журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Международные банки

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

Информационные технологии

Банковская деятельность

РЕКЛАМА И МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2001

Международные банки

Непростой выбор Standard Chartered

Британский международный банк ищет собственный путь в изменившемся мире

Британский банк Standard Chartered занимает особое место в мировой банковской системе. Он проводит операции более чем в 50 странах, хотя это и не самое главное (в конце концов, отделения американской Citigroup можно встретить более чем в 100 государствах мира). Standard Chartered уникален по-иному: это единственный западный банк, который сознательно делает ставку на новые рыночные и развивающиеся страны Азии и черной Африки, практически не обращая внимания на куда более зрелые рынки Европы и Северной Америки. Основанный в конце XIX века Standard Chartered – это последний осколок Великой Британской Империи, последнее напоминание о былом могуществе, распространявшемся на весь мир, последний реликт колониальной эпохи. Этот банк давно пережил свое время, однако отработанная десятилетиями бизнес-модель позволяла ему достаточно успешно существовать и даже почти безболезненно пережить азиатский кризис 1997-1999 годов. Однако теперь пришел новый кризис, который, вероятно, заставит старый колониальный банк измениться в соответствии с требованиями нового времени.

С тех пор как Standard Chartered крупно прогорел во время долгового кризиса 80-х годов, когда развивающиеся страны Латинской Америки и Азии оказались не в состоянии обслуживать свои многомиллиардные долги, он постоянно считается перспективным объектом для поглощения. Тому есть свои причины: на фоне мегаслияний последних лет, приведших к появлению гигантских международных финансовых групп, британский банк со своей рыночной капитализацией, приблизительно, в $13-14 млрд. выглядит вполне посильным приобретением; кроме того, для любой такой группы активы Standard Chartered в Индии, Океании, странах Восточной Азии и Ближнего Востока и огромный опыт работы в развивающихся странах представляют немалый интерес в плане придания операциям подлинно глобального масштаба.

За последние 15 лет Standard Chartered пережил две серьезные попытки поглощения, предпринятые в 1988 году британским банком, который сейчас называется Lloyds TSB, а десять лет спустя другим английским банком – Barclays. В первом случае руководству Standard Chartered удалось сколотить группу дружественных стратегических инвесторов, которые предотвратили покупку банка, а во втором – убедить их, что предложенная Barclays цена в 12 ф. ст. за акцию (почти в 1.5 раза больше, чем их курс на то время) слишком низка. Как заявлял тогда председатель правления Standard Chartered сэр Патрик Джиллам, банк стоит намного дороже и после завершения азиатского кризиса докажет это акционерам.

Вот уже подошел к концу 2001 год, а 12 ф. ст. за акцию пока что остаются недостижимой мечтой акционеров Standard Chartered. Во время подъема 2000 года пару раз курс приподнимался чуть выше 11 ф. ст., однако во второй половине 2001 года он безнадежно застрял между 8 и 9 ф. ст. за акцию. Не удивительно, что многие акционеры оказались разочарованными, а слухи о грядущем поглощении Standard Chartered вспыхнули с новой силой. Был очерчен круг наиболее вероятных кандидатов в составе тех же Lloyds TSB и Barclays, а также американской Citigroup и даже сингапурского банка DBS. Называлась даже возможная цена – около 13 ф. ст. за акцию, или $18.6 млрд. за весь институт в целом.

Все эти слухи циркулировали по лондонскому Сити настолько интенсивно, что руководство Standard Chartered 26 ноября даже выступило со специальным заявлением, полностью опровергая наличие любых контактов с каким-нибудь финансовым институтом на предмет объединения и отрицая поступление предложений со стороны акционеров о проведении подобных переговоров.

Впрочем, разведчики не зря считают опровержения самым интересным источником открытой информации. Буквально на следующий день правление Standard Chartered косвенно подтвердило, что дыма без огня все же не бывает, скоропостижно отправив в отставку генерального директора Рану Талвара. При этом, не делалось особого секрета из того, что причиной этого увольнения стали "культурные расхождения" между Талваром и Патриком Джилламом, хотя в официальном заявлении, опубликованном всего за сутки до этого события, утверждалось, что между двумя руководителями банка "нет никаких расхождений".

Расхождения, бесспорно, были. Сэр Патрик Джиллам, занимающий свой пост с 1993 года, всегда был сторонником сохранения независимости Standard Chartered любой ценой и характеризовался знакомыми как старомодный консервативный британский банкир, не приемлющий "модных штучек" с глобализацией. В 1998 году, когда вплотную встал вопрос об объединении с Barclays, Джиллам без колебаний расстался с прежним генеральным директором Малкольмом Уильямсоном, поддержавшим эту идею, и пригласил на его место 49-летнего Рану Талвара, руководителя одного из подразделений Citigroup.

Предполагалось, что Рана Талвар, индиец по происхождению, сможет более успешно проводить экспансию Standard Chartered на рынки Индии и Юго-Восточной Азии, чем его предшественники-европейцы. Кроме того, он обладал всеми качествами харизматического лидера; как, вероятно, ожидали некоторые члены правления, приглашение Талвара могло способствовать преобразованию Standard Chartered в более современный финансовый институт.

При Талваре британский банк успешно справился с последствиями азиатского финансового кризиса и осуществил в 2000 году два солидных приобретения, поглотив индийско-австралийский ANZ Grindlays Bank, проводивший операции в Южной Азии и на Ближнем Востоке, а также купив у американского Chase Manhattan его гонконгское подразделение, работавшее с кредитными карточками. В дальнейшем Рана Талвар собирался внедриться на рынки Тайваня и континентального Китая, но сделать это он не успел.

Как сообщали наблюдатели, "американский" стиль менеджмента Раны Талвара с самого начала вступил в противоречие с консервативными взглядами сэра Джиллама. Например, для старого британского колонизатора было совершенно неприемлемым предложение Талвара назначать на руководящие посты в странах Восточной Азии местных уроженцев, а не посылать туда "сагибов" из Лондона. Кроме того, Патрик Джиллам, по некоторым сведениям, яростно возражал против стремления Талвара ввести новый механизм оплаты сотрудников, в соответствии с которым вознаграждение зависело от достигнутых результатов.

Последней каплей, очевидно, стало отношение Раны Талвара к объединению с каким-либо британским или иностранным банком. Действительно, соединив силы с Barclays или Lloyds TSB, банк существенно расширил бы свои возможности, превратившись в важную составную часть складывающейся международной группы. Впрочем, не исключено, что, будучи экс-сотрудником Citigroup, Талвар выступал за соединение со своими старыми коллегами.

Уход Талвара дал Standard Chartered третьего генерального директора за последние три с половиной года. Им стал руководитель гонконгского филиала и по совместительству исполнительный директор по Китаю и странам Северо-Восточной Азии Мервин Дэвис, работающий в Standard Chartered с 1993 года, куда он пришел… из Citibank. За последние 8 лет Дэвис ни разу не покидал Дальний Восток, курсируя между Гонконгом и Сингапуром, что, вероятно, выглядело преимуществом в глазах правления с учетом того, что около половины своей прибыли Standard Chartered получает именно в Восточной Азии. В Гонконге Дэвис получил известность благодаря своей активной общественной деятельности, в частности, при нем Standard Chartered стал проводить многочисленные благотворительные аукционы, а также спонсировать спортивные мероприятия (например, известный 10-километровый забег по улицам города).

С точки зрения бизнеса, некоторым пятном на репутации Дэвиса стало приобретение его филиалом компании по работе с кредитными карточками у Chase Manhattan в сентябре 2000 года. Покупка обошлась британскому банку в $1.32 млрд., т.е. в $1200 за каждого клиента, так что многие аналитики посчитали эту цену весьма завышенной. В своем первом выступлении в качестве генерального директора Мервин Дэвис подтвердил верность "генеральной линии партии", приверженность идее сохранения независимого Standard Chartered и назвал основными направлениями экспансии Китай и Индию, а приоритетным видом деятельности – потребительский банковский бизнес.

В последние месяцы Standard Chartered и в самом деле готовился к новым приобретениям. В Египте он возобновил прерванные в начале 2001 года переговоры о приобретении Egyptian American Bank, а в Индонезии наряду с 8 другими местными и иностранными банками претендует на приобретение Bank Central Asia (BCA) – крупнейшего розничного банка страны. Это уже вторая попытка Standard Chartered закрепиться на индонезийском рынке. Намеченное на 1999 год приобретение местного Bank Bali не состоялось из-за ожесточенного сопротивления местного персонала и выявленных злоупотреблений, однако в BCA, как представляется, подобные скандалы менее вероятны.

BCA, как и многие другие частные индонезийские банки, был национализирован в 1999 году государственным агентством Indonesian Bank Reconstruction Agency (IBRA), которое сейчас собирается продать 51% его акций. Банк, чья стоимость оценивается, приблизительно, в $750 млн., может послужить хорошим каналом для проникновения на рынок Индонезии. Он обладает обширной сетью отделений и считается самым технологически "продвинутым" банком страны. В частности, BCA первым среди индонезийских банков начал предлагать онлайновые услуги. Кроме того, за два года, проведенные под государственным контролем, банк "очистил" кредитный портфель и весьма успешно реорганизовал свой кредитный бизнес, что делает его менее зависимым от такого источника дохода как неликвидные государственные облигации, в 1999 году переданные индонезийским банкам в качестве финансовой помощи.

Правительство Индонезии намерено назвать покупателя еще до конца 2001 года, но вряд ли аукцион пройдет в намеченные сроки. Также нет никакой уверенности и в том, что Standard Chartered доживет до этого аукциона в прежнем качестве независимого финансового института. После отставки Раны Талвара слухи о скором поглощении банка слегка поутихли, но полностью не прекратились, а интерес к такой сделке по-прежнему высок. Например, для британских банков из "большой пятерки" (HSBC, Lloyds TSB, Royal Bank of Scotland, Barclays и Halifax – Bank of Scotland) приобретение Standard Chartered остается чуть ли не последней возможностью для расширения на национальном уровне. После того как Банк Англии в середине 2001 года заблокировал объединение Lloyds TSB и банка среднего звена Abbey National (см. БП № 7), стало ясно, что дальнейшей концентрации на финансовом рынке власти страны не потерпят, а вот Standard Chartered со своим минимальным уровнем операций в Великобритании представляет собой почти идеальный вариант.

Судя по всему, кольцо вокруг Standard Chartered и в самом деле сжимается. Так, например, по некоторым сведениям, о продаже своего пакета акций банка подумывает малайзийский бизнесмен Тан Шри Ху Тек Пуат (таково его полное имя), который в 1986 году в рамках операции по противодействию поглощению со стороны Lloyds приобрел почти 14% акций Standard Chartered. Как сообщает малазийская пресса, Тан Шри ведет переговоры с неназванными финансовыми институтами, и единственная проблема на данный момент заключается лишь в расхождении в цене (по некоторым данным, малайзийский предприниматель хочет получить за них не менее $3.47 млрд., или 15 ф. ст. за акцию, т.е. почти вдвое выше текущего курса).

Но вполне вероятно, что радикальные перемены в судьбе Standard Chartered произойдут, все же, не ранее начала 2003 года, когда должен уйти в отставку сэр Патрик Джиллам. Судя по всему, его сменит у руля сэр Иан Проссер, который сейчас возглавляет сеть отелей Five Continents. Проссер также имеет репутацию консерватора, однако, вероятно, он не будет отстаивать независимость Standard Chartered так же яростно и бескомпромиссно, как его предшественник, и употребит свою власть на то, чтобы продать банк на самых выгодных для его акционеров условиях. Так как Standard Chartered представляет собой весьма привлекательный объект, такая сделка может быть выгодной для всех заинтересованных сторон.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, The Guardian, New York Times

 
© агенство "Стандарт"