журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Банковский кризис

Банковские стратегии

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Новые рыночные страны

Банковское оборудование

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ КОНТРОЛЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2001

Банковские стратегии

Итальянская реорганизация

В кризисной обстановке итальянские банки консолидируются, оптимизируя свою организационную структуру

В последние годы ведущие банки Италии достигли больших успехов. Из коррумпированных, вопиюще неэффективных и забюрократизированных институтов они превратились во вполне современные банки, занявшие достойные места на едином европейском рынке финансовых услуг. За 1999-2000 годы в стране выкристаллизовались четыре крупные финансовые группы, занявшие лидирующие позиции на внутреннем рынке и добившиеся неплохих результатов во внешней экспансии. Тем не менее, как показывают сегодняшние события, перестройка банковской системы Италии не доведена до конца. Крупные финансовые группы еще не завершили процесс объединения и во многих аспектах остаются довольно рыхлыми конгломератами, значительная часть рынка контролируется мелкими региональными банками с низкой конкурентоспособностью, а доходность банковского бизнеса вследствие экономического спада снизилась до опасного уровня. В этой обстановке финансовым институтам Италии необходимо продолжать объединения и вырабатывать новые стратегии, которые дадут возможность им преодолеть кризис.

Лидеры

"подбирают хвосты"

Подъем, который пережили большинство итальянских банков во второй половине 90-х годов, имел прямое отношение к достигнутой в стране финансовой стабилизации. Традиционно итальянские инвесторы вкладывали средства, главным образом, в государственные облигации, имевшие несмотря на инфляцию весьма высокую реальную доходность. Однако действия итальянского правительства (вернее, нескольких сменявших друг друга правительств) по ужесточению монетарной политики, триумфально завершившиеся вступлением Италии в зону евро в 1999 году, привели к снижению доходности государственных ценных бумаг до среднеевропейского уровня. Тогда итальянцы переключились на взаимные фонды, что было очень выгодно для банков, игравших роль посредников. С начала 1997 по август 1999 года вложения в итальянские взаимные фонды ежемесячно увеличивались, в среднем, на @11 млрд., а доля комиссионного дохода в структуре поступлений итальянских банков возросла от менее 17% в 1995 году до 35% в 2000-м.

В течение прошлого года приток средств во взаимные фонды продолжался, хотя уже и менее высокими темпами, а вот в 2001 году начался спад. Экономический кризис в США, распространившийся на Европу, привел к уменьшению прибыльности и в других секторах итальянского финансового рынка. Положение банков Италии, при этом, осложняется тем, что действующее в стране законодательство препятствует значительным сокращениям персонала, так что местные финансовые институты не могут воспользоваться самым простым методом снижения расходов, которым широко пользуются другие западноевропейские институты.

Тем не менее, у итальянских банков есть резервы для оптимизации. Консолидация 90-х годов проводилась быстрыми темпами, новые сделки заключались прежде, чем предыдущие доводились до конца, ликвидация дублирующих структур, реорганизация, объединение операционных систем откладывались на более поздние сроки. Ну что ж, сейчас они подошли. Как неоднократно заявлял Антонио Фацио, возглавляющий Центральный банк Италии, он не намерен впредь давать согласия на новые слияния с участием ведущих банков страны, пока ими не будет приведена в порядок вся организационная структура. Например, крупнейший итальянский банк, IntesaBCI, образованный в результате объединения в прошлом году, только приступил к инсталляции унифицированной бэк-офисной и информационной систем.

Несколько дальше продвинулся по этому пути UniCredito Italiano, второй по величине банк страны. К настоящему времени им завершено объединение вспомогательных операций, а в октябре 2001 года он приступил к реорганизации. Пять из семи дочерних коммерческих банков, которые UniCredito приобрел в течение последних десяти лет, будут объединены, а их независимые торговые марки и советы директоров ликвидированы. В дальнейшем банк будет состоять из трех глобальных подразделений, занимающихся розничными операциями, управлением активами и частным банковским бизнесом. Специалисты не исключают в будущем слияния UniCredito и IntesaBCI, в результате чего в Италии может появиться "национальный чемпион" мирового масштаба, однако это произойдет только тогда, когда оба банка завершат свои внутренние преобразования.

Третий банк Италии, SanPaolo IMI, в настоящее время готовит еще одно поглощение, однако Антонио Фацио вряд ли станет ему препятствовать, так как оно предполагает присоединение очередного банка средней руки к более мощной структуре. Роль мишени играет Cardine – относительно небольшой, но прибыльный институт, объединивший семь местных банков, действующих на индустриальном северо-востоке Италии. За первую половину 2001 года он получил @157 млн. чистой прибыли при величине активов @39 млрд. У самого SanPaolo IMI, располагающего активами в размере @174 млрд., прибыль за первое полугодие составила @668 млн.

Крупнейшие акционеры обоих банков – неприбыльные региональные фонды, контролируемые местными властями, что несколько облегчает процесс объединения. В прошлом году SanPaolo IMI уже приобрел у одного из таких фондов 11% акций Cardine и ведет переговоры с другими о создании схемы, позволяющей передать управление Cardine под контроль третьего по величине банка Италии. Ожидается, что само слияние произойдет посредством обмена акциями на общую сумму порядка @5 млрд.

Вероятно, такая сделка, если будет доведена до конца, сможет привести к новому этапу консолидации в итальянской банковской системе. На Cardine наряду с SanPaolo IMI претендовал римский Banca Nazionale del Lavoro (BNL), который в случае неудачи может принять предложение о слиянии со стороны Banca Monte dei Paschi di Siena (MPS). Оба банка были приватизированы в середине 90-х годов и занимают пятое (MPS) и шестое (BNL) места в Италии по величине активов. Тем не менее, по мнению специалистов, разрозненно они слишком слабы, а вот их комбинация может превратиться во вполне конкурентоспособное образование. Впрочем, BNL уже несколько лет представляет собой "лакомый кусочек" для итальянских и зарубежных банкиров (в частности, 10% его акций принадлежат испанскому банку BBVA). Поэтому аналитики не исключают, что Центральный банк отдаст предпочтение объединению BNL и Banca di Roma, четвертого по величине банка в стране, с целью создания мощной римской финансовой группы, которая могла бы играть роль противовеса банкирам с севера Италии.

Среднее звено

консолидируется

Однако наибольшее внимание Центральный банк Италии в настоящее время уделяет небольшим региональным банкам, многие из которых находятся в довольно трудном финансовом положении. В условиях складывающегося единого европейского финансового рынка их перспективы туманны, поэтому правительство неформально подталкивает их к объединению в более сильные группы, способные противостоять кризису.

В ноябре в центре внимания оказался 16-тый по объему активов банк страны – Bipop-Carire, чье влияние на национальном финансовом рынке, тем не менее, намного превосходит его скромные размеры. Bipop-Carire, возникший в результате слияния двух региональных банков в 1999 году, получил известность как один из наиболее инновативных финансовых институтов Европы. В конце 1999 года он основал электронный банк New Economy, который вскоре превратился в крупнейшего онлайнового брокера Италии. В 2000 году он за $2.5 млрд. приобрел сразу пять европейских компаний сектора финансовых услуг, включая германскую Entrium Direct Bankers, имевшую более 800 тыс. клиентов, обслуживаемых по телефону и Интернету. В марте 2000 года рыночная капитализация Bipop-Carire достигла невероятной величины – $23 млрд., вдвое больше, чем у автомобильного гиганта Fiat.

Сегодня все эти славные времена позади. Крах виртуальной экономики в 2000 году положил конец недолгому процветанию Bipop-Carire. Рыночная капитализация к ноябрю 2001 года сократилась до более скромных $3.6 млрд., прибыль в первой половине 2001 года упала на 70% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, и, как считают аналитики, по итогам года она не превысит $66 млн., а это на 78% меньше, чем в 2000-м. Только за первые девять месяцев 2001 года чистый отток клиентских активов из банка составил $1.5 млрд., а, по оценкам Credit Suisse First Boston, общий доход Bipop-Carire в текущем году по сравнению с прошлым сократится на 16% и составит порядка $937 млн. В довершение всего банк оказался в центре скандала, вызванного тем, что он тайно пообещал 250 своим крупным клиентам гарантированный доход от их инвестиций в размере 4% годовых в обмен на приобретение ими акций банка.

В августе 2001 года генеральный директор банка Бруно Сонцони был вынужден уступить пост своему бывшему заместителю Маурицио Коццолини. Новый руководитель разработал программу реорганизации, предусматривающую, в частности, продажу Azimut, одной из дочерних финансовых компаний. Однако здесь его постигла неудача. Azimut была выставлена на продажу по начальной цене в @1 млрд., но особого интереса это предложение не вызвало, и специалисты считают, что, в лучшем случае, Bipop-Carire получит за нее @500 млн.

Однако при всех своих неудачах Bipop-Carire остается очень ценным приобретением. У банка имеется более 600 отделений и свыше 1 млн. онлайновых клиентов по всей Европе. Потери в электронном банковском бизнесе были в некоторой степени компенсированы увеличением объема клиентских депозитов и продажей страховых продуктов. Большой интерес к Bipop-Carire проявляет кооперативный банк Banca Popolare di Milano, в настоящее время создающий коалицию из нескольких региональных институтов на предмет его совместного приобретения.

Сами кооперативные банки также крепят свои ряды. В середине ноября о своем слиянии объявили Banca Popolare di Verona и Banca Popolare di Novara, объединение которых создаст весьма пристойный по размеру финансовый институт с @50 млрд. активов и рыночной капитализацией в размере @3.3 млрд., действующий на богатом итальянском севере. По числу отделений (порядка 1100) эта структура займет шестое место в Италии.

Итальянские кооперативные банки отличаются тем, что все их акционеры независимо от количества принадлежащих им акций имеют только по одному голосу. Это превращает их приобретение в довольно сложную операцию (в частности, акционерам Novara будет выплачен специальный дивиденд в размере @411 млн.), однако они обладают довольно неплохим потенциалом. В частности, Banca Popolare di Verona получил в прошлом году @205 млн. прибыли и добился 13%-ной доходности акционерного капитала.

В Mediobanca

без перемен

Удивительно, но все изменения, которые сейчас переживает итальянский банковский сектор, до последнего времени практически не касались Mediobanca, некогда самого могущественного инвестиционного банка страны. Mediobanca при своем бывшем президенте Энрико Куччиа создал настоящую империю, состоявшую из нескольких десятков крупных компаний, связанных друг с другом посредством перекрестного владения акциями. Банк, возникший в 1946 году, считался монополистом на итальянском инвестиционном финансовом рынке, мимо которого не проходила ни одна сделка (см. БП № 7 за 2000 год).

Однако со временем в Италию начали проникать международные финансовые компании, бывшие члены "клуба олигархов", управлявшие экономикой страны в 50-70-х годах, уступали места своим преемникам, больше ценившим рыночную эффективность и меньше – личные связи, прежняя практика заключения сделок в узком кругу за закрытыми дверями сменилась открытостью конкурентного рынка. Пока был жив Куччиа, до последнего дня занимавший пост почетного президента, Mediobanca удавалось сохранять некоторое влияние, однако после его смерти 23 июня 2000 года дела банка пошли на спад.

Несмотря на то что Mediobanca переживает нынешний экономический кризис гораздо успешнее большинства инвестиционных банков мира (в частности, в третьем квартале 2000 года его операционная прибыль составила @77 млн., что всего на 17% меньше, чем за тот же период прошлого года), специалисты оценивают его перспективы с изрядным скептицизмом. Большую часть доходов банк получает за счет одного направления деятельности – андеррайтинга итальянских облигаций. В этом году он не участвовал ни в одной крупной сделке по слияниям и поглощениям, и даже старые клиенты Mediobanca все чаще обращаются за консультациями к другим институтам. Банк не имеет представительства за пределами Италии, а с единственным своим иностранным партнером, инвестиционным банком Lazard, руководство Mediobanca насмерть поссорилось в 1998 году. Сейчас итальянский банк поддерживает контакты с небольшим лондонским банком Cazenove, однако срок действия соглашения об обмене аналитическими материалами по акциям истек уже в прошлом году и не был продлен. Единственная удачная операция этого года – продажа за @429 млн. пакета акций группы Montedison – стала следствием разгромного поражения от Fiat, когда-то тесного партнера и союзника Mediobanca, а сейчас ее непримиримого противника.

По мнению многих аналитиков, общее собрание акционеров, состоявшееся 29 октября, должно было завершиться отправкой в отставку 79-летнего президента Франческо Чингано и 64-летнего генерального директора Винченцо Мараньи. Оба они показали свою полную неспособность модернизировать Mediobanca и превратить его в современный инвестиционный банк с интенсивными международными контактами и рыночными подходами. В качестве их преемников уже назывались бывший генеральный директор итальянского казначейства Марио Драги, один из инициаторов финансовой реформы в стране, и бывший директор Mediobanca Джерардо Браджотти, в 1998 году вынужденный уйти из банка из-за несогласия с командой Мараньи.

По словам одного банкира, назначение на высшие посты Драги и Браджотти было бы идеальным вариантом для Mediobanca, однако… оно не состоялось. Крупнейшие акционеры, которым принадлежат 58% акций банка, не смогли договориться между собой. По сведениям итальянской и международной прессы, вето на смену руководства наложил UniCredito Italiano, владеющий 9.5% акций Mediobanca. Кандидатуры Драги и Браджотти были предложены альянсом Fiat и Banca di Roma, и в UniCredito испугались, что это приведет к снижению их собственного влияния в Mediobanca.

Таким образом, команда Мараньи-Чингано получила последний шанс для преобразования Mediobanca в более современный финансовый институт. По словам Мараньи, он работает над новым планом развития, где во главу угла поставлено расширение международных связей. В частности, не исключается восстановление контактов с Lazard, который сейчас переживает болезненную реорганизацию, направленную на изменение архаичной системы собственности и управления. В состав новой дирекции Mediobanca был даже включен Энтони Бернхайм, бывший партнер в Lazard.

Впрочем, по мнению специалистов, у Mediobanca есть только три возможных пути дальнейшего развития. Консервация существующего положения вещей приведет лишь к тому, что банк вскоре тихо скончается в силу "естественных" причин, растеряв весь свой бизнес. Более оптимистичный вариант предусматривает его возрождение в качестве инвестиционного банка средней руки (наподобие лондонских торговых банков). Наконец, Mediobanca может оказаться объектом поглощения со стороны более крупной европейской финансовой группы, причем, наиболее ценным его активом аналитики считают не связи и влияние на итальянском рынке, а 15% акций крупнейшей страховой компании Италии Assicurazioni Generali. Так что не исключено, что Mediobanca закончит свой славный путь "пустышкой" – холдинговой компанией, чья единственная функция заключается во владении чужими акциями.

Иногда компания умирает вместе со своим основателем.

Виталий Шимкович, по материалам Financial Times, La Stampa, BBC News

 
© агенство "Стандарт"