журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

КОМПАНИИ И РЫНКИ

КРИЗИС ПЕРЕПРОИЗВОДСТВА

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №1, 2002
Приложения к статье
График 1
График 2

ТЕМА НОМЕРА

Темна вода во облацех…

Непредсказуемое прошлое, туманное настоящее и неясное будущее мирового рынка олова

Тернистый путь оловянной промышленности в 2001 году состоял из неприятных неожиданностей и неожиданных неприятностей. Череда не связанных между собой событий нанесла сокрушительный удар по рынку, который до этого стабильно шел на подъем. Даже долгожданный просвет в виде значительного сокращения китайского экспорта в первом полугодии сразу был перекрыт лавинообразным нарастанием поставок из Индонезии. Общее воздействие этого и ряда других негативных факторов привело к обвалу в третьем квартале, когда биржевые цены оказались на $600 за т ниже средней себестоимости производства олова в мире. Далее цены начали постепенно расти, однако террористические атаки на США отодвинули сроки восстановления экономики, а, стало быть, и сроки восстановления рынков всех базовых металлов. В 2002 год рынок олова входит с высоким уровнем избыточных поставок, и прогнозировать развитие событий в краткосрочном плане приходится исходя из весьма неопределенных предпосылок.

Прошлогодние истории

По данным британской организации Tin Technology, в 2000 году мировое потребление олова увеличилось до 281,4 тыс. т (годовой прирост 6,2%), причем, объемы его производства составляют около 230 тыс. т в год. Поэтому обвальное падение цен в третьем квартале 2001 года оказалось полной неожиданностью для всех участников рынка. По прогнозам, которые составляли аналитики в начале 2001 года, ожидалось, что средние цены будут удерживаться в диапазоне от $5250 до $6000 за т.

При этом, в прошлом январе производителям представлялось, что $5300 за т олова – нереально низкая цена. Китайская корпорация Yunnan Tin тогда даже выразила надежду, что цены не превысят оптимального уровня $5600 за т, поскольку в противном случае достаточно активизируется нежелательная деятельность мелких производителей. В то время единственным намеком на возможность грядущего обвала до $3600 за т (август-сентябрь) могло послужить только значительное увеличение уровня переходящих запасов на лицензионных складах Лондонской биржи металлов (ЛБМ), которые оказались на 40% больше, чем годом ранее (12,9 тыс. т).

Весьма высокий уровень запасов отражал факт некоторого сужения спроса, пока еще недостаточно значительного, чтобы быть воспринятым как тенденция. Однако это было обусловлено воздействием реальных факторов: ослабление экономики США насторожило западных потребителей олова еще в конце 2000 года, поэтому уже тогда они начали реализовывать свои запасы металла. В первом полугодии 2001 года спрос оказался на 2,5% меньшим, чем в тот же период предыдущего года. Однако сопутствующий спад цен воспринимался только как результат биржевых спекуляций, влияние которых на самом деле было опосредованным.

Реальная ситуация сложилась, главным образом, вследствие падения спроса на продукцию электронной промышленности, особенно на персональные компьютеры и мобильные телефоны. С мая по июль 2001 года мировой объем продаж мобильных телефонов уменьшился на 8,4%, что вынудило электронные компании поубавить объемы производства. Соответствующим образом уменьшились объемы потребления олова в виде припоя.

Еще одной причиной снижения спроса на металл оказалось сокращение в ряде регионов производства белой жести. На этом фоне даже довольно значительное сужение объемов горнорудного и плавильного производства не принесло ожидаемых результатов. Рост запасов продолжался, и к середине сентября их уровень повысился еще на 60% (до 20,7 тыс. т).

Избыточные поставки олова усугубили ситуацию; давление на рынок оказалось слишком сильным. Цены достигли самого низкого уровня за последние 28 лет, и это было тем более неожиданно, что в последние годы быстро активизировался спрос на олово в Юго-Восточной Азии; на долю этого региона уже приходится 41,1% от мирового объема потребления. Главным образом, это было связано с интенсивным расширением производства в секторе электроники и соответствующим расширением спроса на припой. Параллельно Южная Корея и Тайвань наращивали производство белой жести; только за 1999 год мощности этих стран были увеличены на 20,6 и 7,2% соответственно.

Однако спад американской экономики обусловил резкое сокращение экспорта азиатской электроники в США и соответствующее снижение объемов ее выпуска. Разумеется, снизилось потребление припоя. Одновременно отмечался спад регионального спроса на белую жесть; японские производители этого материала сообщили, что объем полученных ими заказов в 2001 году оказался на 10-15% меньше, чем в предыдущем. Ни корейские, ни японские компании пока не сужали объемы производства белой жести, но естественным образом уменьшили закупки олова.

При этом, Юго-Восточная Азия сохраняет и первое место в мире по объемам производства олова. Во времена оловянного кризиса 1985 года суммарный по региону выпуск металла стабилизировался, а затем, на протяжении 90-х годов, объемы производства нарастали со средней скоростью 5,1% в год. По данным Malaysia Smelting Corp (MSC), в регионе в 1999 году было выпущено 144,1 тыс. т олова в концентрате (65% мирового выпуска) и 188 тыс. т рафинированного металла (73% мирового производства). Однако увеличение мощностей, особенно в Китае и Индонезии, вызывало все большее беспокойство у других участников рынка. В сентябре 2000 года International Tin Research Institute (ITRI Ltd) предпринял шаги для привлечения этих стран к сотрудничеству с целью объединения усилий для сохранения рыночного баланса.

Китай готов к сотрудничеству

Китай – ведущий производитель олова в мире, его доля мирового рынка этого металла сегодня составляет около 50%. За 1991-1999 годы суммарные по стране мощности были увеличены на 143% (до 92 тыс. т). При этом, рост потребления внутри страны составлял только 3,7% в год, и объемы экспорта быстро наращивались. В 1999 году потребление олова на внутреннем рынке достигло 36 тыс. т, а объемы экспорта – 61 тыс. т (годовой прирост – 7,43 тыс. т). Правда, увеличились и импортные закупки (до 21,4 тыс. т), что было связано с отсутствием в Китае современных технологий производства химических реактивов и другой конечной продукции из олова, но это не помогло восстановить баланс.

Такое интенсивное наращивание объемов производства и экспорта уже начало нарушать равновесие в мировом масштабе и встревожило остальных экспортеров. В сентябре 2000 года International Tin Research Institute призвал Китай к добровольному прекращению экспансии. Кроме того, организация Tin Technology предложила китайским компаниям маркетинговую и технологическую поддержку, чтобы ускорить рост потребления олова внутри страны. Крупные производители Китая были не менее других заинтересованы в сохранении стабильности на мировом рынке, поэтому охотно подключились к международному сотрудничеству. После увеличения объема выпуска металла в 2000 году до 110,4 тыс. т (более половины – экспорт), в 2001-м страна сократила производство олова на 20-30% (до 80-90 тыс. т). Причем, потребление металла на внутреннем рынке увеличилось на 12,5%, составив 45 тыс. т.

Тем не менее, о радикальном изменении ситуации говорить пока рано. Уменьшение суммарного по стране выпуска олова достигнуто, главным образом, усилиями крупных производителей: корпорация Yunnan Tin Corp летом добровольно остановила на два месяца свои предприятия, а несколько позднее прекратил производство плавильный завод Guangzhou. Однако, деятельность многочисленных мелких компаний сектора с трудом поддается контролю. Беспорядочные разработки рудных тел представляют значительную угрозу для окружающей среды и приводят к истощению минеральных ресурсов, а экспорт этих производителей обусловливает непредсказуемые последствия для регионального рынка. По данным Yunnan Tin, именно в результате деятельности подобных компаний выпуск рафинированного олова был увеличен от 79,3 тыс. т в 1998 году до 92,3 тыс. т в 1999-м, причем, эти предприятия производят металл очень низкого качества. По мнению специалистов Yunnan, повсеместное их закрытие радикально сократит суммарные по стране мощности для производства рафинированного олова.

Правительство Китая начинает принимать административные меры для ограничения подобной деятельности. Кроме того, предпринимаются попытки закрытия нерентабельных месторождений и поглощения множества мелких, но жизнеспособных горнорудных предприятий более крупными производителями. Для того чтобы хоть как-то скоординировать деятельность оловянной промышленности, в мае 2001 года была учреждена независимая Ассоциация производителей олова.

По оценкам Tin Technology, новая ассоциация, объединяющая все значительные предприятия отрасли, совместно с Minmetals, которая традиционно ориентируется на экспортную деятельность, может превратиться в движущую силу местного маркетинга. Основная задача ее – управление будущим развитием экспортного рынка. Правда, при существующей структуре сектора ее возможности регулировать объемы экспорта представляются довольно сомнительными, хотя местные власти в конечном итоге будут вынуждены поддержать такую политику.

Все эти усилия начинают приносить плоды: объемы экспорта рафинированного олова и его сплавов за первые восемь месяцев 2001 года оказались на 20% меньше, чем за тот же период 2000-го и составили только 42,75 тыс. т. Тем не менее, попытки Китая остановить рыночный спад были сведены на нет недостаточным сокращением, а иногда и наращиванием объемов производства в других странах.

Экономический детектив

с политическим уклоном

Наибольшее беспокойство вызывают события в Индонезии. Крупнейший местный производитель PT Timah в первые шесть месяцев 2001 года увеличил выпуск олова в концентрате до 26,1 тыс. т (годовой прирост 50%). Однако еще более важным оказалось лавинообразное нарастание незаконной горнорудной и экспортной деятельности мелких индонезийских компаний, оказывающее сильное влияние на цены регионального рынка. Возможности ограничения этой деятельности весьма проблематичны, поскольку сложная политическая структура Индонезии делает ситуацию довольно двусмысленной: представители беспорядочно расширяющейся экспортной торговли получают лицензии у региональных властей и считают свои действия совершенно законными.

Основные оловянные месторождения страны сосредоточены на островах Бангка и Белитунг, которые в ноябре 2000 года приобрели статус провинций. Автономия предоставила местным властям значительные права. В рамках своих новых полномочий они разрешили всем желающим беспрепятственно экспортировать олово, начиная с июля 2001 года. Соответственно, экспорт концентрата стал бесконтрольно нарастать.

Основная часть этого материала поступает через Сингапур в Малайзию и Таиланд. Его количество трудно оценить корректно: называются цифры от 0,8 тыс. до 2 тыс. т в месяц. Продавцы предъявляют покупателям официальные разрешения на экспорт, выданные властями Бангка. Эту деятельность функционирующие на Бангка новые предприниматели считают вполне законной, а традиционные производители воспринимают как контрабанду. Однако, как ее ни называй, покупатели из Юго-Восточной Азии стали расхватывать более дешевый материал, так что в августе цены на олово поползли быстро вниз.

Крупные индонезийские производители – компании PT Timah и PT Koba – утверждают, что такие поставки сопряжены с незаконной разработкой как арендуемых ими оловянных месторождений, так и незанятых залежей, за права на разработку которых никто не платит. У Timah имеются 125 горнорудных предприятий на островах Бангка, Белитунг и Кундур. Работы на этих объектах компания поручает местным фирмам, у которых затем выкупает произведенный концентрат. С предыдущей эпидемией контрабанды в мае 2000 года Timah справилась благодаря выплате компенсаций своим местным субподрядчикам, которые получили право скупать концентрат у нелегальных производителей. Хотя эта политика и позволила притормозить нелегальный экспорт, но она не могла воспрепятствовать мелким компаниям продолжать нелегальные разработки. Многие из них после получения лицензий у региональных властей теперь просто вернулись к более прибыльному экспортному рынку.

Нарастание данного экспорта было связано еще и с тем, что Timah приобретает только такой концентрат, в котором содержание олова превышает 72%. По сведениям Timah, на ее территории функционирует, примерно, 3,5 тыс. нелегальных горнорудных предприятий, которые в 2001 году произвели, в среднем, по 10 т оловянного концентрата. Таким образом, суммарный объем нелегально произведенного концентрата составил около 35 тыс. т, из которых 18 тыс. т приобрели скупщики Timah, а 17 тыс. т – экспортеры. На месторождениях Koba действует около 700 аналогичных нелегальных предприятий.

По оценкам специалистов Timah, нелегальные разработки ее месторождений привели к потере резервов на уровне 60 тыс. т руды в год, а также искажению информации о наличии ресурсов. Беспокойство компании усугубляется еще и тем, что власти Бангка вознамерились ввести новую тарифную систему, предусматривающую налог в размере 20% от продажной цены олова, добытого на острове, вместо платы за право разработки недр в размере 3%, которую в настоящее время компания перечисляет центральному правительству. Компания обнародовала вероятный план своих действий в чрезвычайной ситуации, предполагающий прекращение горнорудной деятельности на Бангка и перемещение плавильного завода на соседний остров Кундур. На необходимое для этого время компания намерена заключить толлинговое соглашение о переработке концентрата с MSC или с Thailand Smelting & Refining Co (ThaiSarco). Однако Timah предпримет эти шаги только в самом крайнем случае, если ситуация будет развиваться наиболее неблагоприятно.

Не известно, как повлияют эти нововведения на деятельность Koba, в начале 2001 года продлившей контракт на разработку недр Бангка на следующие семь или восемь лет (текущий контракт завершается в 2003 году). В 2000 году эта компания произвела около 11,5 тыс. т олова, что на 2,5 тыс. т больше, чем в 1999-м. Timah принадлежат 25% акций Koba; владельцем остальных 75% прежде была австралийская Iluka Resources, недавно продавшая их MSC. В сложившейся ситуации Timah и Koba настаивают на применении новых законов о горнорудной деятельности, разработанных центральным правительством.

В ноябре появились сообщения о первых успехах Timah в ее попытках урегулировать ситуацию на правительственном уровне: Палата представителей приняла решение о необходимости принятия мер против деятельности нелегальных добывающих компаний. Для прекращения этой практики планируется учредить Координационный совет с участием представителей центральных и местных властей. Власти островов Бангка и Белитунг уже дали принципиальное согласие наложить запрет на экспорт концентрата, и, хотя это и займет определенное время, появились надежды на прекращение незаконной деятельности.

Таким образом, Timah получает шанс укрепить свои позиции, которые после обретения независимости этими островами сильно пошатнулись (из 308 рудников компании, расположенных на Бангка и Белитунг, в настоящее время функционируют только 147). Однако официальный представитель компании сообщил прессе, что Timah пока не намерена реактивировать законсервированные рудники, но, если незаконный экспорт концентрата будет прекращен, Timah и Koba получат возможность загрузить свои плавильные заводы на полную мощность. Правда, современные ценовые тенденции к этому отнюдь не располагают.

Кроме того, не ясно, как скоро местные власти запретят экспортировать концентрат и поможет ли этот запрет остановить поток контрабанды. С другой стороны, не известно также, как долго нелегальные предприниматели смогут поддерживать высокий уровень экспорта. Летом и осенью эти производители усиленно сокращали свои запасы. Теперь же, когда они уже практически исчерпаны, контрабанда концентрата не должна превышать 1 тыс. т в месяц. Тем не менее, спрос на дешевый концентрат в Юго-Восточной Азии сохраняется: например, Малайзия импортирует 80% необходимого сырья. Очевидно, что, пока существует этот рынок, будет продолжаться и нелегальная горнорудная деятельность в Индонезии.

Все хотят производить больше

В Малайзии производство олова в концентрате в 2000 году снизилось на 14% от уровня 1999-го (суммарный по стране выпуск составил 6,3 тыс. т). Компания MSC произвела 26 тыс. т рафинированного олова, главным образом, из импортного концентрата. По оценкам специалистов MSC, страна будет пребывать в полной зависимости от импорта руды до 2005 года, пока не будут вновь введены в действие законсервированные шахты. В 2000 году функционировали только 38 из имеющихся в стране 54 горнорудных предприятий.

Малазийская палата минеральных ресурсов рассчитывает возродить национальную оловянную промышленность. Поощряется любая деятельность, направленная на открытие новых оловянных рудников и реактивацию закрытых горнорудных предприятий этого профиля. Как важнейший шаг в этом направлении планируется заменить высокий налог на недра, действующий в настоящее время в крупнейшем штате Перак, обычным тарифом, не привязанным к ценам на олово. Чтобы стимулировать развитие отрасли, Министерство промышленности Малайзии планирует уменьшить и стоимость лицензий на разработку месторождений оловянной руды.

Однако получение правительственных утверждений данных инициатив займет определенное время. Тем не менее, один из частных малайзийских инвесторов, которому штат Перак предоставил права на разработку крупного оловянного месторождения, проводит переговоры с PT Timah о возможности совместной деятельности. Если они завершатся успешно, то в стране появится первое совместное предприятие по добыче олова с иностранным партнером.

Количество горнорудных предприятий по добыче олова в Таиланде сократилось в настоящее время до 35, и это в стране, где их количество измерялось многими сотнями. Как и в Малайзии, единственный таиландский завод для выплавки олова Thaisarco полностью зависит от импортного сырья. В 2000 году этот завод импортировал 30 тыс. т концентрата, из которых произвел 17,5 тыс. т олова, три четверти которого ушло на экспорт.

В Австралии компания Murchison United провела реструктуризацию деятельности на оловянном руднике Renison Bell, включая пересмотр соглашений о продажах продукции плавильного завода и заключение новых договоров с основными заказчиками. Комбинат Renison Bell имеет мощности для ежегодного производства 8,5 тыс. т олова в концентрате, но весь выпуск 2001 года составил 2,6 тыс. т, произведенных в третьем квартале. Другая австралийская компания, Marlborough Resources, в августе продала первый концентрат, произведенный комбинатом Ardlethan в Новом Южном Уэльсе. Мощности Ardlethan составляют 800 т в год олова в концентрате; вся продукция будет экспортироваться.

В Латинской Америке перуанская компания Minsur завершила проект расширения комбината San Rafael и в 2000 году выпустила 27,4 тыс. т рафинированного олова (годовой прирост – 22%). Однако в связи с ухудшением рыночной ситуации выпуск 2001 года уменьшен на 2,5 тыс. т.

Впрочем, на многие другие компании отрасли спад цен не оказывает подобного влияния. Компания Allied Deals (Великобритания) планирует увеличить выпуск продукции на своем плавильном заводе Vinto в Боливии, Нигерия предполагает реанимировать оловянную промышленность (см. стр. 10), а в Индии намечено строительство нового плавильного завода, который будет выпускать 10 тыс. т олова в год из импортного концентрата.

У аналитиков

тоже есть проблемы

В настоящее время составление прогнозов – задача весьма неблагодарная. Трудно оценить, какое развитие получат противоречивые тенденции и возможный синергический эффект одновременного воздействия многих факторов.

Правда, для прогнозов есть и некоторые безусловные предпосылки. Во-первых, Китай, который уже значительно сократил экспорт олова, намерен и далее сужать объемы поставок – в 2002 году предусмотрена выдача лицензий на экспорт только 40 тыс. т вместо 64 тыс. т в 2001-м. Во-вторых, очевидно, что какими бы ни были намерения горнорудных и плавильных компаний в других странах цены порядка $4000 тыс. за т олова для большинства заводов мира не окупят производственных затрат. В этой ситуации закрытие предприятий неизбежно.

Например, производственные затраты PT Timah превышают $4200 на т олова, причем, цены на ЛБМ никак не могут стабилизироваться выше $4000 за т. Компания разработала долгосрочную программу сокращения производственных затрат до $3200 на т, однако такое значительное повышение эффективности – дело будущего, а в настоящее время Timah оказалась в весьма трудном финансовом положении. Нелегальная горнорудная деятельность на ее месторождениях причиняет компании значительный ущерб, кроме того, ситуация усугубляется низкими ценами. Компания уже объявила о намерении в ближайшее время уменьшить численность рабочих на 3750 человек, сузить объемы производства на 15% и закрыть все свои горнорудные филиалы, расположенные вдали от побережья. В 2001 году Timah произвела 40,3 тыс. т олова, а в 2002-м планирует выпустить только 34 тыс. т.

Финансовое давление на производителей не ограничивается Индонезией. Очевидно, что многие компании будут вынуждены покинуть сектор, если в ближайшее время не произойдет восстановления цен. Однако шансов на это слишком мало, подъем невозможен без резкого расширения спроса, а этого не следует ожидать ранее, чем через несколько месяцев. Понятно, что даже радикальное сокращение объемов производства, которое неизбежно произойдет в сложившейся ситуации, не окажет немедленного воздействия на цены: сначала должны быть исчерпаны накопленные запасы металла, о высоком уровне которых можно судить хотя бы по тому факту, что в некоторые дни на склады ЛБМ поступало сразу по 3-3,5 тыс. т олова. При этом, терпят убытки и торговые компании; например, в августе попала под административное управление компания RMT, которая считалась весьма устойчивой: в лучшие времена она продавала по 3 тыс. т олова в месяц. Неблагоприятная рыночная ситуация вынудила также американское государственное агентство DLA приостановить распродажу запасов национального Министерства обороны.

Последствия террористических актов в США вносят большую неопределенность в ситуацию; очевидно только, что сроки восстановления рынка отодвигаются надолго. Кроме того, трудно прогнозировать влияние, которое будут оказывать на рынок нелегальная горнорудная деятельность и контрабанда олова. Эта деятельность приобрела такие масштабы, что крупные производители – PT Timah, PT Koba, Murchison United, Minsur и Yunnat Tin – объединили усилия и призвали потребителей олова не приобретать металл из сомнительных источников. Правда, по мнению специалистов Tin Technology, контрабанда концентрата пока не оказала значительного воздействия на рынок рафинированного металла.

Разного рода последствиями грозит и решение ЛБМ о размещении в Сингапуре лицензионных складов олова (начиная с января 2002 года). С одной стороны, примерно, половина металла, который находится на складах ЛБМ в Барселоне (по состоянию на ноябрь – 21 тыс. т), переместится в Сингапур. Сюда же предпочтут поставлять непроданное олово производители из Юго-Восточной Азии, чтобы избежать расходов на транспортировку металла в Европу. Это несколько уменьшит давление на рынки западных стран и, в конечном итоге, приведет к уничтожению разницы в ценах ЛБМ и Куала-Лумпурского рынка олова, который с середины сентября 2001 года переключился на электронную торговлю. С другой стороны, это размещение создает весьма благоприятную почву для китайского демпинга. Тем не менее, многие обозреватели полагают, что это решение будет способствовать повышению ликвидности рынка.

Надежды –

на четвертый квартал

По данным лондонского Standard Bank, потребление олова в 2001 году в США и Японии уменьшилось на 5% по сравнению с 2000-м, в Европе сохранилось на том же уровне, а суммарный мировой спрос сократился на 4,9%. Неизбежное при существующей стоимости материала сужение объемов его производства не приведет к восстановлению цен, хотя и установит предел для их дальнейшего падения. Кроме того, учитывая масштабы и структуру китайской оловянной промышленности, аналитики Standard Bank скептически оценивают возможности новой китайской ассоциации производителей олова контролировать объемы экспорта. Однако можно ожидать, что интенсификация использования олова в электронике и увеличение спроса на белую жесть для изготовления консервных банок обеспечит в 2002 году некоторый рост потребления олова – примерно, на 2,6%. Поэтому аналитики Standard Bank полагают, что уровень избыточных поставок снизится от 11 тыс. т в 2001 году до 1 тыс. т в 2002-м.

По мнению обозревателей Metal Bulletin Research (MBR), восстановление рынка возможно не ранее четвертого квартала 2002 года, причем, среднегодовая цена олова изменится от $4441 в прошлом году до $4339 за т. Очевидно, что для восстановления цен необходимы резкое повышение спроса, чего не следует ожидать в ближайшие месяцы, и масштабное сокращение объемов производства, которое начнется не ранее второго квартала.

В долгосрочном плане, по мнению специалистов Tin Technology, сферы применения олова значительно расширятся. Будет продолжаться замена свинца оловом в припоях, грузиках для балансировки колес и в охотничьем снаряжении; увеличится использование олова также в антипиренах (добавки, повышающие огнестойкость материала). Это наиболее перспективные области в плане роста потребления олова во многих регионах, где продолжается ужесточение экологических требований.

Как ожидается, переход к несвинцовым припоям в Европе и расширение спроса на них в Японии приведут к дополнительному потреблению 30 тыс. т олова в год. Внедрение сплавов на основе олова, разработанных специально для производства балансирующих грузиков для колес, обусловит подъем спроса в ЕС, примерно, до 15 тыс. т в год. Если в строительном секторе будет возрастать популярность разработанных на основе олова антипиренов, то этот рынок будет поглощать ежегодно еще 20 тыс. т металла. Однако наибольшие перспективы в секторе боеприпасов, где ежегодно производится около 100 тыс. т снарядов, пуль и дроби. Пули из чистого олова уже нашли свою рыночную нишу, однако у сплавов на основе олова с такой же, как у свинца, или большей плотностью наилучшее будущее.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"