журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские стратегии

Международные банки

Новые рыночные страны

ЭЛЕКТРОННЫЕ БАНКИ

Информационные технологии

Банковская деятельность

РЕКЛАМА И МАРКЕТИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2001

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Универсальный банк глазами корпоративных клиентов

Идея создания финансовых супермаркетов, оказывающих все виды финансовых услуг, вызывает противоречивую реакцию у их пользователей

Европейские корпорации в целом положительно, хотя и достаточно осторожно, реагируют на предложения некоторых крупных банков в части предоставления полного ассортимента разнообразных финансовых услуг в одном месте (one-stop-shop services). Тем не менее, эта тенденция вряд ли обусловлена спросом на такие услуги, и особого воодушевления среди клиентов после широко разрекламированного банками низкозатратного сервиса пока не наблюдается. Как инвестиционным, так и коммерческим банкам еще есть над чем работать в важнейших отраслях корпоративного банковского бизнеса.

Банковский

супермаркет

Если вы предложите высокопоставленному банкиру описать стратегию его финансового института и все возможности, он через какое-то время обязательно заговорит о "глобальном взаимосвязанном банковском бизнесе", называя свой банк "провайдером полного пакета финансовых услуг" или местом, где можно получить комплексный банковский сервис сразу и "не отходя от кассы". Стремление банков к получению статуса финансового супермаркета никогда не было таким настойчивым, как сегодня.

Чем вызвано такое желание финансовых институтов предоставлять полный комплект услуг и всем клиентам одновременно? Что заставляет коммерческие банки заниматься размещением ценных бумаг, а инвестиционные банки – валютными операциями и управлением наличными? И, хотя в ответ на эти вопросы многие финансовые институты констатируют лишь желание реагировать на нужды потребителей, становится очевидным, что концепция универсального банка (one-stop shop bank) порождена не столько клиентским спросом, сколько очередной оборонительной стратегией банков, направленной на смягчение последствий рыночных взлетов и падений, принявших цикличный характер. С другой стороны, появление универсальных банков свидетельствует и о тех успехах, которых может достичь финансовый институт с прочными позициями в одном отдельно взятом секторе при освоении новых сфер бизнеса.

Какой бы ни была мотивация для подобной стратегии, главное состоит в том, что она работает. Сейчас не сложно привести примеры, когда бывший коммерческий банк перетягивает на свою сторону потребителей, которые когда-то были преданными клиентами ведущих американских инвестиционных банков. Причем, делает он это не только в таком малодоходном бизнесе как размещение долговых ценных бумаг, но и предпринимает шаги для проникновения в более прибыльные отрасли, в частности, – консультационный бизнес и размещение акций новых эмиссий. Поскольку нестабильность рынка акций, как представляется, сохранится и в будущем, то, делая бизнес с ценными бумаги более капиталоемким, коммерческие банки, вероятно, могут и здесь добиться определенных успехов.

Так, например, летом 2001 года британская страховая компания Royal & Sun Alliance, традиционным консультантом которой в последнее время выступал американский инвестиционный банк Goldman Sachs, использовала универсальный французский банк BNP Paribas для оказания ей консалтинговых услуг по продаже своих дочерних фирм в Испании. В этой связи руководство департамента инвестиционных банковских операций BNP Paribas подчеркивает, что получение контракта на предоставление Royal & Sun Alliance консультационного сервиса свидетельствует о росте авторитета BNP Paribas как института, специализирующегося на сделках по слияниям и поглощениям. Усилия, предпринятые банком в этом направлении в Испании и Германии, дают положительные результаты.

Заслуживает внимания еще один пример. В сентябре 2001 года подразделение еще одного универсального банка JP Morgan Chase, консультирующее сделки по слияниям и поглощениям, получило нового клиента – германскую компанию по перестрахованию Gerling, кредитное подразделение которой сливается с NCM Group, контролируемой группой Swiss Re. Интересно, что по вопросам выпуска субординированного долга Gerling ранее работала только с Goldman Sachs и Merrill Lynch.

Поэтому возникает вполне закономерный вопрос: почему многие компании отказываются от услуг своих традиционных консультантов и все чаще обращаются за советом к крупным банкам? Некоторые специалисты цинично обусловливают это тем, что универсальные банки дают корпорациям такие консультации по более низким ценам, особенно когда компания активно сотрудничает с банком в других областях. Но действительно ли корпорации ставят эти финансовые институты выше явно более опытных и квалифицированных специализированных банков, таких как Goldman Sachs, Merrill Lynch и Morgan Stanley?

Понятно, что отношения компании со своим банком-кредитором – очень важный фактор. Чем серьезнее корпорация испытывает потребности в кредитах, тем больше услуг она готова предложить банкирам ради обеспечения бесперебойного притока средств. Поэтому универсальному банку проще "навязать" клиенту дополнительный сервис, когда тот находится в затруднительном положении. Если к тому же учесть вероятность возникновения кредитного кризиса, то для универсальных банков, таким образом, создаются прекрасные условия для вторжения и завоевания прочных позиций в инвестиционном банковском бизнесе. Некоторые из тех корпораций, которые в последнее время отказывались от консультационных услуг инвестиционных банков, поступали так потому, что им просто-напросто нужны были наличные для проектного финансирования или решения проблем с превышением кредитного лимита.

Еще одним перебежчиком в стан JP Morgan Chase стала Baltimore Technologies – ирландская компания, занимающаяся разработкой и продажей программного обеспечения. В период технологического бума ей удалось успешно осуществить первоначальное публичное предложение акций, однако затем цена на них упала до "неприлично низкого уровня". Недавно вместо традиционного Lehman Brothers новым консультантом Baltimore Technologies стал JP Morgan Chase, который займется продажей значительного пакета акций подразделения Content Technologies, разрабатывающего программы для обеспечения безопасности финансовых трансакций по Интернету. Ирландская фирма срочно ищет покупателя, готового выложить наличные за Content Technologies, что, как она рассчитывает, поможет ей предотвратить собственный крах.

Не была привлекательным клиентом для инвестиционных банков и американская телекоммуникационная компания Lucent Technologies, финансовое положение которой иначе, как плачевным, назвать никак нельзя. Другой точки зрения придерживалась Citigroup, решившая бросить Lucent Technologies спасательный круг. В департаменте инвестиционных банковских операций Citigroup считают, что многие компании, в том числе и Lucent Technologies, обращаются к ним за содействием, потому что они уверены в возможностях Citigroup предоставить многостороннюю помощь, включая консультации, аналитическую информацию и собственно финансовое содействие. И, хотя руководитель этого департамента Майкл Кляйн отрицает, что Citigroup завоевала доверие таких клиентов только благодаря своим балансовым показателям, все же очевидно, что обращаться к фирмам, ведущим операции с ценными бумагами, с целью обеспечения для своей компании выхода из финансового кризиса уже не имеет смысла. Здесь, правда, возникает еще один вопрос: представляют ли собой эти победы универсальных банков над чисто инвестиционными институтами временное явление, вызванное экономическим спадом и нехваткой кредитных ресурсов, или в отрасли глобальных финансовых услуг грядут новые серьезные изменения?

Даже для тех компаний, которые еще не находятся в критической ситуации, наличие надежного источника финансирования важнее опыта и квалификации, которые они могут получить со стороны какого-либо инвестиционного банка. Даже для того, чтобы выпускать краткосрочные коммерческие векселя, необходимые для финансирования текущей деятельности, корпорации, опять-таки, нуждаются в ресурсах, которые могут предоставить, опять-таки, крупные коммерческие банки. Такая ситуация, бесспорно, играет не на руку специализированным инвестиционным банкам.

Осторожные

кредиторы

Сегодня большинство корпораций прекрасно осознают, что, если им необходимы кредиты, они должны взамен предоставлять банкам новые, более прибыльные для них возможности для бизнеса. Само название компании, пусть даже и самое громкое, уже не играет определяющей роли в получении выгодного кредита. С другой стороны, означает ли стремление корпораций вести бизнес с меньшим количеством банков то, что все компании заинтересованы в получении полного пакета банковских услуг в одном, максимум – двух-трех, универсальных банках?

В некоторых случаях так оно и происходит. Например, руководство финансового департамента немецкого автомобильного концерна BMW хотело бы сотрудничать с небольшой группой банков, каждый из которых занимался бы определенной долей бизнеса корпорации. Если банк предоставляет BMW большие кредиты, то он обычно занимается организацией и управлением сделок компании с облигациями, оказывает ей помощь в проведении валютных трансакций, поддерживает корпорацию в новых рыночных странах. Финансовый директор BMW Манфред Финци не скрывает своего негативного отношения к тем "спецам" (т.е. специализированным банкам), которые могут оказать содействие только в какой-либо одной сфере бизнеса.

Вместе с тем, есть факторы и не в пользу ориентации на один или два банковских института при включении корпорации в несколько различных видов деятельности. В финансовом департаменте французской металлургической корпорации Usinor, например, считают, что, когда компания сотрудничает только с одним банком, прочие финансовые институты не спешат поделиться с нею новыми бизнес-идеями.

С выводами Usinor согласны и специалисты голландской информационной группы VNU, которые, в целом, отвергают идею установления прочных отношений только с одним, пусть даже и универсальным, банком. Для VNU, подчеркивает ее финансовый директор Марк Боркинк, такой вариант неприемлем. Компания стремится поддерживать деловые контакты с большой группой банков, поскольку нет никакой гарантии, что при ориентации на какой-либо конкретный финансовый институт в один прекрасный момент не возникнет конфликта интересов (например, при организации поглощения).

Конечно, управляющие финансами корпораций всегда стремятся заполучить в свое распоряжение источники дешевого финансирования. Однако они не могут рисковать своей репутацией из-за плохо организованной и непрофессионально проведенной трансакции на рынке долгосрочного капитала. Слухи о сделках, провалившихся по вине неудачно выбранных андеррайтеров, создают компании весьма незавидный имидж. И в следующий раз, когда такая фирма выйдет на рынок капитала, инвесторы смогут поставить против ее названия нестираемый черный знак "минус".

Операции с долговыми ценными бумагами достаточно просты, поэтому комиссионные, устанавливаемые на эти услуги основными рыночными игроками, мало чем отличаются друг от друга. В этой связи решающим фактором становится способность корпорации установить с банком прочные отношения в секторе финансирования. Йон Якобсен, старший вице-президент норвежской компании

Statoil, например, считает, что, если оба банка находятся в равных условиях и предлагают одинаковый продукт по доступной цене, то он выберет для сотрудничества тот из них, который готов предоставить кредит.

В этом плане коммерческие банки уже получают определенные дивиденды, хотя вряд ли их можно назвать легким успехом. По данным инвестиционного банка Fox-Pitt Kelton, обслуживающего финансовые институты, с начала 2000-го по октябрь 2001 года Citigroup при всем старании удалось осуществить размещение облигаций только 27.8% своих заемщиков. У JP Morgan этот показатель составил 23.4%, а у Bank of America, у которого нет больших достижений в бизнесе с ценными бумагами, – 10%.

Этим банкам пока не удалось убедить корпорации в своих возможностях в части проведения успешных операций на фондовом рынке и в секторе слияний и поглощений. Руководство финансового департамента Stora Enso, финского производителя бумаги, подчеркивает, что зачастую банки в переговорах с корпорациями утверждают, будто могут предоставить полный пакет финансовых услуг, но на практике это далеко не всегда соответствует действительности. В компании Bank Relationship Consultancy, консультирующей как корпорации, так и банковских клиентов, считают, что любая фирма всегда стремится обращаться за советом к самому лучшему консультанту. Поэтому для коммерческих банков остается только один выбор: активизировать рекрутинг и удерживать у себя самых лучших специалистов по консалтингу. По мнению экспертов Bank Relationship Consultancy, пока ни одному из них сделать этого не удалось.

Правильный выбор

Некоторые авторитетные аналитики наряду с этим полагают, что тот широкий диапазон финансовых услуг, которые, например, предоставляет Citigroup, может иногда обернуться против самого банка. Чисто психологически многие фирмы с трудом видят в когорте ведущих консультантов сделок по слияниям и поглощениям те институты, которые на протяжении многих лет занимались кредитованием, управлением наличностью, валютными и казначейскими операциями. В частности, одна из ведущих британских компаний выражает полное удовлетворение партнерством с Citigroup, поскольку это сотрудничество проверено временем и приносит ощутимые результаты. Тем не менее, по вопросам инвестиционных банковских операций эта корпорация обращается к услугам банков Goldman Sachs и Lazard.

Инвестиционный банковский бизнес сильно отличается от коммерческих банковских операций. Фигурально выражаясь, в первом случае нужен ум, во втором – сила. И, порой, корпорации предпринимают достаточно неожиданные шаги при выборе банков-партнеров. Так, например, та же компания Statoil несмотря на свои обещания отдать предпочтение при организации новых сделок своим банкам-кредиторам, тем не менее, в июле текущего года выбрала американский инвестиционный банк Morgan Stanley для управления первоначальным публичным размещением акций. А ведь Morgan Stanley никогда не предоставлял услуг по финансированию. Йон Якобсен утверждает, что он предпочел инвестиционный банк коммерческому, потому что рассчитывал получить в ходе операции какой-либо уникальный продукт или, по крайней мере, добиться понимания нужд и потребностей компании.

Подобные примеры можно продолжить. Так, корпорация Stora Enso выбрала Goldman Sachs для управления размещением своих облигаций в евро и долларах, хотя этот банк не принимал участия в предоставлении Stora Enso синдицированного кредита. По мнению руководства компании, выбор был определен тем, что Goldman Sachs – давний партнер Stora Enso и уровень его обслуживания отличается высоким качеством и профессионализмом.

Почему инвестиционные банки с таким завидным постоянством продолжают оставаться на первых местах в списке тех банковских партнеров, с которыми хотят сотрудничать корпорации? Некоторые компании придают большое значение способностям Goldman Sachs, Morgan Stanley и Merrill Lynch находить благодаря своим устоявшимся отношениям с клиентами выгодные цели для поглощения, а также покупателей на активы, подлежащие ликвидации. Кристиан Гэри, финансовый директор французской гостиничной группы Accor, в частности, отмечает, что коммерческие банки не располагают такой широкой сетью контактов с инвесторами и индустриальными компаниями, какую имеют в своем распоряжении инвестиционные институты.

Вместе с тем, как считает Гэри, если банку с солидными балансовыми показателями удается стать важным игроком в секторе слияний и поглощений, то инвестиционные банки могут быстро оказаться в этом бизнесе не у дел. Обычно при проведении слияния поглощающей стороне нужен банк, который не только укажет, какую сумму следует заплатить, но и предоставит ей финансирование. Если банк способен одновременно помочь найти цель для поглощения и оказать содействие в ее покупке, то такая комбинация возможностей будет просто идеальной. Пока, правда, ни одному коммерческому банку достичь таких высот не удалось. Конечно, они могут предложить более широкий выбор вариантов финансирования сделки, но все это вторично по отношению к качеству консультационных услуг. А к тому времени, когда эта "угроза" со стороны коммерческих институтов станет реальностью, инвестиционные банки, учитывая их устоявшуюся репутацию новаторов, могут создать уже новый альтернативный продукт для оказания содействия в финансировании сделок по слияниям и поглощениям.

Очевидным продолжает оставаться и то, что интеллектуальный уровень персонала инвестиционных банков обычно выше, чем у сотрудников коммерческих институтов, поскольку в первых за высокий профессионализм и качество подготовки выплачиваются очень крупные зарплаты и бонусы. Такая ситуация способствует появлению самоуважения и независимости у многих инвестиционных банкиров, что высоко ценят некоторые директора крупных корпораций. Многие руководители положительно относятся к тем, кто может им в чем-то возразить, а не только согласно кивать головой по любому поводу. По мнению финансового директора Usinor, коммерческие банкиры настолько сильно ориентированы на клиента, что порой им недостает мужества признать чепухой все то, о чем говорит потребитель, поскольку они боятся потерять как его, так и сделку с ним.

Наряду с этим некоторые аналитики отмечают, что правила игры в банковском бизнесе уже поменялись, но инвестиционные банки отказываются это признавать. Ряд финансовых руководителей корпораций с раздражением говорят о том, что такие институты ставят одних клиентов выше других и готовы сотрудничать лишь с компаниями, из которых они могут выжать самые высокие комиссионные. Обычными становятся сообщения об отказе банка финансировать одну компанию и одновременном согласии предоставить такую услугу ее конкуренту.

Кроме того, многие корпорации продолжают считать, что инвестиционные и коммерческие банки являются антиподами по отношению друг к другу и консолидация между ними зашла слишком далеко. Некоторых руководителей компаний пугает вариант, когда коммерческий и инвестиционный институт представляют собой единое целое. Им не всегда по душе и то, что они вынуждены вести бизнес с таким учреждением только на тех основаниях, что оно представляет собой универсальный банк, обеспечивающий полный пакет финансовых услуг. По мнению Манфреда Финци из BMW, некоторые коммерческие банки, слившиеся с инвестиционными, стали усиленно навязывать свои услуги потребителям, чего прежде не было. А ведь эта особенность типична и характерна для инвестиционной банковской модели. И, если коммерческие институты зайдут в этом слишком далеко, то они лишатся своих клиентов, поскольку корпорации просто отвернутся от них.

В этой ситуации преимущества получают такие небольшие высокоспециализированные банки, фокусирующиеся на предоставлении консультационных услуг в секторе слияний и поглощений, как, например, Lazard и Cazenove. Они привлекают внимание корпораций, потому что у них нет намерений заниматься перекрестными продажами или останавливать свой выбор именно на этом виде бизнеса. Высокую оценку опыту своего сотрудничества с этими фирмами дает, в частности, Дэвид Свон, финансовый директор British American Tobacco.

Что еще волнует многие корпорации, так это перспектива слияния Goldman Sachs, Morgan Stanley или Merrill Lynch с одним из крупных коммерческих банков. Такая рокировка, безусловно, укрепит потенциал нового объединения по проведению торговых сделок. Многие европейские коммерческие банки до сих пор придерживаются мнения, что их корпоративные клиенты все еще реализуют большую часть инвестиционного банковского бизнеса с американскими специализированными институтами. Если бы они были поглощены, то это предоставило бы коммерческим банкам возможность требовать для себя большей доли бизнеса в секторе ценных бумаг, слияний и поглощений, предлагая взамен услуги по кредитованию. Однако ожидать от этих услуг больших дивидендов банковским институтам не стоит. Корпорации, возможно, были когда-то несколько расточительными в плане размещения облигаций, но вряд ли они станут свободно раздавать контракты коммерческим банкам на предоставление консультационных услуг и проведение операций с акциями.

Олег Зайцев, по материалам Euromoney

 
© агенство "Стандарт"