журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Углепром

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №11, 2001

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

На грани войны

ОПЕК отказалась в одиночку удерживать падающие цены на нефть

Мировой рынок нефти балансирует на грани. По одну сторону жестокая ценовая война на поражение и, вероятно, коллапс цен до 8-10 $/баррель, по другую — относительно медленное и плавное снижение и, возможно, стабилизация на уровне 15-18 $/баррель, что позволит экспортерам нефти пережить неблагоприятный период экономического кризиса в развитых странах без особых потерь. Выбор между контролируемым и неконтролируемым спадом должен быть сделан до конца года, иначе рынок сделает его сам, и можно не сомневаться, что он будет неблагоприятным для производителей, которые пока не в состоянии найти совместное решение общей проблемы. Впрочем, далеко не факт, что ОПЕК, в котором доминируют арабские страны, и "неохваченные" производители во главе с Россией, Норвегией и Мексикой имеют общие интересы. После 11 сентября на мировом рынке нефти начала складываться принципиально новая ситуация, и видимое всем падение глобального спроса на энергоносители вследствие экономического кризиса в развитых странах — лишь один из ее аспектов.

Сегодняшнее напряжение на рынке нефти возникло не сразу. До самого конца октября ситуация казалась стабильной: цены на "брент" на лондонской бирже IPE колебались вблизи 21 $/баррель, напряженность вокруг Афганистана сохранялась, а поддержание странами ОПЕК добычи нефти в прежних объемах не вызывало особого беспокойства. Да, согласно еще прошлогодним договоренностям международный картель в начале октября должен был сократить добычу нефти на 500 тыс. баррелей в день после того, как стоимость ОПЕКовской корзины из семи сортов в течение десяти дней находилась ниже 22 $/баррель, однако этот механизм так и не вступил в силу под вполне пристойным предлогом. Как заявляли представители ОПЕК, сокращать добычу и поднимать цены было бы политически неверным шагом в то время, как их крупнейший покупатель США борется с международным терроризмом.

Время от времени в печати даже появлялись откровенно апокалиптические прогнозы, предназначенные для поддержания "тонуса" участников рынка и выполняющие роль страховки от существенного снижения цен. После того как благополучно скончалась запущенная в начале октября утка о возможной атаке бен-Ладеновскими катерами (откуда?!) танкеров и нефтяных вышек в Персидском заливе, эстафету поддержали слухи о возможных терактах, направленных на нефтяные терминалы в саудовских портах.

Впрочем, всем заинтересованным лицам было уже давно понятно, что подобными "мерами" цены не удержать. Избыток предложения нефти на мировом рынке стал свершившимся фактом, и единственной возможностью предотвратить спад было снижение добычи. Во второй половине октября между членами "инициативной группы" в рядах ОПЕК — Саудовской Аравией, Ираном и Венесуэлой — шли интенсивные консультации и переговоры, однако воплотиться в какое-либо конкретное предложение они не успели. Цены начали падать раньше.

Судя по всему, процесс запустила очередная порция данных о резервах нефти и нефтепродуктов в США, поступившая 30 октября. По данным американского Министерства энергетики, запасы сырой нефти в стране за период с 20 по 26 октября выросли на 2,5 млн. баррелей. American Petroleum Institute (API) показал более умеренный рост (на 884 тыс. баррелей), однако это все равно укладывалось в общую тенденцию. Накануне зимы, когда нефтеперерабатывающие компании традиционно закупают сырую нефть крупными партиями, резервы росли, вместо того чтобы снижаться, а их общий объем на 11% превышал прошлогодние показатели. Импорт нефти в США возрос 20-26 октября на 1 млн. баррелей в день по сравнению с предыдущей неделей.

На биржах правильно восприняли этот сигнал, и цены поползли вниз. К 31 октября "брент" в Лондоне подешевел до 20,12 $/баррель. По словам аналитиков, наряду со статистическими данными немалую роль в снижении цен сыграло и отсутствие каких-либо ясных сигналов со стороны ОПЕК. Очередная встреча в рамках этой организации должна была состояться уже 14 ноября, но до сих пор не поступало никаких четких сообщений о том, будет ли там принято решение о сокращении добычи нефти или нет.

На следующий день, 1 ноября, президент ОПЕК Хакиб Хелиль попытался внести требуемую ясность, однако, честное слово, лучше бы он этого не делал. Хелиль выражался слишком уклончиво и обтекаемо. Да, говорил он, вероятно, на встрече будет принято решение об урезании квот, снижение составит, по-видимому, от 700 тыс. до 1 млн. баррелей в день. Когда? Ну-у, наверное, не раньше 1 января 2002 года. Нужно подождать прояснения обстановки вокруг Афганистана да и поглядеть, что будет делать Ирак, ведь у него в декабре истекает срок действия очередного этапа программы "нефть за продовольствие". В прошлый раз Ирак пробовал, как говорится, "качать права", приостанавливал экспорт в знак протеста. ОПЕК же будет наготове, чтобы, если потребуется, заместить на мировых рынках 2,1 млн. баррелей иракской нефти в день.

Биржевики услышали в этой путаной речи то, что им хотелось услышать: ОПЕК не собирается в ближайшее время сокращать добычу, и цены продолжили падение. К концу недели "брент" в Лондоне подешевел до менее 19,5 $/баррель. Исправить положение попытался генеральный секретарь ОПЕК Али Родригес, с именем которого связывается грандиозный скачок цен на нефть в 1999 году. По его словам, организация готова уменьшить экспорт сразу на 1 млн. баррелей в день и принять решение об этом 14 ноября.

Но и это помогло слабо. В комментариях аналитиков на первый план вышли заявления о том, что ОПЕК не в состоянии стабилизировать рынок, пока страны, не входящие в картель (прежде всего Россия, Норвегия, Мексика и Ангола), продолжают наращивать добычу. По оценкам экспертов, в 2002 году объем нефти, произведенной за пределами организации, должен возрасти на 700 тыс. баррелей в день.

Постепенно эта мысль начала овладевать умами ОПЕКовских политиков. До поры до времени они ограничивались осторожными консультациями с "неассоциированными" производителями, рассчитывая на их сотрудничество (как это уже было в 1999 году), но 6 ноября министры нефти Катара и ОАЭ выступили с резкими заявлениями, впервые признав наличие серьезного конфликта. "Наше терпение не бесконечно, — сообщил журналистам катарский министр Абдулла бен Хамад аль-Аттийя. — Мы больше не можем сокращать добычу без поддержки стран, не входящих в организацию, и не хотим спокойно смотреть, как они расширяют долю рынка за наш счет". "Я надеюсь, все будут сотрудничать, — добавил его коллега из Эмиратов Обейд бен Саиф аль-Насири. — Я надеюсь, дело не дойдет до ценовой войны".

Неосторожные слова были сказаны. Из всех этих речей биржевики извлекли ключевое понятие "ценовая война", и стоимость нефти снова полетела вниз, упав 6 ноября более чем на 10%. "Брент" в течение дневных торгов "проваливался" до 18,85 $/баррель, самого низкого уровня с июля 1999 года. ОПЕКовская корзина в тот день подешевела до 17,56 $/баррель — минимальной цены за последние два с лишним года.

Это падение тоже удалось приостановить. Вовремя подоспела очередная порция статистических данных, показавшая, что не все так плохо. Американское Министерство энергетики впервые с 11 сентября зафиксировало рост потребления нефти в стране по сравнению с показателями годичной давности (на 1,3% в период с 6 октября по 2 ноября, всего до 20 млн. баррелей в день). Сообщили о некотором сокращении экспортных поставок наиболее злостные нарушители квот в ОПЕК — Алжир и Нигерия. Наконец, Али Родригес впервые признал, что уменьшение добычи нефти, необходимое для стабилизации мировых цен, превышает 1 млн. баррелей в день. Слова генерального секретаря ОПЕК конкретизировал Али аль-Наими, министр нефти Саудовской Аравии и самый влиятельный человек в картеле. Согласно его заявлению, прозвучавшему 8 ноября, сокращение должно было составить 1,5 млн. баррелей в день, кроме того, не входящим в ОПЕК производителям не лишним было бы снизить собственное производство еще на 500 тыс. баррелей.

Под влиянием всех этих факторов "брент" снова поднялся в цене до 20 $/баррель. Однако "пожелание" Али аль-Наими подготовило почву для будущего конфликта.

Впрочем, вначале казалось, что никакого конфликта не будет. На следующий день после заявления саудовского министра глава российского правительства Михаил Касьянов сообщил о готовности России внести свой вклад в дело стабилизации мирового рынка нефти. Эта новость была справедливо воспринята как сенсация, так как Россия обычно не проводит никаких сокращений, и цены на нефть за сутки подскочили на целый доллар, а ОПЕКовская корзина подорожала до 19,53 $/баррель. Обрадованный аль-Наими засобирался в Москву, однако там его ждал неприятный сюрприз. Россияне согласились уменьшить добычу нефти всего на 30 тыс. баррелей в день, что составляет всего 0,43% объема национального производства, да и то лишь в четвертом квартале 2001 года и в начале 2002-го. Кроме того, Россия заявила о том, что не будет наращивать экспорт нефти в зимние месяцы, что опять-таки ничего ей не стоило: зимой российские поставки и без того находятся на минимальном уровне вследствие роста потребления энергоносителей внутри страны.

Разочарование саудовского министра было большим и искренним. После Москвы он отправился в Осло, где его также ждал от ворот поворот, но норвежский отказ был воспринят им менее болезненно: Норвегия, по крайней мере, ничего заранее не обещала.

Провал европейского турне Али аль-Наими привел лишь к радикализации настроений в ОПЕК. Венесуэльский министр нефти заявил, что ликвидация на мировом рынке избытка нефти, оцененного им в 1,3-1,5 млн. баррелей в день, должна быть достигнута совместными действиями всех производителей нефти, независимо от их членства в организации экспортеров. Иранский министр Биджан Зангане выразился определеннее: "Иран не готов уменьшить свою добычу ни на баррель, если страны, не входящие в ОПЕК, не будут участвовать в сокращении".

Тем не менее, как полагали аналитики, ОПЕК и в этот раз придется действовать в одиночку. Падение мирового спроса на нефть стало свершившимся фактом: по данным International Energy Agency (IEA), еще в третьем квартале этот показатель снизился на 1% до 75,7 млн. баррелей в день, а ближайшие полгода обещали еще более значительные потери в сравнении с прошлогодними. В Афганистане ситуация на фронтах резко изменилась в сторону Северного альянса, так что бен Ладену стало явно не до пиратских нападений на саудовские нефтяные терминалы. Да и первые лица ОПЕК, Али аль-Наими, Хакиб Хелиль, Али Родригес сообщали о готовности сократить добычу на 1,5 млн. баррелей в день, даже если другие производители не поддержат ОПЕК, хотя и надеялись на сотрудничество с их стороны. Специалисты уже подсчитали, что в этом случае квота на добычу нефти в ОПЕК (не считая Ирака) снизилась бы до 21,7 млн. баррелей в день — самый низкий уровень за последние 11 лет, — а доля картеля на мировых рынках упала бы до 60%.

Что интересно, цены на нефть в преддверии встречи 14 ноября держались довольно неплохо. В Лондоне 13 ноября "брент" стоил 20,81 $/баррель, ОПЕКовская корзина держалась на уровне около 19,25 $/баррель, торги в Нью-Йорке завершились на отметке 21,67 $/баррель. Наряду с благоприятными ожиданиями солидный вклад в эту стабилизацию внесло и решение Джорджа Буша впервые в истории довести национальные резервы США до максимально возможного уровня в 700 млн. баррелей (по состоянию на середину ноября они равнялись 544 млн. баррелей). Первые поставки в госрезерв должны начаться в апреле 2002 года и осуществляться впредь такими темпами, чтобы не вызвать ненужного ажиотажа и роста цен.

Итак, перед встречей ОПЕК в Вене никто не ждал неожиданностей. Аналитики спорили лишь о том, будет ли толк от сокращения производства, и в основном склонялись к мысли, что время упущено и странам ОПЕК уже не удастся вернуть цены в коридор 22-28 $/баррель. Однако картелю удалось произвести сенсацию.

Согласно итоговому заявлению, страны ОПЕК готовы сократить добычу нефти на 1,5 млн. баррелей в день с 1 января 2002 года, но лишь при условии, что государства, не входящие в организацию, поддержат их собственным снижением производства на 500 тыс. баррелей в день. При этом в данном снижении должна обязательно принять участие и Россия, которая была выделена среди всех остальных экспортеров. Похоже, Али аль-Наими удалось передать свое разочарование итогами московского визита своим коллегам.

Интересно, что никем не рассматривался и даже не упоминался вариант, по которому не члены ОПЕК снизят производство на искомые 500 тыс. баррелей в день, но… без России. По-видимому, всеми подразумевалось, что набрать данный объем без участия второго по величине мирового экспортера в принципе невозможно. Непосредственно после венской встречи о готовности сократить добычу на 100 тыс. баррелей в день заявила Мексика; вместе с российскими 30 тыс. баррелей и небольшим вкладом, который согласился внести Оман, это составляло лишь 175 тыс. баррелей в день — чуть больше трети необходимого количества.

Естественно, цены после таких заявлений полетели вниз. За день нефть на западных рынках подешевела в среднем на 2 $/баррель, а на следующие сутки еще почти на столько же. На торгах 15 ноября на нью-йоркской бирже уже фиксировались цены на уровне 17,9 $/баррель, "брент" подешевел до 17,7 $/баррель, ОПЕКовская нефть стоила, соответственно, еще дешевле. В прессе появились тревожные прогнозы о возможности новой ценовой войны и провале цен до 10 и даже 8 $/баррель, а комментаторы дружно вспомнили 1986 год, когда Саудовская Аравия и Кувейт, открыв вентили до предела, устроили рекордное падение цен, но при этом поставили конкурентов на колени.

Причиной паники, охватившей рынок, стала реакция российского правительства, заявившего, что оно не поддастся шантажу. Как сообщил Михаил Касьянов, Россия не собирается значительно сокращать добычу, аналогичным образом высказались и представители российских нефтедобывающих корпораций, которые в последние два года вложили крупные средства именно в расширение производства. Министерство финансов поспешило заверить общественность, что бюджет страны, который на треть заполняется за счет нефтяников, выдержит период длительного падения цен. ОПЕКовские представители, все как один, заявили, что не рассматривают складывающуюся ситуацию как ценовую войну (по словам аль-Наими, если бы дело обстояло именно так, Саудовская Аравия не стала бы держать незадействованными резервные мощности по добыче 3 млн. баррелей нефти в день), однако напряжение нарастало.

Нейтральными специалистами весьма невысоко оценивалась вероятность того, что "организованным" и "неорганизованным" экспортерам удастся договориться до 1 января. Во-первых, как отмечали они, членам ОПЕК (прежде чем просить кого-то о сокращении производства) не мешало бы позаботиться о соблюдении собственных квот. По данным аналитиков западных компаний, их совокупное превышение такими странами как Нигерия, Алжир и Индонезия составило порядка 700-800 тыс. баррелей в день. Во-вторых, обе стороны обладали некоторым запасом прочности, накопив значительные валютные резервы в период высоких цен на нефть. Наконец, в-третьих, многие эксперты не разделяли апокалиптических прогнозов относительно провала цен до 8-10 $/баррель. Они отмечали, что международная нестабильность на Ближнем Востоке и в Южной Азии, в двух шагах от Персидского залива, удержит нефть от падения. Кроме того, дешевые энергоносители будут способствовать скорейшему преодолению экономического кризиса: по подсчетам специалистов IEA, снижение цен на нефть до 15 $/баррель соответствует дополнительному росту глобального ВВП на 0,5%. Получается, что чем дешевле нефть, тем быстрее спрос на нее начнет снова повышаться.

И все же угроза разрушительной ценовой войны подействовала на Россию. Совершая поездку в Канаду, Михаил Касьянов 18 ноября осторожно намекнул на возможность более существенного сокращения добычи нефти, чем пресловутые 30 тыс. баррелей в день. На день написания данной статьи (20 ноября) складывалось устойчивое впечатление, что россияне таки смягчат свою позицию, но не теряя лица, чтобы не создать впечатления, будто они поддались на давление со стороны ОПЕК. Вообще международный картель, вероятно, смог бы добиться своей цели куда легче и быстрее, если бы не прибегал к языку ультиматумов.

Роль посредника между ОПЕК и "внешними" производителями во второй половине ноября стала играть Мексика. Министр нефти этой страны, Эрнесто Мартенс, 17-18 ноября совершил блиц-визиты в Москву и Осло с целью убедить своих коллег присоединиться к объявленному Мексикой сокращению производства. В беседе с ним российский министр Игорь Юсуфов даже предложил создать некий неформальный "союз трех" с целью координации действий России, Мексики и Норвегии перед лицом ОПЕК и стран-импортеров.

Сложно сказать, будет ли иметь этот разговор какое-либо продолжение, однако следует заметить, что роль России на мировом рынке нефти после событий 11 сентября существенно изменилась. По мнению западных аналитиков, США в настоящее время озабочены поиском новых источников нефти, альтернативных ставшему вдруг ненадежным Персидскому заливу (в эту тенденцию укладывается и решение Буша заполнить до отказа национальные резервы, очевидно на случай возможного конфликта между Западом и мусульманским миром). Еще 19 октября во влиятельной американской газете New York Times была опубликована статья, в которой в качестве такого альтернативного источника указывались страны СНГ, в первую очередь Россия и Казахстан.

На протяжении большей части 90-тых, отмечалось в статье, Россия и США жестко соперничали друг с другом в Каспийском регионе. Доходило до того, что трубопроводы, проекты которых спонсировались американцами, не должны были пересекать российскую (равно как и иранскую) территорию. Однако теперь времена изменились. Сближение России с Западом после террористической атаки на США, по мнению авторов New York Times, создало предпосылки и для наращивания сотрудничества между США и Россией в экономической области. Для американцев уже не имеет значения, по чьей территории пойдет каспийская нефть, главное, чтобы она надежно поступала на рынок.

В свое время Россия одержала важную победу в борьбе с американцами, начав в 1999 году строительство нового нефтепровода с Тенгизского месторождения на Новороссийск (между прочим, международный консорциум возглавляла американская компания Chevron). В середине октября 2001 года по этому нефтепроводу была произведена первая коммерческая поставка. Однако, как считают американские аналитики, после успешного завершения этого проекта и в свете новых реалий мировой политики у российской стороны не будет возражений против строительства второго нефтепровода, который пойдет через Азербайджан, Грузию и Турцию. Собственно, именно так и сказал российский министр Игорь Юсуфов, сообщивший, что Россия не будет препятствовать реализации данного проекта. Так что не исключено, что через несколько лет на мировом рынке начнется настоящая война между каспийской и арабской нефтью за передел сфер влияния, причем на стороне России и Казахстана в этом споре будут потребители из США и Европы.

Из прочих событий последнего месяца следует отметить объединение американских компаний Phillips и Conoco. Результатом этой сделки, если ее утвердят акционеры обеих компаний и антимонопольные органы США, будет создание шестой в мире нефтедобывающей корпорации (после BP, ChevronTexaco, Exxon-Mobil, Shell и TotalFinaElf) с рыночной капитализацией порядка $35 млрд., разведанными запасами в 8,7 млрд. баррелей нефти (70% из них — в Северной Америке и на Северном море) и добычей в 1,7 млн. баррелей в день. Кроме того, объединенная компания будет крупнейшим в США розничным продавцом бензина.

По мнению аналитиков, слияние полностью отвечает тенденции последних лет к укрупнению производителей в секторе нефте- и газодобычи. Согласно совместному заявлению руководства обеих корпораций, благодаря объединению они уже в первый год сумеют сократить совместные затраты на $750 млн. и направят высвободившиеся средства в разведку новых месторождений, расширение добычи и внедрение новых технологий.

Виктор Тарнавский, по материалам NY Times, FT, The Guardian, BBC News, Reuters, AP, Yahoo

 
© агенство "Стандарт"