журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

КОМПАНИИ И РЫНКИ

ТЕХНОЛОГИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №6, 2001

ТЕМА НОМЕРА

От инвестиций – к внешней торговле

Перспективы сотрудничества австралийской сталелитейной отрасли с азиатскими партнерами

Предполагаемое слияние корпорации ВНР с компанией Billiton и окончательная потеря ее сталелитейными подразделениями статуса профилирующих положат, вероятно, конец политике ВНР по наращиванию инвестиций в металлургическую отрасль стран Юго-Восточной Азии. Перспективы зарубежных предприятий корпорации на сегодняшний день продолжают оставаться туманными и неопределенными, хотя региональная торговля с Австралией, как представляется, будет и в дальнейшем расширяться. Судя по всему, Австралия из инвестора превращается в поставщика для стран АСЕАН.

"Ненужные" достижения

Проникновение австралийской сталелитейной отрасли в Юго-Восточную Азию началось еще в 1965 году, когда ВНР через дочернюю компанию John Lysaght впервые обозначила свое присутствие в регионе, построив в Сингапуре завод по профилировке листовой стали. Сегодня BHP Steel достаточно широко представлена в регионе, хотя, возможно, и не в таких масштабах, как это предполагалось менее десяти лет назад. В то время BHP действительно ориентировалась, в основном, на производство стали, и многие считали ее сталелитейной компанией, проявляющей также интерес к полезным ископаемым и нефти. При этом, не все обращали внимание на то, что основную часть доходов ВНР получала как раз от операций с нефтью и полезными ископаемыми, а ее подразделение по выпуску стали требовало инвестиционных вливаний, эквивалентных ежегодной прибыли, с тем чтобы оставаться конкурентоспособным.

После прошлогодней смены власти в корпорации и анонсированного в апреле 2001 года слияния с британской группой Billiton (см. ММ № 4) выяснилось, что сталь в ВНР окончательно отошла на задний план. Причем, настолько, что к концу следующего года, как ожидается, корпорация вообще прекратит ее выплавку. ВНР, создав на базе своего подразделения по выпуску длинномерной продукции отдельную компанию OneSteel, намерена поступить аналогичным образом и с другими принадлежащими ей сталелитейными объектами, планируя провести эти мероприятия в самые сжатые сроки.

Эти действия корпорации представляют собой радикальные перемены в стратегии ВНР, которая была провозглашена в начале 90-х годов и предполагала создание в лице ВНР многофункционального производителя стали с ориентацией на поставки в Юго-Восточную Азию и страны Тихоокеанского бассейна. Концепция заключалась в строительстве в этих регионах заводов по профилировке листового металла в интересах обслуживания местных строительных отраслей и последующем возведении в непосредственной близости от рынков сбыта отдельных предприятий для применения на них технологии литья тонкой полосы. Еще до обнародования этой стратегии ВНР успела построить в регионе ряд объектов по профилировке листовой стали, для которых предварительно окрашенный и оцинкованный субстрат поступал из Австралии.

Сегодня ВНР имеет по три завода по профилировке листовой стали в Индонезии и Малайзии, по два – в Таиланде и Вьетнаме, по одному – в Сингапуре и Брунее. Большинство из них – совместные предприятия с участием местных партнеров, хотя в каждом из них ВНР владеет контрольным пакетом акций.

Не следует забывать и о давно сложившихся тесных взаимоотношениях между корпорацией BHP Steel и индонезийской компанией Krakatau Steel. В 1994 году BHP Steel в сотрудничестве с тогда еще государственной компанией Krakatau Steel построила в Индонезии линию по нанесению покрытий из цветных металлов (цинк-алюминий) мощностью 100 тыс. т в год и линию по красочному покрытию мощностью 25 тыс. т в год. Наряду с этим ВНР поддерживает давние партнерские контакты и с малазийской сталелитейной отраслью, открыв еще в 1960 году здесь свое представительство по продаже стали и построив также предприятие по профилировке листового металла. Затем, в подтверждение своих намерений играть ведущую роль в Юго-Восточной Азии, она ввела в эксплуатацию линии по нанесению металлических (цинк-алюминий) и красочных покрытий мощностью, соответственно, 150 тыс. и 60 тыс. т в год в Капаре к югу от столицы Малайзии Куала-Лумпуре.

Последний ход

Последний крупный проект ВНР в Юго-Восточной Азии – строительство недалеко от таиландской столицы Бангкока стана холодной прокатки и линии травления производительностью 350 тыс. т в год, а также линий по металлическому и красочному покрытию мощностью, соответственно, 150 тыс. и 60 тыс. т в год. К сожалению, время для этих мероприятий было выбрано не совсем удачно. Предприятия были введены в эксплуатацию в 1997 году как раз накануне экономического кризиса в Азии. И хотя регион восстановился после экономической катастрофы несколько быстрее, чем ожидалось, эти линии практически никогда не работали на полную мощность. Даже сегодня они так и не достигли запланированного минимального уровня прибыли на инвестированный капитал.

Понеся значительные потери в Таиланде, ВНР предприняла еще несколько авантюр, в частности, купив американскую компанию Magma Cooper и сделав попытку приобрести завод по выпуску горячебрикетированного железа (HBI) в Порт-Хедланде (Западная Австралия). Обе они принесли только убытки, непосредственным результатом которых оказалась смена руководства ВНР в 1998 году. Новым главой корпорации стал американец Пол Андерсон, решивший развивать горнодобывающую деятельность в ущерб сталелитейному производству. Сегодня очень трудно предугадать, как новые управленцы оставшейся к настоящему времени части BHP Steel поступят с ее активами в Юго-Восточной Азии в конце следующего года, когда деятельность ВНР в качестве производителя стали будет постепенно сворачиваться.

С точки зрения здравого смысла, новое руководство корпорации, вероятно, сохранит эти активы в своей собственности, по крайней мере в ближайшее время, поскольку, например, мощность ее сталелитейного завода Port Kembla значительно превосходит спрос на продукцию на местном рынке, а зарубежные обрабатывающие предприятия остаются надежными источниками экспортных доходов. Однако в долгосрочной перспективе подобные расчеты могут и не оправдаться. Действуя самостоятельно, "новая" BHP Steel уже не сможет пользоваться поддержкой всей группы. Инвесторы, в свою очередь, рано или поздно начнут требовать получения приличных доходов на вложенные ими средства, а их обеспечение в сегодняшних сложных рыночных условиях будет очень затруднено. Предполагается, что, если объекты в Юго-Восточной Азии не оправдают надежд руководства BHP Steel, то они будут проданы и компания сосредоточит свое внимание на операциях внутри Австралии. Такой же сценарий возможен и в отношении полностью принадлежащей BHP корпорации New Zealand Steel, которая уже на протяжении многих лет никак не может выйти на приемлемый уровень доходности.

По данным ВНР, линии по нанесению покрытия в Таиланде, Малайзии и Индонезии функционируют в настоящее время на 50% своей мощности. Тем не менее, такая ситуация рассматривается как серьезный шаг вперед по сравнению с тем, что происходило на этих предприятиях в период экономического кризиса в Азии в 1997-1999 годах. Ожидается, что сталелитейная отрасль Юго-Восточной Азии сохранит свои тесные отношения с Австралией. Об этом, например, свидетельствует то, что австралийская компания Simsmetal продолжает оставаться крупнейшим поставщиком лома в страны АСЕАН.

Тем временем, торговля сталью между Австралией и странами АСЕАН тоже расширяется. По последней официальной информации австралийского правительства, в 1999 году Австралия экспортировала в регион 594 тыс. т стали, или около 20% от общего объема экспорта, который превысил за тот период 3 млн. т.

Плюсы и минусы

Хотя данные за 2000 год по экспортно-импортным операциям со сталью в Австралии пока не обнародованы, многие аналитики ожидают, что они превзойдут показатели предыдущего года. Хотя, конечно, все познается в сравнении. В 1999 году экспорт австралийской стали в Индонезию составил 167 тыс. т (в 1998 году – только 52 тыс. т), но этому показателю еще очень далеко до рекордной цифры в 308 тыс. т, достигнутой в 1997 году. Впрочем, подобного уровня спроса в ближайшее время на металл из Австралии никто в Юго-Восточной Азии и не прогнозирует. Экспорт в Малайзию тоже снизился от 274 тыс. т в 1997 году до 87 тыс. т годом позже. В 1999 году он несколько улучшился – 117 тыс. т. Поставки в Сингапур также продолжали падать (от 70 тыс. т в 1998 году до 57 тыс. т в 1999 году), хотя эта страна менее остальных пострадала от азиатского экономического кризиса. Не обошла стороной подобная тенденция и Филиппины: экспорт австралийской стали в это государство сократился от 88 тыс. в 1998 году до 57 тыс. т годом позже.

Что касается импорта, то в 1999 году Австралия ввезла в страну рекордное количество стали – 1,33 млн. т (из этого объема из стран АСЕАН было поставлено 123 тыс. т). После этого, правда, показатели импорта начали резко падать в связи с прошлогодним снижением курса австралийского доллара по отношению к американскому. Крупнейшим поставщиком оказалась Малайзия (55 тыс. т), за нею следовали Таиланд (38,5 тыс. т), Индонезия (22,7 тыс. т) и Сингапур (6,7 тыс. т).

При этом, существенно возросли по сравнению с 1998 годом показатели импорта длинномерной стальной продукции из Юго-Восточной Азии в Австралию. Так, например, в 1999 году импорт таких изделий из Таиланда увеличился на 250% по сравнению с предыдущим годом (6 тыс. т), а из Малайзии – на 95%. Вместе с тем, в последнее время объем этих операций существенно сократился из-за падения курса австралийского доллара, что, безусловно, благоприятствует национальным производителям стали.

Олег Зайцев,
по материалам Metal Bulletin Monthly

 
© агенство "Стандарт"