журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

АВТОМОБИЛЬНЫЕ МЕТАЛЛЫ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №2, 2002
Приложения к статье
Таблица

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Новый имидж китайской алюминиевой промышленности

У отрасли появился новый хозяин – компания Chalco, заключившая союз с Alcoa

Китайская корпорация Chalco, монопольно контролирующая внутренние рынки глинозема и алюминия, прошла регистрацию на гонконгской фондовой бирже и заключила стратегический альянс с Alcoa. Этот союз обеспечивает партнерам абсолютную власть на огромном китайском рынке – единственном, который быстро идет на подъем в условиях повсеместного спада. От дальнейшего развития отношений между этими гигантами зависит будущее всей алюминиевой промышленности Китая.

Эволюция государственной

компании

История Aluminium Corp of China (Chalco) началась в 1998 году, когда правительство Китая распустило не оправдавшую высокого доверия государственную корпорацию China National Nonferrous Metals Corp (CNNC), объединявшую все горнорудные, плавильные и научно-исследовательские предприятия цветной металлургии. Вместо одной CNNC были учреждены три новые государственные компании, которые разделили между собой предприятия отрасли по принципу сходства товарных групп. Одной из них и стала Chalco, поглотившая около 30 алюминиевых и магниевых предприятий, их плавильные и рафинировочные заводы, исследовательские подразделения и торговые филиалы.

Однако данная перегруппировка не привела к долгожданному подъему в промышленности, а деятельность новых компаний вызвала бурю протестов со стороны руководителей их дочерних предприятий. Правительству пришлось признать, что реорганизация оказалась нерациональной, и искать иные пути подъема отрасли. В июне 2000 года было принято решение о ликвидации всех трех холдинговых компаний, и уже 4 июля об этом было объявлено официально.

Тем не менее, за полгода своего существования административная верхушка Chalco сумела прочно встать на ноги и не собиралась сдаваться без боя. Вопреки решениям, принятым на высшем уровне, корпорация сумела выжить, хотя и в усеченном виде. Первичная реорганизация Chalco была завершена в начале 2001 года, при этом, корпорация утратила свое название и 50% персонала, но сохранила 70% активов и 90% прибылей.

В феврале 2001 года модернизированная Chalco стала называться Aluminium Corp of China (Chinalco); новая корпорация объединила наиболее прибыльные государственные предприятия алюминиевого сектора. Исходно в ее состав вошли плавильный завод Qingtongxia и пять плавильно-рафинировочных комплексов – Great Wall, Shandong, Shanxi, Pingguo и Guizhou. Администрацию новой структуры возглавил министр Го Шенькунь, вице-президентом стал Ли Хэнлун, который занимал такой же пост в Chalco, а ее бывший президент стал одним из членов правления.

В марте 2001 года Chinalco объявила о намерении уже в апреле провести первоначальное публичное предложение своих акций (IPO) на фондовой бирже Гонконга. Однако рыночная ситуация не благоприятствовала реализации этих планов: низкие цены на алюминий и глинозем в комбинации с повсеместным спадом на рынках ценных бумаг могли обесценить акции Chinalco. Регистрация была отложена на неопределенный срок, и Chinalco начала изучать возможности заручиться поддержкой какой-либо крупной международной компании.

Альянс с Chinalco был весьма привлекательным для иностранных инвесторов, поскольку открывал им доступ на огромный китайский рынок. В сентябре 2001 года появились сообщения о переговорах с такими гигантами как Alcoa, Alcan и Pechiney. В ноябре Chinalco подписала меморандум о взаимопонимании с Alcoa; это соглашение должно было далее перерасти в долгосрочное стратегическое партнерство.

При этом, неожиданно обнаружилось, что в отрасли успела свершиться новая реорганизация. Chalco вернули к жизни, теперь уже как акционерное предприятие. Практически все активы Chinalco были переданы "новой" Chalco, которая сразу вернула свое монопольное положение на китайском рынке, заключила стратегический альянс с Alcoa и уже в декабре прошла регистрацию на гонконгской фондовой бирже. Крупнейшим из индивидуальных акционеров корпорации (45,1%) стала Chinalco, кроме того, 15,6% акций Chalco принадлежат компании China Cinda, 5,8% – China Orient, меньшие доли – другим китайским инвесторам. При этом, Alcoa International – азиатская дочерняя компания Alcoa – приобрела 8% акций Chalco, что дает ей право назначить своего представителя в совет директоров китайской корпорации.

Акция на гонконгской бирже

Первоначальное публичное предложение акций Chalco состоялось 5 декабря: акции категории H предлагались по первичной цене HK$1,38. На момент закрытия гонконгской биржи 12 декабря они котировались только на HK$0,01 выше исходного предложения; в это же время в Нью-Йорке курс американских депозитарных расписок изменился от изначального уровня в $17,70 до $18,27.

Такой дебют трудно назвать удачным, впрочем, этого и следовало ожидать. Во-первых, IPO было явно несвоевременным, так как против Chalco была комбинация таких факторов как понижательные тенденции на мировом рынке глинозема и общее падение интереса инвесторов к акциям металлургических компаний, вполне естественное в условиях повсеместного ослабления экономики развитых стран. Во-вторых, IPO отчетливо недоставало прозрачности. С февраля по октябрь Chalco просто не существовала в природе, и только 8 ноября – в момент подписания меморандума между Chinalco и Alcoa – она вдруг неожиданно возродилась. Западным инвесторам практически ничего не известно о сегодняшней Chalco, они считают слишком рискованным вкладывать деньги в компанию, которая просуществовала полгода, затем исчезла на восемь месяцев, с тем чтобы вновь, словно чёртик из коробочки, вынырнуть невесть откуда.

Как представляется западным аналитикам, спешка в отношении IPO обусловлена сильным давлением со стороны правительства. Несколько раз на официальном уровне объявлялось, что регистрация (тогда еще – Chinalco) будет проведена в ноябре. Этого не произошло, однако Пекин настаивал, чтобы IPO состоялось непременно в 2001 году несмотря на крайне неблагоприятные рыночные условия. Чтобы ускорить события и повысить стоимость акций Chalco, правительство ввело ограничения на импорт глинозема, практически все производство которого внутри страны находится под контролем этой компании. Причины такой поспешности не были обнародованы, но, как бы то ни было, теперь Chalco – официально зарегистрированная на бирже компания, разбогатевшая за счет размещения акций на сумму в $458 млн.

Часть этих средств планируется использовать для уменьшения объемов задолженности предприятий, принадлежащих Chalco, а остаток – для финансирования программы расширения рафинировочного производства. Особое внимание предполагается уделить шести рафинировочным комбинатам: четыре из них относятся к интегрированным алюминиевым комплексам, а еще два представляют собой отдельные обогатительные предприятия. В 2000 году их суммарный выпуск глинозема составил 4,18 млн. т, а через 3-5 лет, когда будут реализованы проекты расширения мощностей, объемы производства будут увеличены до 6 млн. т в год.

Кроме того, Chalco внесет свою долю инвестиций в проект расширения плавильных ресурсов Pingguo Aluminium, своего совместного предприятия с Alcoa (50:50). Завод, который в 2000 году выпустил 170 тыс. т первичного алюминия, после 2005 года будет производить по 220 тыс. т металла в год. В январе компания начала производственные испытания нового плавильного завода Haixing, построенного в западном Китае; на проектную мощность – 55 тыс. т алюминия в год – он будет выведен к концу 2002 года.

В проспектах, которые Chalco рассылает потенциальным инвесторам, стратегия корпорации сформулирована так: "Использовать масштабы и положение на рынке для реализации возрастающих возможностей китайского рынка алюминия". Это подразумевает наращивание производства глинозема за счет технической модернизации и расширения существующих предприятий, а также выпуска первичного алюминия в регионах с низкой стоимостью электроэнергии. При этом, Chalco планирует расширять свое присутствие на рынках сырья и конечной продукции. Кроме того, разработаны планы проникновения и на рынок алюминиевых изделий. В 2001 году Chinalco уже осуществила поглощение завода Southwest Fabrication Plant и теперь разрабатывает проект увеличения мощностей этого предприятия да 200 тыс. т в год.

В проспектах Chalco указано, что корпорация сконцентрирует усилия на "снижении производственных затрат и повышении прибыльности; это стало возможным благодаря интегрированию в компанию с централизованным управлением". Доходы будут увеличены за счет снижения стоимости сырья и энергии, кооперирования деятельности в сферах маркетинга и продаж, а также оптимальной организации управления. Кроме того, планируется централизация сырьевой базы. Chalco уже заключен долгосрочный договор с компанией Datang Power о льготных поставках электроэнергии. По этому договору Chalco, как минимум, 4 млрд. кВт-ч может приобрести на 20% дешевле, чем платили плавильные заводы группы в первом полугодии 2001 года. Кроме того, Datang будет поставлять электроэнергию новому плавильному заводу (280 тыс. т алюминия в год), который к 2006 году планируется построить при рафинировочном комбинате Shanxi (1,2 млн. т глинозема в год). Поставки электроэнергии по этому контракту, заключенному сроком на 25 лет, будет обеспечивать новая угольная электростанция Datang.

Возрождение монополии

Итак, китайский алюминиевый сектор начинает приобретать новый имидж. Вместо коалиции из разноплановых фрагментированных предприятий он превращается в монолит, сцементированный одной из крупнейших алюминиевых компаний мира. Одним из наиболее важных последствий этих преобразований, безусловно, стал стратегический альянс Chalco и Alcoa. Пока американский гигант приобрел только скромные 8% акций Chalco, однако уже имеется и совместное предприятие (50:50), созданное Alcoa и Chalco на базе самого современного из китайских комплексов Pingguo Aluminium. Благодаря этим инвестициям Alcoa опередила своих конкурентов в части проникновения на растущий китайский рынок.

В этом отношении позиции Alcoa теперь практически не уязвимы. Шесть рафинировочных комбинатов обеспечивают Chalco монополию в сфере производства глинозема, и, хотя компания не контролирует все китайские мощности для производства алюминия, у нее достаточно влияния, чтобы предотвратить нежелательное воздействие на этот рынок со стороны иностранных предпринимателей. В распоряжении Chalco имеются такие рычаги как полный контроль внутреннего рынка сырья и информация о том, что именно требуется обеспечить для приобретения и транспортировки алюминия в Китай. Стратегическое партнерство с китайской корпорацией дает Alcoa возможность участвовать во внешнеторговой деятельности Chalco и присоединяться к любым будущим проектам внутри страны. При этом, у других иностранных инвесторов практически не остается возможностей для подключения к подобным проектам.

Власти некоторых провинций хотели бы построить рафинировочные заводы, поскольку в их распоряжении имеются собственные залежи бокситов, однако для этого им необходимо соответствующее финансирование. Китайское правительство наложило жесткие ограничения на создание новых рафинировочных предприятий; их мощности в зависимости от способа производства должны достигать не менее 300-500 тыс. т глинозема в год. В проспектах Chalco это считается одним из механизмов защиты корпорации от возникновения серьезной конкуренции со стороны отечественных производителей глинозема. Кроме того, именно Chalco владеет ноу-хау по разработке китайских, преимущественно рассеянных, залежей бокситов. Этот фактор затрудняет, в частности, проникновение в Китай французской компании Pechiney, которую одно время называли потенциальным инвестором Chalco.

Таким образом, какой-либо иной компании – китайской или зарубежной – будет крайне трудно реализовать в стране новый рафинировочный проект и захватить долю рынка глинозема. Практически любое расширение производства в этой сфере, сопряженное со строительством новых предприятий, может быть осуществлено только с соизволения Chalco, а теперь, соответственно, и Alcoa.

Казалось бы, в любой момент в Китай могут проникнуть крупные западные торговые компании. На собрании представителей отрасли, состоявшемся в Пекине незадолго до регистрации Chalco, присутствовали официальные лица таких крупных трейдерских фирм как Trafigura, Gerald и Glencore. Однако Alcoa, расширяющая масштабы своей деятельности в Китае с акцентом, в первую очередь, на создании производственной и логистической базы, сделает все возможное, чтобы не допустить появления трейдеров, которые могли бы сыграть роль посредников между нею и китайскими производителями.

Это уже приводит к перестройке традиционных отношений. Вместо того чтобы поддерживать прочные связи с конкретными рафинировочными или плавильными заводами, западные трейдеры вынуждены использовать более широкий подход. Однако в любом случае проблемы неизбежны. Если торговые компании попытаются договориться с Chalco, они наверняка вступят в открытый конфликт с Minmetals.

Появление соперника

На данном этапе единственная компания, которая потенциально могла бы конкурировать с Chalco в сфере внешней торговли, – это Minmetals. Ею подписан долгосрочный контракт с Alcoa World Alumina & Chemicals (AWAC) на импорт 400 тыс. т глинозема в год, действительный до 2027 года, несмотря на партнерство Chalco с родительской компанией AWAC. По представлениям западных обозревателей, Minmetals не намерена конфликтовать ни с Chalco, ни с Alcoa, так что и здесь никаких сюрпризов ожидать не следует.

Однако неожиданность все-таки возникла: намечается альянс, способный нарушить монополию Chalco. В феврале Minmetals начала переговоры с французской Pechiney о проекте строительства в Китае нового рафинировочного комбината для производства глинозема. По плану, после реализации первого этапа проекта предприятие будет выпускать 400 тыс. т глинозема в год. Для полного завершения строительства потребуется еще несколько лет, но это обеспечит расширение объемов производства до 2 млн. т в год.

Новый завод предполагается разместить во владениях Baise Yinhai Aluminium Co в провинции Гуанси. Эта компания неожиданно появилась в отрасли в прошлом году с проектом строительства завода для выплавки 50 тыс. т алюминия в год. В сентябре новый завод начнет выпуск продукции, после чего Baise Yinhai намеревается до 2004 года увеличить его мощности еще на 50 тыс. т. Проектом предусмотрена технология предварительного отжига, так что он полностью соответствует экологическим нормам. Предполагалось, что для обеспечения завода сырьем Baise Yinhai будет приобретать глинозем у отечественных или зарубежных производителей, поэтому предложение Minmetals представляет для компании вполне естественный интерес.

Переговоры между Baise Yinhai Aluminium и Minmetals успешно продвигаются, и эти два будущих партнера чрезвычайно заинтересованы в привлечении третьего – Pechiney. Китайские компании надеются не только заручиться технической поддержкой известного разработчика технологий, но и сделать французскую компанию одним из соучредителей проекта. По вполне понятным причинам, это предложение весьма привлекает Pechiney. Ожидается, что соответствующий договор будет подписан через несколько месяцев.

Для реализации нового глиноземного проекта потребуются инвестиции в сумме 4-5 млрд. юаней ($480-600 млн.). Эти капитальные затраты весьма значительны, но один из акционеров проекта – энергетическая компания Guangxi Power; так что само собою разумеется, что глиноземный комбинат будет обеспечен стабильными поставками электроэнергии. При этом, власти провинции Гуанси крайне заинтересованы в строительстве предприятия. Осталось "немногое" – добиться утверждения проекта на правительственном уровне. Будущие партнеры утверждают, что действующие ограничения на минимальную мощность глиноземных проектов не станут здесь камнем преткновения. Хотя расплывчатая формулировка "от 300 тыс. до 500 тыс. т в год, в зависимости от технологии" наводит на размышления, так же, как и непрозрачная позиция правительства в отношении монополии Chalco на внутреннем рынке.

Правительство Китая вовсе не намерено полностью отказываться от контроля над отраслью. Введение новых положений, ограничивающих импорт глинозема, обеспечило благоприятные условия для размещения акций Chalco, но никогда не было чем-то большим, нежели временная мера. Понятно, что на первых этапах становления правительство будет оказывать поддержку Chalco.

Новые взаимоотношения между Chalco и правительством, Alcoa и крупными западными трейдерами, Minmetals и другими значительными фигурантами китайской промышленности сформировались еще не окончательно. Однако уже сейчас ясно, что именно они будут играть ключевую роль в формировании направлений развития алюминиевой отрасли, причем, не только в Китае, а и во всем мире.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"