журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ПРОФИЛЬ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2001
Приложения к статье
Таблица

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Предновогодние сюрпризы

Участники мирового рынка стали ожидают решения американской Комиссии по международной торговле, а также результатов конференции ОЭСР в Париже

Совсем немного времени осталось до 19 декабря, когда в Париже должен начаться второй раунд международных переговоров по стали в рамках ОЭСР, а в Вашингтоне Комиссия по международной торговле США (ITC) вынесет свой вердикт относительно грядущих ограничений импорта стальной продукции. Обычно в преддверии подобных событий нет недостатка в прогнозах и предположениях, но на этот раз признанные эксперты молчат. В США предлагаемая тарифно-квотная система до сих пор остается предметом для дискуссий, а заинтересованные стороны по-прежнему предлагают варианты решений. Парижская встреча вообще вызывает сомнения в своей дееспособности, так как 37 стран, которые примут в ней участие, имеют собственные и, наверняка, противопложные взгляды на развяку проблем кризиса перепроизводства на мировом рынке стали. И, все же, нельзя констатировать, что рынок загнан в тупик. В США несмотря на готовящееся введение ограничений на импорт началось выведение из строя неэффективных производственных мощностей, а в Катаре на ноябрьской конференции ВТО американский представитель вопреки давлению национального "стального" лобби сенсационно согласился сделать антидемпинговые законы США предметом переговоров в рамках Всемирной торговой организации.

Источники противоречий

Правда, затрагивая вопросы конфликтности между представителями разных "групп интересов" в сталелитейной промышленности США, следует заранее отметить, что, во-первых, эти противоречия касаются лишь деталей, а в необходимости принятия жестких ограничений никто не сомневается, во-вторых, радикальные ограничительные меры против импорта стали будут введены в любом случае, и их с восторгом поддержат все компании отрасли, хотя некоторые из них получат больший выигрыш, чем остальные.

Собственно говоря, дискуссия в американских политических и деловых кругах продолжается всего по трем вопросам: соотношение тарифов и квот, прямая финансовая поддержка компаний; ограничение импорта слябов. Все эти проблемы напрямую затрагивают большинство американских сталелитейных компаний, причем, ряд решений полностью удовлетворяют одних производителей и вызывают недовольство у других.

Наиболее последовательный и решительный план предлагает профсоюз United Steelworkers (USW), неизменно занимающий крайнюю протекционистскую позицию. По мнению руководства USW, ограничения должны обязательно содержать и тарифную, и квотную составляющие и действовать четыре года вместо обычных для таких случаев трех лет. При этом, квота должна основываться на объемах импорта стали в 1994-1997 годах (что, кстати, практически соответствует уровню 2001 года), а пошлина для углеродистой и легированной стали, а также труб – составлять максимально возможные 50%. В качестве альтернативного варианта USW допускает тарифы на уровне 30%, но при условии, что таможенная стоимость импортной продукции отличается от средних цен 2000 года для данной страны не более чем на $30 за короткую т. Если же цена будет снижена более чем на $30 за короткую т по сравнению с 2000 годом, тариф, по мнению USW, должен быть поднят до 50%. Единственное исключение профсоюз предусматривает для нержавеющей и инструментальной стали при ограничении пошлины на 30%.

Сталелитейные компании, со своей стороны, отвергают квоты, доказавшие свою неэффективность при попытке регулирования импорта катанки в 2000-2001 годах. Вместо этого они выступают за введение сроком на четыре года максимальных пошлин (40-50% при минимальном уровне $100 за короткую т, как предлагают интегрированные производители). Для них ключевой вопрос – рациональность использования средств, полученных от взимания этих пошлин (по предварительным оценкам, – порядка $1 млрд. в год) на цели реструктуризации и консолидации сталелитейных компаний.

Интегрированные компании вынуждены выплачивать огромные суммы на пенсионное обеспечение и медицинское страхование для своих бывших рабочих (характерное соотношение в отрасли: один сегодняшний рабочий "содержит" семерых пенсионеров), безусловно, рассчитывая на помощь со стороны государства. В этом их поддерживают профсоюзы, опасающиеся, что в случае отказа правительства принять на себя часть этих затрат сталелитейные корпорации просто обанкротятся и вообще перестанут платить отставникам (что, кстати, сейчас и происходит).

С другой стороны, прокатные компании, которые в свое время не пошли на такие уступки профсоюзам, резко возражают против каких-либо выплат. По словам Дэна ДиМикко, президента и генерального директора крупнейшей из них – Nucor, решение подобных проблем должен взять на себя рынок, который и расставит все по своим местам. Действительно, в честной конкурентной борьбе прокатные корпорации побеждают своих интегрированных соперников и не желают лишиться преимуществ.

В то же время близкие к правительственным кругам источники намекают на то, что субсидии могут быть целевыми и выделяться лишь для реструктуризации или ликвидации избыточных мощностей. По словам одного из членов ITC, Комиссия может предложить президентской администрации и Конгрессу разработать программу сокращения производства, которая будет частично финансироваться из средств, собранных таможенными органами. При этом, если промышленники не выполнят требований, в наказание пошлины на импорт могут быть сокращены. Для и без того рентабельных прокатных заводов введение какого-либо субсидирования, похоже, исключено в принципе.

Свою точку зрения продолжают озвучивать и представители потребителей стальной продукции, призывая ITC не принимать мер, ведущих к ограничению предложения стали на американском рынке (отказаться от введения тарифов и квот). Согласно совместному заявлению инициативной группы потребителей, в которую входят как промышленные гиганты наподобие Caterpillar и Emerson Electric, так и небольшие металлообрабатывающие компании, тарифы на импорт поднимут цены на американском рынке стали на 10-30%. Готовая продукция при этом, правда, подорожает на 1,9-3%, однако в таких отраслях как машиностроение вследствие кумулятивного эффекта рост затрат будет более значительным, что поставит американские компании в невыгодное положение перед японскими и европейскими конкурентами.

В связи с этим потребители предлагают вместо квот и тарифов принять широкомасштабную программу реструктуризации американской сталелитейной промышленности, предполагающей покрытие социальных затрат за счет государственных средств, стимулирование консолидации и рационализации, переподготовку рабочих закрывающихся предприятий. Интересно, но здесь потребители стали находят полное понимание со стороны обанкротившейся в октябре этого года корпорации Bethlehem Steel, использующей свои лоббистские возможности для проталкивания именно этого варианта. Правда, с учетом влияния "стального" лобби в американских правительственных кругах и особенно в Конгрессе подобное развитие событий маловероятно.

Частные вопросы

Ни одна позиция в списке ITC не вызывает столько дискуссий, как в отношении слябов. Решение Комиссии распространить на них ограничения вызвало решительные протесты со стороны американских компаний, зависящих от импортных полуфабрикатов. По заявлениям представителей California Steel Industries (CSI), AK Steel, Oregon Steel, Duferco Farrell, внутренние поставки слябов в США незначительны, так что без широкого доступа к зарубежной продукции деятельность данных компаний будет поставлена под угрозу. По словам Джона Хритца, исполнительного вице-президента AK Steel, введение пошлин на слябы создаст несправедливые конкурентные преимущества для компаний, которые закупают за границей не полуфабрикаты, а лом, чугун или восстановленное железо.

Однако, по всем признакам, потребителям слябов не удастся настоять на своем. Характерен в этом смысле пример компании Wheeling-Pittsburgh, в данный момент находящейся под действием ст. 11 закона США о банкротстве и занятой реструктуризацией. Бывший генеральный директор этой компании Пол Буча (покинувший свой пост совсем недавно и поэтому вызванный ITC в качестве представителя) на слушаниях ITC 5 ноября сообщил, что Wheeling будет нуждаться в бесперебойных поставках слябов, по крайней мере, в течение 1,5-2 лет, пока на заводе компании не войдет в строй новая электродуговая печь. Всего через несколько дней новый президент и генеральный директор Wheeling Джеймс Бредли, по сути, дезавуировал своего предшественника, заявив, что корпорация полностью поддерживает вердикт ITC в отношении слябов и обладает возможностью выплавлять полуфабрикаты в ныне действующей доменной печи.

Как говорят представители других американских компаний, введение ограничений на импорт слябов почти ничем не угрожает их потребителям. Как только предложение полуфабрикатов уменьшится, а цены возрастут, на рынок немедленно вернутся национальные производители и ликвидируют дефицит. Правда, пока что ничего подобного не наблюдается. По словам президента и генерального директора CSI Лоренцо Гонсалвеша, после закрытия в конце октября завода компании Geneva Steel в штате Юта, ежегодно поставлявшего CSI около 150 тыс. коротких т слябов, ни одна из американских корпораций не высказала желания занять вакантное место.

На фоне ожесточенных споров вокруг ограничений импорта углеродистой стали на американском рынке нержавеющей стали царят тишь да гладь. Представители компаний этой сферы согласовали свои позиции и выступают теперь за введение квот сроком на три года с установлением импортных пошлин, соответствующих средней разнице цен на продукцию национального и зарубежного происхождения.

По словам юриста Дэвида Нартквиста, представляющего интересы сталелитейных компаний, такие ограничения сохранят высокий уровень конкуренции на американском рынке нержавеющей стали и положат конец демпингу со стороны иностранных поставщиков. Квоты предлагается установить на вполне щадящем уровне, исключив из системы Канаду и Мексику и ограничив ввоз сортового проката из нержавеющей стали 69512 короткими тоннами, инструментальной стали – 53540 тоннами, катанки и проволоки из нержавеющей стали – соответственно, 50210 и 21858 короткими тоннами в первый год с повышением потолка на 3% в каждые из последующих двух лет. За 1999-2001 годы средний объем импорта данной продукции из всех стран (включая Канаду и Мексику) составлял: для сортового проката – 107,0 тыс. коротких т, для инструментальной стали – 69,3 тыс. коротких т, для нержавеющей катанки – 69,9 тыс. коротких т и для проволоки – 28,0 тыс. коротких т в год.

В целом нет оснований предполагать, что государство не пойдет навстречу своим промышленникам. Металлургическая отрасль стала в последнее время одним из приоритетов президентской администрации, и вопрос о том, поддерживать ее или нет, в принципе, уже не стоит. Так, в начале ноября Джордж Буш подписал билль о выделении $19,1 млрд. на финансирование ряда программ развития металлургического комплекса, в частности, сталелитейного производства.

Помимо всего прочего, этим законодательным актом была расширена программа государственных гарантий для компаний сектора. Если ранее государство предоставляло 85%-ную гарантию по займам сталелитейных корпораций, то теперь объем покрытия расширен до 90-95% для кредитов менее $100 млн. Компания Wheeling-Pittsburgh, при этом, рассчитывает получить гарантию на необходимые ей для проведения реструктуризации $250 млн. В прошлом году, после объявления о банкротстве, Wheeling пыталась привлечь кредит в размере $30 млн., но ни один заемщик не рискнул выдать ей денег, даже несмотря на то что государство гарантировало возвращение 85% средств.

Рыночные сокращения

Последние события на американском рынке стали в принципе подтверждают правоту сторонников "рыночного" подхода. Не дожидаясь каких-либо действий со стороны государства, компании сектора по объективным факторам сокращают производство и выводят из строя неэффективные мощности. По итогам первых трех кварталов, выплавка нерафинированной стали в США сократилась на 18,3% и, не исключено, что в этом году объем выпуска впервые за последние 5 лет не достигнет 100 млн. коротких т (90,7 млн. метрических т).

В ноябре о резком сужении объемов производства объявила обанкротившаяся компания LTV Steel, занимающая четвертое место на национальном рынке стали. Вначале речь шла о выведении из строя комплекса Cleveland-West, объединяющего кислородный конвертер, линию непрерывного литья слябов и полосовой стан горячей прокатки совокупной мощностью в 2 млн. коротких т горячекатаных рулонов в год, хотя реально в последнее время его загрузка не превышала 1,2 млн. коротких т в год. Однако в середине ноября руководство LTV Steel предложило Суду по банкротствам более радикальный вариант, предусматривающий закрытие, помимо завода в Кливленде, комбината Indiana Harbor в пригороде Чикаго и расположенного поблизости завода по дообработке стальной продукции. Если суд утвердит это решение, около 7,5 тыс. рабочих LTV Steel утратят свои места, а до 52 тыс. пенсионеров – положенные им социальные выплаты (необходимость их обеспечения и оказалась одной из главных причин банкротства LTV Steel).

Профсоюзы, ранее согласившиеся только на закрытие Cleveland-West, встретили новую инициативу в штыки, а вот прочие проблемные сталелитейные компании внимательно отслеживают ход событий и смотрят, удастся ли LTV Steel, как говорится, установить прецедент в отношении социальных выплат. По некоторым сведениям, закрытие или продажу части своих предприятий планирует также Bethlehem Steel – еще один бывший флагман американской сталелитейной промышленности. Эта корпорация объявила о своем банкротстве 15 октября, причем, ее положение выглядит еще более тяжелым, чем у LTV Steel. При нынешнем штате в 13 тыс. сотрудников корпорация вынуждена платить пенсии и оплачивать медицинские страховки около 100 тыс. своих бывших специалистов, а ее задолженность по займам и облигациям составляет $533 млн. По итогам третьего квартала 2001 года, Bethlehem Steel понесла убытки в размере $152 млн. В настоящее время руководство корпорации ведет переговоры с профсоюзами относительно сокращения около 2 тыс. рабочих мест на двух своих крупнейших заводах.

Как показывает практика, при выходе из кризиса без сокращений производства не обойтись. По такому пути пошла, например, компания Geneva Steel. Из 26 сталелитейных компаний, обанкротившихся в 1997-2001 годах, пока что только ей и WorldClass Processing удалось возобновить нормальное функционирование. В ноябре Geneva Steel стартовала процесс закрытия своего убыточного завода Vineyard в штате Юта с целью оптимизации финансовых потоков. В этом году объем производства в Geneva Steel, выпускающей горячекатаные рулоны, толстолистовую сталь и трубы, должен составить не более 1,2 млн. коротких т, хотя до своего банкротства корпорация ежегодно выплавляла свыше 2 млн. коротких т.

Американские специалисты, при этом, считают, что действия LTV Steel, Geneva Steel и других компаний приведут к нормализации ситуации на рынке быстрее и эффективнее, чем ограничение импорта. Так, например, сокращение производства, запланированное LTV Steel, должно убрать с рынка 8% годового объема производства горячекатаных рулонов в США. Между прочим, выгоду от этого могут получить не только американские компании, но и зарубежные поставщики. В частности, после закрытия в мае 2001 года завода по выпуску профилей обанкротившейся Northwestern Steel на Западном побережье США уже осенью появились корейские балки, хотя их импорт облагался антидемпинговой пошлиной в размере 25%.

Способствует нормализации обстановки и продолжающийся спад импорта стали в США. За первые три квартала 2001 года его объем составил всего 20 млн. т по сравнению с 27,6 млн. т за тот же период прошлого года. Интересно, что из семи позиций, где отмечен рост поставок, шесть относятся к тем видам продукции, которые согласно вердикту ITC не наносят ущерба национальной промышленности. Это трубы для нефтегазовой промышленности, трубопроводные трубы диаметром до 16 дюймов и свыше, напорные трубы, черная жесть и железнодорожная арматура. Из товаров, попавших в "черный" список, расширение объема импорта по сравнению с 2000 годом наблюдается лишь в отношении горячекатаных узких полос.

В этой связи крупнейшим импортером стали становится ЕС. Если экстраполировать на весь год обнародованные лишь в ноябре данные за первое полугодие, по итогам 2001 года поставки стальной продукции в Евросоюз из-за рубежа составят более 31 млн. т (по классификации International Iron & Steel Institute). Как сетуют европейские промышленники, за последние четыре года импорт прутковой продукции в ЕС возрос в два, полуфабрикатов, холоднокатаной стали и листовой стали с покрытием – в три, а арматуры – в четыре раза. По данным европейской ассоциации производителей Eurofer, 55% импорта в этом году приходятся на восемь стран – Россию, Турцию, Польшу, Чехию, Украину, Словакию, Бразилию и Болгарию, хотя активнее всего увеличивались поставки из Беларуси, Казахстана, Саудовской Аравии, Египта, Мексики, ЮАР, Австралии и Аргентины. Eurofer твердо намерена защищать внутренний рынок от иностранной конкуренции, и возбуждение антидемпингового иска против поставщиков горячекатаных рулонов из шести стран (см. стр. 59) следует, очевидно, считать только пробой сил.

По-своему готовятся к введению американских ограничений и канадцы. В начале ноября правительство страны рассматривает возможность введения специального налога на стальную продукцию американского происхождения. В этом году порядка 70% канадского импорта стали приходится на США по сравнению с 45% в 2000 году, правда, это произошло, в основном, в силу того что поставки американской продукции северному соседу остались стабильными по объему, тогда как импорт в целом упал на 46%.

Далекий свет в конце туннеля

Судя по всему, никто в мире сейчас серьезно не рассчитывает на достижение какого-либо прогресса в Париже, где 19 декабря начнется второй раунд многосторонних переговоров по стали в рамках Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). За три месяца, прошедшие со времени предыдущей встречи в сентябре, участники конференции (всего 37 стран плюс Европейская комиссия) должны были выработать особые подходы в отношении выявления неэффективных производственных мощностей и способов их наименее болезненного выведения из строя, а теперь, как ожидается, речь пойдет о конкретных деталях.

Комментарии западных аналитиков на этот счет крайне скупы. В принципе, никто из стран-участниц не отрицает, что проблему перепроизводства решать надо, однако никто не претендует на универсальность подходов. Впрочем, можно достаточно уверенно предположить, что наибольшему давлению на парижской конференции подвергнется Украина – единственный крупный производитель (не считая КНР), продолжающий наращивать выплавку стали высокими темпами. За первые десять месяцев 2002 года в Украине было произведено 27,93 млн. т нерафинированной стали, что на 2,22 млн. т больше, чем за тот же период прошлого года, и на 5,80 млн. т превосходит данные за январь-октябрь 1999 года! Конечно, можно и нужно гордиться достижениями украинских металлургов, однако мировое сообщество, как говорится, имеет право на иное мнение по этому поводу.

По крайней мере, представители Eurofer прозрачно намекают, что будут советовать правительствам стран ЕС изыскать возможности для финансирования закрытия избыточных мощностей в странах СНГ за счет международной помощи. В частности, идут разговоры о привлечении для этого ресурсов Мирового банка. Как отмечено в одном из заявлений Eurofer, в интересах отрасли в целом должны быть закрыты заводы, пользующиеся поддержкой государства, экономящие на экологической безопасности и нарушающие стабильность мирового рынка стали посредством демпинговых поставок.

Впрочем, сомнительно, чтобы участникам конференции удалось о чем-либо договориться уже в декабре 2001 года. Очевидно, впереди – длительный переговорный процесс с реальными результатами лишь в отдаленной перспективе.

Еще один такой долгоиграющий процесс, похоже, стартовал на встрече в рамках ВТО, состоявшейся в столице Катара Дохе в начале ноября. Перед отправкой американской делегации в Доху "стальное" лобби в Конгрессе сопроводило ее пожеланием-наказом ни в коем случае не поступаться принципами, т.е. жесткостью внешнеторгового законодательства США. Однако делегация взяла и проигнорировала наказ, получивший в Палате представителей сокрушительное большинство голосов (410 против 4). Министерство торговли США впервые согласилось сделать предметом переговоров в рамках ВТО положения американского законодательства, по которым определяются факты демпинга и субсидирования на рынке стали. Теперь, если не произойдет каких-либо случайностей, на очередной встрече этот вопрос станет одной из тем для дискуссий.

"Стальное" лобби отреагировало на этот "акт измены" с яростью и возмущением. Комитет по поддержке торговых законов, в который входят все основные производители стали в США и промышленные ассоциации, выступил с заявлением, потребовав от Министерства торговли выносить на обсуждение Конгресса все предложения в части изменения американских торговых законов прежде, чем они будут официально объявлены партерам по ВТО, и призвал законодателей срочно изменить действующие антидемпинговые и антисубсидийные законы в сторону дальнейшего ужесточения мер.

"Не понимаю, почему поднялся такой шум? – примерно так недоумевал по этому поводу Чарльз Блюм, наблюдатель от США в Eurofer. – Сейчас в мире все трактуют антидемпинг, как кому нравится. Разве это хорошо? Глобальному рынку нужны единые и понятные правила игры, а в идеале торговые законы должны не наказывать за нарушения, а стимулировать правильное поведение. Экспортеры должны точно знать безопасный уровень цен, не наносящий ущерба национальным производителям. Если дела по антидемпингу могут тянуться по два года, что-то в этой системе не так".

Бесспорно, Блюм совершенно прав, однако гармонизация антидемпингового законодательства в мировом масштабе сегодня представляется чем-то из жанра ненаучной фантастики. Как мне кажется, прежде государства договорятся о регулировании глобального производства стали, чем однозначно решат, что можно считать демпингом, а что нет.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, New York Times, AP

 
© агенство "Стандарт"