журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Итоги и перспективы

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Конфликты

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

УГОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №1, 2002

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

Из Варшавы с любовью

Или пламенный привет из Москвы

Официальный визит президента России Владимира Путина в середине января в Польшу поставил жирную точку в спорах на тему: будет построен трубопровод для транспортировки российского газа в Западную Европу по территории Польши в обход Украины или нет. Газопроводу быть. И как показывает ситуация, в реализации этого проекта весьма заинтересована Европа. Ибо Украина в ее глазах не является надежной страной для транзита российских углеводородов. Даже в сравнении с Беларусью.

ПредысториЯ

Летом 2000 года вице-премьер российского правительства Виктор Христенко направил письмо главе правительства Польши, извещающее о начале работ по созданию трубопровода для экспорта российского газа в обход Украины. В тексте письма Правительство РФ ссылалось на соглашение между Польшей и Россией от 1993 года, которое касается строительства трубопровода "Ямал – Европа" через территорию Польши. Первая ветка этого трубопровода уже построена и эксплуатируется. Вместе с тем договор предусматривает возможность строительства дополнительной ветки для транспортировки российского газа в юго-западном направлении.

Виктор Христенко тогда заявил, что Минтопэнерго РФ приступает к активным переговорам с представителями польской стороны о начале строительства. Российская сторона обосновывала строительство второй ветки "Ямал – Европы" необходимостью диверсификации маршрутов поставок газа в Европу, что повышает их надежность, а также стремлением избежать несанкционированного отбора газа во время его транзита через территорию Украины. "Это вопрос энергетической безопасности Европы", – подчеркивал Христенко. В итоге в октябре 2000 года ОАО "Газпром" и европейские газовые компании Gaz de France, Ruhrgas, Wintershall и Snam подписали Меморандум о взаимопонимании, касающиеся строительства нового газопровода через Беларусь и Польшу. Тогда же многие польские политики заявили, что не пойдут ни на какие соглашения за счет Украины – своего "стратегического партнера". Об этом же часто-густо говорил в ходе своего визита в Киев и Александр Квасьневский.

Однако уже в январе 2001 года Евросоюз дал ясно понять полякам, что помимо украинских есть более широкие интересы европейской энергетической безопасности и Польше здесь принадлежит один из решающих голосов. К тому же российский проект поддержала Германия, что было особенно важно для поляков. Тогда же председатель правления российской газовой монополии "Газпром" Рем Вяхирев обратился со специальными посланиями к польскому премьер-министру и президенту. Одновременно появились сообщения о том, что в случае отказа поляков новая труба пройдет по дну Балтийского моря и тогда Польша вообще ничего не заработает на транзите.

Весной 2001 года в ходе переговоров российского премьера Михаила Касьянова в Варшаве польская сторона пообещала рассмотреть вариант строительства газопровода-перемычки для поставок российского газа в Западную Европу в обход Украины, однако об однозначной поддержке этого проекта польская сторона тогда еще не заявляла. Тем не менее 22 мая Комитет экспертов международного консорциума (РАО "Газпром", PGNIG, Gaz de France, Ruhrgas, Wintershall и Snam) по определению трассы прохождения по территории Польши нового транзитного газопровода в Западную Европу выбрал для дальнейшей проработки трассу Кобрин (Беларусь) – Велике Копушаны (Словакия), проходящую вдоль восточной границы Польши.

Именно на этом варианте прокладки так называемой перемычки, которая соединяет основные экспортные газовые магистрали России со странами Западной Европы прямо через Польшу со Словакией, обходя Украину, настаивал "Газпром". Польская сторона, которая сначала была против строительства перемычки, под давлением международного консорциума и ЕС согласилась на прокладку этой трубы. При этом Польша выдвинула свой вариант ее прохождения – более сдвинутый вглубь страны и почти в два раза длиннее, исходя из того, что маршрут, предложенный Россией, проходит через заповедные зоны и вдалеке от потребителей газа. Но уже 4 июня 2001 года член правления ОАО "Газпром" Юрий Комаров заявил, что маршрут строительства газопровода в обход Украины через Польшу и Словакию уже согласован.

Предполагалось, что в ходе визита российского президента 16-17 января 2002 года в Польшу стороны достигнут окончательных договоренностей о строительстве обходного газопровода. В его преддверии прошли консультации правительств двух стран, в которых приняли участие представители РАО "Газпром" и польской нефтегазовой компании PGNIG. В процессе консультаций стороны пришли к двум основным договоренностям. Во-первых, высказались за продолжение сотрудничества на основе соглашения от 25 августа 1993 года, которое касается строительства трубопровода "Ямал – Европа". Напомним, что согласно этому документу польская сторона обязалась пропустить через свою территорию две нитки газопровода общей мощностью 67 млрд. куб. м в год. Первая нитка была введена в строй в 1999 году. Согласно условиям, оговоренным по первой нитке ямальского газопровода, поляки обязаны на протяжении 25 лет покупать по 10 млрд. куб. м российского газа ежегодно. В соответствии с соглашением, они не могут его реэкспортировать. Даже если газ не выбирается в законтрактованном объеме, то он все равно должен быть оплачен в размере 70% его цены.

Во-вторых, сторонами была выражена заинтересованность в проработке проекта строительства межсистемной перемычки из Польши в Словакию для транзита российского газа в обход Украины, что может заменить вторую ветку газопровода "Ямал – Европа". Таким образом, Польша проявила определенную гибкость, подтвердив, что она готова обсудить проект, который раньше квалифицировала не иначе как ущемляющий права дружественного государства, то бишь Украины. Еще до начала консультаций польская газета Rzeczpospolita сообщила, что Польша может согласиться на строительство нового, проходящего вдоль восточной границы транзитного трубопровода из Беларуси в Словакию. Взамен Польша хотела бы получить продление на 10 лет действующего контракта на поставки газа, подписанного с Россией в 1995 году.

Визит

Во время визита президента России Владимира Путина в Польшу президенты двух стран фактически договорились о строительстве Россией газопровода в Европу в обход Украины. Первую нитку газопровода предполагается достроить до момента вступления Польши в ЕС, то есть к концу 2003 года. Польский партнер "Газпрома" PGNIG должен внести в проект порядка $350 млн., а его общая стоимость, по словам главы "Газпрома" Алексея Миллера, составит $1,3 млрд. Чтобы уложиться в намеченные сроки, польское правительство обещает в случае необходимости помочь совместному предприятию "Европолгаз", которое, собственно, и строит трубу, разобраться с налогом на прибыль, делающим данный проект существенно дороже. Параллельно с завершением строительства первой нитки трубопровода стороны договорились также о скорейшем согласовании сроков финансовых взносов для строительства второй очереди проекта.

По данным Министерства экономики Польши, до 15 февраля будут представлены совместные предложения газовых концернов двух стран о вариантах прокладки и финансирования газопровода в обход Украины. Весь польский участок газопровода "Ямал – Европа" представляет собой две нитки газопровода диаметром 1400 мм длиной 682 км каждая. Новый газопровод соединит через территорию Беларуси и Польши северную трубопроводную систему "Газпрома" с действующими в Словакии газотранспортными сетями. По последним данным, новая магистраль пройдет через города Жешов и Горлице, расположенные на Юго-Востоке Польши, повернет на юг и дойдет до Велике Капушаны в Словакии. С экологической точки зрения этот маршрут лучше, чем первый вариант, согласно которому трубопровод проходил через горы Бещады. Однако и в этом случае газопровод пройдет через Магурский национальный парк, что может вызвать массовые протесты со стороны местных экологов.

По имеющимся данным, мощность газопровода составляет 30 млрд. куб. м газа. Резерв же существующей украинской газотранспортной системы – более 60 млрд. куб. м (в 2001 году Украина прокачала в западном направлении 105,3 млрд. куб. м газа, а мощность отечественных газопроводов на выходе составляет 170 млрд. куб. м газа в год). К тому же в Украине есть хранилища для газа, которых нет в Польше. Все это значит, что главная задача данного проекта – создать реальную альтернативу газовому транзиту через Украину.

Первые итоги

Российско-польский компромисс сразу же вызвал недовольство в Украине. Лидер блока "Наша Украина" Виктор Ющенко высказал сожаление по поводу строительства обходного маршрута, но вместе с тем выразил надежду, что возможности сотрудничества Москвы и Киева в указанной сфере далеко не исчерпаны.

В свою очередь лидер Украинского народного руха, заместитель председателя парламентского комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Юрий Костенко заявил, что строительство нефте- и газопровода в обход Украины "приведет к взаимным потерям, поскольку экономически нефте- и газопроводы через территорию Украины в Европу наиболее выгодны для обеих сторон". По его словам, такое решение – это не только дополнительные затраты на строительство, но и ухудшение украинско-российского сотрудничества в тех базовых направлениях, "где мы можем эффективно сотрудничать… Мы все-таки соседи и нам нужно строить отношения на основе международного права и взаимовыгоды. Поскольку Россия сейчас является наибольшим торговым партнером Украины, поэтому и Украина, и Россия в этом вопросе понесут потери".

В этой ситуации российскому послу Виктору Черномырдину пришлось неоднократно убеждать наших политиков и СМИ, что строительство газопровода не является предательством по отношению к Украине. По его словам, газопровод в обход Украины, который пройдет из России в Польшу и Словакию, будет входить в газотранспортную систему "Ямал – Западная Европа", решение о строительстве которой было принято "много лет назад". Черномырдин заявил, что сегодня никто не может упрекнуть Россию в том, что Украина не получает необходимого ей объема газа. По его словам, на сегодня подписаны соглашения на период с 2002 и до 2012 года, в которых оговорены объемы поставок газа в Украину и транспортировки российского газа через территорию Украины в Европу.

В принципе предсказать именно такой невеселый для официального Киева итог визита российского президента в Польшу можно было еще 20 декабря, когда Европейская Комиссия опубликовала Программу улучшения энергетической инфраструктуры ЕС, в которой было названо несколько вариантов транзита нефти и газа в Европу. Среди наиболее важных транзитеров Украину не назвали. В то же время, согласно программе, ЕС предпочитает провести трубопровод через территорию Беларуси. На вопрос, какую страну Еврокомиссия хочет видеть транзитером российской нефти и газа, вице-президент этой организации и комиссар по вопросам энергетики Лойола де Паласио заявил: "В энергетическом диалоге с Россией мы ведем переговоры именно с этой страной, а не с какой-либо еще. Мы не собираемся ставить Беларусь в оппозицию по отношению к Украине". Данное заявление противоречит недавним утверждениям ответственных чиновников Еврокомиссии о том, что Украина является важным стратегическим партнером ЕС в вопросах транзита топлива. Впрочем, как противоречат cами себе заявления по проблеме строительства обходного газопровода президента Польши Александра Квасьневского. После визита Владимира Путина он заявил, что строительство газопровода, который соединит российскую газовую систему на Ямале с южными газопроводами, не осложнит украинско-польские отношения: "Мы будем защищать интересы Украины, но есть неоспоримые аргументы в пользу существования этого газопровода". И добавил: "Необходимо помнить, что с Украиной у нас другой очень важный проект – по транспортировке сырой нефти из Одессы через Броды в Гданьск… Это то, на чем надо сконцентрироваться, и это то, что действительно важно для украинской стороны". По мнению Квасьневского, строительство газопровода – это вопрос, скорее, энергетической безопасности регионального уровня, дальнейшего развития европейской газовой инфраструктуры, а не обеспечения газовых потребностей страны: "Сегодня необходимо включить Польшу во все существующие газовые системы в Германии, Норвегии, Дании и вообще в Европе".

Буквально за день до начала визита Путина вице-премьер, министр финансов Польши Марек Белка высказался намного откровеннее пана Квасьневского. Находясь в Соединенных Штатах, Белка заявил, что его страна полностью поддерживает идею сооружения трубопровода для транспортировки российского газа в Западную Европу по территории Польши в обход Украины: "С точки зрения России, это естественный маршрут, а наш лозунг – "дружелюбный транзит". При этом Белка однозначно отверг предположение о том, что Польша придерживается по этой проблеме двойственной позиции: выступает не только за создание новых трубопроводов, но и одновременно за сохранение транзита российского газа через украинскую газотранспортную систему: "Это более не проблема".

А ведь еще год назад и в Киеве, и в Варшаве как заклинание повторяли лозунг "ведя переговоры с Москвой, Польша обязательно будет учитывать украинские интересы". Врочем, столь неадекватное поведение польских властей вполне объяснимо, ибо в прошлом году в Польше прошли выборы и в результате поменялось правительство. Напомним, что предыдущее правительство Ежи Бузека вело активные переговоры о строительстве газопровода из Норвегии в Польшу. Подобным образом польские правые хотели создать реальную альтернативу российским поставкам газа. Перед уходом Бузека в отставку польская государственная компания PGNIG даже заключила контракт с консорциумом западных компаний о строительстве трубопровода с Северного моря в Польшу и поставках по нему 74 млрд. куб. м газа в 2008 – 2024 годах. Сразу после подписания этого документа специалисты американского аналитического центра Stratfor заявили, что Россия станет доминирующим поставщиком природного газа в европейские страны. По их мнению, соглашение о поставках природного газа из Норвегии в Польшу только ускоряет момент, когда Россия станет играть главную роль в поставках газа в Европу. По данным Stratfor, норвежские запасы газа ежегодно уменьшаются на 50 млрд. куб. м и соглашение с Польшей только ускорит процесс их истощения: "Тем скорее настанет день, когда Россия станет главным поставщиком энергии в Европу".

В этой связи неудивительно, что первые шаги нового польского правительства однозначно свидетельствуют: оно не будет считаться с "норвежским соглашением". В частности, в начале декабря накануне визита в Москву вице-премьера и министра экономики Марека Поля в Министерстве нефти и газа Польши произошли кардинальные кадровые перестановки, главной целью которых было уволить чиновников, поддерживавших концепцию Ежи Бузека. В отличие от бывшего польского премьера, министр финансов нового правительства Веслав Качмарек, который собственно и уволил сотрудников предшествующего кабинета, уверен в сильных позициях российских нефти и газа на рынке Восточной Европы и при каждом удобном случае утверждает, что "российского партнера не боятся во Франции и Германии, а также в ряде других европейских стран".

Проблемы

На фоне дипломатической победы России многие забывают о таком существенном моменте как способность "Газпрома" осуществить подобный масштабный проект. Напомним, что в середине ноября пресс-секретарь председателя правления "Газпрома" Алексея Миллера Наталья Селиванова заявила, что вопрос о строительстве газопровода в обход территории Украины пока окончательно не решен. По ее словам, руководство "Газпрома" считает, что надо еще раз обсудить вопрос о целесообразности строительства этого газопровода. Селиванова отметила, что "у "Газпрома" есть стремление к строительству газопровода в обход территории Украины, но все будет зависеть от финансовых ресурсов компании". На самом деле данный проект упирается не только в финансы. "Газпрому" сейчас необходимо срочно решать проблему сокращения ресурсной базы. Во-первых, это направление само по себе требует огромных инвестиций. Во-вторых, если ресурсов газа недостаточно, то не ясно, зачем в таком случае строить новый газопровод. Именно от того, насколько эффективно будет решать эти проблемы российский газовый монополист (а вовсе не от результатов визита Владимира Путина в Варшаву) зависит успех проекта строительства обходного газопровода.

К тому же в Европе сейчас начинается мощная PR-кампания против расширения поставок российского газа. В частности, в начале января власти ряда провинций Швеции и Дании выступили против транзита российского газа через Скандинавию. Как сообщило "Радио Швеции", "такая позиция приграничных районов совпадает с мнением местных экологов, требующих межгосударственной экспертизы проекта "Балтик – Пайплайн". Шведские и датские ученые считают, что газопровод между Швецией и Данией, через пролив Эрессунн, нанесет непоправимый ущерб биосфере всего региона и может затруднить международное судоходство между Балтикой и Северным морем". Событие это во многом беспрецедентное: впервые за последние 25 лет западноевропейские страны решили пренебречь транзитными доходами и воспротивились газоэкспортным поставкам из России.

Проект, вызвавший столь негативную реакцию у скандинавских экологов, был предварительно согласован с Финляндией в сентябре 2001 года, в ходе визита в Хельсинки Владимира Путина, а также поддержан Швецией осенью того же года. И вдруг в самом начале нового года столь резкий поворот. Возможно, что причины здесь не столько экологические, сколько экономико-политические.

Перспектива строительства газопровода, способного пропускать до 15-40 млрд. куб. м газа ежегодно через Финляндию, Швецию и по дну Балтийского моря через Данию далее в Европу, обсуждалась в ходе недавних переговоров главы "Газпрома" Алексея Миллера с руководством Евросоюза в Брюсселе. ЕС вновь одобрил эту идею, посоветовав единолично договариваться как с Копенгагеном, так и со Стокгольмом и с Хельсинки. Правда, визиты газпромовцев в упомянутые столицы так и не состоялись.

Проблема в том, что появление на скандинавском Севере российского газа не радует его здешних конкурентов, а точнее Норвегию, Данию, Исландию да и датские автономии (Гренландию и Фареры), так как достоверные запасы газа на шельфе и в акватории Северного и Норвежского морей ныне оцениваются в 10,5-11 трлн. куб. м. Аналогичный показатель для шельфа Баренцева, Карского и Печорского морей составляет, по последним данным Всероссийского НИИ нефтяной геологоразведки, 13,7-14 трлн. куб. м. Однако североевропейский (точнее – евроарктический) газ, в сравнении с соседним российским, добывать и перерабатывать вдвое дешевле, а также в 2-4 раза короче доставлять его континентальной Европе, для чего уже и создана общерегиональная газопроводная сеть, которую собираются продлить до шельфов Исландии и Гренландии.

Кроме того, североевропейский газ – это еще и определенный стимул для региональной интеграции. Швеция, Норвегия и Исландия пока не отказываются от создания общего скандинавско-арктического рынка. Стало быть, в нынешних условиях российская газовая "труба" через Балтику – Скандинавию да и сам российский газ не вписываются ни в общерегиональную, ни тем более в энергетическую стратегию почти всех стран Европейского Севера.

А ведь Россия вовсю готовилась к строительству "Трансбалта", снизив даже экспортные пошлины на газ с 10 до 5% с 2002 года и клятвенно пообещав шведам и датчанам поставлять газ по ценам на четверть ниже среднемировых.

Анатолий ФРАЕРМАН

 
© агенство "Стандарт"