журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Автоматизация предприятий ТЭК

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №12, 2001

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

Скованные одной цепью, или гусь свинье не товарищ

Энергоснабжающие компании и крупные потребители электроэнергии всегда относились друг к другу без особого пиетета. С одной стороны, жить порознь они не могут, с другой – за годы совместного существования накопили многотомный список взаимных претензий.

В принципе энергоемких предприятий в Украине не так много. Например, в списке Минтопэнерго их всего 110. А реально и того меньше – ведь многие числятся в нем еще с советских времен. Трудно представить, что обанкротившийся столичный мясокомбинат или же не понятно как затесавшийся в этот список закарпатский спиртзавод являются сегодня крупными потребителями электроэнергии. Впрочем, часть предприятий из этого списка трудится и весьма успешно. В частности, два десятка крупных предприятий отечественного горно-металлургического комплекса в совокупности потребляют около одной пятой всей производимой в Украине электроэнергии.

Неудивительно, что конфликты между облэнерго и потребителями такого масштаба сразу выходят на общенациональный уровень. Например, в нынешнем году хитом сезона стала схватка между Запорожским абразивным комбинатом и "Запорожьеоблэнерго" на тему "кто кого перештрафует". Суть конфликта состоит в том, что комбинат заключил договор на покупку электроэнергии у "Энергоатома", а облэнерго упорно не желало признавать факт существования этого документа и почем зря отключало комбинат за неоплату электроэнергии. История, по сути, не нова, однако некоторые ее детали крайне увлекательны. Ибо Запорожский абразивный комбинат принадлежит одному из крупнейших операторов на рынке ядерного топлива – компании "Бринкфорд", а "Запорожьеоблэнерго" (несмотря на наличие в руках у государства 61%-ного пакета акций) фактически контролируют его конкуренты из ЗАО "Созидание", то разборка быстро стала яркой и насыщенной.

Сначала облэнерго попыталось удержать с комбината около 40 млн. грн. Ответ комбината был почти симметричен – он попытался объявить "Запорожьеоблэнерго" банкротом. Конфликт сопровождался довольно активной кампанией по обливанию друг друга грязью. Однако в итоге при поддержке Кабмина эту некрасивую историю замяли. Получилось нечто близкое к нулевой ничьей: никто никому не заплатил, но, как говорится, "осадок остался".

В принципе данный конфликт лишь продемонстрировал всю масштабность противоречий в отношениях между облэнерго и их крупнейшими клиентами. К примеру, во времена Пустовойтенко металлургические комбинаты временами оплачивали электроэнергию деньгами на уровне 1% от ее текущего потребления, а остальное, если и оплачивали, то – бартером. К тому же поставки на них шли через независимых поставщиков, а последние норовили не заплатить облэнерго ни копейки. Приватизированные энергокомпании в таких случаях "вставали на уши" и зажимали "независимых" как могли. К примеру, "Луганскоблэнерго" долго не заключало договор на транспортировку электроэнергии на Рубежанский картонно-бумажный комбинат. Официальная мотивировка подобного поведения облэнерго выглядела следующим образом: комбинат с нами не рассчитался. Должен же он был облэнерго целых 13 грн. Причем на комбинате уверяли, что эта задолженность была создана энергетиками искусственно.

Даже сейчас, несмотря на высокий уровень оплаты электроэнергии, проблема расчетов остается крайне актуальной для облэнерго. Ведь "Энергорынок" требует от них сегодня 100%-ной оплаты полученной ими электроэнергии, чего большинство из облэнерго пока позволить себе не может. А значит, в их распоряжении остается значительно меньше чем им хотелось бы денег. Облэнерго сие вовсе не вдохновляет, а порождает томление духа на предмет того, как бы изъять побольше денег с потребителей, причем любым законным путем. В основном в ход идут штрафы. Но существует и менее хитрый по своему исполнению прием: потребителю заранее устанавливается заниженный объем энергопотребления. За его превышение предприятие штрафуют в пятикратном размере. Соль схемы в том, что 80% суммы штрафа отается самому облэнерго, а 20% уходит "Энергорынку". Тут, правда, очень важно не переборщить. Например, приватизированное "Львовоблэнерго" занизило одному из своих потребителей лимит в четыре раза. А предприятие это отличалось не только диковинной для нашего времени платежеспособностью, но и грамотным менеджментом. Быть дойной коровой оно не захотело и через Антимонопольный комитет отказалось от услуг облэнерго.

Еще одним способом "разводки" потребителей является работа со старыми долгами. Приватизированые облэнерго по этому поводу даже создали было целую цепочку дочерних фирм, которые принимали в уплату за энергодолги вполне ликвидные векселя, реализуемые с дисконтом в 30%. Их благополучно меняли на неликвидные векселя "Энергоатома" (дисконт составляет порядка 80%), а разницу оставляли себе. Подобные цепочки фирм были созданы при "Луганскоблэнерго", "Черниговоблэнерго", "Полтаваоблэнерго", "Львовоблэнерго" и "Херсоноблэнерго". Да и остальные приватизированные облэнерго от них не отставали. Однако сегодня подобные сделки практически не заключаются, возможно, потому, что на такие схемы начали очень нервно реагировать налоговые органы.

В расчетах с сельским хозяйством облэнерго применяют весьма похожую схему: село получает электроэнергию, скажем, весной-летом, а платит за нее осенью. Причем платит сельхозпродукцией (хотя можно и деньгами, если они, конечно, есть). При этом цены на энергию закладываются такие, что облэнерго получает вполне ощутимую прибыль. А если перерабатывать полученное за электроэнергию зерно еще и на принадлежащих тем же акционерам облэнерго хлебокомбинатах или мельницах, то данная схема может дать 100-150% рентабельности. Правда, в прошлом году именно благодаря колхозникам облэнерго основательно "влетели". При проведении агарной реформы они потеряли порядка миллиарда гривень долгов.

В свою очередь предприятия тоже активно ищут пути снижения расходов на электроэнергию. Простейший и довольно эффективный способ – поставить на входе в предприятие собственный счетчик высокой точности. Стоит это не так уж дорого – порядка тысячи долларов штука. Как правило, после его установки выясняется, что до сих пор предприятие переплачивало за электроэнергию порядка 3-4%.

Естественно, что энергокомпания в подобном самоконтроле не слишком заинтересованна, посему установка подобного оборудования и особенно согласование условий его эксплуатации с облэнерго часто превращается в увлекательный процесс "кто кого". И тут многое зависит от объемов потребления электроэнергии конкретным предприятием и настойчивости последнего. Кроме того, нужно понимать, что часть претензий облэнерго (типа установки счетчика в изолированном помещении с ограниченным доступом) вполне справедливы. К тому же не стоит забывать, что многие предприятия сами не заинтересованны в чересчур точном учете электроэнергии – ведь в этом случае зачастую всплывают на свет всевозможные фирмы – спутники предприятия, банально ворующие энергию под прикрытием материнской структуры.

В ближайшей перспективе во взаимототношениях облэнерго и потребителей намечается довольно интересный поворот, связанный с введением механизма абонентной платы за электроэнергию. То бишь любое предприятие должно будет платить за возможность доступа к энергосети. Сама по себе эта идея не плоха, но важно, чтобы ее реализация не вылилась в очередную попытку дойки потребителей. Ведь то, что в этой ситуации облэнерго постараются получить максимум преимуществ, – даже не вопрос. Вопрос в том, насколько им это позволят сделать.

Тут вырисовывается еще как минимум одна проблема: у многих предприятий на балансе числится избыток разнообразных энергомощностей, причем зачастую простаивающих. С этим связан еще один любопытный факт. Как известно, многие крупные потребители имеют у себя что-нибудь химическое – резервуар с хлором, аммиаком или чем-нибудь подобным. Или же по условиям производства обесточивание приводит к выходу мощностей предприятия из строя. В этом случае появляется понятие "минимально необходимый размер поставки электроэнергии для предприятия" или, проще говоря, "аварийная бронь". Любопытно, что законодательно это понятие толком не определено. Между тем у ряда облэнерго уровень аварийной брони их клиентов доходит до 40% от общего объема потребления электроэнергии. Для энергетиков – это непрерывная головная боль. Ведь многие предприятия платить за аварийную бронь совершенно не собираются. Более того, немало случаев, когда на "убитом предприятии" за счет брони спокойненько функционирует какой-нибудь цех, выпускающий нечто высоколиквидное и рентабельное. Сейчас облэнерго настаивают на том, чтобы аварийную броню "узаконили", а главное – определили источники ее финансирования. Пожелание весьма благое, однако как оно будет воплощено в жизнь, пока не ясно. Тем не менее облэнерго разобрались с большинством потребителей с аварийной бронью, на повестке дня остались самые трудные случаи типа водоканалов.

В принципе борьба отдельного потребителя против местного облэнерго, как показывает практика, малоперспективна – энергокомпания заведомо сильнее. Но сейчас в стадии формирования находится так называемый Антимонопольный союз. Большинство наблюдателей рассматривают его как очередное предвыборное шоу народного депутата Алексея Кучеренко. Однако в реальности все выглядит не так уж банально. Ибо проблема взаимооотношений монополистов (к коим относятся и облэнерго) и их клиентов сегодня остра как никогда и потому Антимонопольный союз как идея может вполне успешно пережить выборы. Боле того, тот, кто сможет оцивилизовать отношения между энергетиками и потребителями, получит ресурс достаточный не для одной предвыборной компании. Ведь диктат монополистов весьма опасен, с ним борются буквально повсеместно. И если Антимонопольный комитет Украины с задачей искоренения монополий пока не справляется, то неудивительно, что появляются альтернативные структуры с аналогичными целями и задачами.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"