журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

АВТОМОБИЛЬНЫЕ МЕТАЛЛЫ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №2, 2002
Приложения к статье
Графики и таблицы
Графики и таблицы
Графики и таблицы
Графики и таблицы
Графики и таблицы
Графики и таблицы
Графики и таблицы

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 15 января – 10 февраля

Рост цен на цветные металлы в начале января так и не был поддержан реальными потребителями и быстро выдохся. Однако им, по большей части, удалось сохранить достигнутый уровень. Объясняется это, главным образом, тем, что при минимальном обороте торговли на Лондонской бирже металлов (ЛБМ) усиленное действие на цены оказывают крупные инвестиционные фонды, осуществляющие значительные ассигнования в металлы. Появление обнадеживающих признаков скорого завершения экономического спада в развитых странах стимулирует спекулянтов к игре на повышение на товарных рынках. Ожидается, что в начале третьего или даже в конце второго квартала экономика западных стран возобновит подъем, потянув вверх и цены на сырье. И хотя впереди еще несколько месяцев депрессии, можно утверждать уже достаточно определенно: нового снижения цен на цветные металлы не должно произойти.

Алюминий: тихое время

Если не считать короткого периода в конце января, то состояние биржевого рынка алюминия во второй половине января и начале февраля следует признать стабильным. Цены колебались в узком интервале между $1375 и $1405 за т по трехмесячному контракту, повинуясь, в основном, техническим факторам, а оборот торгов как на бирже, так и на спотовом рынке был незначительным. Сложившееся в начале этого года равновесие между низким спросом и пассивным предложением сохранялось, а каких-либо новых действий, способных его нарушить, почти не фиксировалось.

Единственным заслуживающим внимания событием, оказавшим кратковременное влияние на цены в последних числах января, стало известие о том, что бразильский завод Valesul – совместное предприятие англо-австралийской группы BHP-Billiton и местной корпорацией CVRD – наладил производство на полную мощность. После отмены положения о рационировании электроэнергии в Бразилии с 1 января 2002 года местная алюминиевая промышленность постепенно возвращается к жизни. В прошлом году в стране было произведено 1,13 млн. т алюминия, что на 11,1% меньше, чем в 2000-м, а теперь следует ожидать мощного подъема.

С точки зрения сбалансированности мирового рынка, возобновление полномасштабного выпуска на бразильских предприятиях представляет собой негативный фактор. В глобальном масштабе предложение алюминия по-прежнему превышает спрос, о чем свидетельствует, в частности, постоянное увеличение резервов на лицензионных складах ЛБМ. В начале февраля их объем превысил 850 тыс. т, что более чем вдвое превосходит показатель годичной давности. Вследствие низкой активности покупателей компании-производители надеются, в первую очередь, на биржу как канал сбыта.

Избыток складских запасов оказывает постоянное давление на цены и премии на спотовом рынке. Особенно это касается слитков Р1020 западного производства, предложение которых в наибольшей степени превышает спрос. Премии на поставки этого материала с уплаченной пошлиной в Западной Европе во второй половине января и начале февраля составляли не более $75-77 за т по сравнению с ценами на ЛБМ для конечных потребителей и около $70 за т при сделках между трейдерами. Аналогичный металл с неуплаченной пошлиной превышал биржевую стоимость, примерно, на $23-27 за т. Форвардные премии были почти аналогичны спотовым (разница – не более $3-5 за т). Российский алюминий А7е котировался, в среднем, с премией в $15-20 за т, хотя некоторые трейдеры сообщали, что его можно было приобрести и дешевле.

Тем не менее, размеры премий в целом не уменьшились по сравнению с началом января; это связано с тем, что спрос на алюминий в Европе оказался несколько выше, чем ожидалось ранее. С одной стороны, большинство покупателей все еще выжидают, не зная, куда двинутся цены в дальнейшем, и не пополняют своих запасов, но, с другой, они постоянно приобретают небольшие партии, чтобы обеспечить себя металлом на ближайшее время, а это создает на рынке необходимую активность.

Для экструдированных заготовок такая активизация покупательского интереса позволила стабилизировать премии, последовательно снижавшиеся в течение последних недель прошлого года. Во второй половине января размер премий на заготовки европейского производства при поставке со склада установился на уровне $200-215 за т, с доставкой же доходил и до $220-230 за т.

В Азии в конце января начался сезонный спад деловой активности, всегда наступающий перед китайскими новогодними празднествами. Объем закупок потребителями сократился до минимума, и трейдеры не ожидают возобновления сделок до начала марта. Наличие больших складских резервов также не способствует удачной торговле, однако продавцам, по большей части, удалось сохранить прежние размеры премий. В начале февраля западный алюминий на корейском спотовом рынке котировался по ценам, на $45-48 за т превышавшим уровень ЛБМ, премии на российский и китайский алюминий составляли, соответственно, $25-28 и $35-38 за т. Во второй половине января корейское государственное снабженческое агентство SAROK приобрело на тендере 10 тыс. т алюминия в слитках у BHP-Billiton и Pechiney с премией $39 за т с доставкой в Инчхон и Пусан.

Единственным рынком, где во второй половине января отмечено снижение премий, оказались США. Местных потребителей алюминия не слишком "обнадежили" обнадеживающие признаки скорого завершения экономического спада (Федеральная резервная система решила больше не снижать процентные ставки, сигнализируя, что экономика теперь не нуждается в дополнительных стимулах). Кроме того, на американский рынок поступают значительные объемы импортного металла, главным образом из России. В итоге базовая для США премия Midwest сократилась от 3,25-4,00 центов за фунт в середине января до 3,25-3,50 центов за фунт в феврале. Потребители, в основном, используют сохранившиеся у них запасы, так что их возвращение на рынок ожидается не ранее марта.

В отношении алюминиевого лома на рынках большинства западных стран поддерживается равновесие. Спрос низок, но и предложение сырья находится на минимальном уровне как вследствие спада производства в местной алюминиевой промышленности, так и из-за сократившихся поставок лома из Восточной Европы и СНГ.

На рынках континентальной Европы цены на основные сорта лома во второй половине января и начале февраля оставались стабильными, не изменившись по сравнению с началом года. Цены на обрезь table достигали не более $1200-1240 за т CIF, листовой лом taint/tabor котировался по $880-960 за т. Правда, европейским производителям вторичного алюминия несмотря на невысокий спрос со стороны конечных потребителей из автомобильной промышленности удалось приподнять цены на свою конечную продукцию, доведя стоимость слитков, полученных методом литья под давлением, до @1410-1430 за т в начале февраля. Вследствие недостатка лома плавильные заводы были вынуждены также уменьшить выпуск, и на рынке возник дефицит.

На британском рынке слегка возросли цены не только на алюминиевые сплавы, но и на лом, так как трейдеры предпочитают отправлять материал в Восточную Азию, а его поставки из внутренних источников маломасштабны. За вторую половину января и первую неделю февраля стоимость большинства сортов лома повысилась, в среднем, на 10 ф. ст. за т, а наиболее дорогостоящие сорта подорожали даже на 20 ф. ст. Аналогично изменились в цене и сплавы: так, например, LM24 стоил в первых числах февраля около 880-900 ф. ст. за т по сравнению с 860-895 за т в середине января.

На восточноазиатском рынке в начале февраля объем закупок упал по понятным причинам (приближение праздников), однако этот регион пока остается наиболее привлекательным для экспортеров алюминиевого лома. Правда, из-за изобилия предложения цены в последние недели остаются стабильными за исключением цен на лом экструзий 6063, подорожавших от около $1280-1300 за т C&F Гонконг или порты южного Китая в середине января до $1300-1330 за т C&F в феврале. Стоимость других сортов лома при поставках в Китай была практически неизменной, и в первых числах февраля листовой лом taint/tabor оценивался в около $1055-1070 за т C&F (небольшое повышение по сравнению с серединой января), а лом отливок tense сохранил свой январский уровень $1030-1050 за т.

Международный спотовый рынок глинозема усыхает на глазах. В последние годы на нем оставались только китайские покупатели, теперь же и они предпочитают выходить напрямую на поставщиков, заключая с ними соглашения сроком на 3-5 месяцев. Другие потребители, пользуясь низкими ценами на алюминий и, соответственно, удешевлением глинозема, стремятся подписывать контракты с производителями на как можно более продолжительный срок (до пяти лет).

Тем не менее, объем спотового рынка сохраняется на довольно высоком уровне. В прошлом году Китай импортировал рекордное количество глинозема (по официальным данным, 3,38 млн. т, согласно оценкам западных экспертов – около 3,5 млн. т), почти вдвое превысив показатель 2000 года (1,8 млн. т). В первый месяц 2002 года объем продаж не сократился по сравнению с прошлогодними данными, и аналитики полагают, что закупки и далее будут проводиться по графику 2001 года. Дело в том, что в этом году в Китае должны войти в строй алюминиевые заводы общей производственной мощностью 500 тыс. т в год, а сырье для них будет, очевидно, закупаться за рубежом из-за ограниченности местных ресурсов. Кроме того, в пользу сохранения высоких объемов импорта говорит и снижение ввозных пошлин от 18 до 12%.

Под влиянием высокого объема продаж стоимость глинозема на спотовом рынке продолжила медленный рост, отойдя от минимального уровня октября-ноября. Контракты на поставки австралийского материала в Китай в конце января заключались из расчета около $150 за т FOB, что соответствует $157-160 за т CIF. Карибский глинозем, как и прежде, предлагается со значительным дисконтом, его стоимость, как правило, не превышает $125 за т FOB.

Тенденция к медленному подъему цен проявилась и в итогах тендера на продажу 25 тыс. т глинозема с поставкой в середине февраля, проведенного индийской компанией Nalco. Победитель – торговая компания Newco – приобрел эту партию за $142,40 за т FOB Визаг (на предыдущих тендерах в декабре 2001 года были зафиксированы цены на уровне $140,50 и $141,40 за т FOB).

Правда, некоторые западные специалисты менее оптимистичны, считая резкий рост объема китайского импорта временным признаком. По некоторым оценкам, в прошлом году Китай закупил около 1 млн. т "лишнего" глинозема, поэтому теперь в местных портах скопились огромные нереализованные запасы. Кроме того, западных трейдеров по-прежнему слегка беспокоит принятие положения о регистрации всех поставок в государственной внешнеторговой комиссии. Как заявляют официальные представители китайских властей, регистрация была введена для того, чтобы удостовериться, что импортный глинозем не достанется обреченным на скорое закрытие мелким заводам годовой мощностью до 50 тыс. т или устаревшим предприятиям, использующим технологию Содерберг. Однако западные поставщики по привычке видят в этой мере потенциальный инструмент для ограничения торговли.

О том, что произойдет, если у рынка глинозема будет выбита китайская "подпорка", эксперты предпочитают не задумываться. В конце прошлого года избыток предложения этого материала на мировом рынке был уменьшен благодаря закрытию ряда нерентабельных предприятий (крупнейшим из них был завод Burnside компании Ormet в США с годовой мощностью в 600 тыс. т), однако в декабре после двухмесячной забастовки возобновил свою работу комбинат Alcoa на Ямайке, выпускающий до 1 млн. т глинозема в год. Теперь улучшить баланс может, разве что, повторный запуск закрытых в 2000-2001 годах алюминиевых заводов на северо-западе США, однако этого, скорее всего, не произойдет до 2003 года.

Правда, по мнению экспертов британской компании Roskill Information Service, в ближайшие несколько лет баланс на мировом рынке глинозема качнется в сторону дефицита. В ближайшие четыре года темпы роста глобального производства этого сырья будут менее активными, чем в 1994-2000 годах, и ниже, чем у рынка первичного алюминия. Так, до 2004 года в строй будет введено только 3,5 млн. т в год новых мощностей по производству глинозема, а в отношении бокситов единственным заслуживающим внимания новым объектом станет Тиманское месторождение в России. Только в 2006 году, когда завершится строительство глиноземных комбинатов Gapso в Гвинее и Utkal в Индии, рынок глинозема снова обретет равновесие.

Медь: хорошие новости

Начав год с повышения цен до более $1500 за т по трехмесячному контракту на ЛБМ, медь в первых числах февраля совершила еще один скачок и впервые с июня прошлого года пересекла рубеж $1600 за т. Правда, довольно серьезным недостатком этого подъема было то, что за ним стояли, как правило, исключительно инвестиционные фонды и прочие спекулянты. Впрочем, вызван он был все-таки вполне реальными событиями.

Бесспорно, самым важным из них было объявление ФРС США о сохранении процентных ставок без изменений. Специалисты усматривают в этом признак завершения экономического спада и возможность скорого оживления американской промышленности и строительной отрасли. По оценкам специалистов британского Macquarie Bank, промышленное производство в США в этом году должно возрасти на 3% по сравнению с провальным прошлым годом, что открывает дорогу подъему спроса на медь в середине или даже в начале лета. Как полагают спекулянты, относительно дешево приобретя металл сейчас, они смогут его с выгодой перепродать через несколько месяцев.

Аналогичный процесс происходит и на шанхайской бирже, где в конце января также расширился объем закупок, причем, медь приобретали не только спекулянты, но и реальные потребители. Китай сейчас занимает второе после США место в мире по объему спроса на медь и одно из первых – по темпам его роста, а в 2002 году, как полагают аналитики, потребление меди получит новое ускорение. В Китае в этом году экономика, как ожидается, будет расти бурными темпами; кроме того, продолжится реализация ряда инфраструктурных проектов, возможен бум в жилищном строительстве, что также обеспечит активизацию спроса на медную продукцию.

Правда, небольшой подъем на китайском биржевом рынке не оказал пока особого влияния на состояние спотового. В конце января премии при поставке со склада в Шанхае равнялись $55-62 за т по сравнению с ЛБМ, практически не изменившись по сравнению с началом года. Однако наблюдатели склонны объяснять это предпраздничным спадом деловой активности и предсказывают, что в марте премии пойдут вверх.

Наконец, положительно повлияло на настроение участников рынка и заявление руководства южноафриканской компании Anglo American о возможном закрытии в течение ближайших 12 месяцев принадлежащей ей крупнейшей медной шахты Konkola в Замбии. По оценкам специалистов американской компании Phelps Dodge, второго в мире производителя меди, мировой рынок этого металла уже практически сбалансирован, и новые сокращения производства уже прямо ведут к подъему цен.

Конечно, все это не означает, что во второй половине февраля или в марте стоимость меди на ЛБМ не сможет снова скользнуть вниз. Более того, это наиболее вероятно, так как повышение цен в значительной степени было искусственным и не совсем отвечало реальному положению дел. Спрос на медь со стороны конечных потребителей остается низким и, очевидно, не возрастет ранее июня, а резервы на лицензионных складах ЛБМ продолжают наращиваться. В первых числах февраля они превзошли 850 тыс. т, что более чем вдвое превышает показатели годичной давности и на 50 тыс. т превосходит уровень начала 2002 года.

В отличие от рафинированной меди, движение цен на которую на ближайшие два-три месяца может иметь самый непредсказуемый характер, рынок медного концентрата выглядит более предсказуемым. После всех прошлогодних сокращений производства на нем возник некоторый дефицит предложения, благодаря чему горнодобывающие компании на переговорах с плавильными заводами смогли добиться более выгодных для себя тарифов за обогащение и рафинирование.

Так, в середине сентября крупный поставщик медного концентрата компания PT Freeport Indonesia заключила контракт с пулом японских плавильных заводов из расчета тарифа в $70 за т при обогащении концентрата и 7,0 центов за фунт при рафинировании меди. Несколькими днями позже аналогичное соглашение было подписано между японцами и новогвинейской шахтой Ok Tedi. В прошлом году, когда на рынке наблюдался избыток концентрата, японские заводы выполняли эти операции, соответственно, за $78 за т и 7,8 центов за фунт.

Сделки, заключенные Freeport и Ok Tedi, установили базовый уровень для других участников переговоров. Предполагается, что южноамериканское поставщики концентрата, в котором по сравнению с индонезийским более низкое содержание драгоценных металлов, сумеют сбить тарифы до около $65/6,5 центов.

На спотовом рынке концентрата положение складывается откровенно в пользу поставщиков. Большая часть сырья попадает потребителям по долгосрочным контрактам, и излишков для свободного рынка практически не остается, так что плавильным заводам, не имеющим постоянных соглашений, приходится принимать условия продавцов. В конце января и начале февраля сделки на спотовом рынке заключались из расчета $48-50/4,8-5,0 центов (для индийского концентрата), поэтому специалисты не исключают, что во втором квартале тарифы могут еще немного упасть.

Повышение цен на медь на ЛБМ не осталось незамеченным и на рынке медного лома. В первой половине января европейские трейдеры и так подняли стоимость своего товара, в среднем, на $100 за т по сравнению с декабрьским уровнем, а в конце месяца рынок испытал еще один раунд роста цен. Правда, на этот раз он был более скромным. Так, лом проволоки № 1 berry подорожал от $1410-1470 за т до $1430-1480 за т CIF, а медь № 2 birch/cliff – от $1320-1380 до $1350-1410 за т. После того как в первых числах февраля рафинированная медь на ЛБМ поднялась выше $1600 за т, торговцы ломом замыслили новое увеличение (впрочем, его успешность будет зависеть от событий на бирже). Конечно, если медь в ближайшее время опустится в цене, лому ничего не останется, кроме как последовать за нею.

На китайском рынке изменение цен оказалось, если можно так охаракетризовать, более плавным. Подъем цен в конце января, когда большинство потребителей активизировали закупки перед праздничной паузой, по величине, примерно, соответствовал их повышению в первой половине месяца. Наибольшим спросом при этом, как и в начале года, пользовался дорогостоящий лом barley, подорожавший от $1480-1490 за т в середине января до около $1540-1550 за т C&F в первых числах февраля. В то же время, berry и birch/cliff вели себя значительно скромнее, прибавив, соответственно, от $1440-1460 до $1480-1500 и от $1300-1350 до $1350-1360 за т, а новая латунная обрезь label и вовсе варьировала в цене от $1260-1300 за т в середине января до не более $1270-1280 за т в конце месяца.

Как считают некоторые трейдеры, цены, по которым приобретался лом в конце января и феврале, несколько завышены, так что у плавильных заводов практически не остается места для маневра. Если медь во второй половине февраля подешевеет, заводы понесут убытки и, скорее всего, резко ограничат закупки лома.

Никель:

неспровоцированный подъем

Никель во второй половине января и в начале февраля подобно меди и алюминию сохранял позиции, достигнутые в результате взрыва активности в начале года. Цены на этот металл на какое-то время стабилизировались на уровне $5800-6100 за т по трехмесячному контракту с незначительными отклонениями в ту или иную сторону.

На первый взгляд, сохранение относительно высоких цен на никель (по сравнению с ноябрем, когда этот металл стоил более чем на $1000 за т дешевле) не совсем логично. За последние несколько месяцев на рынке не отмечены события, которые оправдали бы подорожание. Производители нержавеющей стали, потребляющие две трети добываемого в мире никеля, как воздерживались от крупных закупок, так и продолжают оставаться пассивными, а скачок спроса в начале января был кратковременным. Обеспечив себя металлом на ближайшее время, заводы ушли с рынка так же быстро, как и появились на нем, новых же приобретений, скорее всего, не будет, по меньшей мере, до марта.

Разочаровал конкурентов-экспортеров и российский "Норильский никель". Россияне продолжают расширять поставки на внешние рынки, стремясь захватить как можно большую долю, и, хотя вследствие сезонных факторов новые отгрузки затруднены, на складах в Европе содержится значительное количество российского никеля. В целом же на мировом рынке в этом году, по оценкам специалистов, практически сохранится прежнее соотношение спроса и предложения: если в 2001 году избыток составлял около 30 тыс. т, то в нынешнем он, как ожидается, достигнет 25 тыс. т.

Все это в состоянии эффективно препятствовать любому росту цен, однако в условиях крайне низкого оборота на ЛБМ роль первой скрипки взяли на себя инвестиционные фонды. В конце января и особенно в первых числах февраля они довольно активно приобретали металлы, включая никель, в надежде на скорый выход мировой экономики из спада. За счет этого фактора и произошел некоторый рост цен.

На спотовом рынке никеля в последние несколько недель царит тишина, хотя недостатка в материале не ощущается, скорее, наоборот. Однако пока на бирже наличный металл котируется выше, чем форвард, потребителям не выгодно создавать запасы, поэтому они, как правило, ограничиваются нерегулярными покупками небольших партий. По словам европейских трейдеров, довольно значительный спрос на никель отмечается со стороны Китая, но китайскими компаниями устанавливаются неприемлемо низкие цены.

В итоге премии на европейском спотовом рынке находятся под давлением и постепенно падают. В конце января нарезанные катоды 2х2 дюйма были менее чем на $100 за т выше уровня ЛБМ; премия не превышала $80-90 за т. Премия на катоды 4х4 была, соответственно, еще ниже – порядка $30-40 за т, а ненарезанные катоды предлагались с дисконтом в размере $20-40 за т по отношению к ЛБМ. Время от времени на рынке появлялся несортовой австралийский никель, однако его приобретали, в основном, потребители из Индии и Китая. Цены на этот металл, как правило, были, в среднем, на $200 за т ниже, чем на ЛБМ.

Цинк: без спроса

Как и предсказывали специалисты, подъем цен на цинк на ЛБМ в первой половине января был кратковременным. Не удержавшись на достигнутом уровне, цены опять пошли вниз и к началу февраля обрели новое равновесие в районе $800 за т по трехмесячному контракту.

Однако, как отмечают аналитики, нынешнее положение дел на рынке никак не может оправдать нового подъема цен, но зато в состоянии предоставить массу причин для спада. Трейдеры называют спрос просто катастрофическим. Даже спекулянты, которые в начале января приобретали цинк в надежде на продолжение роста, чуть ли не через несколько дней стали снова продавать его. Производители оцинкованной стали сами сейчас находятся в глубоком кризисе, как видим, им не до новых закупок.

В то же время, после ряда сокращений производства в конце 2001 года был полностью остановлен процесс выведения из строя излишков мощностей. Те компании, которые уже урезали выпуск, считают, что и так сделали все возможное, а остальные, как и прежде, предпочитают поддерживать прежние обороты. В частности, полностью не приемлет какого-либо снижения производства австралийская компания Pasminco, в прошлом году переданная под внешнее управление после дефолта по долговым обязательствам, достигающим $3,4 млрд. Если ранее руководство Pasminco планировало продажу ряда шахт, чтобы рассчитаться с долгами, то теперь этот вопрос, вроде бы, снят с повестки дня. Как надеется Pasminco, доход от рудников позволит постепенно расплатиться с долгами.

Наконец, не стоит сбрасывать со счета и то, что большая часть сокращений производства касалась цинкового концентрата и должно пройти некоторое время, пока они отразятся также и на объеме предложения рафинированного цинка. По мнению аналитиков, надеяться на подъем цен на этом рынке можно будет не ранее конца текущего года.

Наибольшую активность в попытках урегулировать рынок в последние недели проявляют китайские производители. По словам представителей ассоциации China Nonferrous Metals Industry Association (CNMIA), дефицит импортных концентратов заставит предприятия отрасли сократить производство и экспорт в этом году по сравнению с прошлым периодом. Кроме того, по мнению китайских промышленников, сужение объемов поставок за рубеж необходимо для увеличения цен. Правда, непосредственно на состоянии рынка все эти планы пока не отражаются. Так, сингапурские трейдеры по-прежнему отмечают наличие высоких объемов поставок рафинированного цинка из Китая. При минимальном интересе со стороны потребителей премии на азиатском спотовом рынке идут на снижение. В начале февраля закупки стандартного китайского металла проводились по ценам около $7-10 за т выше уровня ЛБМ, что несколько ниже, чем в начале года, когда премия достигала $8-12 за т.

Намерение китайских компаний сократить производство цинка наверняка учитывается при проведении переговоров о тарифах на обогащение концентрата, однако на этот рынок и так оказывает влияние слишком много противоречивых факторов. В прошлом году средний уровень был определен в размере $189,50 за т при базовой стоимости цинка в $1000 за т, но после сокращения производства несколькими горнодобывающими компаниями стало очевидно, что плавильным заводам в ближайшее время придется значительно снизить тарифы. В конце января и начале февраля сделки на спотовом рынке концентрата заключались из расчета, примерно, $155-160 за т, однако по долгосрочным контрактам уровень будет явно выше, вопрос лишь, насколько.

Пока в позициях сторон наблюдаются существенные расхождения. Плавильные заводы хотят обойтись минимальным снижением тарифов (до около $185 за т), в то время как добывающие компании требуют их уменьшения до $170 за т или даже еще ниже. В январе позиции поставщиков концентрата выглядели более прочными, но все карты спутало заявление финской компании Outokumpu о том, что ею рассматривается вопрос о возобновлении добычи руды на крупнейшей в Западной Европе шахте Tara (Ирландия), закрытой в прошлом году. Так как речь идет о 200 тыс. т концентрата в год, очевидно, принятие окончательного решения будет отложено до выяснения вопроса, и от того, будет ли шахта снова открыта или же останется закрытой, во многом зависит исход переговоров.

На европейском рынке цинкового лома цены вели себя в соответствии с событиями на ЛБМ. Трейдеры из континентальной Европы, проигнорировавшие всплеск цен на цинк в начале января, сохранили прежние цены без изменений, а вот их британским коллегам, поспешившим в январе с подъемом, пришлось срочно давать задний ход. В итоге цены на лом в Великобритании, прибавившие в первой половине января порядка 10 ф. ст. за т, в следующие две-три недели потеряли около 15 ф. ст., оказавшись в конце концов на более низком уровне, чем в декабре. Стоимость нового литейного лома на британском рынке составляла в начале февраля 385-405 ф. ст. за т, технический цинк котировался по 305-325 ф. ст. В континентальной Европе новый литейный лом еще в декабре стабилизировался на уровне $575-600 за т, а цинковые дроссы стоили $560-580 за т CIF.

Свинец: мало пороху

Уже в который раз за последние полтора года ценам на свинец на ЛБМ так и не удалось удержаться на уровне выше $500 за т. С середины января повышенный спрос, характерный для первых недель нового года, сменился спадом деловой активности, и цены, лишенные поддержки, поползли вниз. Кроме того, против свинца "сработала" необычайно теплая погода в Западной Европе, установившаяся в конце января. Как правило, зимой свинец переживает сезонный подъем спроса, так как из-за сложных погодных условий учащается выход из строя автомобильных аккумуляторов. Стоит же температуре подняться на пару градусов выше нуля, как рынок тут же реагирует на это спадом цен.

Однако производители все еще чувствуют себя достаточно уверенно. Фундаментальные факторы спроса и предложения не претерпели за последние месяцы никакого изменения. На рынке по-прежнему отмечен острый дефицит концентрата, сдерживающий производство рафинированного металла, а временно снизившийся спрос может снова подняться при очередном похолодании. Более существенное влияние на цены оказывает праздничный спад деловой активности в Восточной Азии, выразившийся, помимо всего прочего, в снижении премий на местном спотовом рынке от $3-5 за т по сравнению с ценой на ЛБМ в январе до $2-4 за т в начале февраля, однако и это можно считать временным явлением.

Пожалуй, более серьезно отрицательно влияет на цены постоянный рост резервов на лицензионных складах ЛБМ. Производители, не нашедшие вопреки ожиданиям сбыта для своей продукции, отправляют довольно значительные партии на биржу, демонстрируя временно возникший на рынке избыток предложения. Всего за месяц объем складских запасов возрос более чем на треть: от около 98 тыс. т в самом начале 2002 года до около 135 тыс. т – в начале февраля. В дальнейшем, если резервы не будут "рассасываться", они могут надолго затормозить возрастание цен.

На европейском рынке свинцового лома во второй половине января отмечена аналогичная ситуация, что и с цинком. В континентальной Европе цены с начала года оставались стабильными, а вот британским трейдерам, оперативно поднявшим их в первой половине января с расчетом на грядущие повышения на рынке рафинированного металла, пришлось опускать их снова, примерно, до уровня, соответствующего концу декабря.

По состоянию на февраль, стоимость кускового свинцового лома в Великобритании равнялась 305-325 ф. ст. за т, а по другую сторону Ла-Манша – $410-440 за т. Цены на аккумуляторные пластины, соответственно, достигали 75-85 ф. ст. и $80-90 за т.

Олово:

концентрированные проблемы

В течение второй половины января и первой недели февраля цены на олово на ЛБМ сохранили полную стабильность, практически не выходя за пределы интервала в $3850-3900 за т по трехмесячному контракту. Спекулянты, занимаясь медью, алюминием и отчасти никелем, оставили без внимания олово, а низкий спрос не позволил придать ценам какую бы то ни было динамику.

Это постоянство никак не может устроить производителей олова, так как для подавляющего большинства из них цены ниже $5000 за т означают убытки. Однако сделать что-либо для их подъема могут только они сами, так как потребление олова сейчас относительно невысоко, а потребительская активность крайне мизерна. Более того, олову, как и остальным металлам на ЛБМ, не удалось избежать накопления резервов на лицензионных складах ЛБМ. Объем запасов поднялся с начала года от 27,5 тыс. до более 34 тыс. т, что в результате следует признать совершенно неудовлетворительным.

Участники рынка возлагали немалые надежды на запрещение экспорта руды и концентратов из Индонезии. В прошлом году нелегальные разработки на островах Банка и Балитунг, где различными мелкими производителями добывалось от 800 до 2000 т металла в месяц (в виде концентрата), сыграли определенную роль в нарушении равновесия на рынке при рекордном спаде цен. Однако у индонезийского правительства, похоже, не хватило решимости, и вместо запрета в стране была введена система лицензирования экспорта концентратов. Предполагается, что разрешения получат крупнейшие официальные производители PT Timah, PT Koba и ряд других, но вопрос о том, удастся ли остановить деятельность нелегалов, пока открыт. Многие мелкие добытчики пользуются покровительством местной администрации, а центральная власть в Индонезии довольно слаба.

В принципе ведущие индонезийские компании готовы внести свой вклад в стабилизацию рынка. Так, Timah планирует произвести в этом году не более 34 тыс. т олова против 40 тыс. т в прошлом. Но степень перепроизводства на мировом рынке олова настолько высока, что этих мер недостаточно. Чтобы добиться роста цен хотя бы до $4500 за т, необходимо провести, как минимум, еще один раунд крупномасштабных сокращений производства или же дождаться, когда новый экономический подъем в развитых странах позволит ликвидировать избыток предложения.

Виктор Тарнавский, по материалам Metal Bulletin, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"