журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Автоматизация предприятий ТЭК

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №12, 2001

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

Пятая нога украинской генерации

Когда рассуждают о судьбах отечественной энергогенерации, обычно имеют в виду генерирующие компании. В принципе это правильно – именно от них зависит судьба единой энергосистемы страны. И все же этот сектор энергетики не ограничивается одними генкомпаниями. Существуют еще и многочисленные украинские ТЭЦ и блок-станции крупных промышленных предприятий. Если число крупных электростанций, объединеннных в составе генкомпаний, едва превышает полтора десятка, то число всех остальных генераторов приближается к трем тысячам.

В их число входят больше сотни небольших городских ТЭЦ, почти две сотни электростанций сахарных заводов и тысячи заводских блок-станций. Многое из этого сегодня упорно вертится-крутится, производя электроэнергию. Причем не так уж и мало – порядка 5% общего производства электроэнергии в Украине. Это примерно равно половине выработки наименьшей энергогенерирующей компании страны – "Западэнерго". Если же добавить к этому генерацию двух крупнейших ТЭЦ Киева и Харьковской ТЭЦ-5, то они и вовсе обставят "Западэнерго". К тому же в подавляющем большинстве регионов страны (а точнее в 17) "малыши" – единственные представители энергогенерации.

Любопытно, что у большинства украинских малых генераторов цены на производимую ими электроэнергию меньше тарифов крупных генкомпаний. Исключения, естественно, есть, но они крайне редки.

На лицо парадоксальная ситуация. Ведь в свое время крупные электростанции строились именно с целью получения дешевой электроэнергии. И при этом сегодня они явно проигрывают в конкурентной борьбе мелким станциям. Парадокс объясняется довольно просто: ТЭЦ одновременно производят продукцию двух видов – электрическую и тепловую энергию, – а значит, намного эффективнее используют топливо.

ТЭЦ более эффективны, чем генкомпании несмотря даже на то, что большинство из них назвать новыми – язык не поворачивается. Так, во Львове "трудятся" еще с довоенных времен японские агрегаты. Да и подавляющее большинство украинских ТЭЦ вступили в строй в конце 50-60-тых. Именно тогда происходило бурное развитие данного направления в советской генерации. В тот момент в СССР начало активно развиваться жилищное строительство и требовались надежные источники теплоснабжения новых жилмассивов. Тогда и стали строить ТЭЦ, на которых устанавливались турбины, использующие давление пара. Однако с конца 60-тых это направление потихоньку затухло – экс-СССР окунулся в эпоху грандиозных энергостроек, а также дешевого газа и угля. На тепловые электроцентрали престали обращать особое внимание. Исключением стал разве что пуск ТЭЦ в Киеве и Харькове, которые вполне укладывались в тогдашнее представление об электростанции, – они были в своем роде гигантами.

Однако с распадом Союза лафа закончилась: топливо подорожало, а инвестиции в развитие отрасли практически прекратились. В принципе беда была общей. Однако выходить из нее генкомпаниям и ТЭЦ приходится порознь.

Ведь для реанимации большой энергетики нужны просто фантастические средства – речь идет о десятках миллиардов долларов. Совершено очевидно, что ни через десять, ни через двадцать лет столько денег отрасль не получит. Трудно предположить, что в мире есть много инвесторов, готовых кредитовать дорогостоящие проекты со средней окупаемостью в 10-15 лет. В Украине сколько угодно сфер приложения с меньшими периодом окупаемости и масштабом вложения средств. Причем и им денег не дают – рискованно. А значит, развитие большой энергетики будет происходить по сценарию постепенного срабатывания ресурса оборудования 60-70-тых. Кстати, если при этом его еще немного ремонтировать и потихоньку модернизировать, то лет 20-30 оно протянет, а отдельные блоки и побольше. Ведь в США до сих пор эксплуатируют оборудование выпуска 40-вых годов и ничего.

Что касается ТЭЦ, то при создании в 1996 году облэнерго их в большинстве своем передали энергокомпаниям в управление. Однако в 1998 году подавляющую часть их снова передали в коммунальную собственность. Восторгов у энергетиков это не вызвало. Для местных же бюджетов ТЭЦ стали скопищем проблем, к которым они были психологически не готовы – необходимо было финансировать ремонт оборудования станций, поставку на них топлива и т.д. Тем не менее очень скоро выяснилось, что небольшая электростанция, расположенная где-нибудь на окраине, городу или району совсем не вредит. Это было наглядно продемонстрировано в 1997 – 1999 годах, когда в условиях жестких лимитов на этих небольших генераторах буквально держалась энергетика целых районов.

После этого урока появилось несколько региональных проектов развития ТЭЦ. Наиболее продвинулись они в Сумской области. Там еще в 1996 году концерн "Правэкс" обратил внимание на небольшую и тогда часто простаивающую Ахтырскую ТЭЦ. Не без трудностей концерн получил ее в аренду на 20 лет, восстановил оборудование и стал снабжать электроэнергией город. Жизнеспособность проекта базировалась на местной нефтепереработке. При добыче нефти из скважин получали значительные объемы почти бесплатного газа, которого вполне хватало на станцию мощностью 12 МВт. Схема оказалась жизнеспособной. Правда, в 1998 году местное облэнерго приобрели структуры Инвестпула и попробовали Ахтырку отобрать. По итогам серии судебных заседаний атаку на ТЭЦ удалось отбить. Однако в процессе тяжбы Инвестпул почувствовал неудержимый интерес к малой энергетике как к направлению развития бизнеса и обратил внимание на другие местные ТЭЦ – Сумскую (две турбины по 12 МВт) и Шосткинскую. Причем если Сумская станция была достаточно лакомым кусочком и находилась в неплохом состоянии, то Шосткинская лежала даже не на боку, а на спине и слабо дрыгала ножками. При проектной мощности в 160 МВт, она давала в лучшем случае 10-15. Вот за нее то Инвестпул и взялся всерьез. Создал фирму "СумТЭКО", которая в 2000 году взяла в аренду обе станции. Местную администрацию (а точнее лиц, принимающих решения) заинтересовали долевым участием в этом ООО, и дело закрутилось. Результат вышел неплохой: Шосткинскую станцию слегка "подлатали" и довели объем генерации электроэнергии летом до 50 МВт, а зимой – вообще до 70 МВт. И обошлось это совсем недорого – примерно в 5 млн. грн. Этот факт, помимо прочего, показывает, насколько эффективными могут быть мероприятия по модернизации и реконструкции мощностей.

Борьба за малую энергетику шла не только в Сумской области. Например, "Полтаваоблэнерго" постаралась взять под контроль местную ТЭЦ. Причем станция в Кременчуге немаленькая (255 МВт), она обеспечивала теплом полгорода и крупнейший в Украине нефтезавод. Правда, на эту станцию по привычке претендовал "Правэкс", однако после длившейся примерно год схватки владельцы местного облэнерго одержали победу. И получили ТЭЦ в аренду на 20 лет.

Менее оптимистично закончилась для Инвестпула история с Черниговской ТЭЦ. Ибо "Черниговоблэнерго" она пока не досталась. Ее на 20 лет взяло в аренду ООО "ТехноНова", реальным владельцем которого является нардеп Петр Устенко. Ранее его связывали с оператором по поставкам ядерного топлива "АМП". Однако "АМП" сейчас, мягко говоря, не в форме. Поэтому говорить о том, удержится ли "ТехноНова" на Черниговской ТЭЦ целых два десятилетия, пока преждевременно – желающих подвинуть эту компанию предостаточно, а сил отбиваться явно уже не хватает.

Описанные выше ситуации происходили только на Востоке Украины. А ведь за ТЭЦ боролись и во Львове и в Калуше (Ивано-Франковская область). Вообще говоря, если государственные облэнерго почти без звука сдали свои ТЭЦ, то частные буквально зубами ставили их под свой контроль.

Возникает наивный вопрос: а для чего, собственно, частным облэнерго все эти хлопоты? Ответ достаточно прост и лежит на поверхности. Зимой на ТЭЦ за одно и то же топливо потребители фактически платят дважды. Сначала они оплачивают выработанное на нем тепло, а затем произведенную на нем же электроэнергию. Неудивительно, что рентабельность работы ТЭЦ составляет зимой 100 – 150%. Летом эта благодать, правда, заканчивается: потребление тепла резко падает (раз в 5-6) и рентабельность ползет вниз.

Но и это не беда. Ведь небольшую ТЭЦ можно просто выключить и ремонтировать себе потихонечку – население уже давно привыкло к отсутствию летом горячей воды. А те, что покрупнее, могут вывести часть своего оборудования в ремонт, а тепло с оставшихся в работе мощностей поставлять промышленности. К примеру, та же Шосткинская ТЭЦ поставляет пар на местный пивзавод.

Для облэнерго в ТЭЦ есть еще одна приятность – при мощности до 15 МВт ее электроэнергия продается потребителям напрямую, минуя "Энергорынок". Да и если ТЭЦ эту мощность превышает, то опять же может поставлять электроэнергию напрямую в зоне своего теплоснабжения. А это позволяет лучше контролировать поступление денежных средств.

Естественно, в украинских условиях все не так просто и однозначно. То же население может не заплатить вовремя и за электроэнергию, и за тепло.

Кроме того, тарифы на них устанавливают разные инстанции: на электроэнергию – Национальная комиссия регулирования элекроэнергетики (НКРЭ), а на тепло – местные власти. При этом муниципалитеты цену на тепло стараются установить пониже, что приводит к тому, что это направление работы может даже иногда становиться убыточным. Впрочем, продажа электроэнергии при условии платежей вполне перекрывает эти потери. Да и с мэрами, как известно, можно и нужно работать. В конце концов, у них всех есть болезненные родственники, а у тех есть свои фирмы, которые вполне можно использовать если не как учредителей, то уж как поставщиков на местную станцию чего-то полезного (да хоть ветоши для протирки). В общем, если крутиться, ТЭЦ – бизнес явно интересный. Здесь, правда, не берутся в расчет совсем трагические случаи типа Мироновской ТЭЦ – допотопная станция с огромным расходом топлива, большим количеством персонала и абсолютно неясными перспективами и аналогичной ей харьковской ТЭЦ-2 "Эсхар". А вот со всеми остальными можно и нужно работать.

В не слишком отдаленной перспективе тепло тоже станет прибыльным. Самое крупное в стране предприятие коммунальной теплоэнергетики "Киевэнерго" уже добивалось того, чтобы и производство тепловой энергии выходило в плюс.

Конечно, у ТЭЦ есть и другие проблемы. Например, оборудование на них сложнее обычных электростанций и его эксплуатация и обслуживание требуют более высокой квалификации персонала. Правда, на практике все происходит с точностью до наоборот. Зачастую выручает лишь то, что полсотни лет назад оборудование делали с огромным запасом прочности.

Как уже отмечалось, помимо городских ТЭЦ существуют станции и на многих крупных предприятиях (ну, а дизель-генераторы и вовсе должны быть на любом промобъекте). Мощность таких станций варьируется от 3 до 60 МВт (более крупные уже переданы муниципальным властям). Вырабатываемой ими электроэнергии для нормального производства не хватает, но они обеспечивают необходимый минимум энергии, дабы в случае чего предприятие могло нормально остановиться и не заморозить оборудование.

Несмотря на это, сегодня руководство многих предприятий стало строить планы модернизации своих ТЭЦ, чтобы перейти на полное самоснабжение. Так уже сделало Сумское НПО имени Фрунзе, запустив у себя электростанцию на 16 МВт. Причем большая часть оборудования была изготовлена на этом же заводе. Такие электростанции предприятие предполагает поставлять и на другие заводы. Уже ведутся переговоры о поставке на запорожскую "Днепрспецсталь". Что впрочем неудивительно, ибо и НПО имени Фрунзе, и "Днепрспецсталь" входят в состав группы "Корт". По расчетам специалистов НПО, при работе на газе стоимостью 50 $/1000 куб. м себестоимость электроэнергии составит 1,5 цента. А это минимум на треть дешевле, чем на "Энергорынке".

Имеются и другие примеры энергетического самообеспечения. Совсем недавно небольшую турбину запустил и Алчевский коксохимзавод. О планах модернизации своей ТЭЦ заявил и мариупольский металлургический комбинат имени Ильича – здесь собираются довести ее мощность до 150 МВт. Работать новые установки будут на попутных газах коксохимического и металлургического производства, ну а более мощные – и на природном газе. Из свежих проектов отметим, что "ЛУКойл" собирается построить себе ТЭЦ мощностью 12 МВт на Одесском НПЗ. Все это здорово. Однако у новых станций есть неприятный нюанс – модернизировать их очень дорого. Стоимость новых установок составляет минимум $800 за кВт установленной мощности. И если вам обещают поставить новую установку за 500-600 $/кВт, то это означает, что в смете чего-то не учли, и это обязательно выплывет позже

Более дешевым вариантом в данном случае может быть переоборудование под мини-ТЭЦ обычной заводской котельной. Многие промышленные котельные вполне можно превратить в электростанции мощностью 1,5-3 МВт. Соответствующее оборудование и в Украине, и СНГ уже выпускается. У нас это в основном делает харьковский завод "Турбоатом". Однако пока таких проектов воплощено в жизнь один-два. В ноябре подобную установку на 2,5 МВт запустили в Запорожье. Будущее у таких проектов в Украине в принципе есть.

Если говорить о ТЭЦ, обслуживающих крупные предприятия, то отдельная глава должна быть посвящена электростанциям при сахарозаводах. Как известно, сахароварение – процесс достаточно энергоемкий, посему даже у самого завалящего заводика имеется собственная ТЭЦ мощностью минимум в 3 МВт, а у некоторых и 12 МВт. В сезон сахароварения на них вырабатывается весьма недорогая электроэнергия – по 7-9 коп./кВт-ч, которую они используют сами и продают окружающим. И все бы было хорошо, однако сезон сахароварения нынче длится хорошо если полтора месяца, а все остальное время эти установки стоят. Самые мощные из них еще можно переоборудовать для более продолжительной работы, однако непонятно, куда в этом случае девать вырабатываемое здесь тепло, – ведь заводы в основном по селам стоят.

Существует и еще один вид электростанций – микро-ТЭЦ. Как правило, это навороченный вариант дизеля. Микро-ТЭЦ сейчас достаточно популярны. Мощность таких станций в Украине доходит до 50 кВт (в мире имеются блоки и до 6000 кВт). Этого вполне хватает для дома приличных размеров. При этом КПД установки (с учетом генерации тепла) составляет порядка 80%. Все это хорошо, но дорого, а поэтому мало тиражируется. Хотя фирмы, торгующие этим оборудованием, с этим выводом не согласятся и тоже будут правы – ведь клиент для них в Украине всегда найдется.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"