журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №6, 2001
Приложения к статье
Действующие и планируемые антидемпинговые ограничения в странах Северной Америки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Полуобанкротившаяся промышленность

Неблагоприятная ситуация на американском рынке стали перерастает в мировую проблему

Будучи крупнейшим в мире импортером стали, США во многом определяют ситуацию на мировом рынке в целом. Сегодня она явно не благоприятна. Экономический спад в США и перепроизводство в прошлом году привели к затовариванию рынка и падению цен, снова активизировав деятельность стального лобби и вызвав подачу новых антидемпинговых исков. Поставки стали из-за рубежа, превышавшие в середине прошлого года 2,5 млн. т в месяц, снизились до менее 1,8 млн. т, однако это не остановило новых апелляций к правительству со стороны американских компаний. На повестку дня снова поставлен вопрос о введении масштабных ограничений импорта стали, хотя пока нет согласия в том, какими они будут. Американская сталелитейная отрасль разделена на две группы корпораций с различными (в некоторых аспектах и противоположными) интересами. Вероятный поворот США к политике протекционизма крайне болезненно воспринимается в странах-экспортерах, особенно резкую позицию занимает ЕС. В качестве альтернативы европейские специалисты призывают к оптимизации мирового производства и объемов торговли сталью с целью предотвращения глобальных кризисов.

Кризис национального

масштаба

Принято считать, что неприятности американской сталелитейной промышленности начались в 1997 году, когда азиатский финансовый кризис привел к переориентации мировых экспортных потоков. С 1996 по 1998 год потребление импортной стали в странах АСЕАН упало, примерно, на 12 млн. т в год, и большая часть высвободившейся продукции оказалась на американском рынке. Если в середине 90-х годов импорт стали в США составлял порядка 25-25,5 млн. т (метрических) в год, то в 1998 году в страну были ввезены рекордные 37,6 млн. т, а в следующие два года этот показатель составил, соответственно, 32,4 млн. и 34,4 млн. т.

К этому еще следует прибавить собственное производство, достигшее в прошлом году 101,5 млн. т нерафинированной стали и 99,4 млн. т готовой продукции – один из самых высоких показателей за всю историю страны. Даже при высоких темпах роста экономики страны в 1997-1999 годах на рынке стали ощущалось перепроизводство (особенно значительным оказался избыток горячеоцинкованной листовой продукции, так как американские компании с 1995 года ввели в строй производственные мощности общим объемом более 5 млн. т), а, когда во второй половине 2000 года начался спад, последствия оказались просто разрушительными. В июле 2000 года на складах торговых компаний скопилось около 8,25 млн. т стальной продукции, которая перестала находить себе сбыт. Посредством массированных распродаж к началу мая 2001 года этот показатель был снижен до около 7,26 млн. т, но, по большому счету, это привело только к ускорению падения цен.

Американским компаниям пришлось резко сокращать производство. За январь-апрель 2001 года снижение выпуска нерафинированной стали в Северной Америке составило 14% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Одновременно резко упал и импорт, но это не смогло предотвратить второй волны банкротств в отрасли (первая волна относится к аналогичному кризису 1998-1999 годов). Количество потерпевших крах американских металлургических компаний к концу весны 2001 года достигло 20, причем, в их число вошла и четвертая по величине сталелитейная корпорация страны LTV Steel, занимающая, кроме того, первое место в США по производству труб (отметим несколько анекдотические обстоятельства банкротства компании Heartland Steel, начавшей выпуск продукции лишь в прошлом году, которая не смогла расплатиться с долгами из-за … постоянных отказов автоматизированной системы управления производством). В письме, переданном представителями сталелитейной отрасли президенту Бушу спустя несколько недель после его инаугурации, вообще указывалось, что при отсутствии положительных изменений до 70% компаний сектора могут обанкротиться к концу лета 2001 года. Это, конечно, следует считать перебором, но неблагоприятные ожидания, бесспорно, имеют место быть.

Сегодня многие американские специалисты рассчитывают на возобновление экономического роста во втором полугодии, однако однозначных признаков подъема пока нет. Повышения цен на сталь, анонсированные национальными сталелитейными компаниями во втором квартале, удались лишь частично, главным образом, в тех секторах, где предложение было искусственно ограничено введением антидемпинговых пошлин на импортную продукцию. При этом, нет никакой уверенности, что аналогичные действия, запланированные на третий квартал, принесут больший успех. Некоторые торговые компании США, отмечающие по-прежнему высокий объем резервов, склоняются к тому, чтобы 2001 год "списать" целиком в убыток. Как говорит Майкл Кёркси, генеральный директор крупнейшей в стране трейдерской компании Metals USA, в ближайшие месяцы следует продолжать агрессивную распродажу складских запасов, с тем чтобы быстро восстановить прежние объемы прибыли в будущем году, когда рыночная ситуация улучшится.

Пессимистичных взглядов придерживаются и некоторые потребители. В частности, Ричард Вагонер, президент и генеральный директор корпорации General Motors, выступая 14 мая на ежегодной конференции American Iron & Steel Institute (AISI), заявил, что автомобильная отрасль страны по-прежнему находится в депрессии и не известно, когда она из нее выйдет. В качестве утешения Вагонер смог привести только то, что администрация Буша готовится пересмотреть стандарты топливной экономии (это в условиях острого энергетического и бензинового кризиса в США!?), а поэтому, якобы, американские автомобильные корпорации будут иметь меньше стимулов для снижения веса автомобилей, а, значит, замены стали более легкими конструкционными материалами.

Впрочем, апелляция к правительству не случайна. Иронично, но в насквозь рыночной Америке, всячески пропагандирующей ценности открытой экономики за рубежом, сталелитейная промышленность пользуется масштабной государственной поддержкой, уповая на то, что государство защитит ее от всех бед. Правда, надо отметить, эта картина не столь однозначна, как кажется на первый взгляд.

Два мира

Вообще сталелитейная промышленность США производит двойственное впечатление. В ней, почти не пересекаясь, существуют две группы компаний, работающих в принципиально разных условиях и имеющих чуть ли не противоположные интересы. И все разговоры о кризисе в американской металлургической отрасли относятся, за незначительными исключениями, только к одной из этих групп.

Нет сомнений, что в целом сталелитейную отрасль в США трудно назвать неэффективной. В стране существует большое число современных заводов, оснащенных совершенным оборудованием с высокой степенью автоматизации и выпускающих высококонкурентную продукцию, отвечающую жестким требованиям обрабатывающей промышленности (в частности, см. статью на стр. 54). Трудозатраты на выпуск одной короткой тонны стали (907 кг) сократились от более 11 часов в 1975 году до менее 4 в наши дни.

Несмотря на все проблемы отрасли ряд американских сталелитейных компаний продолжают получать высокие прибыли. В частности, крупнейший в мире неинтегрированный производитель стали компания Nucor в 2000 году получила рекордную прибыль в размере $311 млн. при объеме продаж $4,6 млрд. соответственно по сравнению с $245 млн. и $4,0 млрд. в 1999 году. Так же успешно действовала в прошлом году и AK Steel, пятая по величине сталелитейная компания США (заметим: интегрированный производитель). Объем продаж AK Steel увеличился от $4,28 млрд. в 1999 году до $4,52 млрд. в 2000-м, а чистый доход возрос почти вдвое и составил $132,4 млн. При этом, следует отметить, что по ассортименту продукции AK Steel существенно отличается от прочих крупных американских компаний, производя значительный объем дорогой продукции, менее подверженной спадам. В частности, AK Steel – крупнейший в США производитель плоскокатаной нержавеющей стали (около 1 млн. т в год), а из 5,9 млн. т ее листовой углеродистой стали большая часть приходится на материал с покрытием, а также электросталь.

И Nucor, и AK Steel, при этом, как правило, отчетливо дистанцируются от крикливых кампаний стального лобби. Например, Nucor за всю историю лишь дважды принимала участие в подаче антидемпинговых исков (широкополочные балки в 1999 году и горячекатаные рулоны в 2000-м), а AK Steel в этом году вообще вышла из состава AISI, играющего роль координационного центра для сторонников всемерного ограничения импорта стали. Обе компании, а также другие эффективные производители стали в стране резко выступают против предложений стального лобби о предоставлении государственной финансовой помощи бедствующим корпорациям, справедливо полагая, что такая мера ущемляет тех, кто может работать эффективно.

Однако корпорации, подобные Nucor и AK Steel, пока не имеют в американской сталелитейной промышленности решающего голоса. Главенствуют в ней компании со славным прошлым, обширнейшими связями в политических кругах, но с довольно печальным настоящим. Для них государственная поддержка давно превратилась в наркотик, отказ от которого чреват болезненной "ломкой".

По большому счету, роль "злого гения" для большинства американских сталелитейных компаний играют профсоюзы. Согласно местному законодательству корпорации обязаны выплачивать своим бывшим сотрудникам щедрые пенсии и оплачивать им дорогие медицинские страховки. Большинство компаний, обанкротившихся в последние три года, потянули на дно именно эти расходы. Например, у LTV Steel обязательства только по медицинским и страховым платежам для бывших работников превышают $1,5 млрд., а пенсионным фондам компания задолжала еще около $1 млрд.

Как полагают американские специалисты, наличие подобного балласта мешает консолидационным процессам в отрасли (кроме того, профсоюзы требуют, чтобы слияния не приводили к сокращению рабочих мест, что практически полностью обесценивает их эффективность). Не зря US Steel, рассмотрев несколько американских вариантов, склонилась к приобретению VSZ Steel в Словакии. Корпорация Nucor уже несколько лет намеревается приступить к поглощениям в США (например, в мае ее руководство сообщило, что планирует приобретения в секторе конструкционной стали с целью доведения совокупных производственных мощностей от нынешних 13,15 млн. до около 18 млн. т в год), но все это пока остается лишь намерениями.

Правда, следует указать, что определенные сдвиги в этом направлении все-таки происходят. Так, небольшой интегрированный производитель листовой стали компания WCI Steel, вероятно, приобретет производственные мощности обанкротившейся Acme Steel, имеющей сходный ассортимент продукции. Однако на общем фоне это можно считать исключением. Стальное лобби, представляющее большинство сталелитейных корпораций США, продолжает рассчитывать исключительно на государственную поддержку.

Избыточная защита

Представители сталелитейной отрасли концентрируют свои усилия на двух направлениях – финансовая поддержка проблемных предприятий и дальнейшее ограничение импорта. Впрочем, сокращение ввоза "в силу естественных причин" (низких цен и антидемпинга) нисколько не снизило накала антиимпортной кампании. Как заявляют представители стального лобби, наличие огромного объема избыточных мощностей в мировой сталелитейной промышленности (называется фантастические цифры порядка 240 млн. т в год) оказывает непрерывное давление на американский рынок, заставляя местные компании искусственно поддерживать низкие цены под угрозой затопления импортной продукцией. Кроме того, даже снизившиеся объемы ввоза якобы продолжают наносить ущерб американским компаниям, так как импортная сталь все равно предлагается по неоправданно низким ценам, а прошлогодние ее запасы по-прежнему заполняют склады в портах США.

В целом стальное лобби продолжает пользоваться немалым влиянием в правительственных кругах. Как ожидается, в июне или июле этого года президентская администрация США выступит с новым планом помощи национальной сталелитейной промышленности. Однако пока не совсем ясно, что именно будет включать этот план. Отсутствие единства в отрасли сейчас проявляется наиболее наглядно, и каждая группа отстаивает свои интересы.

Наиболее простое и вместе с тем радикальное предложение выставляет крупнейший отраслевой профсоюз United Steelworkers. С его подачи в Конгресс был передан проект так называемой "резолюции 808", предполагающей введение сбора с продаж в размере $10 на каждую короткую т стали и установление сроком на 5 лет всеобъемлющей системы квотирования импорта, покрывающей, помимо готовой стальной продукции, полуфабрикаты и даже железную руду. Средства, полученные от сбора с продаж (более $1 млрд. в год) предложено направить на финансовую поддержку компаний, в частности, для облегчения им выплат по социальным статьям. По мнению наблюдателей, вероятность принятия этого плана стремится к нулю.

Представители отрасли, в основном, выступают за применение в вопросах импорта стали ст. 201 внешнеторгового законодательства США, предусматривающей введение всеобъемлющей тарифно-квотной системы в том случае, когда импорт наносит вред национальной промышленности, или даже ст. 203 (то же самое, но данная отрасль национальной промышленности является ключевой для национальной безопасности). Правда, опыт применения ст. 201 к импорту катанки носит, скорее, негативный характер (иностранные экспортеры начали в ответ наращивать объемы поставок, чтобы успеть попасть в беспошлинную квоту), но предложить что-либо иное вряд ли возможно (и в этом сходятся почти все). Но вот в деталях интересы сторон довольно существенно расходятся.

Больше всего споров вызывает вопрос о правомерности включения в ограничительную систему полуфабрикатов. Интегрированные производители стали требуют распространить и на них все положения тарифно-квотной системы (о железной руде, судя по всему, речь не идет; она, очевидно, будет исключена), в то время как компании, пользующиеся покупными полуфабрикатами, естественно, хотели бы сохранить доступ к дешевой импортной продукции (см. ММ № 5).

Затем не ясно, как нарастающая волна протекционизма будет сосуществовать с международными обязательствами США. В середине мая представители сталелитейных компаний из США, Канады и Мексики организовали беспрецедентную встречу в рамках блока НАФТА. Они пришли к полному согласию в том, что североамериканский рынок стали нуждается в защите от нечестной конкуренции из-за рубежа, обсудили возможные последствия введения американцами тарифно-квотной системы, но так и не пришли ни к чему конкретному.

Представители торговых компаний, интересы которых защищает Steel Service Center Institute (SSCI), в целом не возражают против использования ст. 201, но обращают внимание на то, что национальная промышленность удовлетворяет потребности страны в стали, примерно, на 25%, поэтому ограничение импорта может привести к появлению дефицита на некоторых рынках после возобновления экономического роста. В связи с этим SSCI требует обязательного создания так называемой "системы быстрого реагирования", которая могла бы отслеживать торговые потоки и оперативно выдавать разрешения на сверхлимитный импорт стальной продукции в необходимых случаях.

Конгрессмен Фил Энглиш из штата Пенсильвания предложил создать такой механизм посредством введения системы импортных лицензий подобно существующей сейчас в Канаде. Благодаря ей и государство, и компании могут быть в курсе всех колебаний объемов импорта и принимать своевременные действия по его корректировке. В поддержку этого предложения дружно (совершенно небывалый случай!) высказались все без исключения производители стали в США и торговые компании, которые уже давно мечтают о подобной схеме. Однако эта благая идея столкнулась с жестким противодействием со стороны американского министерства торговли. Чиновники министерства опасаются, что внедрение подобной системы для стали вызовет аналогичные требования со стороны других отраслей, где также ощущается воздействие импорта, а это приведет к перегрузке в работе.

Еще больше разногласий вызывает идея финансовой помощи предприятиям отрасли. Крупные интегрированные корпорации, обремененные миллиардными обязательствами по социальным статьям, бесспорно, полностью поддерживают такой вариант, в то время как компании, не имеющие подобных затрат, яростно возражают против попытки облегчить жизнь их конкурентам. Сенатор Джей Рокфеллер от штата Западная Вирджиния предложил компромиссный план, согласно которому продажи стали в стране облагались бы 2%-ным налогом для покрытия социальных расходов сталелитейных компаний исключительно в ходе слияний и поглощений, что ускорило бы процесс консолидации в отрасли. Однако и это предложение подверглось жесткой критике со стороны независимых прокатных компаний. Разгневанный генеральный директор Ipsco Роджер Филлипс даже обозвал Рокфеллера социалистом.

Что верно, то верно: в США значительная часть сталелитейной промышленности и в самом деле представляет собой остров социализма в капиталистической экономике.

Альтернативы

За пределами США все инициативы американских промышленников и законодателей встречаются с чувством острого беспокойства. Введение антидемпинговых пошлин на различные виды стальной продукции (см. таблицу на стр. 43) уже нанесло значительный ущерб сталелитейной промышленности таких стран как Россия, Украина, Япония, Индия, Таиланд, Индонезия. Дальнейшее ограничение импорта стали в США сужает и без того недостаточно емкий мировой рынок, оказывая дополнительное давление на цены. По своей обычной привычке американцы намерены решить за счет остального мира свои внутренние проблемы, в нагромождении которых сами принимали весьма активное участие.

Основную оппозицию американским планам сейчас составляет Европейский Союз. Страны ЕС, во-первых, сами экспортируют значительные объемы стали в США, так что принятие тарифно-квотной системы ударяет и по их интересам. Во-вторых, европейцы не без оснований опасаются, что сталь из СНГ и стран Азии, отлученная от американского рынка, с большой степенью вероятности найдет приют в Западной Европе. В-третьих, наконец, ЕС – единственная сила в современной мировой экономике, которая может разговаривать со США почти на равных.

В середине мая Европейская комиссия в специальном заявлении, адресованном властям США, отметила свою крайнюю озабоченность возможностью введения односторонних ограничений на импорт стали. Еще до этого европейский комиссар по торговле Паскаль Лами угрожал в случае принятия такого плана оспорить его законность в ВТО, которая пока не склонна становиться в таких вопросах на сторону США. Согласно правилам ВТО применение подобных всеобъемлющих ограничений оправдано, когда вся национальная промышленность сталкивается с проблемами, внесенными импортом. Однако в США есть компании (скажем, те же Nucor и AK Steel), которые успешно преодолевают трудности. Таким образом, речь идет о запрещенной ВТО избирательной протекционистской поддержке неэффективных предприятий.

По словам Дитриха фон Хюльсена, генерального директора европейской ассоциации Eurofer, в 1997-2000 годах США и ЕС столкнулись с одной и той же проблемой. При этом, если в США увеличение импорта готовой стальной продукции за этот период составило около 6 млн. т (20,5% по сравнению с докризисным уровнем), то ЕС в эти годы вообще превратился из нетто-экспортера в нетто-импортера, расширение ввоза составило около 11 млн. т (66,8%). Тем не менее, европейская сталелитейная промышленность успешно справилась с этой проблемой благодаря консолидации, рационализации производственных мощностей и подъему эффективности производства.

Как указано в заявлении Европейской комиссии, проблемы американской сталелитейной отрасли заключаются не в импорте, а в неудовлетворительном законодательстве, заставляющем компании выплачивать неподъемные суммы по социальным обязательствам, а также в нерациональной структуре промышленности. Частичную ответственность европейцы возлагают и на власти отдельных штатов и местные администрации, которые часто субсидируют расположенные на их территории сталелитейные заводы для сохранения рабочих мест. Различные программы типа "Покупайте американское" (в частности, для выполнения государственных заказов запрещено использовать импортную сталь) и государственные гарантии по займам также развращают американские компании и препятствуют принятию мер повышения их конкурентоспособности.

Эта точка зрения практически совпадает со взглядами американских трейдеров и потребителей стали, группирующихся вокруг American Institute of International Steel (AIIS). Как считает директор AIIS Дэвид Фелпс, президентская администрация может и в самом деле оказать национальной сталелитейной отрасли реальную помощь, но не через ущемление свободы торговли или поддержку несостоятельных предприятий, а подлинно рыночными мерами. AIIS выступает за введение налоговых послаблений для компаний отрасли (например, разрешения ускоренной амортизации) и создание системы стимулов, облегчающих объединения корпораций и выведение из строя нерентабельных мощностей.

Европейские и американские аналитики опровергают также утверждения стального лобби о наличии огромного перепроизводства стали в глобальном масштабе. По данным Thyssen Inc., американского филиала германской корпорации Thyssen Krupp, исследовательских компаний World Steel Dynamics и Bradford Research, полная производственная мощность мирового сталелитейного сектора (т.е. максимум того, что могут выплавлять металлургические компании, если они планируют произвести максимум продукции) в 2000 году составляла около 900 млн. т в год, что на 50-55 млн. т превысило реальный уровень производства нерафинированной стали. Это не имеет ничего общего с теми 240 млн. т, о которых говорят американские лоббисты, которые, похоже, учитывают абсолютно все мощности, находящиеся на балансах компаний, включая китайские доменные печи времен "большого скачка".

Проблема всемирного масштаба

Правда, это не отрицает тот факт, что на мировом рынке стали и в самом деле существует перепроизводство. Прекращение роста выпуска продукции в феврале (см. ММ № 4) оказалось не тенденцией, а единичным фактом, и по итогам первых четырех месяцев 2001 года мировое производство стали в 63 странах, подающих сведения в International Iron & Steel Institute (IISI), составило 273,7 млн. т, превысив на 0,7 млн. т абсолютный рекорд прошлого года. Больше всех добавили в общую копилку Индия и страны Восточной Азии (за исключением государств АСЕАН, которые данных о себе не представляют), увеличившие объем выплавки нерафинированной стали на 5,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Один только Китай дал 9%-ный рост.

Такое развитие событий ставит под вопрос перспективы роста мировых цен на сталь во второй половине 2001 года, что вызывает реальную негативную реакцию со стороны крупнейших компаний отрасли. Директор германской компании Salzgitter Михаэль Пфитцнер на состоявшемся во второй половине мая конгрессе Eurometal в Люксембурге выступил с критикой в адрес производителей стали, в связи с тем что они слишком медленно реагируют на колебания экономического цикла, продолжая бездумно наращивать производство, даже когда ясно, что спрос падает, а склады переполнены нереализованной продукцией.

На том же конгрессе аналогичные претензии высказал и президент швейцарской компании Duferco Бруно Больфо, удивляясь тому, что "компании начинают сокращать производство только тогда, когда цены уже рухнули до предела, реальное потребление снизилось, а запасы на складах достигли максимума". Спрос на сталь подвержен более серьезным колебаниям, чем экономика в целом, и на компании сектора влияет слишком большое число внешних факторов, которые они не в состоянии контролировать.

Участники мирового рынка стали уже давно стремятся умерить колебания цен (если уж нельзя вовсе избежать скачков спроса). В частности, речь идет о создании системы раннего предупреждения, чем сейчас занят комитет по стали ОЭСР (см. ММ № 1). Ее обещают представить публике в сентябре этого года.

Однако уже есть примеры того, как сталелитейные компании манипулируют объемами выпуска с целью удержания или подъема цен. Такую политику в последние годы проводят японские компании, использующие в качестве ориентира данные об объемах готовой продукции на складах. Правда, если японские корпорации имеют возможность действовать согласованно (хотя и независимо), в Европе или США подобные действия, вероятно, вызовут возражения со стороны антимонопольных органов. По мнению Бруно Больфо, Европейская комиссия должна несколько смягчить ограничения для сталелитейных компаний, разрешив им согласованные изменения объема производства. В конце концов, все же это делается ради благой цели!

Правда, даже при наличии системы контроля спроса и возможности манипулирования объемами производства (достижимого, например, в новых транснациональных группах наподобие европейской NewCo или японского объединения NKK-Kawasaki), применение этого механизма, очевидно, будет ограничено развитыми странами. Пока что трудно поверить, что китайские, российские или украинские компании будут заранее снижать объемы производства, дабы предотвратить грядущий спад на мировом рынке, поэтому колебаний цен на сталь в ближайшие несколько лет, очевидно, избежать не удастся.

Заседание продолжается

Тем временем, за подобными разговорами, все в мире продолжает идти своим чередом. Несмотря на глобальные планы ограничения импорта американские компании традиционно сражаются с конкурентами в рамках антидемпинговых ограничений. Так, 22 мая несколько корпораций, возглавляемых Nucor, американо-японским СП Nucor-Yamato и TXI-Chaparral, подали антидемпинговый иск против производителей широкополочных балок из 8 стран: Германии, Испании, Италии, Китая, Люксембурга, Тайваня, России и ЮАР. После того как в 1999 году были введены антидемпинговые пошлины на балки из Японии и Кореи, на данные страны пришлась большая часть зарубежных поставок этой продукции на американский рынок. Жалобщики оценили демпинговые разницы в 35-160%.

Примечательно, что одним из них оказалась компания Northwestern Steel & Wire, которая 20 мая остановила производство на собственном заводе с годовой производительностью 1,54 млн. т катанки и профилей из-за банкротства. В прошлом году она произвела 295 тыс. т широкополочных балок размером от 6 до 18 дюймов, будучи единственной компанией такого профиля на Среднем Западе США. По мнению специалистов, непосредственного влияния на рынок балок банкротство Northwestern не окажет по причине прогнозируемости этого события и общего спада в строительной отрасли США, но ближе к концу года эффект может стать довольно заметным.

В обычных условиях объем потребления широкополочных балок в Северной Америке (главным образом, в США) составляет около 5,5 млн. т, но из-за экономического спада в этом году он снизится до не более 5,07 млн. т, а в 2002-м, по прогнозу компании TradeArbed, дойдет до 5,26 млн. т. Из этого количества собственно американское производство, без учета Northwestern, специалистами TradeArbed оценивается в 4 млн. т, а оставшийся объем должен заполняться импортной продукцией. В 2000 году импорт широкополочных балок в США составил 1,18 млн. т, но в текущем вследствие низких цен, переполнения складов и антидемпинговых пошлин этот показатель, как ожидается, снизится до порядка 450 тыс. т. Между тем, в будущем году американским потребителям понадобится, как минимум, 1 млн. т импортных широкополочных балок, что в условиях действия антидемпинговых пошлин против крупнейших производителей может быть проблематичным.

Между прочим, в конце 1999 года американский рынок уже испытывал период острого дефицита балок крупных размеров. После возбуждения антидемпингового иска против компаний из Японии, Кореи, Испании и Люксембурга (из европейских компаний под удар попали Arbed и ее испанская дочерняя компания Aceralia) все фигуранты прекратили экспорт этой продукции в США. Тогда Arbed удалось избежать пошлин, но возобновление поставок потребовало нескольких месяцев, в течение которых американский рынок буквально задыхался в тисках дефицита. В то же время, американские компании, успешно устранившие конкурентов, вдруг выяснили, что просто не могут поднять цены выше определенного предела, так как в таком случае потребители просто отказались бы от их товара в пользу иных материалов. Вполне вероятно, что в 2002 году ситуация повторится.

Впрочем, определенной категории людей свойственно постоянно наступать на одни и те же грабли.

Виталий Шимкович,
по материалам Metal Bulletin, Metal Bulletin Monthly, iSteelAsia.com, MetalSite.net

 
© агенство "Стандарт"