журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ПРОФИЛЬ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №12, 2001

ПРОФИЛЬ

Корейская реструктуризация

Сталелитейные компании страны сами подготовили почву для кризиса, в котором они сейчас находятся

На сентябрьском совещании Комитета по стали ОЭСР в Париже, где обсуждалась насущная проблема сокращения избыточных мощностей, правительственная делегация Южной Кореи утверждала, что после экономического кризиса 1998 года в стране проводится "коренная реструктуризация сталелитейной промышленности, происходят слияния компаний и закрытия мощностей". Это заявление неадекватно отражает ситуацию. Слияния действительно имеют место, удачливые компании поглощают обанкротившихся конкурентов, но, при этом, о сокращении объемов производства речь пока не идет. Реструктуризация, которую декларирует правительство, фактически представляет собой не столько закрытие нерентабельных предприятий, сколько ожесточенную борьбу за передел полностью монополизированного рынка. Борьба между Posco, которая владеет корейским рынком стали, и Hyundai Group, монополистом автомобильного рынка, обеспечивает только дополнительное наращивание мощностей. Меньшие компании тоже расширяют производство и рассматривают новые проекты, хотя события пятилетней давности не должны еще изгладиться из памяти предпринимателей.

Оптимисты-неудачники

Мощное увеличение внутреннего спроса в середине 90-х годов породило сверхоптимизм у корейских производителей стали. Их излишне щедрые инвестиции в грандиозные проекты строительства новых заводов привели многих из них к краху еще до экономического кризиса 1997 года, который только усугубил уже существовавшие проблемы. По состоянию на сентябрь 2001 года, в Суде по банкротствам рассматривались дела 17 корейских сталелитейных компаний, которые должны разработать программы восстановления деятельности, если у них имеется соответствующий потенциал, либо полного закрытия предприятий и распродажи активов.

Печальная история Hanbo Steel – наиболее эффектный пример краха грандиозных планов. Эта компания была учреждена в 80-х годах. Проект предусматривал строительство в Южной Корее крупнейшего после Posco интегрированного завода Tangjin для ежегодного производства 7 млн. т сортового проката, горяче-, холоднокатаной и оцинкованной стали. Однако в январе 1997 года долги Tangjin превысили 6 трлн. вон (по современному курсу – около $5,1 млрд.). Hanbo Group объявила себя банкротом, а ее учредитель Чан Ти Су был приговорен к 15 годам тюремного заключения за "щедрость" к банкирам-взяточникам и коррупцию, с которой было сопряжено строительство Tangjin. Работы по проекту были прекращены практически сразу после завершения первого этапа: достроена только одна линия производительностью 1 млн. т сортового проката в год. Кредиторы безуспешно пытаются продать хотя бы некоторые из активов компании.

Две другие компании уже обрели нового владельца и исключены из "черного списка" – Sammi Steel, которая выпускает плоскокатаную нержавеющую сталь, и предприятие для выпуска крупносортных профилей Kangwon Industry (см. стр. 26). Их история тоже достаточно тривиальна. Проблемы Sammi возникли задолго до экономического кризиса 1997 года, когда корейское правительство было вынуждено обратиться за помощью к МВФ. Ее трудности начались годом ранее, в декабре 1996-го, когда убытки, с которыми компания функционировала в течение предшествовавших четырех лет, стали катастрофически нарастать. В феврале следующего года Posco приобрела мощности Sammi для выпуска длинномерной продукции из нержавеющей стали (включая выплавку металла) на заводе Changwon Works (впоследствии – Changwon Specialty Steel). При этом, производство плоскокатаной продукции осталось в распоряжении Sammi, в марте 1997 года вынужденой обратиться в Суд по делам банкротства по поводу защиты от кредиторов, которым она задолжала около 1,2 трлн. вон ($940 млн.). Ситуация, в которой оказалась компания, только частично была связана с ухудшением условий на рынке нержавеющей стали. Основной же причиной были интенсивные инвестиции Sammi в строительство новых мощностей как в Корее, так и за рубежом, в частности, Sammi Atlas Inc в Канаде и Sammi Altech Specialty Steel в США.

Аналогичный оптимизм в отношении корейского спроса на сталь, в данном случае – на профили, проявила и Kangwon Industries. В середине 90-х годов компания выделила 160 млрд. вон на строительство новых мощностей для выплавки и литья стали, а также для проката профилей. Инвестиционный план предусматривал монтаж современной печи на постоянном токе (130 т), новую установку для литья блюмов и ремонт стана для прокатки профилей. Кроме того, компания изучала возможности строительства нового прокатного завода с проектной мощностью 2 млн. т в год. В результате краха корейской экономики в 1997 году спрос на сортовой прокат и профили резко упал, поэтому компания оказалась не в состоянии погасить задолженность в сумме около 1,45 трлн. вон.

Теперь обе компании находятся под контролем INIsteel (бывшей Inchon Iron & Steel), официально независимой компании, а реально – по-прежнему члена группы Hyundai, которая продолжает расширять производство стали. За полтора года, что прошли после слияния, не было предпринято никаких шагов для закрытия неэффективных или неконкурентоспособных заводов; в 2001 году INIsteel планирует выпустить 7,2 млн. т стали.

Всего и побольше!

В 1999 году Inchon Steel (теперь – INIsteel) заключила сделку с кредиторами Kangwon, в результате которой долги компании были частично списаны, а частично (250 млрд. вон) – заменены на акционерный капитал. После завершения операции по поглощению бывшего конкурента (март 2000 года) мощности Inchon для производства нерафинированной стали увеличились до 8,1 млн. т в год.

В мае прошлого года Inchon заключила сделку с крупнейшим кредитором Sammi, государственной корпорацией по управлению активами Korea Asset Manegement Corp (Kamco), в результате которой обязалась выплатить 22,8 млрд. вон наличными и принять на себя ответственность за погашение задолженности в сумме 403,5 млрд. вон. Для успешного завершения сделки кредиторы Sammi должны списать задолженность компании в сумме более 700 млрд. вон. Комиссия по торговым делам Кореи утвердила договор несмотря на протесты конкурентов, утверждающих, что эта сделка создает монополию, поскольку у Sammi-Inchon объединенная доля рынка плоскокатаной нержавеющей стали превышает 43%.

Оба эти приобретения существенным образом дополняют сталепрокатные мощности группы Hyundai, причем, компания Hyundai Steel (Hysco) в прошлом году ввела в действие новый завод для производства холоднокатаной листовой стали и намерена в 2001 году выпустить 1,84 млн. т этой продукции.

В свою очередь, Posco активно инвестирует в расширение производства. Ее дочерняя компания Pohang Coated Steel (Pocos) разрабатывает проект наращивания выпуска листовой стали с покрытием стоимостью $145 млн., реализация которого увеличит мощности Pocos на 300 тыс. т в год (до 900 тыс. т) и позволит компании расширить ассортимент за счет алюминированных листов из нержавеющей стали (50 тыс. т в год) и обычных алюминированных листов (100 тыс. т в год). Кроме того, будет установлена линия непрерывного электролитического алюминирования (150 тыс. т в год). Компания уже выпускает материал Alcosta – листовую сталь с покрытием по технологии горячего алюминирования для производства автомобильных глушителей. Окончательное решение по проекту Pocos примет в начале 2002 года.

Кроме того, к 2003 году мощности Posco на заводе Pohang для производства горячекатаной нержавеющей стали будут увеличены на 452 тыс. т в год (стоимость проекта – $518 млн.) и дойдут до 1,55 млн. т. Большая часть этой продукции предназначена для удовлетворения внутреннего спроса, но компания стремится расширить круг своих заказчиков, и свидетельство тому – проекты в Китае и Малайзии.

Компания проводит исследования технико-экономической целесообразности строительства в Малайзии завода стоимостью $150 млн. для производства 150 тыс. т в год холоднокатаной нержавеющей стали. Кроме того, в августе компания объявила о своем намерении удвоить мощности совместного предприятия для производства нержавеющей стали в Китае Zhangjiagang Pohang Stainless Steel (ZPSS), 80% акций которого принадлежат Posco, а 20% – китайской Jiangsu Shagang Group. На заводе будет установлена вторая линия, и ко второму полугодию 2003 года его мощности будут равны 280 тыс. т в год. Реализация всех упомянутых проектов позволит Posco переместиться на второе место в мире (после немецкой KTN) по объемам выпуска нержавеющей стали.

Наращивают объемы производства и другие корейские компании, которым удалось благополучно преодолеть последствия экономического кризиса и занять перспективные рыночные ниши. Например, Dongkuk расширяет производство алюминированной стали: на заводе Union Steel в Пусане будет построена новая линия электролитического алюминирования производительностью 300 тыс. т в год. После реализации проекта, которая будет завершена в августе 2002 года, суммарные мощности Dongkuk по алюминированию увеличатся до 500 тыс. т в год. Кроме того, в сентябре 1998 года компания Dongbu вывела на полную мощность линию горячего цинкования на заводе Asan Bay, а в марте 1999-го началось полномасштабное производство на ключевых участках – линии травления и тандемном стане холодной прокатки (PL/TCM). Проектная мощность Asan Bay Works – 1,3 млн. т в год, но реально в 2000 году на PL/TCM было произведено 1,57 млн. т продукции.

Развитие с разрешения

конкурента

Dongkuk проявляет значительный интерес к приобретению мощностей завода Tangjin, и это обусловлено весомыми причинами. Dongkuk Steel, основанная в 1954 году, долгое время выпускала только мелкосортовой прокат (диаметром 10-41 мм) и в настоящее время контролирует 20% внутреннего рынка. Суммарные мощности трех заводов Dongkuk, которые выпускают эту продукцию, составляют 2 млн. т в год, но в связи со снижением спроса выпуск текущего года не превысит 1,7-1,8 млн. т. Ожидается, что потребление этой продукции в Корее уменьшится от 9,6 млн. т в прошлом году до 9,33 млн. т в текущем.

Все заводы компании (в Похане, Инчхоне и Пусане) производят также двутавровые балки, уголки, швеллеры, профили и плоский прокат. По оценкам Korea Iron & Steel Assn (Kosa), спрос на эту продукцию в 2001 году будет на 10% меньше прошлогоднего и не превысит 2,51 млн. т с учетом ожидаемого спада экспорта на 18,8% (до 750 тыс. т). Суммарные мощности компании для выпуска этой продукции составляют 1 млн. т в год, однако в 2001 году Dongkuk планирует произвести только 800 тыс. т конструкционной стали. Две трети этого объема будут представлены двутавровыми балками, которые в стране выпускают только две компании – Dongkuk и INIsteel.

Однако ассортимент компании не ограничен этими категориями продукции. В 1971 году компания ввела в действие новый завод в Пусане для производства толстолистовой стали и оказалась крупнейшим после Posco производителем этой продукции. Такая ориентация начинает приносить плоды. В настоящее время спрос на толстолистовую сталь в Корее превышает предложение. По оценкам Kosa, в текущем году суммарный по стране выпуск этой продукции дойдет до 5,5 млн. т, причем, объем экспорта составит только 768 тыс. т, а импортировано будет не менее 1,06 млн. т. В 2000 году корейские судостроители получили заказы, для выполнения которых потребовалось 10 млн. длинных т (1016 кг) этой продукции, а заказы текущего года увеличат потребление до 15 млн. длинных т.

Два завода Dongkuk в Похане функционируют при полной загрузке мощностей. Половина выпускаемой продукции представлена судовой сталью, а остальное предназначено для использования в строительстве, промышленном машиностроении и других отраслях. Однако собственные мощности Dongkuk для выплавки стали составляют только 2,4 млн. т в год, и, чтобы поддерживать объемы производства готовой продукции на уровне 5,3 млн. т, компании приходится приобретать слябы у других производителей. Однако обеспечить надежные поставки слябов в Корее – задача весьма непростая.

Хотя расширение производства Dongkuk и не испортило ее отношений с Posco, поскольку осуществлялось с благосклонного соизволения интегрированного гиганта, Posco не может поставлять новому заводу более 700-800 тыс. т слябов в год. Компания оказалась перед необходимостью приобретать импортные полуфабрикаты у таких производителей как BHP, Imexa и бразильская CST, что соответствующим образом сказывается на себестоимости продукции. В настоящее время альянс, который Dongkuk заключила с Kawasaki Steel, сделал проблему снабжения слябами менее острой, однако приобретение собственных мощностей для выплавки стали сохраняет свою привлекательность.

Грандиозный замысел

Однако вернемся к заводу Tangjin, который в ближайшее время должен оказаться объектом очередной консолидационной операции в сталелитейной промышленности Кореи. Замысел, стоявший за этим проектом, был просто грандиозным. Hanbo Group начинала свой путь как строительная компания, и недостроенные цеха Tangjin служат роскошной иллюстрацией ее строительного искусства. Правда, уже почти пять лет дорогостоящее импортное оборудование находится под открытым небом, и морской климат не лучшим образом сказывается на его состоянии.

Предприятие состоит из двух заводов – А и В, причем, мощности А предназначены для обеспечения полуфабрикатами завода В, который ориентирован на производство продукции высокого передела. На территории А установлены три 155-тонные электропечи постоянного тока (производства японской компании NKK). Одна из них обеспечивает сырьем машину для литья заготовок (от Mitsubishi Heavy Industries) производительностью 1,05 млн. т в год и прокатный стан (от Kobe Steel), на котором можно прокатывать 1 млн. т стали в год. Две другие печи предназначены для снабжения горячим металлом двухклетевого стана полосовой прокатки (от SMS) производительностью 1,8 млн. т в год. Однако в настоящее время функционируют только мощности, связанные с производством сортового проката, – полосовой стан был остановлен еще в июле 1998 года.

На заводе В установлены линия прямого восстановления железа Midrex DRI с проектной мощностью 800 тыс. т в год, два модуля Corex C-2000, две 200-тонные электропечи постоянного тока (от NKK), машина для непрерывного литья слябов (от Sumitomo Heavy Industries) производительностью 2 млн. т в год, стандартный полосовой стан IHI для ежегодного выпуска 2,1 млн. т горячекатаных полос, линия травления (от SMS) и тандемный стан для холодной прокатки на 1,55 млн. т стали в год, а также линия электролитического цинкования (от Hitachi), которая может ежегодно изготовлять 350 тыс. т конечной продукции. Линии непрерывного отжига, нанесения цветных покрытий и горячего цинкования, а также печи для отжига пакетами были заказаны, но не ясно, были ли они смонтированы.

По оценкам правительственных экспертов, для завершения строительства требуются инвестиции в сумме $1,3-1,5 млрд. Считается, что модули Corex находятся на стадии 50%-ной готовности, полосовой стан IHI – на 80%-ной, а монтаж линии PL/TCM (от SMS) осуществлен более чем на 90%. Правда, не известно, основываются эти оценки на истраченных суммах или отражают действительное состояние завода.

Крупнейший кредитор Hanbo – Korea Asset Management Corp (Kamco), специализированная организация для управления проблемными активами; на ее долю приходится, примерно, 17% всех долгов компании. Kamco занимается продажей прокатного завода, начиная с 1997 года, но открытые торги уже более 12 раз бывали сорваны (возбуждались иски с обвинениями в незаконных действиях и использовались всевозможные прочие юридические приемы). В последний раз распродажа была назначена на 30 ноября 2001 года, однако по состоянию на день выхода нашего журнала (4 декабря) о ее итогах ничего не было известно.

Неоконченная сага

о Hanbo Steel

История продажи злополучной компании начинается в июле 1997, когда Posco и Dongkuk Steel Mill совместно предложили 2 трлн. вон (на то время – более $2,5 млрд.) за активы Hanbo. Кредиторы отклонили предложение, поскольку в этом случае им пришлось бы просто списать остающиеся 4 трлн. вон долга. Тогда Posco, которая планировала приобрести только две линии C-2000 Corex, утратила интерес к Tangjin. Кроме того, в те времена государство еще сохраняло частичный контроль над Posco, и США официально предупредили, что любая поддержка Hanbo со стороны этой компании будет расценена как государственное субсидирование сталелитейной промышленности. При этом, Dongkuk продолжала интересоваться приобретением некоторых мощностей Tangjin и сделала самостоятельное предложение кредиторам. Однако сумма 1,72 трлн. вон (около $1,5 млрд.) совместно с семилетней отсрочкой платежа была не приемлема для Kamco. Поскольку к назначенному сроку (декабрь 1998 года) других предложений не поступило, продажа не состоялась.

Новая попытка продать Hanbo была предпринята в начале 1999 года. На этот раз Dongkuk не участвовала в торгах, поскольку требовалось урегулировать конфликт, возникший у нее с Ispat Group и индийской Essar Group. Однако в марте 1999 года интерес к приобретению Tangjin проявил консорциум во главе с US Nabors Capital – инвестиционным подразделением хьюстонской компании Nabors Industries. В него вошла также корейская группа Junghoo Industry. Никто из членов консорциума не имел прямого отношения к производству стали, и Nabors намеревалась поручить техническую экспертизу и управление прокатным заводом US Engineers – компании, которая поставляла трубы Nabors Industries. Компания Ispat, заинтересованная в некоторых мощностях Tangjin, не принимала участия в торгах, поскольку не желала принимать участия в ценовой войне между Dongkuk и Nabors. Однако в июле 1999 года, накануне еще одного аукциона, Dongkuk Steel отказалась от участия в торгах; ее официальные представители заявили, что этому процессу недостает "прозрачности и законности". В сложившейся ситуации кредиторы выбрали Nabors в качестве "предпочтительного партнера по переговорам" и приступили к завершению сделки.

В марте прошлого года была достигнута договоренность: консорциум согласился выплатить $480 млн. за активы Hanbo – завод Tangjin, производственное оборудование, средства транспортировки, недвижимость, права на интеллектуальную собственность и любые контракты, которые можно было перевести на нового владельца. Оплату следовало произвести до 30 сентября 2000 года. Однако деньги не поступили; вместо них Kamco 2 октября получила факс из Нью-Йорка, которым консорциум уведомлял о своем отказе от сделки. Причина отказа была сформулирована туманно: "Некоторые условия контракта оказались неприемлемыми".

Kamco вознамерилась возбудить иск, возмущенный президент страны Ким Тэ Чжун распорядился расследовать причины происшедшего и наказать виновников (о том, чем завершилось расследование, не сообщалось). В этой обстановке у Kamco уже не было возможностей начать поиск новых покупателей. Ситуация становилась все более безнадежной, и по совету консультационной фирмы Booz Allen & Hamilton (США) было решено раздельно продавать заводы А и В комплекса Tangjin. Было проведено новое технико-экономическое обследование прокатного завода, и на август текущего года были назначены очередные предварительные торги. Однако наученная горьким опытом Kamco теперь решила подстраховаться; было принято решение, что покупатель, который предложит самую высокую цену, для подтверждения серьезности намерений обязан внести залог в сумме $10 млн.

В торгах приняли участие AK Capital, Korea Iron & Steel (Kisco), Ispat (дочерняя компания Dongkuk Steel) и некоторые корейские инвестиционные фирмы, далекие от производства стали. В сентябре в прессе появилось сообщение, что имеются пять потенциальных покупателей, но официальные лица Kamco отказались подтвердить или опровергнуть эту информацию. Не известно, по каким критериям проводился отбор потенциальных покупателей, допущенных к следующему этапу аукциона.

Не ясно также, продается Tangjin как интегрированный комплекс, как два отдельных завода или просто идет распродажа основного оборудования. С одной стороны, найти покупателя на интегрированный комплекс труднее, чем на отдельные заводы, а, с другой, разделение интегрированного комплекса нецелесообразно. Возможно, Kamco сумеет найти покупателей на основное оборудование обоих заводов. Однако, при этом, на руках у кредиторов останется земельный участок размером 360 га, который крайне трудно будет продать – в регионе достаточно земли для строительства промышленных предприятий. Кроме того, потенциальный покупатель может потребовать удаления фундамента, уже заложенного под будущие цеха. Таким образом, не следует ожидать быстрой продажи Hanbo. Не исключено, что ее кредиторы навсегда потеряли свои инвестиции.

Характерно, что корейские производители расширяют только производство продукции высокого передела и в стране явно недостаточно мощностей, которые находились бы ближе к началу технологической цепочки. Корея остро зависит от импорта слябов и горячекатаных рулонов, однако проекты строительства предприятий подобного профиля пока отсутствуют. В этой ситуации любой из вариантов решения судьбы интегрированного комплекса Tangjin Works может иметь далеко идущие последствия для сталелитейной промышленности всего региона.

Галина Резник, по материалам Metal Bulletin Monthly, Metal Bulletin, Korea Times

 
© агенство "Стандарт"