журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2002

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

Реструктуризация за высоким забором

Предлагая ввести высокие пошлины на импортную сталь, американские власти рассчитывают, что это поможет национальной промышленности провести необходимую реорганизацию

То, чего ждали и опасались производители стали во всем мире, свершилось. Седьмого декабря американская Комиссия по международной торговле (ITC) обнародовала свои рекомендации по поводу введения тарифно-квотной системы, ограничивающей импорт стальной продукции. Хотя члены ITC продемонстрировали наличие разногласий практически по всем основным вопросам, президент Буш, который до начала марта должен принять окончательное решение, скорее всего, поддержит национальную металлургическую промышленность. Правда, президентская администрация США никогда не скрывала, что увязывает предоставление защиты сталелитейной отрасли с ее реорганизацией и реструктуризацией. За три или четыре года, в течение которых будет действовать система ограничений на импорт стали, американским промышленникам необходимо преобразовать свои компании в современные и эффективные предприятия, способные выдерживать международную конкуренцию. Этот процесс уже стартовал, но, очевидно, и в нем не обойтись без государственного вмешательства.

Внешние решения

Решение ITC ожидалось американскими деловыми кругами с большим нетерпением. Пожалуй, не вызывало сомнений, что ITC, признав наличие ущерба, нанесенного сталелитейной промышленности США импортом стальной продукции 12 категорий, вынесет вердикт о введении различных ограничительных мер, но вот сами эти меры могли отличаться огромным разнообразием. Большинство металлургических компаний США требовали введения всеобъемлющих пошлин на максимальном уровне, разрешенном американскими и международными законами (40-50%), иностранные поставщики надеялись на квоты как меньшее из двух зол, а самые оптимистично настроенные потребители еще рассчитывали на то, что ITC оставит в покое импорт и посоветует правительству оказать поддержку национальной промышленности посредством субсидий и законодательных инициатив.

Рекомендации, опубликованные 7 декабря, в значительной степени отражали наличие многочисленных альтернативных вариантов. По основным позициям голоса членов ITC фактически разделились в отношении 3:2:1. Предложение, получившее три голоса, в том числе и председателя Комиссии Стефена Коплана, предполагает введение пошлин в размере 20% на импорт большинства видов плоскокатаной и длинномерной продукции, включенной в "черный список" (см. ММ № 10 за 2001 год). Пошлину на арматуру трое членов ITC предложили ограничить 10%, фитинги и фланцы – 13%, прутковую нержавеющую сталь и катанку из нержавеющей стали – 15%, а для сварных труб, не предназначенных для использования в нефтегазодобывающей промышленности, ими запланирована тарифно-квотная система (объем импорта, превышающий квоту, облагается пошлиной). Срок действия ограничений должен по этому варианту составить четыре года, причем, каждый год тарифы снижаются на 1-3 процентных пункта.

Два других члена ITC, представляющие правящую Республиканскую партию, поддержали более жесткие меры. По их мнению, в первый год действия ограничительной системы пошлины на импорт плоскокатаной стальной продукции следует обложить 40%-ной пошлиной, а для длинномерной стали установить 35%-ный тариф. Их вариант был также рассчитан на четыре года с последовательным снижением тарифов на 2-5 процентных пунктов в год.

Наконец, шестой член Комиссии, Деанна Окун, выступила против пошлин, предложив взамен их ввести сроком до четырех лет квоты на импорт стальной продукции 12 категорий. Для большинства сталелитейных компаний США такая схема представляла собой наименее выгодный вариант, так как практика установления квот и тарифно-квотных систем в отношении импорта стальной продукции уже продемонстрировала низкую эффективность подобного метода, но вот производители нержавеющей и инструментальной стали изначально поддерживали именно квоты. В действительности же в отношении этих категорий ITC были предложены едва ли не все возможные варианты. Среди рекомендаций, разработанных различными членами Комиссии, значились тарифы, квоты и тарифно-квотные системы, а срок действия ограничений в разных вариантах мог составлять три или четыре года.

Своим решением ITC ухитрилась вызвать недовольство практически всех заинтересованных сторон. Европейская комиссия в специальном заявлении назвала действия США "совершенно неоправданными" и "нарушающими правила Всемирной торговой организации". Евросоюз, по словам комиссара ЕС по торговле Паскаля Лами, в этой ситуации не собирается изображать "сидящую утку", поэтому, если Буш подтвердит решение о введении пошлин, оно будет немедленно обжаловано в ВТО. "Американский рынок стали и так имеет избыточную защиту посредством 123 антидемпинговых и 31 компенсационной пошлины, – отметил Лами. – И как после этого американцы еще могут что-то говорить о недостаточной защищенности?!".

Японский информационный центр в Нью-Йорке выразил глубокое сожаление в связи с "безответственными" действиями США, которые лишь ухудшают ситуацию на мировом рынке без выгоды для себя. Как отмечается в тексте заявления, введение запретительных пошлин не поможет американской сталелитейной промышленности, так как демпинг на национальном рынке стали возникает вследствие деятельности не иностранных, а местных поставщиков.

В то же время представители американских компаний назвали ограничения, предложенные большинством членов ITC, "абсолютно недостаточными". О квотах, по их мнению, вообще не может быть и речи, а 20%-ные и даже 40%-ные пошлины не обеспечивают необходимого уровня защиты. По некоторым оценкам американских экспертов, цены на американском рынке стали даже при 40%-ной пошлине увеличатся не более чем на 10% вследствие высокого уровня внутренней конкуренции и низкого спроса, вызванного экономическим спадом, а прибыль компаний отрасли возрастет только на $2,2 млрд. в год. На первый взгляд эта сумма кажется значительной, но в первой половине 2001 года американская сталелитейная промышленность понесла в совокупности убытки в размере $1,4 млрд. Введение пошлин, в лучшем случае, позволит им "выйти на нулевую отметку".

Даже производители нержавеющей и инструментальной стали разочарованы вердиктом ITC. Они надеялись на введение квот, а в итоге получили настоящий коктейль разрозненных предложений, в котором практически невозможно выделить какую-либо генеральную линию.

С другой стороны, потребители стали из металлообрабатывающей и машиностроительной промышленности жалуются, что подъем цен вследствие введения пошлин поставит их в невыгодное положение. Хотя себестоимость и цены на их изделия возрастут в целом незначительно, это может оказать серьезное влияние на прибыли, так как из-за экономического спада и завышенного курса доллара американские промышленники и так работают на грани рентабельности. Импортеры опасаются потери бизнеса, так как иностранные компании практически прекратили заключение новых контрактов. После 19 февраля (по общему мнению, это самый ранний срок введения ограничений) экспорт стальной продукции из "черного списка" в США может упасть практически до нуля, по меньшей мере, на несколько недель, а то и месяцев. Как считают европейские специалисты, пошлины в размере 10-15% не нанесут серьезного ущерба экспортерам, а вот более высокие тарифы приведут к тому, что многие поставщики уйдут с американского рынка.

Относительно спокойно могут себя чувствовать разве что потребители слябов. Комиссия развеяла их страхи, вызванные тем, что этот вид полуфабрикатов был единогласно внесен в "черный список". Большинство членов ITC предложили введение тарифно-квотной системы на импорт слябов, в соответствии с которой на первый год потолок составит 7 млн. коротких т (6,3 млн. метрических т), а затем будет последовательно поднят до 7,5 млн., 8 млн. и 8,5 млн. коротких т. Пошлину для поставок, идущих с превышением квоты, соответственно предполагается установить на уровнях 20; 17; 14 и 11%.

Основные потребители слябов дали по этому поводу весьма сдержанные комментарии типа "могло быть и хуже" и сообщили, что намерены продолжать закупки импортных слябов в прежних количествах. Правда, этот вопрос пока не закрыт, а представители интегрированных сталелитейных компаний по-прежнему требуют введения высоких пошлин на ввоз слябов, чтобы "освободить" рынок для местных производителей (в настоящее время национальные компании покрывают не более 6,5% американского спроса на слябы).

Группа интегрированных компаний внесла еще одно предложение менее противоречивого характера. Согласно принятому в середине 2001 года Закону Бёрда часть поступлений от взимания антидемпинговых и компенсационных пошлин направляется компаниям, пострадавшим от нечестной конкуренции, и металлурги требуют передачи в их распоряжение части сборов от пошлин на импортную сталь. В ноябре-декабре 2001 года в соответствии с Законом Бёрда 130 компаниям, около половины из которых представляли металлургическую и металлообрабатывающую отрасли, было выделено $200 млн. Больше всех (более чем по $30 млн.) получили два производителя подшипников, на долю двух крупных сталелитейных компаний (AK Steel и обанкротившейся Bethlehem Steel) досталось по $4 млн. с небольшим, выплаты остальным производителям стали находились на уровне нескольких сотен тысяч долларов. Поступления от пошлин, которые будут взиматься с импортеров стали, оцениваются, приблизительно, в $1 млрд. в год, так что, если на них будет распространен Закон Бёрда, сталелитейные компании США могут рассчитывать на довольно весомый выигрыш.

Правда, правительство пока не отреагировало на эти просьбы, как и не дало однозначного решения в отношении самого болезненного для американской сталелитейной промышленности вопроса о покрытии социальных расходов интегрированных производителей, еще в 70-80-тые годы связавших себя обязательствами по выплате пенсий и медицинских страховок своим бывшим работникам. Стремление части американских компаний воспользоваться отчислениями от пошлин для выплаты социальных расходов вызывает неоднозначную реакцию.

Внутренние проблемы

Американская сталелитейная промышленность четко подразделяется на две группы компаний с различными проблемами и интересами. Первую из них представляют интегрированные производители, выплавляющие сталь в доменных печах из железной руды, чугуна и кокса. Это известные фирмы с длительной историей, уходящей корнями в XIX век или первую половину XX века, а их работники объединены в профсоюзы. Вторая группа – относительно современные прокатные заводы (mini-mills), где сталь выплавляется в электропечах, преимущественно, из лома или восстановленного железа, а рабочие, как правило, не входят в профсоюзы.

Профсоюзный фактор вообще оказывает большое влияние на сталелитейную промышленность США. Около четверти века назад интегрированные корпорации заключили с профсоюзами соглашения, превратившиеся в бомбы замедленного действия. В США не существует государственной пенсионной системы, и производители стали опрометчиво взяли на себя выплаты пенсий и медицинских страховок бывшим сотрудникам. Продолжительность жизни в США высокая, а медицина дорогая, так что затраты на их содержание начали расти в угрожающих темпах. В настоящее время в крупнейших интегрированных компаниях сложилась ненормальная ситуация, когда на одного работника приходится по семь пенсионеров, а расходы отрасли на социальное обеспечение оцениваются в $9-10 млрд. в год. При нынешних низких ценах на стальную продукцию компании физически не в состоянии нести эти затраты, и банкротства значительной части металлургических корпораций США за последние три года были, безусловно, вызваны невыносимым бременем социальных расходов.

В начале декабря, незадолго до вынесения рекомендаций ITC, крупнейшая и наиболее финансово здоровая интегрированная корпорация США US Steel выступила с предложением о проведении масштабной реорганизации в металлургической отрасли страны. По предварительному плану US Steel, она бы могла объединиться с потерпевшей крах компанией Bethlehem Steel – в недавнем прошлом третьим по значению производителем стали в США. В результате этого альянса в стране возникла бы корпорация с производственной мощностью, приблизительно, в 20 млн. т нерафинированной стали в год, что, примерно, соответствует шестой-восьмой позициям в глобальном рейтинге. Еще одну группу могли бы составить Weirton Steel, Wheeling-Pittsburgh и National Steel. Такой союз с объемом производства порядка 30 млн. т стали в год занял бы в мире третье место вслед за европейской группой Arcelor и японским альянсом NKK-Kawasaki.

Появление в фрагментированной американской сталелитейной промышленности двух сильных групп позволило бы оптимизировать структуру отрасли, вывести из строя часть нерентабельных производственных мощностей, а также выявить возможности для сокращения затрат и открыть путь новым инвестициям с целью повышения эффективности и производительности труда. Однако US Steel, поддержанная остальными интегрированными производителями, в качестве предварительного условия потребовала, чтобы государство взяло на себя социальные затраты сливающихся компаний.

Резко против этого плана выступили крупнейшие прокатные компании, прежде всего Nucor – самая рентабельная сталелитейная корпорация США. Как заявил Дэн ДиМикко, президент и генеральный директор Nucor, такое решение означало бы оказание помощи неконкурентоспособным компаниям фактически за счет их более эффективных конкурентов, чьи доминирующие позиции на внутреннем рынке в данном случае ставились бы под угрозу. Кроме того, подобная помощь была бы прямым нарушением правил ВТО, согласно которым государственные субсидии национальным производителям разрешены только в том случае, когда необходимо снизить социальные издержки их закрытия. План же US Steel целиком и полностью подпадал под понятие незаконного субсидирования, предназначенного для поддержания на плаву нерентабельных компаний.

Впрочем, американцы известны тем, что придерживаются международных законов и правил лишь тогда, когда это им выгодно. Нет никаких сомнений в том, что требования ВТО станут последним фактором, который будет принят во внимание при рассмотрении данного вопроса. Тем не менее, идея о покрытии социальных расходов интегрированных сталелитейных компаний за счет государства встретила серьезное сопротивление в кругах власти. Многочисленные попытки конгрессмена Питера Висклоски, видного члена "стального лобби" в Вашингтоне, протащить законопроект о выделении $2,4 млрд. на эти цели не увенчались успехом.

Однако идея мало-помалу все же овладевает массами. Главный аргумент сторонников государственной поддержки заключается в полном отсутствии альтернатив. Уже всем ясно, что интегрированные производители не могут платить больше, а банкротство такой компании приведет к ситуации, когда в отношении пенсионных отчислений срабатывает система государственного страхования и все обязательства так или иначе принимает на себя бюджет. Характерна позиция по этому поводу Джона Корренти, генерального директора прокатной компании Birmingham Steel: "Выступая в принципе против государственного вмешательства, я вынужден с ним смириться, раз это необходимо для консолидации национальной промышленности, однако правительство должно подумать при этом и о нас". Так что не исключено, что финансовая поддержка в той или иной форме будет оказана всем американским производителям стали. Безусловно, интересно, как это сочетается с призывами США к ликвидации субсидий сталелитейным компаниям в мировом масштабе? Да никак!

Справедливости ради следует заметить, что дела у многих американских компаний и в самом деле плачевны. Так, компания LTV Steel, четвертый по величине производитель стали в США, объявившая о своем банкротстве в декабре 2000 года, после длившейся почти год борьбы была вынуждена признать свое поражение. Прежние клиенты отвернулись от LTV Steel, компания почти не получала новых заказов, а расходы только на социальные выплаты бывшим работникам достигали $4 млн. в день. Ежедневно компания теряла более миллиона долларов, и к декабрю 2001 года ее оборотных средств едва хватало на выплату зарплаты. Руководство LTV Steel почти договорилось с двумя банками о получении кредита в $250 млн. под государственные гарантии, однако проведенный анализ показал, что этих денег недостаточно для поддержания компанию на плаву. В результате, LTV Steel согласно решении Суда по банкротствам от 4 декабря 2001 года была вынуждена приступить к остановке собственных заводов совокупной производственной мощностью более 6,5 млн. т в год. Если до 15 марта 2002 года на них не будут найдены покупатели, предприятия остановятся навсегда.

По состоянию на первую половину января, интерес к ряду заводов LTV Steel проявляли US Steel, National Steel, Wheeling-Pittsburgh, Bethlehem Steel, а также бразильская компания CSN, которая нуждается в поставщике горячекатаных рулонов для завода холодной прокатки Heartland Steel, приобретенного ею в июне 2000 года. Ранее CSN собиралась поставлять в США слябы, произведенные на собственных мощностях в Бразилии, и отдавать их на прокатку по толлинговым соглашениям, но ожидаемое введение квот на полуфабрикаты заставило руководство бразильской компании подумать об альтернативных вариантах. CSN интересует, в первую очередь, завод LTV в Кливленде, считаемый экспертами неэффективным и обреченным на закрытие.

Очевидно, что без государственной поддержки мало кто из американских сталелитейных компаний может позволить себе крупное приобретение, а, когда объектом поглощения выступает интегрированный производитель, подобная помощь просто необходима. О трудностях, встречающихся на пути консолидации в отрасли, свидетельствует пример компании North Star Steel, вынужденной 19 декабря отказаться от планируемого приобретения за $430 млн. производителя труб Lone Star Steel. Вследствие глубокого спада на американском фондовом рынке North Star не удалось разместить здесь акции на сумму $130 млн., что сделало невозможным совершение покупки.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, Financial Times, Washington Post, New York Times

 
© агенство "Стандарт"