журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
рубрики
ТЕМА НОМЕРА

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

РЫНОК ЧЕРНЫХ МЕТАЛЛОВ

РЫНОК ЦВЕТНЫХ МЕТАЛЛОВ

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металлы мира" – №11, 2001
Приложения к статье
Таблица 1

ТЕМА НОМЕРА

Очевидный ущерб

Комиссия по международной торговле США постановила,
что около 80% американского импорта стали наносят ущерб национальной промышленности

Расследование по импорту стали, проведенное американской Комиссией по международной торговле (ITC) по поручению президента Буша, завершилось тем, к чему оно должно было прийти. На слушаниях, состоявшихся во второй половине сентября и начале октября, риторика о стратегическом значении сталелитейной промышленности для обеспечения национальной безопасности США заглушала голоса независимых экспертов, импортеров и трейдеров, пытавшихся доказать, что бедственное положение американского металлургического сектора вызвано не столько внешними, сколько внутренними причинами. В результате 22 октября ITC вынесла вердикт, признавший наличие или возможность наличия ущерба по 12 видам стальной продукции, на которые приходится порядка 79% американского импорта стали. Еще в четырех случаях голоса разделились поровну, что также, скорее всего, приведет к очередным санкциям. Теперь участники рынка стали ожидают 19 декабря, когда ITC должна подать рекомендации относительно принятия конкретных мер по ограничению импорта.

Перечислить поименно

Ситуация, в которой в последние месяцы находится сталелитейная промышленность США, полностью укладывается в известную поговорку: "Нет худа без добра". Террористическая атака 11 сентября резко усилила аргументы "стального лобби", объявившего сильную металлургическую отрасль важнейшим элементом национальной безопасности, а зависимость от импорта стали – недопустимой слабостью для сверхдержавы. Месяц спустя резонансное банкротство Bethlehem Steel – третьего по величине производителя стали в США и одной из старейших и наиболее респектабельных компаний в отрасли – красноречивейше продемонстрировало насущную необходимость срочных действий. А роль греческого хора во всей этой истории сыграли постоянные жалобы американских сталелитейных компаний на снижение доходов и рост убытков из-за низкого спроса и спада цен.

Решение ITC 22 октября было воспринято "стальным лобби" как большая и знаменательная победа. Комиссия по международной торговле пошла навстречу металлургам, признав необходимость введения ограничений на импорт около 80% стальной продукции в США.

По вердикту ITC, тарифно-квотная система сроком на 3 года должна быть обязательно распространена на зарубежные поставки 12 видов стальной продукции: слябов; толстолистовой стали; горячекатаных полос и рулонов; холоднокатаных полос и рулонов; электростали, за исключением ориентированной; листов и полос с антикоррозионным и иным покрытием; горячекатаного сортового проката и профилей небольших размеров; холоднообработанного сортового проката; арматуры; сварных труб, за исключением предназначенных для нефтегазовой промышленности; фланцев, фитингов и соединительных частей; сортового проката и профилей небольших размеров из нержавеющей стали; катанки из нержавеющей стали.

Не наносил ущерба американским компаниям, по данным ITC, импорт 17 видов продукции: ориентированная электросталь; заготовки, слитки и блюмы; рельсы и железнодорожное оборудование; стальная проволока; стальная лента, тросы, кабель и корд; гвозди, скобы и крепежные детали; профили больших размеров и сваи; смонтированные конструкционные детали; бесшовные трубы, не используемые в нефтегазовой промышленности; бесшовные и сварные трубы для нефтегазовой промышленности; нержавеющие слябы, заготовки, слитки и блюмы; толстолистовая нержавеющая сталь в листах; нержавеющие крепежные детали; тросы и корд из нержавеющей стали; бесшовные трубы из нержавеющей стали; сварные трубы из нержавеющей стали.

Голоса шести членов ITC, каждый из которых проводит самостоятельный экономический анализ по всем позициям, разделились поровну по четырем видам стальной продукции: жесть; нержавеющая проволока; нержавеющие фитинги и фланцы; инструментальная сталь. Согласно ст. 201 внешнеторгового законодательства США решения по этим видам стальной продукции должен принимать лично президент Буш. Если исходить из прошлого опыта, это практически равносильно распространению ограничений и на данные позиции. Так, введение в 2000 году тарифно-квотной системы, регулирующей импорт катанки в США, было принято президентом Клинтоном также после того, как ITC не смогла достичь консенсуса.

Для 12 видов стальной продукции, импорт которых должен быть безусловно ограничен, следующим этапом расследования должны стать слушания 5 ноября. С учетом аргументов всех участников ITC разработает собственные рекомендации, которые 19 декабря будут представлены на утверждение президенту Бушу. В течение 60 дней (максимум до 19 февраля 2002 года) он должен их принять, отвергнуть или разработать альтернативное решение. Для четырех видов стальной продукции, по которым не было принято однозначного решения, срок президентского указа не определен.

Ожидание решения

Согласно положениям ст. 201 в качестве ограничительных мер, вводимых сроком на три года, могут быть таможенные пошлины, квоты или их сочетание. Так, например, для импорта катанки в США с марта 2000 по февраль 2003 года установлена квота беспошлинных поставок (с увеличением на 2% после каждого 12-месячного периода), а импорт, превышающий этот уровень, облагается пошлиной, постепенно снижающейся от 10% в 2000 году до 5% в 2002-м.

Сегодня американские металлурги называют эту систему примером вопиюще неэффективного подхода к решению проблемы, а производители катанки в США, не удовлетвоенные уровнем защиты, готовят антидемпинговый иск. Как говорят многие специалисты, введение квоты не приносит нужных результатов, так как иностранные экспортеры, стремясь попасть в нее, лишь увеличивают объемы поставок, при этом, ради гарантированного сбыта прибегая к снижению цен. Кроме того, полуторагодовой опыт применения тарифно-квотной системы на американском рынке катанки демонстрирует наличие значительных проблем с таможенным учетом, а также относительную легкость нарушений и злоупотреблений со стороны недобросовестных трейдеров.

В итоге за введение квот на импорт стали в США (в дополнение к пошлинам) выступает только одна заинтересованная сторона – профсоюз United Steelworkers (USW), впрочем, всегда и при любых обстоятельствах занимающий наиболее последовательную протекционистскую позицию. Американские производители стали выступают за пошлины.

По словам Тома Даньчека, президента Steel Manufacturers Association, прокатные заводы США предлагают установить размер пошлины на импорт всех 12 видов стальной продукции на максимально возможном уровне (50%), что, по их мнению, позволит поднять цены на внутреннем рынке до приемлемых значений. В то же время, интегрированные производители стали склоняются к пошлинам от 25 до 50%, но при условии, что все собранные суммы, по Закону Бёрда от 2000 года, поступят непосредственно в распоряжение сталелитейных компаний. По словам представителей корпораций, эти средства должны быть использованы, главным образом (но не исключительно), для покрытия огромных расходов интегрированных производителей по выплате пенсий и медицинских страховок бывшим сотрудникам.

Проблема социальных расходов не актуальна для прокатных заводов, поэтому к предложению интегрированных корпораций они относятся довольно сдержанно. По словам одного из промышленников, прежде чем что-либо предлагать, следует решить, что лучше: цены 1996 года при самостоятельном покрытии социальных расходов или цены 2001 года с субсидиями.

Впрочем, слово "субсидии" никто не произносит. В то время как американское правительство выступает за введение общемировой системы контроля производства стали и устранение всех нерыночных факторов, любой намек на существование предаваемого анафеме механизма субсидирования в самих США будет дурным тоном.

Своего взгляда на проблему придерживаются сервисные центры, занимающие на рынке промежуточную позицию между поставщиками и конечными потребителями. По их мнению, ограничения импорта стали должны восприниматься, в первую очередь, как часть сбалансированного, широкомасштабного и мобильного процесса реформирования и реструктуризации национальной сталелитейной промышленности. Как говорится в заявлении Steel Service Center Institute (SSCI), субсидирование, замедляя этот процесс, может применяться только для смягчения социальных последствий закрытия нерентабельных предприятий. Наиболее оптимальным методом борьбы с кризисом эксперты SSCI считают заключение глобального соглашения по стали и внедрение системы быстрого реагирования на скачки импорта.

Все эти процессы не должны негативно сказываться на положении потребителей, которые в любой ситуации должны быть обеспечены достаточными объемами необходимой им стальной продукции. В качестве примера для подражания глава комитета SSCI по связям с государственными органами Николас Толерико называет систему добровольных ограничений экспорта, регулировавшую поставки стали в США в 80-тые годы. Тогда, если американские потребители стали испытывали дефицит какого-либо вида продукции, который нельзя было перекрыть из местных источников, они обращались в Министерство торговли, которое в течение 20 дней могло внести поправку, позволявшую расширить квоту на поставки из-за рубежа. По мнению SSCI, система регулирования импорта стали, которая, очевидно, вступит в силу в 2002 году, должна включать в себя аналогичный механизм быстрого реагирования.

Претензии по списку

Ожидаемое введение пошлин и, возможно, квот на 12 видов стальной продукции не окажет никакого влияния на действующие антидемпинговые и компенсационные пошлины, а также, судя по всему, мало повлияет на возбуждение новых исков. Так, американские производители холоднокатаной листовой стали, не дожидаясь завершения текущего расследования по ст. 201, в конце сентября подали жалобу на поставщиков этой продукции сразу из 20 стран (см. ММ № 10).

Собирают материалы для подачи аналогичного иска и американские компании в секторе нержавеющей стали. Хотя ITC нашла доказательства нанесения ущерба поставками нержавеющей катанки, сортового проката и профилей небольших размеров, а инструментальная сталь и нержавеющая проволока "взяты на карандаш", большая часть импорта продукции из этого материала избежала ограничений. В частности, тонколистовая и полосовая нержавеющая сталь (в настоящее время – крупнейший объект зарубежных закупок американских потребителей) вообще не была включена в расследование по ст. 201, а толстолистовая сталь была из него исключена. По словам специалистов, производители нержавеющей стали в США не смогли представить ITC никаких аргументов в пользу наличия ущерба от иностранной конкуренции. Теперь проблема "избыточного" импорта тонко- и толстолистовой нержавеющей стали будет решаться более традиционно – подачей антидемпинговых исков против отдельных экспортеров.

В целом же со стороны американских компаний не возникало никаких жалоб по поводу неправомерного исключения тех или иных позиций из списков видов продукции, наносящих ущерб национальным производителям, зато большой резонанс вызвало единогласное решение ITC о распространении режима ограничений на слябы, причем, с включением в "штрафной" список Мексики. В прошлом году в США было импортировано около 7,5 млн. т этой продукции (более 20% от общего объема поставок), и все это количество было закуплено американскими прокатными заводами, многие из которых самостоятельно не занимаются выплавкой стали. В то же время объем торговли слябами внутреннего производства в 2000 году не превысил 0,5 млн. т.

Представители четырех компаний, закупающих большие партии слябов за рубежом, – California Steel Industries (CSI), AK Steel, Oregon Steel Mills и Duferco Farrell – резко осудили позицию ITC. Особенно принципиально высказался Лоренцо Гонсалвеш, президент CSI, ежегодно приобретающей в США и за рубежом порядка 1,7 млн. т слябов. По словам Гонсалвеша, импорт слябов не наносит ущерба, а, наоборот, помогает американской сталелитейной промышленности, позволяя ей снижать себестоимость прокатного производства, экономить электроэнергию, а также отказываться от экологически вредной выплавки стали.

Правда, в ответном заявлении пресс-службы компании Cleveland-Cliffs, ведущего производителя железной руды в США, все эти преимущества импорта слябов считаются недостатками. Как сообщает Джон Бринзо, президент Cleveland-Cliffs, закупки дешевых полуфабрикатов за рубежом выбивают с этого рынка местных производителей, снижают цены на готовую продукцию, а также препятствуют инвестициям в новые технологии выплавки стали.

Хотя подавляющее большинство американских интегрированных сталелитейных компаний достаточно индифферентно относятся к импорту слябов и не претендуют на существенную часть этого рынка (хотя бы из-за экологических ограничений), поставки полуфабрикатов в США могут подпасть под ограничения просто "за компанию" с плоскокатаной продукцией. По мнению Лоренцо Гонсалвеша, ITC просто не разобралась, в чем дело, объединив слябы с листовой сталью, хотя на самом деле обстановка на рынках полуфабрикатов и готовой продукции диаметрально различна.

Вообще возникает впечатление, что серьезный анализ в ходе расследования так и не проводился. Учитывая совершенно чудовищные масштабы работы по 33 видам стальной продукции и ограниченный срок, трудно поверить, что шестеро членов ITC, имеющие достаточно прочей работы, сумели тщательно изучить проблемы сталелитейной отрасли. Судя по всему, решающими аргументами оказались риторика об интересах национальной безопасности и прочные позиции "стального лобби" в Конгрессе.

Национальные интересы

Между тем, по мнению ряда обозревателей, с учетом идущей полным ходом затяжной войны против международного терроризма новые трения с ключевыми союзниками и важными торговыми партнерами (Мексикой, Великобританией, Германией, Бразилией, Россией) вряд ли отвечают интересам национальной безопасности США. С точки зрения иностранных наблюдателей, аргументы "стального лобби" весьма шатки, а его безоговорочная поддержка американскими властными структурами вызывает резкую неприязнь во всем мире. Практически все производители стали разочарованы и раздражены действиями американцев, а ЕС, Корея и Япония намерены подать жалобу в ВТО, что плохо стыкуется с многократными претензиями США на мировое лидерство в области обеспечения свободы торговли.

Вместо того чтобы сообща заняться решением проблемы глобального перепроизводства стали, США, по сути, пытаются грубо навязать торговым партнерам свою точку зрения, перекладывая на них всю тяжесть внутренних проблем. В то же время, ограничение экспорта стали на американский рынок может нанести значительный ущерб ряду государств Латинской Америки и Восточной Азии, чья экономика и так балансирует на грани кризиса.

Повышенную обеспокоенность выражают и партнеры США по блоку НАФТА – Канада и Мексика. В ходе расследования ITC определила наличие ущерба вследствие импорта шести видов стальной продукции из Канады и семи – из Мексики. Причем, если канадским компаниям угрожают ограничения, в основном, по относительно малозначащим видам длинномерного проката, Мексика была признана виновной в ключевых для нее областях, в том числе и в экспорте слябов, толстолистовой стали, горяче- и холоднокатаных листов, листовой стали с покрытием. В итоге ограничения могут коснуться большей части мексиканских поставок стальной продукции в США.

И Канада, и Мексика на правах главных торговых партнеров США рассчитывают на исключение продукции своих компаний из-под действия санкций. Однако совместно на них приходится свыше 25% американского импорта стали, а, как показывает пример с катанкой, без включения этих стран ограничительные схемы значительно теряют в эффективности. Не зря профсоюз USW еще с 1998 года упорно пытается оспорить в судебном порядке создание блока НАФТА.

Особое неудовольствие иностранных и многих американских специалистов вызывает то, что решение ITC было принято в угоду весьма узкой группировке, в то время как его негативные последствия будут ощущаться достаточно широко. По мнению обозревателей газеты Sacramento Bee, благосклонность администрации Буша к "стальному лобби" содержит исключительно внутриполитические мотивы, в частности, стремление заручиться поддержкой со стороны конгрессменов, представляющих сталелитейные штаты наподобие Пенсильвании и Огайо, и продолжающиеся торги с Конгрессом относительно президентских полномочий на внешнеторговых переговорах.

"Что поделаешь? – говорят наблюдатели. – В американской сталелитейной промышленности работают всего 78 тыс. человек, но компании этой отрасли сплочены и сильны в закулисных играх. С потреблением стали в США связано около 100 тыс. компаний с 12,8 млн. работников, но они слишком разные, их коалиция аморфна и не имеет политического влияния". Да и аргументы потребителей не очень сильны: вряд ли перспективы повышения цен на холодильники на $4 и автомобили на $100 за единицу вследствие искусственного подъема на рынке стали могут всерьез обеспокоить политиков.

Причины и следствия

Как говорят критики, основная проблема заключается не в ущербе, который рост цен на сталь нанесет американской промышленности (он будет относительно невелик), да и не в международном резонансе – никто не захочет всерьез портить отношения с США из-за своих металлургов. Беда в том, что и ожидаемая трехлетняя передышка, скорее всего, так и не будет использована для реформирования американской сталелитейной отрасли. В конце концов, США проводят протекционистскую политику в отношении своей металлургической промышленности уже около 30 лет, использовав за это время всевозможные добровольные ограничения экспорта, квоты, потолки цен и приняв сотни положительных решений по антидемпинговым искам. А толку?..

Конечно, нельзя утверждать, что американская сталелитейная отрасль безнадежно застыла в прошлом. За последние десятилетия в стране появилось немало современных прокатных заводов, которые по праву относятся к числу наиболее эффективных в мире, в несколько раз возросла производительность труда, сократилась занятость, снизилась себестоимость. Однако все эти положительные перемены тормозятся наличием "уважаемых шкафов" – громоздких и неповоротливых интегрированных компаний, прославленных только своим прошлым и гордящихся многолетними традициями. Доля "динозавров" на американском рынке стали упала от около 90% в 1970 году до порядка 50% в наши дни, именно на компании этого профиля приходится подавляющая часть банкротств в последние три года, на них возлагается основная ответственность за демпинг на внутреннем рынке.

В 1999 году, когда "стальное лобби" пыталось протолкнуть через Конгресс закон, предусматривавший введение всеобъемлющей протекционистской системы для отрасли, с цифрами в руках было доказано, что преимущества для американской экономики от снижения внутренних цен на сталь многократно превзойдут затраты на закрытие ряда нерентабельных сталелитейных компаний, пусть даже с выплатой пожизненных пособий их сотрудникам. Тем не менее, как уже не раз случалось, металлургия – особая отрасль, где даже в самых рыночных странах, порой, не действуют рыночные законы.

Действительно, в иных условиях кризис перепроизводства довольно быстро привел бы к закрытию одних неэффективных предприятий и поглощению более сильными конкурентами других, однако здесь, как говорится, не тот случай. Причем, парадоксально, но проблема заключается не столько в антирыночном государственном вмешательстве, а в том, что оно направлено не в ту сторону. Процессу консолидации в американской сталелитейной отрасли, по мнению независимых экспертов, больше всего препятствуют гигантские социальные расходы, которые вынуждены нести интегрированные производители. На одного их работника сейчас приходятся десять "отставников", которым металлурги продолжают выплачивать пенсии и медицинские страховки. Ни одна здравомыслящая компания добровольно не взвалит на себя такое бремя, так что без государственной поддержки эту проблему не решить.

Но пока что не видно никаких признаков того, что правительство США собирается проявлять какую-либо инициативу в данном вопросе. Вместо этого президентская администрация, судя по всему, пойдет по пути наименьшего сопротивления, введя жесткие ограничения на импорт, и стараясь надавить на другие страны, требуя от них "добровольного" сокращения производства стали. К тому же, она может предоставить своим металлургическим компаниям новые льготы, государственные гарантии и пакеты помощи.

Тем временем, прочим производителям стали придется снова затянуть пояса. Особенно тяжело, по-видимому, придется компаниям из стран ЕС и Восточной Азии, которые и так сталкиваются с растущей конкуренцией из-за рубежа и трудностями на рынках сбыта. Вероятно, решение ITC запустит по принципу домино ряд новых протекционистских действий на международном рынке стали – с разрушительным эффектом для всех его участников.

Правда, таким образом проблема глобального перепроизводства все же будет решена, но далеко не самым оптимальным образом.

Виталий Шимкович, по материалам Metal Bulletin, dailynews.yahoo.com, BBC, AP, Chicago Tribune, Sacramento Bee, Financial Times

 
© агенство "Стандарт"