журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2002

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

Обзор рынка базовых цветных металлов: 5 декабря – 15 января

Приближение, а затем и наступление Нового Года явно повысило настроение участников мирового рынка базовых цветных металлов, что нашло свое отражение и в ценах. Уверив себя в том, что с окончанием этого "ужасного" 2001 года все неприятности остались позади, многие потребители и посредники активизировали закупки, вызвав повышение цен практически на все металлы группы. Впрочем, по мнению более трезво настроенных экспертов, такой оптимизм выглядит преждевременным. Несмотря на отдельные обнадеживающие сигналы (например, рост производства автомобилей в США и Западной Европе) говорить о восстановлении спроса еще слишком рано. Кроме того, на складах скопились значительные резервы металлов, что неизбежно оказывают давление на рынок. Исходя из этого рассчитывать на стабильное повышение цен можно будет не ранее апреля.

Алюминий:

новые процессы

Последние несколько месяцев биржевой рынок алюминия словно флиртует с невидимым пределом $1400 за т по трехмесячному контракту. Время от времени цены переходят этот рубеж, несколько дней держатся на более высоком уровне, но затем, будто испугавшись, снова возвращаются в привычный интервал между $1330 и $1370 за т.

Аналогичная ситуация сложилась и в конце первой декады января, когда серия закупок со стороны инвестиционных фондов подняла стоимость алюминия до более $1420 за т по трехмесячному контракту. В принципе, нельзя считать, что этот шаг был совершенно не оправдан с точки зрения соотношения спроса и предложения. В последние месяцы 2001 года политика крайне низких процентных ставок в США привела к расширению масштабов строительства жилых домов и активизации спроса на автомобили. А по данным International Aluminium Institute, глобальные резервы алюминия в ноябре 2001 года снизились на 2,3% по сравнению с предыдущим месяцем (до 3,0 млн. т).

Однако говорить о переломе пока преждевременно. Спрос на алюминий в развитых странах остается достаточно низким; более того, ряд признаков указывают на возможность расширения производства в текущем году. В Бразилии с наступлением сезона дождей утратил силу закон о рационировании электроэнергии, что уже подвигло некоторых производителей алюминия на возвращение в строй выведенных в прошлом году мощностей. Так, компания Albras, владеющая крупнейшим алюминиевым заводом в стране, с января увеличила производство до полного планового уровня, с учетом завершенной в прошлом году модернизации составляющего свыше 400 тыс. т в год. В 2001 году вследствие нехватки электроэнергии Albras пришлось ограничиться выпуском 330 тыс. т. Практически вся продукция компании предназначена для экспорта.

Ослабевает острота энергетического кризиса и на северо-западе США, где в 2001 году из-за дефицита электроэнергии было остановлено свыше десятка плавильных заводов с совокупной производственной мощностью около 1,5 млн. т в год. В американских деловых кругах ходят слухи, что вследствие появление излишков энергии в результате сокращения промышленного производства в регионе некоторые производители алюминия рассматривают возможность возобновления выпуска уж во второй половине текущего года.

По мнению специалистов CRU International, баланс между спросом и предложением в 2002 году будет сведен с избытком порядка 415 тыс. т, что надежно перекрывает возможность подъема цен. Как полагают эксперты CRU, периодические повышения цен в ноябре-январе вызывались исключительно спекулятивными факторами, так что теперь, после того как большая часть январских и февральских позиций уже покрыта, рассчитывать на новые скачки в ближайшие месяцы не приходится. Цены, скорее всего, не упадут ниже $1300 за т, однако уровень $1400 за т по трехмесячному контракту еще долго будет оставаться их верхней границей.

О том, что спрос на алюминий пока еще не восстановился до предкризисного уровня, свидетельствует и ситуация на спотовом рынке. В Европе приближение новогодних торжеств вызвало настоящий ажиотаж со стороны продавцов, пытавшихся избавиться от накопленных ими запасов до конца декабря. Это привело к значительному снижению уровня премий. Алюминий Р1020 западного производства с уплаченной пошлиной, который в ноябре предлагался европейским покупателям с премией порядка $80-85 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, в декабре резко подешевел. К концу месяца премии при немедленной поставке этого металла не превышали $70-75 за т, а некоторые трейдеры были готовы расстаться с ним и при значении премии ниже $70 за т. Этот процесс в конце концов затронул и форвардные поставки. Еще в декабре контракты, предусматривающие доставку алюминия в первом квартале 2002 года, заключались из расчета не менее $80 за т выше цены ЛБМ, но в первых числах января форвардные премии практически сравнялись со спотовыми на уровне $70-75 за т.

Под довольно серьезным давлением в последние недели оказались и премии на поставки российского алюминия. Вследствие трудностей, испытываемых трейдерами с поиском покупателей, на складах оказались большие запасы металла, что никак не способствует росту цен. В итоге премии на российский алюминий А7е упали до $5-10 за т FOB Санкт-Петербург, а, как полагают европейские аналитики, в обозримом будущем они могут снизиться практически до нуля.

В Восточной Азии, где основное влияние на рынок оказывают не столько европейские, сколько китайские новогодние праздники, приходящиеся на февраль, возникла аналогичная ситуация с китайским алюминием. Трейдеры, стремясь скорее избавиться от запасов, активизировали поставки, что привело к накоплению резервов в Сингапуре и корейских портах. Премии, тем не менее, остались относительно стабильными, так как многие потребители не отказываются от приобретения металла по форвардным контрактам в расчете на оживление региональной экономики весной или летом текущего года. В итоге в Корее в начале января премии на поставки китайского алюминия составляли $25-28 за т по сравнению с ценами на ЛБМ, в то время как за полтора месяца до этого они достигали $30-35 за т, а в Сингапуре январский уровень премий ($17-20 за т) довольно мало изменился в сравнении с концом ноября 2001 года. Тайванская компания CS Aluminium Corp. приобрела 1500 т несортовых китайских слитков по $25 за т дороже уровня ЛБМ с поставкой CIF Гаосюн.

В первой половине января в Восточной Азии наблюдался довольно интенсивный для этого времени года спрос на алюминий западного производства (главным образом, из Австралии). Тем не менее, это не помогло удержать премии от спада. В Корее, например, западный алюминий предлагался в январе с премией $45-48 за т по сравнению с $50-55 за т в начале декабря. Российский алюминий, предлагавшийся в регионе в больших количествах, не пользуется особой популярностью, а премии на поставки его в Корею снизились от более $40 за т в начале декабря до $35-38 за т в январе.

У американских трейдеров серьезное беспокойство вызывали возможные последствия скандального банкротства корпорации Enron, осуществлявшей крупные торговые операции с металлами. По некоторым оценкам, позиции Enron только по алюминию оценивались в 500 тыс. т; наблюдатели опасались, что этот металл будет "выброшен" на рынок с целью погашения долгов компании. Этого пока не произошло, однако настроение у участников рынка нельзя назвать радужным. Многих аналитиков пока не впечатляют сигналы о расширении объемов строительства или оживления автомобильной промышленности страны. По их мнению, пройдет еще немало месяцев, прежде чем можно будет говорить о возобновлении роста. При низкой активности покупателей премии на спотовом рынке незначительно снизились по сравнению с последними неделями 2001 года, когда алюминий Р1020 можно было приобрести на 3,5-4 центов за фунт дороже стоимости металла на бирже Comex. В январе нижняя граница этого интервала опустилась до около 3,25 центов за фунт.

Опасения специалистов американского рынка алюминия полностью подтверждают и их коллеги, занимающиеся алюминиевыми сплавами, которые применяются, главным образом, в автомобилестроении. По данным компании Wabash Alloys, крупнейшего производителя вторичного алюминия в США, в 2001 году производство автомобилей упало на 12,5% по сравнению с предыдущим годом, и любой подъем в нынешнем году в лучшем случае будет лишь восстановлением ранее утраченных позиций. С марта по ноябрь 2001 года стоимость наиболее массового сплава А380.1 с 3% цинка изменилась в США от 67-68 до 60 центов за фунт, и хотя некоторое оживление спроса в конце года подняло цены до 61-62 центов, производителей сплавов это не вдохновляет. Как говорит Джозеф Адамо, вице-президент по продажам в Wabash Alloys, в январе-феврале основные производители будут использовать сплавы из собственных запасов, так что спрос на этот материал упадет почти до нуля. Кроме того, параллельно со сплавами в декабре подорожал алюминиевый лом, прибавивший порядка 1 цента за фунт на все сорта. Американские производители вторичного алюминия по-прежнему находятся в тяжелом финансовом положении, и, по крайней мере, до конца первого полугодия оно вряд ли улучшится.

На европейском рынке вторичного алюминия лом в декабре-январе сократился в цене, примерно, на $10 за т по сравнению с уровнем конца ноября вследствие практического отсутствия спроса. По состоянию на середину января, цены на обрезь table составляли не более $1200-1240 за т CIF, листовой лом taint/tabor котировался по $880-960 за т. Правда, трейдеры рассчитывают, что во второй половине января и в феврале цены могут поползти вверх, особенно если первичный алюминий на ЛБМ сумеет хотя бы частично сохранить достигнутый их уровень. Предложение лома в регионе очень незначительно, и даже при небольшой активизации спроса неизбежно возникнет дефицит.

Поставщики лома в континентальную Европу, очевидно, имеют перед собой британский пример. Спрос на алюминиевые сплавы в Великобритании в декабре-январе был существенно выше, чем на остальной территории ЕС, что нашло свое отражение в ценах. По сравнению с концом ноября стоимость как лома, так и сплавов поднялась, приблизительно, на 10-20 ф. ст. за т и сохранила достигнутый уровень также в январе. В начале второй декады месяца цены на сплав LM24 находились на уровне 860-895 ф. ст. за т по сравнению с 855-865 ф. ст. за т в начале декабря, а LM6 продавался по 1040-1080 ф. ст. за т.

Поднялись цены на лом и в Восточной Азии, где потребители начали обеспечивать себя материалом на праздничный период. Под влиянием этой активности цены на taint/tabor возросли от $1020-1050 за т C&F в первой половине декабря до $1050-1070 за т по январским спотовым контрактам, а лом отливок tense подорожал за то же время от менее $1000 до $1030-1050 за т C&F Китай или Гонконг. Наибольшим спросом пользуется более дорогостоящий лом экструзий 6063, который в первой половине января предлагался трейдерами по $1280-1300 за т C&F против около $1270 за т месяцем ранее. Отдельные продавцы, при этом, пытаются поднять цены до $1320 за т, однако сообщений о заключении сделок на этом уровне пока не поступало (и, с учетом приближающихся праздников, вряд ли поступят).

Бесспорно, одним из факторов, способствовавших оживлению торговли алюминиевым ломом на Дальнем Востоке, стало снижение импортных пошлин, предпринятое Китаем после вступления в ВТО. Тариф на ввоз алюминиевого лома в страну с 1 января 2002 года был снижен от прежних 6 до 1,5%, аналогичные решения были приняты и в отношении готовой алюминиевой продукции. В частности, пошлина на импорт алюминиевой фольги была уменьшена от 18 до 10,8% с перспективой доведения до 6% в 2004 году, пошлина на алюминиевый лист уже стала не 12, а 6%, профили же, прутки и прочая длинномерная продукция, ранее облагаемая 11%-ной пошлиной, в 2002 году будет подвергаться сбору тарифа в размере 6,8%, а с 2003 года – 5%.

В этот список вошел и глинозем, пошлина на импорт которого была снижена от 18 до 12%. В 2003 и 2004 годах ее уровень будет соответственно доведен до 10 и 8%. Теоретически это должно способствовать активизации китайского импорта глинозема, однако в краткосрочном плане влияние этого фактора, скорее всего, будет минимальным. В 2001 году Китай приобрел исключительно большое количество глинозема; к концу ноября общий показатель превысил 3 млн. т, что более чем на 75% превысило объем покупок за весь 2000 год. Вследствие этого в китайских портах скопились крупные резервы глинозема; фактически местные импортеры могут в любой момент приостановить операции.

Поставщики глинозема в связи с этим чувствуют себя довольно неуверенно и предполагают, что в ближайшее время их ждет еще один раунд падения цен. Поставки в четвертом квартале 2001 года проводились по ценам порядка $152-160 за т CIF Китай, так что не исключено, что во второй половине января, когда должны завершиться очередные квартальные переговоры, этот уровень будет несколько ниже.

Правда, в мировом масштабе дисбаланс между спросом и предложением был несколько подправлен решением американской компании Ormet с 5 февраля остановить производство глинозема на своем заводе в Луизиане мощностью 600 тыс. т в год. Цены на глинозем, по заявлению представителей Ormet, упали уже настолько, что его выгоднее приобретать на международном спотовом рынке, чем производить самостоятельно.

Очевидно, под влиянием этого фактора два тендера, организованные в декабре индийской компанией Nalco, показали незначительный подъем цен. На первом из них 25 тыс. т глинозема были проданы Glencore International по $140,50 за т FOB Визаг, а неделю спустя аналогичную партию стоимостью $141,40 за т приобрела Newco. Впрочем, эти цены все равно следует признать крайне низкими, а, если китайские импортеры, как это уже было в октябре 2001 года, сократят объемы закупок, они опустятся еще ниже.

Медь:

подходящая атмосфера

В прошлые годы медь на ЛБМ часто выполняла роль своеобразного "локомотива", задавая другим металлам группы ритм ценовых колебаний. Нечто подобное, очевидно, случилось и в начале января 2002 года, когда именно рост цен на рынке меди был использован инвестиционными фондами в качестве повода для новых вложений в металлы. Сама медь под воздействием такого скачка спроса поднялась в цене до более $1500 за т, а на короткое время даже превысила $1550 за т по трехмесячному контракту, хотя, по мнению большинства аналитиков, реакция биржевиков на отмеченное на рынке реальное улучшение была, все-таки, слишком бурной.

Энтузиазм участников рынка меди был подогрет сообщениями о новых сокращениях производства. Чилийская компания Codelco, крупнейший в мире поставщик этого металла, к концу года определилась со своими планами на будущее и подтвердила ранее объявленное сокращение выпуска на 106 тыс. т в пересчете на рафинированную медь. Снижение производства должно произойти за счет переработки более бедных руд.

Примерно в то же время аналогичное решение приняла и мексиканская Grupo Mexico, планирующая в 2002 году уменьшить выпуск меди на 151 тыс. т по сравнению с докризисным 2000 годом, причем, это относится не только к концентрату, но и к рафинированному металлу. Свой вклад в достижение баланса на рынке собираются внести и японские плавильные заводы Mitsubishi Materials и Sumitomo Metal Mining, объявив о готовности уменьшить объем производства в общей сложности на 75 тыс. т в годовом исчислении.

Правда, в декабре подъему цен на медь препятствовали низкая предпраздничная активность и быстрый рост резервов на лицензионных складах ЛБМ. По мнению многих наблюдателей, большая часть тех 25-30 тыс. т, которые были переправлены на биржу в первой половине декабря, приходилась на запасы обанкротившейся американской компании Enron. Как опасаются некоторые американские аналитики, эти запасы вовсе не исчерпаны и в любой момент могут хлынуть на биржу, ломая цены.

Более благоприятные условия сложились на рынке в первых числах января. По сведениям ряда экспертов, значительную, хотя и не решающую, роль в подъеме цен сыграли китайские импортеры, раньше всех вышедшие на рынок в новом году. Конечно, в одиночку им вряд ли удалось бы поднять цены до более $1550 за т, однако биржевики учли и появившиеся признаки ослабления экономического спада в США.

И, все же, о начале нового взлета говорить, пожалуй, еще слишком рано. Как подчеркивают специалисты-аналитики, состоявшиеся на сегодняшний день сокращения производства дали возможность только ликвидировать избыток предложения, существовавший в прошлом году, а для кардинального улучшения ситуации требуется, в первую очередь, реальное оживление экономики развитых стран. По мнению специалистов, в этом году крайне осторожничающих с прогнозами, развитие ситуации на мировом рынке меди в ближайшие месяцы будет непредсказуемым, определяясь, главным образом, краткосрочными факторами.

Очевидно, аналогичный характер имеет и внезапный подъем спроса на катодную медь в Европе, в начале января ожививший этот рынок после длительной спячки. Потребители, вернувшиеся на рынок с целью обновления запасов, до сих пор стараются не связывать себя длительными отношениями с поставщиками и не заключать долгосрочных контрактов, так как по-прежнему не уверены в наличии спроса на их продукцию в текущем году. Вследствие такой осторожности ни продавцы, ни покупатели не пытаются подвинуть в какую-либо сторону премии спотового рынка, которые практически не изменились по сравнению с началом декабря. Катодная медь "А" предлагалась CIF Роттердам с премией порядка $25 за т, стандартная медь российского производства стоила не более чем на $10 за т дороже металла на ЛБМ при тех же условиях поставки. По свидетельствам европейских наблюдателей, поставки российской меди в Западную Европу со второй половины декабря сократились вследствие относительно высокого спроса внутри страны и неблагоприятных погодных условий, однако на размер премий это не повлияло.

Рядом предпринятых горнодобывающими компаниями снижений производства значительно усложнена ситуация на рынке медного концентрата. Действия Grupo Mexico и особенно Codelco по сокращению выпуска концентрата нарушили баланс между спросом и предложением, который, по оценкам специалистов британского банка HSBC, в этом году будет сведен с дефицитом порядка 130 тыс. т. Особенно заметной будет нехватка на спотовом рынке, поэтому не исключено, что некоторым плавильным заводам, которые не смогут полностью обеспечить себя сырьем, придется снизить выпуск.

И, если прежде эксперты предсказывали, что годовые контракты на поставки концентрата, заключаемые между добывающими компаниями и плавильными заводами, будут включать тарифы на обогащение и рафинирование на уровне $75 за т/7,5 центов за фунт, то теперь баланс, наверняка, будет на стороне горняков. По мнению специалистов, производителям руды удастся додавить своих партнеров и выторговать у них значительно более низкие тарифы – на уровне $65-68 за т/6,5-6,8 центов за фунт. Пока переговоры продолжаются; первые соглашения, как предполагается, будут заключены не ранее конца января.

На спотовом рынке концентрата в соответствии с новыми тенденциями уже произошло сокращение тарифов. В начале января китайские, корейские и индийские плавильные заводы заключали соглашения на обогащение и рафинирование из расчета $50-55 за т/5,0-5,5 центов за фунт для стандартного концентрата. По мнению специалистов, эти тарифы соответствуют очень низкому уровню, поэтому их дальнейшее снижение маловероятно.

А вот ценам на медный лом, как говорится, есть куда скользить. В начале января потребители вернулись на рынок, а поставщики, воспользовавшись подъемом на ЛБМ, резко взвинтили цены. В Европе трейдеры в одночасье подняли стоимость основных сортов на $100 за т. Так, например, лом проволоки № 1 berry всего за несколько дней подскочил в цене от $1310-1370 до $1410-1470 за т, а медь № 2 birch/cliff подорожала от $1220-1280 до $1320-1380 за т. По мнению аналитиков, эти цены завышены, хотя некоторым потребителям, неосторожно израсходовавшим в прошлом году все свои запасы, приходится принимать условия поставщиков. Впрочем, если медь на ЛБМ не сможет удержаться на достигнутом в начале января уровне, лом пойдет вниз так же быстро, как и поднялся.

Более умеренно вели себя цены на восточноазиатском рынке, хотя и там отмечен рост под влиянием значительного объема закупок лома Китаем и в меньшей степени – Японией. Наибольшим успехом пользовался дорогостоящий лом barley, который в середине января стоил около $1480-1490 за т C&F Гонконг, тогда как некоторые трейдеры пытались поднять цены и до более $1500 за т. Месяцем ранее стоимость barley при поставках в Китай не превышала $1410-1440 за т. Спрос на berry и birch/cliff был в регионе значительно ниже, поэтому и подъем был более скромным, хотя трейдеры и старались поддерживать паритет. В конце первой декады января лом berry котировался на уровне $1440-1460 за т C&F по сравнению с около $1400 за т месяцем ранее, но, по мнению потребителей, эти цены были несколько завышены. Более реалистичными оказались цены birch/cliff – порядка $1300-1350 за т, лишь незначительно поднявшись по сравнению с декабрем (около $1300 за т C&F). Латунная обрезь label не пользовалась особым спросом, а цены на нее в декабре-январе практически не изменились, составляя от $1260 до $1300 за т C&F.

Никель: северная мозаика

В декабре-январе никель в очередной раз продемонстрировал свою нестабильность. Колебания цен за полтора месяца превысили $1000 за т, причем, в начале января они впервые за последние полгода преодолели уровень $6000 за т по трехмесячному контракту. Безусловно, значительную роль в этом сыграли действия спекулянтов, воспользовавшихся ростом цен на медь, однако для измененний на рынке никеля были и вполне реальные причины.

Непосредственным поводом для скачка цен оказалось заявление руководства российской компании "Норильский никель" о прекращении экспортных поставок металла в январе и, вероятно, в феврале. Правда, многие специалисты не усматривают в этом ничего особенного, так как зимой, когда замерзает порт Дудинка, экспорт никеля через него весьма затруднен, так что вполне естественно, что "Норильский никель" не хочет затрачивать лишних средств на проводку судов с помощью ледоколов. Кроме того, россияне не отрицают, что в последние месяцы прошлого года значительно расширили объем поставок, отправив в 2001 году за рубеж 177,4 тыс. т вместо запланированных 155 тыс. т. Большие резервы никеля российского происхождения находятся в Европе вне лицензионных складов ЛБМ, но могут быть перемещены на них в любой момент.

Более реальным обоснованием увеличения цен было возобновление закупок никеля потребителями. В течение второй половины прошлого года спрос на этот металл был минимальным, а производители нержавеющей стали, на нужды которых уходит более 60% добываемого в мире никеля, обеспечивали себя, в основном, собственными старыми резервами. Теперь эти запасы в значительной степени израсходованы, что и объясняет внезапный взрыв интереса к новым закупкам.

Наконец, довольно значительную роль на биржевом рынке никеля играет и спекулятивный элемент. По сведениям наблюдателей, довольно большое число крупных игроков в начале года имели незакрытые январские позиции, что вызвало нехватку наличного металла и, соответственно, появление, казалось бы, исчезнувшей прошлой осенью премии за немедленную поставку. В отдельные дни эта премия достигала $200 за т и даже превышала этот уровень, демонстрируя остроту дефицита.

Судя по всему, с точки зрения реального соотношения спроса и предложения, повышение цен до более $6000 за т выглядит неоправданным, хотя у никеля в первом квартале есть шансы удержаться на уровне $5500 за т по трехмесячному контракту. Многое будет зависеть от того, выполнит ли "Норильский никель" свое обещание воздержаться от поставок в феврале, а также от состояния резервов у потребителей. Если производители нержавеющей стали решат, что могут обойтись без приобретения новых партий никеля еще пару месяцев, цены вскоре снова снизятся.

Цинк:

неубедительный прогресс

В январе 2002 года производители цинка, наконец, получили то, о чем лишь мечтали в прошлом году: цены на этот металл на ЛБМ теперь смогли закрепиться на уровне выше $800 за т по трехмесячному контракту, что год назад показалось бы неправдоподобно низким уровнем, а сегодня может рассматриваться почти как спасение (впрочем, и при таком показателе большинство западных компаний отрасли по-прежнему остаются нерентабельными).

Однако вряд ли поставщики цинка испытывают радость в связи с этим. Чуть ли не единственным основанием для нее было повышение цен на медь, стимулировавшее активность инвестиционных фондов на рынках всех базовых цветных металлов. Реальных поводов для прекращения начавшегося еще в прошлом году спада не было и нет, как нет и сомнений в том, что данному подъему "за компанию" уготована короткая жизнь.

Предпринятые в течение второй половины 2001 года сокращения производства сняли часть излишка металла на мировом рынке, но не ликвидировали сам избыток. Кроме того, в начале декабря начала отгрузку цинкового концентрата новая перуанская шахта Antamina, которая в текущем году выйдет на свою плановую мощность 200 тыс. т в год в пересчете на рафинированный цинк. По словам трейдеров, ввод в строй этого объекта в значительной степени обесценил прошлые усилия по балансировке рынка, так что теперь, по сути, все надо начинать сначала.

В то же время крупные производители цинка, уже пошедшие на немалые жертвы, не торопятся стартовать процесс сокращений по второму разу. За декабрь и первую половину января с новыми инициативами вышли только мексиканская компания Minera Rey de Plata и китайская Liuxin, однако их вклад в решение проблемы крайне незначителен. Мексиканцы остановили с 20 декабря шахту, где ранее добывалось, в среднем, по 30 тыс. т руды в месяц, а китайская компания отказалась от немедленной реализации плана расширения производства и сократила на неопределенный срок выпуска рафинированного цинка от около 3 тыс. до 1,7 тыс. т в месяц. В масштабах мирового рынка это практически незаметно.

В итоге, по мнению экспертов компании CHR Metals, избыток цинка в текущем году составит 378 тыс. т, что обусловит сохранение низких цен (среднегодовой уровень – $876 за т). При этом, их повышение во второй половине года будет очень медленным и трудным из-за большого объема резервов. В декабре многие производители цинка, будучи не в силах найти прямых покупателей, отправляли металл на лицензионные склады ЛБМ, вызвав тем самым их переполнение. По состоянию на 3 января, на них находилось 434 тыс. т цинка, что на 250 тыс. т больше, чем в начале 2001 года, а за первую неделю января к ним прибавилось еще более 34 тыс. т.

Так что надежды некоторых участников рынка на то, что цены удастся поднять до $900 за т, скорее всего, не оправдаются. Более вероятно новое их снижение до менее $800, а то и $750 за т по трехмесячному контракту. Правда, если этот спад приведет к новому масштабному сокращению производства, баланс спроса и предложения будет восстановлен, а цены пойдут вверх раньше и быстрее, чем сейчас предсказывают эксперты.

Поставщики лома по обе стороны Ла-Манша по-разному отреагировали на январское увеличение цен на рафинированный цинк на ЛБМ. Британские трейдеры поспешили воспользоваться моментом и подняли цены предложения, в среднем, на 10 ф. ст. за т по сравнению с декабрьским уровнем. С учетом этого шага стоимость нового литейного лома повысилась до 400-420 ф. ст. за т по сравнению с 390-410 ф. ст. за т во второй половине декабря, а технический цинк подорожал от 310-330 до 320-340 ф. ст. за т. Правда, трейдеры не отрицают, что данные цены представляют собой не действительный, а желаемый уровень, так как реальных сделок из-за отсутствия спроса практически не происходит. Так что не исключено, что в конце января, когда на рынке, как ожидается, появятся потребители, цены придется пересматривать.

О том, в каком направлении они будут изменяться, свидетельствует пример континентальной Европы, где цены на лом в январе вопреки событиям на бирже сбросили по $5-10 за т. Тот же новый литейный лом, который в середине декабря стоил $580-610 за т, стал котироваться по $575-600 за т, а цинковые дроссы подешевели от более $600 за т сразу до $560-580 за т. По мнению трейдеров, такие цены более соответствуют текущим реалиям.

Свинец:

мечты постепенно сбываются

С точки зрения соотношения спроса и предложения, свинец в прошлом году выгодно отличался от всех прочих базовых цветных металлов. Объем его потребления лишь в незначительной степени пострадал от экономического спада в развитых странах, а погодные неурядицы этой зимы в Западной Европе только способствовали росту спроса на автомобильные аккумуляторы (крупнейшая сфера потребления свинца). В то же время, нехватка руды не давала возможности производителям наращивать выпуск рафинированного металла, а ввод в действие новых мощностей тормозился низкими ценами на металлы, попутно с которыми добывается свинец, да, собственно, и дешевизной самого свинца.

Действительно, несмотря на сбалансированность рынка цены на свинец в течение всего прошлого года находились на низком уровне, лишь эпизодически превышая $500 за т. Это оказывало дополнительное давление на производителей, которым приходилось выводить из строя нерентабельные мощности. По данным британского Macquarie Bank, выпуск рафинированного свинца в 2001 году сократился на 200 тыс. т в годовом исчислении.

Однако спад на рынках других цветных металлов препятствовал свинцу, по объемам торговли значительно уступающему всем остальным металлам, кроме олова (по финансовым показателям), получить ощутимый выигрыш от выгодного соотношения фундаментальных факторов. Даже в середине декабря, когда резервы на ЛБМ в один день сократились сразу на 11%, рынок практически не заметил этого, а цены оставались низкими. Как потом анализировали некоторые трейдеры, такое внезапное сокращение резервов было предпринято умышленно, с целью искусственно вызвать рост цен, но это не удалось.

А вот в начале января, когда пошли вверх цены на медь, чаяния поставщиков свинца сбылись как бы сами по себе. Без особых усилий с их стороны стоимость свинца преодолела "заколдованную" границу в $500 за т и довольно комфортно закрепилась на новом уровне. Кроме того, подъем был вызван не только спекулятивными факторами. Немалую роль в этом, наверняка, сыграло объявление компанией Glencore о готовности закрыть на двухлетнюю модернизацию плавильный комбинат Porto Vesme на Сардинии с производственной мощностью около 100 тыс. т свинца в год. Да и потребители, которые в декабре практически игнорировали биржу, в январе вернулись на рынок и своими закупками обеспечили ему необходимую динамику.

По мнению специалистов, у свинца в этом году есть все шансы удержать январские достижения. Дефицит концентратов вряд ли будет ликвидирован, более того, вероятное закрытие ряда цинково-свинцовых шахт из-за низких цен на цинк может лишь обострить его. В то же время, спрос на рафинированный свинец сохранит активность. Неблагоприятные погодные условия в США и Европе уже повысили расход автомобильных аккумуляторов, а производство автомобилей в развитых странах в этом году должно возрасти.

Производители аккумуляторных батарей уже столкнулись с неприятными тенденциями в ходе проведения переговоров с поставщиками свинца. Если большинство контрактов на 2001 год были заключены по ценам, превышавшим уровень ЛБМ на $98-110 за т, то в текущем году премии, как ожидается, достигнут $115-128 за т, причем, для спотового рынка материала практически не останется. Переговоры по состоянию на середину января еще продолжались, однако сомнений в их исходе, пожалуй, не было ни у кого.

На рынке свинцового лома в декабре-январе также отмечался дефицит металла при очень высоком спросе. До Нового Года повышению цен препятствовала стагнация на ЛБМ, но после начала январского подъема поставщики, как говорится, отыгрались по полной программе. Если в континентальной Европе рост цен за первую половину месяца был более умеренным и составил порядка $10 за т, то британские трейдеры взвинтили цены на кусковой лом сразу на 30 ф. ст. за т по сравнению с концом прошлого года и довели их до 320-340 за т. Аккумуляторные пластины подорожали в меньшей степени, но и они в январе котировались по 80-90 ф. ст. за т по сравнению с 75-85 ф. ст. за т месяцем ранее. Торговцы рассчитывают в феврале увеличить и эти цены, однако большинство специалистов все же настроены на достаточно длительный период стабильности. Повышение цен на рынках остальных цветных металлов к середине января выдохлось, и не ясно, может ли свинец противостоять спаду без чьей-либо поддержки. Скорее всего, – нет.

Олово:

не все так просто, как казалось

Кризис на мировом рынке олова, в сентябре прошлого года приведший этот металл к самому низкому уровню цен за последние 28 лет, ни в коем случае нельзя считать преодоленным. Об этом говорит, в частности, и то, что олово оказалось единственным из базовых цветных металлов, который не смог совершить подъем в начале января. Олово, вопреки всеобщему росту цен еще в первой половине декабря подешевевшее до менее $4000 за т в результате массированной предновогодней распродажи, так и не смогло вернуть себе прежние позиции. Цены стабилизировались на уровне $3950-3990 за т по трехмесячному контракту и не слишком стремятся его покидать.

Все это объясняется тем, что баланс между спросом и предложением в прошлом году был нарушен слишком резко, теперь понадобятся многие месяцы лишь для того, чтобы сократить объем резервов, которые только на ЛБМ возросли за последние полтора года более чем в 2,5 раза. Пока мировая экономика не продолжит рост, прерванный текущим кризисом, существенное увеличение цен на олово (как, впрочем, и на другие металлы) вряд ли возможно.

В последние недели основное внимание участников рынка приковано к Индонезии, занявшей в прошлом году место Китая в качестве главного нарушителя порядка. Правительство страны искренне пытается "загнать джина в бутылку", ликвидировав ранее предоставленные провинциальным властям права выдавать лицензии на добычу руды и экспорт оловянного концентрата. Тем самым два ведущих производителя олова в Индонезии – компании PT Timah и PT Koba – были поставлены на грань банкротства.

В декабре-январе правительство Индонезии неоднократно выражало свою решимость запретить экспорт олова в концентрате, однако особенности национального законодательного процесса требуют времени на реализацию этого проекта. Ранее наиболее ранним сроком для принятия соответствующего нормативного акта называлось 15 января, но этот срок уже прошел, поэтому введение запрета ожидается не ранее второй половины февраля или даже начала марта.

Конечно, не факт, что даже при наличии законодательного запрета индонезийскому центральному правительству удастся поставить заслон перед нелегальными экспортерами, с октября прошлого года отправляющими в соседние страны от 800 до 2000 т олова в концентрате. Но само стремление Индонезии нормализовать обстановку будет, вероятно, воспринято рынком с большим воодушевлением, чем реальные результаты. В любом спаде есть сильная психологическая составляющая, и производителям олова сейчас важнее всего показать, что они контролируют ситуацию.

Виктор Тарнавский, по материалам Metal Bulletin, Financial Times, American Metal Market

 
© агенство "Стандарт"