журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
рубрики
ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ МЕСЯЦА

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Собственность

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Регулирование

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Тенденции

ТЕМА НОМЕРА. Углепром

ГАЗ И НЕФТЬ. Нефтерынок

ГАЗ И НЕФТЬ. Сектор газа

ГАЗ И НЕФТЬ. Проекты

ГАЗ И НЕФТЬ. Тенденции

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"ТЭК" – №11, 2001
Приложения к статье
Таблица

ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИКА. Ядерная энергетика

Налоговая и "Энергоатом" — связь по расчетам

Мытари и атомщики не любят друг друга. Единственное объяснение этого безрадостного факта в том, что в любом регионе местная атомная станция — не только крупнейший генератор электроэнергии, но и "по совместительству" — долгов перед бюджетом. Неудивительно, что, по данным Государственной налоговой администрации, все атомные станции Украины входят в "почетный список" 50 крупнейших должников по налогам. В совокупности подразделения НАЭК "Энергоатом" задолжали казне 808 млн. грн.

Причина безрадостного положения всех без исключения украинских генерирующих компаний (а не только атомных) заключается в так называемом кассовом методе уплаты налогов. Как только станция выработала энергию, считается, что она реализовала ее "Оптовому рынку электроэнергии". А раз энергия продана, то начисляются налоги и возникают обязательства по их уплате, причем независимо от текущего состояния расчетов за отпущенную электроэнергию. Объяснения типа того, что за выработанную электроэнергию платят кое-как, налоговое законодательство не принимает во внимание, и это в общем-то логично.

Тем более сегодня атомщикам грех жаловаться. Уровень оплаты электроэнергии под 60%, причем деньгами, еще года два назад выглядел полной фантастикой. Тогда атомощики получали за свой товар меньше 10%, чего не хватало даже на выплату зарплаты. Если на какой-то атомной станции долги по оплате труда не превышали полгода, то ее финансовое положение считалось нормальным. И это при том, что половину зарплаты, как правило, выплачивали талонами на питание и прочими денежными суррогатами. Так и жили. Старались не вспоминать вообще, что деньги нужны еще как минимум на ремонт и на закупку ядерного топлива. О том, как станции получали топливо, когда-нибудь напишут увлекательнейший авантюрно-криминальный роман, где будет фигурировать и "позыченный" у россиян эшелон ядерного топлива, и хитрюги-посредники и т.д. и т.п. "К сожалению", все это в прошлом. В нынешнем году впервые за все время существования НАЭК не слышно о проблемах с ядерным топливом. Не то чтобы их вообще небыло. Просто они перешли в разряд рабочих и решаемых. В итоге все украинские АЭС (опять же впервые) нормально перезагрузились свежим ядерным топливом и особых проблем этой зимой с генерацией "атомной" энергии пока не наблюдается.

Одним словом, нынешний уровень платежей в сравнении с еще недалеким прошлым — "большой прогресс". Денег, худо-бедно, хватает и на закупку ядерного топлива, и на текущие ремонты станций. Правда, на своевременную выплату зарплаты денег уже нет — пока что НАЭК приходится брать для ее выплаты кредиты.

Однако все эти перипетии "атомного" сюжета совершенно не интересуют украинских мытарей — у них своя прямолинейная логика: "должен — плати". Обе стороны по своему правы. Налоговики вполне законно требуют уплаты налогов. А атомщики в свою очередь объясняют им, что, получая с "Энергорынка" менее 60% оплаты за отпущенную энергию, платить налоги полностью они не в состоянии.

Наиболее острые конфликты между мытарями и ядерщиками наблюдаются на местах. Ведь даже самая маленькая украинская атомная станция — крупнейшее промышленное предприятие своего региона. Даже в такой насыщенной крупными промпредприятиями области как Запорожская на долю местной АЭС приходится примерно пятая часть промышленного производства. В Ривненской области на долю местной станции приходится уже более половины промышленного производства, а в Хмельницкой — около трети. И так как прибыль этих станций закладывается в местные бюджеты, то неплатежи АЭС пробивают в них "солидные дыры", с чем никто, естественно, мириться не желает. Отсюда и непрерывные конфликты АЭС с местными властями и налоговыми службами. Особенно острая ситуация складывается в небогатых регионах запада Украины. Когда блоки Ривненской и Хмельницкой АЭС летом становятся на ремонт, финансовые и статистические показатели этих регионов традиционно резко падают вниз, за что, естественно, достается и мытарям, и губернаторам.

К примеру, недавно накал страстей вокруг Ривненской АЭС привел к тому, что местная налоговая администрация арестовала ее продукцию, то бишь электроэнергию. Так как ее на склад не положишь, то выглядело это примерно так. Налоговики приехали на станцию и записали показания счетчика, зафиксировав некую цифру, потом приехали второй раз и снова записали. Это было бы забавно, если бы по итогам этих нехитрых операций с распределительного счета "Энергорынка" не списали 20 млн. грн. Подобные действия налоговиков противоречат действующему законодательству. Неудивительно, что данный факт стал поводом для смены банка, обслуживающего "Энергорынок".

Не до шуток и на Хмельницкой АЭС. 28 августа Государственная налоговая администрация выиграла дело о взыскании со станции 65,8 млн. грн. Более того, мытари уже дважды инициировали вопрос об увольнении директора АЭС Владимира Софиюка с должности.

Ситуация на этой станции в какой-то мере является эталонной. Небогатая область (ее сводный бюджет на 2001 год составляет всего 386 млн. грн.) с расположенной на ее территории самой маленькой, с единственным блоком, атомной станцией страны. Тем не менее она — самое крупное предприятие области. Именно АЭС должна принести в региональную казну 60% совокупных отчислений по налогу на прибыль. Всего же от АЭС планировалось в нынешнем году получить в областной бюджет 85 млн. грн. или 23% общей суммы доходов бюджета. По состоянию на 1 октября недоимка станции по всем видам налогов составляла 80,5 млн. грн. (в том числе 79,8 млн. грн. в госбюджет). То есть если касательно расчетов с местными бюджетами ситуация еще более-менее, то с госбюджетом — фактически никак. А за это "получает по шапке" из Киева областная налоговая администрация. И тот факт, что самой станции за поставленную электроэнергию по состоянию на 1 сентября были должны 1028,5 млн. грн., мало греет местных налоговиков и власть. Им нужны деньги и прямо сейчас. Ведь на носу выборы. Отсюда и завышенные ожидания в отношении платежеспособности АЭС. В итоге, чтобы как-то выходить из сложившейся патовой ситуации, заинтересованные стороны подписывают графики погашения задолженности по налогам. Потом их необходимо выполнять, и тут-то начинается самое интересное. Согласно этим графикам, в отдельные месяцы ХАЭС должна была отдавать на святое дело наполнения бюджета 60% своих доходов. Иногда именно так и делалось.

Ситуацию оживляет и местный колорит. За три года на Хмельницкой станции сменились четыре директора. Один после увольнения ударился в бега, двое ушли на повышение в Киев, сейчас на царстве уже четвертый. Нельзя сказать, что к нему предвзято относится руководство Хмельницкой облгосадминистрации. Но ходят упорные слухи, что на руководство станцией областные власти намереваются посадить своего кандидата (в этой связи поговаривают о мэре города Нетишин, где расположена АЭС, Иване Гладуняке). А пока руководству станции утроили образцово-показательную выволочку в Государственной налоговой администрации. И хотя никого не уволили, вопрос о новом директоре может возникнуть в любую минуту. А желающих контролировать это место всегда предостаточно.

Несмотря на описанное довольно безрадостное финансовое положение, "Энергоатом" вынужден фактически кредитовать целые отрасли экономики, в частности своих собратьев — топливные генерирующие компании. Только из-за чрезвычайных ситуаций "Энергорынок" задолжал "Энергоатому" 230 млн. грн. (из них 170 млн. грн. — долг 2000 года). Предназначенные атомщикам деньги ушли на ТЭС для накопления топлива. А так как ситуация вокруг тепловых генкомпаний далека от стабильной, то нет особых надежд на то, что деньги "Энергоатому" возвратят в обозримой перспективе. Особенно в условиях начинающейся зимы. В данной ситуации будет уже неплохо, если этот долг хотя бы не вырастет.

С тем же фактом, что долг "Энергорынка" перед "Энергоатомом" недавно перевалил за 5,4 млрд. грн., в НАЭК уже как-то свыклись. Получить их обратно — практически нереально. Правда, по примеру тепловых генкомпаний "Энергоатом" все же подал иск в суд на госпредприятие "Энергорынок". Взыскивать в судебном порядке НАЭК собирается только старые долги, это порядка 2 млрд. грн., образовавшиеся в 1999-2000 годах. А пока Хозяйственный суд Киева отложил заседание по иску "Энергоатома" "до окончательного согласования суммы задолженности".

Есть в этом иске что-то от игры — ведь "Энергорынок" является обыкновенным расчетным центром, серьезным имуществом не располагает и что-либо вернуть сам по себе не может. Делается это на тот случай, если "Энергорынок" все-таки начнет хоть что-то платить по судебным решениям. Тогда и атомщики получат свою долю. Тем более что деньги "Энергоатому" необходимы всегда и особенно сейчас, в конце года.

В свое время "Энергоатом" более года потратил на то, чтобы выровнять ситуацию с долгами. В итоге сегодня атомщики должны своим кредиторам меньше, чем те, в свою очередь, должны "Энергоатому". Однако примерно наполовина этого успеха была достигнута благодаря принятому в апреле нынешнего года закону "О порядке погашения обязательств налогоплательщиков перед бюджетами и государственными целевыми фондами о списании штрафов и пеней государству". Согласно закону, часть пеней и штрафов более чем на миллиард гривень списали. Однако все это списывалось при условии осуществления регулярных платежей. А с ними, как мы видим, уже возникают суровые проблемы. Следовательно, с нового года задолженность вполне могут восстановить, что вновь резко ухудшит финансовое положение компании.

И это далеко не единственная проблема, которую атомщикам притащит в мешке Дед Мороз. С начала 2002 года изменится налогообложение атомного тарифа. Сейчас та его часть, которая идет на достройку двух ядерных энергоблоков, фактически не облагается налогом на прибыль. Точнее, он начисляется, но используется все же на достройку блоков. С 1 января эти средства необходимо будет вносить в бюджет, а значит налогов "Энергоатому" придется платить больше. А вот будет ли он получать больше денег от потребителей электроэнергии — большой вопрос. Можно предположить, что необходимость отдавать половину целевой надбавки на налоги фактически поставит на осуществляемых сейчас в ядерной энергетике проектах (ситуация с их реализацией и сейчас не блестящая) жирный крест.

Очевидно, что самостоятельно решить все перечисленные проблемы "Энергоатому" не удастся. Необходимо менять механизм начисления налогов. Ведь до тех пор, пока платежи за электроэнергию не будут осуществляться в полном объеме, целиком решить финансовые проблемы "Энергоатома" невозможно.

Кстати, сейчас в энергетике разворачивается очередной фискальный эксперимент. Намедни Кабмин принял постановление "О реализации электрической энергии, находящейся в налоговом залоге". Согласно этому документу, в порядке эксперимента Государственной налоговой администрации разрешено взыскивать долги энергокомпаний путем изъятия и продажи электроэнергии. Утвержден и временный порядок изъятия электроэнергии в налоговый залог и ее продажи для уплаты налогов. Продаваться она будет "Энергорынку", а средства от продажи будут направляться Государственному казначейству в счет уплаты налогов. Реализовываться электроэнергия по данной схеме будет по средневзвешенной цене "Энергорынка". Возникает закономерный вопрос: а как будет решена проблема низкого уровня оплаты электроэнергии? Если вся энергия налоговиков будет оплачиваться, то соответственно мытари получат больше, а объем поступлений на счета станций сократится непропорционально объему неуплаченных ими налогов. Особой любви в отношения налоговиков и атомщиков это не добавит, однако приучаться платить налоги все равно нужно. А значит, придется выстраивать систему, при которой неоплаченная электроэнергия исчезнет как класс.

Игорь МАСКАЛЕВИЧ

 
© агенство "Стандарт"