеолога Пула Константина Григоришина.

Кстати говоря, многие расценили это прискорбное событие как пламенный привет Инвестпулу от нового руководителя Минтопэнерго. По сути, это послание всем энергетикам доброй воли: пока Виталий Гайдук возглавляет Минтопэнерго, игнорировать это ведомство не стоит. Не исключено, что новый министр еще не раз продемонстрирует Инвестпулу, "чьи в лесу шишки". Посему в ближайшей перспективе "Запорожьеоблэнерго" может ожидать снижение тарифов – удар, конечно, не смертельный, но весьма болезненный.

Однако разборки разборками, но вполне закономерен вопрос: насколько эта история отразится на дальнейшем технологическом развитии облэнерго. Ведь то, что они нуждаются в модернизации, несомненно. А на это нужны деньги. Другое дело, что необходимо обеспечить предельно жесткий контроль их расходования и не допускать вывода инвестиционных средств на счета "левых" компаний.

Что же касается денег на модернизацию облэнерго, то они появятся только в результате роста тарифов. Тема эта, особенно в преддверии выборов, крайне не популярна и вызывает у промышленников почти истерическую реакцию. Тем не менее спрятаться от нее не удастся, ибо украинские тарифы на электроэнергию едва ли не самые низкие в мире и уже в силу этого обстоятельства не создают нормальных условий для работы тех же облэнерго. Практически все они хронически убыточны, и вечно такая практика сохраняться не может.

Конечно, накануне выборов повышать тарифы никто не будет. В частности, на днях неприятное (хотя, впрочем, и вполне ожидаемое) известие получили приватизированные американцами "Киевоблэнерго" и "Ривнеоблэнерго", а также две "словацкие" энергокомпании ("Житомироблэнерго" и "Севастопольэнерго"). Кабинет Министров Украины до 1 июля продлил полномочия НКРЭ по регулированию тарифов на электроэнергию путем установления предельных отклонений от ныне действующих тарифов. Это решение принято, дабы избежать "значительного роста цены электроэнергии для промышленных потребителей в результате повышения тарифов для облэнерго". Другими словами, хвостик собачке будут рубить по частям.

И рубить будут очень долго. Ведь перспективы роста цен на электроэнергию у нас просто захватывающие. Сейчас средние цены для потребителей находятся в пределах от 3 цент/кВт-ч для населения до 4 цент/кВт-ч – для промышленности. В Западной Европе они находятся на уровне 11 центов, а в США – примерно 8 центов за кВт-ч. Недавно Европейский банк реконструкции и развития настоятельно рекомендовал странам Центральной и Восточной Европы поднять свои энерготарифы хотя бы до американского уровня. Конечно, к пожеланиям наших западных друзей нужно относиться без фанатизма (иной раз они и сами не понимают, что советуют), но как ориентир эту цифру запомнить все-таки стоит.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"