журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Итоги и перспективы

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №1, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

Гуртом и газ экспортировать легче

Президент России Владимир Путин предложил создать Евразийский альянс производителей газа в составе четырех газодобывающих государств СНГ – России, Туркмениcтана, Казахстана и Узбекистана. С такой инициативой глава российского государства выступил на переговорах в Кремле с президентом Туркменистана Сапармуратом Ниязовым. Если такой альянс будет создан, это неминуемо ослабит позиции Украины как покупателя туркменского газа и повлияет на весь мировой рынок газа.

Сегодня Россия – крупнейший производитель "голубого топлива", а центральноазиатские государства претендуют на то, чтобы в перспективе играть на международной газовой арене весьма важную роль. Прежде всего как конкуренты России. На базе проектов разработки альтернативных российским месторождений энергоносителей строились многочисленные западные геополитические теории в 90-тых. И если теперь Москве удастся собрать "новые" газовые страны под своей эгидой, то она сможет "регулировать" их конкурентоспособность, естественно, в свою пользу. У Москвы сегодня есть все предпосылки для реализации данной схемы. Ведь несмотря на то, что сегодня в Центральной Азии уже появились новые серьезные производители газа, их географическое положение по отношению к потребителям нельзя назвать удачным. Возникает реальная проблема транспортировки углеводородного сырья из этого региона, следовательно, и транспортные расходы в данном случае значительно выше расходов на транспортировку российского газа.

Президент России считает, что создание Евразийского газового альянса позволило бы осуществлять эффективный контроль над объемами и направлениями поставок всех экспортеров центральноазиатского газа. Кроме того, по словам Владимира Путина, образование такого альянса позволило бы обеспечить формирование единого баланса производства и потребления природного газа, а также его экспорта через единые каналы. И напомнил, что сегодня единственная сеть транзита центральноазиатского газа в Европу – газотранспортная система "Газпрома". Владимир Путин подчеркнул, что Россия готова обсуждать со всеми заинтересованными сторонами общую стратегию поведения на газовом рынке. В свою очередь, Сапармурат Ниязов заявил, что рассмотрит предложение об образовании Евразийского альянса производителей газа.

Помимо всего перечисленного Евразийский альянс позволил бы его участникам более эффективно защищать свои интересы на европейском рынке. Это тема тем более актуальна в связи с тем, что с целью либерализации своего рынка Европа стремится пересмотреть систему долгосрочных контрактов на энергоносители (и, в первую очередь, газ) в пользу краткосрочных.

Однако заявление Путина о необходимости создания прообраза газового ОПЕК, похоже, не столько отражает возможность создания подобного альянса, сколько свидетельствует о том, что договориться с Туркменистаном российскому президенту так и не удалось. И это при том, что главной целью Ниязова в Москве было как раз заключение с Россией долгосрочного газового соглашения. Источники в туркменской делегации утверждают, что именно Туркменбаши отказался подписывать документ, поскольку Москва не готова гарантировать масштабные закупки туркменского газа уже в ближайшие годы по цене продавца, то есть порядка 42 $/1000 куб. м, а также дать государственные гарантии по транзиту туркменского газа в Украину. В случае с ценой свинью России подложили Украина и корпорация "Итера", согласившиеся в свое время оплачивать газ на условиях Ашхабада. Ведь еще два года назад Туркменистан продавал сырье другим странам по 36 $/1000 куб. м. Однако бывший вице-премьер Украины Юлия Тимошенко, стремившаяся, как она говорила, избавить нашу страну от российской газовой зависимости, подняла закупочную цену до 40 $/1000 куб. м. Именно по такой цене в 2000-2001 годах корпорация "Итера" поставила Украине 40 млрд. куб. м. А уже на 2002 год Украина подписала соглашение с Туркменистаном о поставках 40 млрд. куб. м по 42 $/1000 куб. м. Еще 10 млрд. куб. м оператор поставок корпорация "Итера" согласилась закупить в Туркменистане по 43 $/1000 куб. м. Именно на такие цены и ориентируется сегодня Ниязов в торговле с Россией.

Что же касается объемов экспорта газа в Россию, то в посольстве Туркменистана в Москве заявляют, что их страну не устраивает график закупок. При пиковом объеме в 80 млрд. куб. м первые 5 лет Россия собирается последовательно закупать всего лишь от 2 до 10 млрд. куб. м. "Это не отвечает нашим возможностям и интересам", – считают туркменские дипломаты. В принципе, Москва в данном случае сама виновата. Ведь о том, что Россия готова ежегодно покупать до 50-60 млрд. куб. м туркменского газа, Владимир Путин говорил в Ашхабаде еще в апреле прошлого года. А между тем поток "голубого топлива" из Туркменистана в Россию не увеличивался, а, наоборот, сокращался. Если в 2000 году он составил 30 млрд. куб. м, то в 2001 году – всего 10 млрд. кубометров. В результате место России в качестве потребителя туркменского газа заняла Украина. Специалисты заговорили о наметившейся конкуренции России и Туркменистана за украинский рынок газа, но для Москвы эта переориентация не стала катастрофой. Ибо наша страна никогда не относилась к числу надежных и платежеспособных потребителей газа. К тому же "газпромовская дочка" – компания "Итера", занимающаяся транзитом туркменского газа, неплохо зарабатывала на этих поставках, получая свой процент с каждого кубометра.

В свою очередь, Ашхабад был далек от мысли позиционировать себя по отношению к Москве в качестве конкурента в сфере экспорта газа. Хотя бы по той банальной причине, что этот экспорт почти полностью зависит от российской газовой трубы. Введенный в 1997 году иранско-туркменский газопровод Корпедже – Куртку имеет довольно низкую пропускную способность – 12 млрд. куб. м газа в год. К тому же за 5 лет через него прокачано всего 9 млрд. куб. м, в то время как по газопроводу Средняя Азия – Центр можно прокачивать до 70 млрд. куб. м, а после модернизации – 100 млрд.

Сегодня Туркменистан добывает чуть больше 50 млрд. куб. м газа. К 2010 году эта страна планирует значительно увеличить добычу и выйти на уровень 120 млрд. куб. м. Правда, произойдет это лишь в том случае, если будут решены проблемы с его транспортировкой. А новые газопроводы строить дорого. Неудивительно, что идея строительства не зависящего от России Транскаспийского газопровода, обсуждавшаяся в середине 90-тых, практически похоронена. Поэтому становится понятной позиция Сапармурата Ниязова при каждом удобном случае заявляющего, что Россия и Туркменистан не должны быть конкурентами, а должны объединить свои усилия в освоении газового рынка третьих стран.

Тем не менее эксперты российского правительства утверждают, что подписание соглашения по газу во время визита Ниязова в принципе не планировалось, так как очевидно, что стороны не находят взаимопонимания. Например, говорить о "транзитных" гарантиях вообще неуместно, поскольку на границе Туркменистана и Казахстана газ уже становится украинским и вступает в действие российско-украинское соглашение 1994 года о гарантиях поставок газа в Украину. Желание же Ашхабада закрепить соглашением увеличение продаж самой России в объеме более 10 млрд. куб. м в год в Москве считают весьма похвальным, но не обеспеченным реальным объемом добычи газа в Туркменистане, учитывая ее обязательства по продаже топлива Украине, Ирану и компании "Итера", а также пропускную способность газопровода Средняя Азия – Центр. По данным официального Ашхабада, в 2002 году Туркменистан планирует экспортировать не менее 57 млрд. куб. м газа. Украине запланировано продать 40 млрд. куб. м газа, России – 10 млрд. куб. м и Ирану – около 7 млрд. куб. м.

Так или иначе, но потребности российской экономики в топливе и энергоресурсах постоянно растут, а "Газпром" уже неоднократно заявлял о дисбалансе между вводимыми мощностями и темпами добычи. По словам заместителя председателя правления российской газовой монополии Юрия Комарова, небольшие поначалу объемы закупок в Туркменистане связаны с тем, что нужна дополнительная работа по наращиванию объемов добычи в Туркменистане и развитию газотранспортных маршрутов по направлению в Россию через Туркменистан, Казахстан и Узбекистан: "Это требует значительных инвестиций, а быстро такие вопросы не решаются". Именно этим обстоятельством отчасти объясняется предложение Путина о создании газового альянса. Для Туркменистана оно представляет прямой интерес, поскольку будет реализовываться за чужой счет (своих денег на это у Ашхабада нет), и это гораздо выгоднее, чем возрождать уже почивший в бозе Транскаспийский проект экспорта газа в Турцию.

Справедливости ради отметим, что газотранспортная инфраструктура в Туркменистане сегодня пусть медленно, но верно развивается. В частности, еще до визита в Москву Ниязов подписал постановление, в соответствии с которым торговая корпорация "Туркменнефтегаз" заключит контракт с украинской компанией "Укргазпромбуд" на проектирование и реконструкцию действующих и монтаж новых газоперекачивающих агрегатов, технологических установок и оборудования на компрессорной станции "Белек" и проектирование и строительство перехода газопровода Туркменистан (Бекдаш) – Европа через пролив Карабогаз. Этот газопровод в советские времена назывался Средняя Азия – Центр-3 (САЦ-3). По нему туркменский газ с западных месторождений страны подается через Казахстан в трубопроводы России. Построенная в 1974 году, эта магистраль сегодня находится в аварийном состоянии. Поэтому основной объем газа из Туркменистана (90%) в северном направлении транспортируется с месторождений восточного региона страны по трубопроводу Средняя Азия – Центр-4.

В распоряжении туркменского президента подчеркивается, что контракт с украинской стороной заключен в целях увеличения экспорта природного газа и повышения надежности его транспортировки по магистральному газопроводу Туркменистан (Бекдаш) – Европа. Оплату выполненных работ по данному контракту предполагается осуществить поставками в 2002-2003 годах природного газа в объеме 383 млн. куб. м по цене 42 $/1000 куб. м на границе Туркменистана. Таким образом, сумма контракта составляет более $16 млн.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"